Сценарий полнометражного художественного фильма




страница3/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. ДАЛЬНИЙ МАЯК - УТРО
На оконечности мыса Дальний у самого входа в Авачинскую губу – вышка маяка.

Вокруг расстилается гладь Тихого океана. Горизонт затянут лёгкой дымкой, но погода солнечная.

На деревянной вышке маяка - два молодых матроса.

Один – КУЗЬМА – сидит на полу вышки и выстругивает ножиком из ветки какую-то безделушку, второй – МИТЯ – стоит у самого края и смотрит в подзорную трубу.
КУЗЬМА

Ты, Митяй, поглядывай зорко, по всему харизонту. Не ровён час, пропустишь супостата.
МИТЯ

(не отрываясь от трубы)

Тебе бы всё болтать да щепки стругать. Вот погоди, солнце встанет в зенит, сам следить будешь за…
Митя замолкает.
КУЗЬМА

Куда там! Я тока-тока сменился, а ты - следить! А? Чё молчишь?
ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – УТРО
Мровинский продолжает доклад.
МРОВИНСКИЙ

…Батарея нумер три установлена на сед­ле Сигнального полуострова, между горами Сигнальной и Никольской. Вооружена пятью 24-фунтовыми орудиями с «Авроры». Командир батареи — лейтенант Александр Максутов…
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. ДАЛЬНИЙ МАЯК - УТРО
МИТЯ

(смотрит в трубу, считает вслух)

Раз-два-три… Та-ак, пять… Шестой. Точно, шесть.
КУЗЬМА

(выхватывает трубу)

Не брешешь? Гляди-ка, точно. А может, наши?
МИТЯ

Наши – не наши. Чего стоишь, как истукан? Сигналь! «В море вижу неизвестную эскадру из шести судов». Запомнил?
КУЗЬМА

Ага. Чего ж не запомнить-то?
ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – УТРО
Мровинский продолжает доклад.
МРОВИНСКИЙ

…И, наконец, батарея нумер семь — на перешейке между Ава­чинской губой и Култучным озером, к северо-западу от Никольской горы. Вооружена пятью 24-фунтовыми пушка­ми с «Авроры». Командир батареи — капитан-лейтенант Кораллов. Рядом с батареей устроен главный пороховой погреб…


В зал, где идёт совещание, заходит ВЕСТОВОЙ.
ВЕСТОВОЙ

Господин начальник порта, донесение с Дальнего маяка.
Завойко встаёт из-за стола.
ВЕСТОВОЙ

Сигнал таков: «В море вижу неизвестную эскадру из шести судов».
ЗАВОЙКО

Ну, что ж, господа, вот и пробил наш час.

(вестовому)

Ступай, любезный.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Василий Степанович, а если это наши суда? Например, эскадра Путятина…
ЗАВОЙКО

Вот подойдут – и убедимся. Но думаю, что…
Губернатор задумывается, глядя в окно. Потом резко оборачивается к присутствующим.
ЗАВОЙКО

Лучше быть готовым к любым неожиданностям, господа, чем проворонить неприятеля.

(поворачивается к Мровинскому)

Константин Осипович, вы закончили доклад?
МРОВИНСКИЙ

Так точно, господин генерал.
ЗАВОЙКО

Благодарю. Да, напомните, пожалуйста, сколько зарядов у нас имеется?
МРОВИНСКИЙ

Считать по среднему… Будет 37 картузов на одно орудие. Всего мы имеем 68 орудий: в том числе 39 на береговых батареях и 27 на кораблях.



ЗАВОЙКО

М-да. Не густо, не густо…
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Разрешите, Василий Степанович? Я считаю, что главное – это выдержка и хладнокровие. Беспорядочная пальба лишь для устрашения неприятеля может привести нас к гибели. Артиллеристы должны стрелять только по достижимым целям.
ЗАВОЙКО

Да-да, Дмитрий Петрович, вы правы. Придётся быть экономными, стрелять наверняка.

(поворачивается к Изыльметьеву)

Иван Николаевич, доложите, пожалуйста, как размещены военные суда.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Суда размеще­ны в Ковше следующим образом. «Аврора» поставлена поперек входа в гавань, под защитою Сигналь­ной горы. 284 человека команды, полное вооруже­ние — 22 орудия, они расположены с левого борта, обращённого ко входу в гавань. Имеем по 60 картузов боеприпасов на орудие. Транспорт «Двина» стоит на одной линии с «Авророй». Команда - 65 человек, боеприпасов — по 30 выстрелов на ору­дие…
МРОВИНСКИЙ

А что, если события развернутся противным для нас образом? И неприятель…
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

(перебивает)

В случае прорыва неприятеля в гавань команда готова защищать город, а при не­возможности этого — взорвать суда. Русский флаг не достанется неприятелю!
ЗАВОЙКО

Ну-с, надеюсь, такого разворота мы с вами не допустим, друзья мои.
Завойко оборачивается к одному из офицеров.
ЗАВОЙКО

Играйте тревогу!
Губернатор одёргивает мундир, смотрит на собравшихся.
ЗАВОЙКО

Господа офицеры! Всем занять назначенные места.
Офицеры быстро покидают губернаторский дом.

Губернатор стоит у окна. Раздаётся негромкий стук в дверь, входит Юлия.
ЮЛИЯ

Мы собрались. Пора прощаться…
Она подходит, обнимает мужа.
ЗАВОЙКО

Прощай, душа моя. Вы должны быть в безопасности.
Юлия сдерживает слёзы.
ЗАВОЙКО

Ну, что ты! Это же совсем недалеко – вёрст двенадцать. Но без вестей от меня в порт не возвращайтесь.
ЮЛИЯ

Василий, я понимаю, сейчас не время… Но я должна сказать. Судьбе угодно было направить тебя, нас, сюда – на Камчатку. Но не для того, чтобы прозябать…
ЗАВОЙКО

Душа моя…
ЮЛИЯ

Выслушай! Я долго собиралась с мыслями, с духом, чтобы сказать…
ЗАВОЙКО

Да. Прости.
ЮЛИЯ

Может статься, что именно к этому тебя и готовила жизнь прежде. Ах, не так! Я чувствую, что это будет самое важное твоё дело. Важное для России. И… И ты знаешь, что надо делать. Делай, что должен, и будь, что будет.
Юлия крестит мужа. Он обнимает её, целует.
ЗАВОЙКО

Я знал, что ты всё чувствуешь, как то и следует, душа моя.
Он берёт жену за плечи.
ЗАВОЙКО

Останусь жив, Бог даст, увидимся. А нет… Сохрани детей, воспитай их честными.
НАТ. ГУБЕРНАТОРСКИЙ ДОМ – УТРО
Завойко с женой выходят на крыльцо дома. На подводах – несколько семей с детьми, с вещами. С одной подводы спрыгивает подросток – старший сын ГЕОРГИЙ.
ГЕОРГИЙ

Батюшка, позвольте мне остаться! Как же я там буду, когда…
ЗАВОЙКО

Георгий! Ты старший сын в семье, опора матери. Нельзя её бросать. Ступай!
Завойко обнимает сына, гладит его по голове. Георгий неохотно садится на подводу.

Обоз отбывает. Губернатор машет им вслед.
НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – ДЕНЬ
На берегу стоят жители города, военные. Вдали, у ворот бухты, едва виднеются силуэты подошедших кораблей.

С колокольни небольшой церкви доносится тревожный звук набата.

Все смотрят, как по тихой глади воды приближается к порту трёхмачтовый пароход. Он идёт медленно, словно знакомится с неведомыми берегами, а заодно делает промеры глубин.

Для многих петропавловцев судно без парусов, двигающееся при полном безветрии, - невиданное зрелище. Они вполголоса обсуждают дымящую трубу и колёса, лопатящие воду.

Немного не дойдя до Сигнального мыса, пароход останавливается.

Завойко, стоящий в толпе, смотрит в подзорную трубу.
ЗАВОЙКО

Хм-м… А флаг-то американский. Что бы это значило? Надо проведать, что за гости пожаловали. Шлюпку на воду!
От берега отчаливает гребная шлюпка-шестёрка под командой Дмитрия Максутова. Она идёт под прикрытием Сигнальной сопки и пока не видна с парохода.

В толпе комментируют увиденное.
ПЕРВЫЙ ОФИЦЕР

Англичане, конечно, те ещё пройдохи, но не настолько же, чтобы совершить подлог флага. Это просто бесчестно!
ВТОРОЙ ОФИЦЕР

Плохо же вы их знаете! Они и не на такое способны.
ЗАВОЙКО

Вообще такое шарлатанство встречается нередко. Мне и самому приходилось наблюдать, как менялся флаг в зависимости от обстоятельств…

НАТ. БОРТ ПАРОХОДА - ДЕНЬ
На борту парохода с американским флагом стоит адмирал Прайс. Он смотрит в подзорную трубу на берег, на Сигнальную сопку.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Чёрт побери, почему нам всегда казалось, что неведомая Камчатка на краю загадочной земли «Татария» - это унылый и холодный берег? Какое здесь небо! Какие вулканы! Какие горизонты! Здесь мог бы быть наш форпост. Так нет же - полудикие русские… Да и где они?
Его подзорная труба находит мачты русского фрегата.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Боже милостивый! Эта злосчастная «Аврора» уже здесь! Говорил же я французику, что надо было захватить русских в Каллао!
Теперь Прайс видит и береговые укрепления со стволами пушек.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Они успели подготовиться… Чёрт побери! Мы опоздали! Теперь их с наскоку не возьмёшь… Придётся драться. И чем всё это обернётся?!
Адмирал вздрогнул, услышав сзади звук шагов. Подходит МАРШАЛЛ – капитан судна.
МАРШАЛЛ

Какие будут приказания, господин адмирал?
Прайс молчит, продолжая глядеть в трубу.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА – ДЕНЬ
Русская шлюпка внезапно появляется из-за Сигнальной сопки и направляется к пароходу.
НАТ. БОРТ ПАРОХОДА - ДЕНЬ
Адмирал замечает русскую шлюпку. От неожиданности и от накопившейся неуверенности перед предстоящим сражением он теряет хладнокровие.
ПРАЙС

(кричит)

Самый полный назад!
Удивлённый капитан смотрит на Прайса. В это время на палубу высыпают матросы.

Прайс гневно оборачивается к Маршаллу.
ПРАЙС

Вы плохо слышите, капитан? Или не знаете флотских команд?
Капитан козыряет и, недоумевая, уходит в рубку.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА. ШЛЮПКА – ДЕНЬ
Сидящий на корме Дмитрий Максутов видит, как на палубу судна высыпают люди. Некоторые показывают пальцами на русских моряков и что-то кричат. Тем временем пароход разворачивается и уходит к воротам бухты.

Офицер присматривается к борту судна, замечает плохо закрашенную надпись - «Вираго». И ясно видит, что люди на палубе парохода одеты в форму английских матросов - яркие красные рубахи.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Вот чёрт! Это ж наши соседи по стоянке в Каллао… Табань!
Шлюпка останавливается.
НАТ. БЕРЕГ АВАЧИНСКОЙ ГУБЫ – ДЕНЬ
Завойко продолжает смотреть в подзорную трубу, уже понимая, почему остановился Максутов и почему уходит судно.
ЗАВОЙКО

Так и есть – шарлатаны! На рекогносцировку вышли. Думали провести нас.
К губернатору подходит американец Чэйз.
ЧЭЙЗ

Господин губернатор, позвольте выразить протест и возмущение американских коммерсантов в связи с такими наглыми действиями британских пришельцев.
ЗАВОЙКО

Ладно, ладно. Будет вам! Торговля же - вне политики. Разве вам не всё равно, с кем торговать?
ЧЭЙЗ

Мы – честные торговцы. А использовать наш флаг для грязных целей – это совершенно бесчестно. И мы…
ЗАВОЙКО

Хорошо, мистер Чэйз, я вас понял. Вы бы лучше убирались из порта пока не поздно. А то тут скоро такое начнётся…

(улыбается)

Попортите товар, убытки потерпите…
ЧЭЙЗ

(улыбается)

Мы надеемся на стойкость и храбрость русских воинов.
ЗАВОЙКО

Да-да. Вашими бы устами, как говорится…
Тем временем жители обступают губернатора.

Завойко понимает, что от него чего-то ждут.
ЗАВОЙКО

Друзья мои! Жители Петропавловска! Вы знаете, я не великий мастер говорить речи. Я – офицер, всю свою жизнь служу Отечеству, государю нашему императору. Вместе с вами мы начали строить здесь порт. И теперь все вместе… Так уж угодно было провидению… Мы теперь должны защитить Петропавловск от непрошенного неприятеля, вторгшегося к нам с войной.
ГОЛОСА ИЗ ТОЛПЫ

У-у, супостаты! Чего они тут забыли-то?
ЗАВОЙКО

Англичане и французы теперь – наши противники. Хотят силой захватить порт, водрузить свой флаг.
ГОЛОСА ИЗ ТОЛПЫ

Не бывать этому! Пусть катятся!
ЗАВОЙКО

Мы с вами – последняя надежда России. Выстоим – вспомнят нас потомки добрым словом. А нет… Скажут – плохо воевали.
ГОЛОСА ИЗ ТОЛПЫ

Да чего там? Зададим им! Неужто не сдюжим, братцы?
ЗАВОЙКО

А я вот думаю, что сдюжим. Если вместе встанем на защиту порта. Верю, что ни один из вас не останется в стороне. И каждый, по мере своих сил, будет готов дать отпор неприятелю. Дальше, за Камчаткой, земли русской больше нет. Только океан. Либо мы их прогоним, либо примем смерть. Но сами эту землю им не отдадим.
ГОЛОСА ИЗ ТОЛПЫ

Не отдадим! Ура-а-а!
Губернатор прикладывает руку к сердцу, слегка кланяется, выходит из толпы, направляется к своему дому. Рядом с ним шагает Изыльметьев.
ЗАВОЙКО

Иван Николаевич, надо торопиться с приготовлениями. Если к утру поднимется хотя бы лёгкий ветер, вся эта парусная эскадра войдёт в Авачинскую губу.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Значит, завтра уже можно ждать сражения?
ЗАВОЙКО

Нужно! Нужно ожидать сражения, друг мой. И подготовиться к нему во всём возможном всеоружии, на которое мы только нынче способны.
Они заходят в дом губернатора.
ИНТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ». КАЮТА - ВЕЧЕР
На борту флагмана объединённой эскадры, в капитанской каюте сидят за столом французский адмирал де Пуант и английский капитан фрегата «Пик» ФРЕДЕРИК НИКОЛСОН – высокий худощавый брюнет с резкими чертами лица. Они рассматривают карту Камчатки.
ПУАНТ

Капитан, вы лучше меня знаете адмирала Прайса. Как вы думаете, почему он ретировался от русской шлюпочки? Имея шесть пушек на борту «Вираго»… А?
НИКОЛСОН

Не могу доподлинно знать, ваше высокопревосходительство. Но полагаю, что с адмиралом что-то происходит в последнее время. Он… как бы точнее выразиться… потерял уверенность в успешном исходе нашего предприятия в этих краях. И потом… Наверняка, вы знаете, кто-то подкинул ему в каюту декабрьский номер одной из британских газет, где высказаны весьма нелестные оценки в адрес… скажем так… офицеров флота Её Величества, находящихся в преклонном возрасте и не твёрдом состоянии рассудка. И он, видимо,

(усмехается)

принял эти оценки на свой счёт.
НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ». ПАЛУБА – ВЕЧЕР
На палубе фрегата стоит в одиночестве адмирал Прайс. Он смотрит на последние отблески заката, потом – в сторону порта, где мерцают огоньки многочисленных костров.

Даже отсюда, от самых ворот Авачинской губы, понятно, что защитники Петропавловска не сидят без дела, а завершают приготовления к неминуемому нападению англо-французской эскадры.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Боже! Где моя спокойная старость? В окружении детей, внуков и собак… В уютном домике на берегу океана, с морскими трофеями и регалиями на стенах, с воспоминаниями о блистательных походах и сражениях по вечерам возле камина…
Адмирал смотрит на мерцающие огни, переводит взгляд на звёзды, высыпавшие на чёрном августовском небе.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Разобьём мы русских или позорно уберёмся отсюда, адмиралтейские чиновники всё равно повесят всех кошек на меня и спишут на нашу эскадру все неудачи кампании. Так ли я рассчитывал завершить свою долгую карьеру?
Прайс зло сплёвывает за борт, взъерошивает волосы на голове, потом поправляет мундир и направляется в капитанскую каюту.
ГОЛОС ПРАЙСА

(за кадром)

Надо что-то делать. Или сейчас или…
ИНТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ». КАЮТА - ВЕЧЕР
Пуант и Николсон продолжают беседу.
ПУАНТ

Хм-м, любопытно. А кто подкинул газетку, вы, конечно, не в курсе, капитан?
НИКОЛСОН

(усмехается)

Не имею чести знать, господин адмирал.
Дверь каюты распахивается, входит Прайс. Он бросает внимательный взгляд на двоих собеседников. И понимает, что разговор шёл о нём. Прайс быстро проходит к свободному креслу, не отвечая козырнувшему Николсону, садится.
ПРАЙС

Фред, оставьте нас.
Николсон снова козыряет и выходит.
ПУАНТ

Итак, сэр, что вам удалось увидеть?
Прайс смотрит на француза, словно прикидывает, как всё изложить, чтобы не выдать смятение, охватившее его на борту парохода.
ПРАЙС

Во-первых, там стоит сбежавшая от нас «Аврора». Стоит очень правильно – под прикрытием сопки. Во-вторых, русские сумели построить весьма недурные укрепления. И, в-третьих…
Прайс делает паузу.
ПУАНТ

Что, адмирал?
ПРАЙС

Наконец, я убедился: порт воздвигнут таким образом, что являет собой почти неприступную крепость.
ПУАНТ

Дэвид, простите за откровенность, но мы здесь одни… Мне не нравится ваше настроение. Да мы только подойдём всей эскадрой, как русские тут же сдадутся! Ну, не сдадутся, так трижды подумают, прежде чем сделать хоть один выстрел в нашу сторону.
ПРАЙС

Не склонен считать, что русские настолько пугливы. Мой опыт подсказывает мне, что, скорее, дело обстоит ровно наоборот.
ПУАНТ

Послушайте, коллега! Для чего же мы сюда тащились через всю Пасифику?! Чтобы послать русским воздушный поцелуй?! Надо подойти к порту и дать залп. А там посмотрим.
ПРАЙС

Адмирал, я согласен, но полагаю, что обязан поделиться своими сомнениями. Предлагаю такое решение: если завтра утром позволит ветер, идём в бухту и подходим к порту на расстояние орудийного выстрела…
Адмиралы склоняются над картой.
НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСКИЙ ПОРТ – ВЕЧЕР
Солнце садится за дальние сопки, покрытые снегами. На западе небо чуть окрашено тёмно-красными тонами, а над городом уже сгустилась темнота, высыпали звёзды.

В порту, на батареях горят костры: там идут последние подготовительные работы по укреплению брустверов. На подводах прибывают мешки с песком, а также с мукой, вывезенной с провиантских складов.

Десятки людей заняты тяжёлой работой. Слышны возгласы, команды.

Солнце окончательно садится за горизонт. На небе - луна. В лунном свете всё происходящее приобретает какие-то нереальные черты.
НАТ. АВАЧИНСКАЯ ГУБА – ДЕНЬ
ТИТР. Петропавловск. 18 августа 1854 года
С высоты птичьего полёта видно, как эскадра из шести судов в кильватерной колонне движется по акватории Авачинской губы в сторону порта.

Камера приближается, облетая эскадру и фокусируясь на названиях судов: английские фрегаты «Президент», «Пик», пароход «Вираго» и французские – фрегат «Форт», бриг «Облигадо», корвет «Эвридика».
НАТ. СИГНАЛЬНАЯ СОПКА – ДЕНЬ
ТИТР. Батарея № 1
На первой батарее, оборудованной на Сигнальном мысу, все готовы к встрече эскадры.

Завойко и несколько офицеров стоят за бруствером, на ровной площадке, поросшей травой, откуда хорошо видны порт, другие батареи, а также все подходы к порту со стороны Авачинской губы.

Суда эскадры выстраиваются по дуге напротив Сигнальной и Никольской сопок.

Завойко смотрит в подзорную трубу, пытаясь понять – что задумал неприятель. Обращается к стоящему рядом плотному невысокому мичману ПАСТУХОВУ, тоже наблюдающему за противником в трубу.




ЗАВОЙКО

Старые знакомцы?
ПАСТУХОВ

Так точно, господин генерал. Вместе с нашей «Авророй» в Каллао стояли. Хотя и не все… Но вот тех, что левее, точно помню. «Президент» английский и два француза – «Форт» и, если не ошибаюсь, «Эвридика».
ЗАВОЙКО

А что они там делают, на английском фрегате? Матросы, похоже, что-то топорами ломают…
ПАСТУХОВ

Думаю, переборки рушат, чтобы орудийной прислуге было сподручней действовать. Весьма разумно.
ЗАВОЙКО

Разумно будет встретить их хорошим залпом, не дожидаясь, пока они откроют огонь из своих пушек. Лейтенант, командуйте!
Стоящий рядом стройный худощавый лейтенант - командир первой батареи ГАВРИЛОВ – бросается с площадки в сторону орудий.
ГАВРИЛОВ

Батарея! Первое орудие к бою!
Орудийная прислуга на всех пяти пушках батареи суетится, выполняя команду.
ГАВРИЛОВ

Второе орудие к бою!
НАТ. БОРТ ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ДЕНЬ
Адмирал Прайс, стоя на борту флагманского фрегата, осматривает склоны ближних сопок, где расположены две русские батареи.
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница