Сценарий полнометражного художественного фильма




страница2/9
Дата17.07.2016
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

(улыбается)

проинспектируем вашего брата? А потом заглянем и на седловину, на вашу батарею. Согласны?
Александр Максутов улыбается в ответ. Офицеры идут вдоль берега по мелкой гальке. Встающее солнце золотит гладь бухты. В чистом летнем небе парят облака.
НАТ. КОШКА. БАТАРЕЯ №2 — УТРО
На небольшой песчаной косе (по-местному - Кошке) идут строительные работы. Здесь возводится вторая батарея.

На подводах подвозят брёвна, мешки с мукой для укрепления стен батареи. Люди перемешаны: здесь и военные, и гражданские, местные жители.

Изыльметьев и Александр Максутов подходят к стройплощадке. Завидев офицеров, от общей массы отделяется невысокий, слегка полноватый улыбчивый лейтенант с острыми усами — ДМИТРИЙ МАКСУТОВ, командир будущей батареи.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Доброе утро, господа!
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Дмитрий Петрович, вот, зашли к вам на минутку. Узнать — не нужна ли наша помощь в чём-либо.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Благодарствуйте, господин капитан. Работы спорятся. Рук, конечно, не хватает, так ведь грех жаловаться при таком мизерном гарнизоне. Да и населения тут немного.
АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Да, брат, ты прав, рабочих рук не хватает. Правда, говорили о казаках, которые должны прийти из ближнего села…
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Казаки обещали помочь, Василий Степанович упоминал об этом. Они поселились тут несколько лет назад. Во-он в той стороне

(показывает рукой вдаль)

Авачинской губы.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Знаете, господа, я тут подумал — какие же коленца порой выкидывает фортуна! Наша «Аврора» едва ускользнула от англичан в перуанском порту, потом жестокий переход по Великому океану. Все эти болезни, нехватка продуктов… И вот мы здесь. Можно сказать, были обречены на прозябание и бессмысленную зимовку. Ан нет! Судьбе угодно представить перед нашим лицом грозного неприятеля. И мы дадим ему бой!
Изыльметьев и Максутов-старший улыбаются словам Дмитрия, переглядываются между собой.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Что, господа? Я не прав? Возразите, пожалуйста.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Помилуйте, князь, какие могут быть возражения! Просто мы с вашим братом по пути сюда как раз ровно об этом и говорили. О превратностях судьбы, о воинском долге… Не правда ли, Александр Петрович?
АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Да-да, Иван Николаевич, именно так всё и было. Впрочем, прошу извинить, меня ждут на батарее.

Ведь там дел не меньше, чем здесь, у брата.
Раздаётся крик - кто-то призывает остальных посмотреть на бухту.

Дмитрий вынимает подзорную трубу, глядит вдаль.
АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

Что там? Неужто неприятель пожаловал?
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

На рейд встало какое-то судно. Похоже, наше. Если не ошибаюсь, это военный транспорт.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

Что ж, господа, за дело. Князь,

(обращается к старшему брату)

пойдемте, провожу вас до седловины, а сам — к губернатору. Надо узнать, не будет ли каких распоряжений в связи с подходом нового судна.
Офицеры козыряют друг другу, расходятся.

Камера поднимается вверх, планирует над Сигнальным полуостровом, чуть снижаясь над седловиной, где идут строительные работы на батарее №3.

Чуть поодаль, на рейде, виднеется транспортное судно, от которого отчаливает шлюпка и направляется к порту.

Камера движется дальше, приближаясь к дому Завойко.
ИНТ. ДОМ ЗАВОЙКО — ДЕНЬ
В доме губернатора - многолюдно, шумно, но не беспорядочно. Все заняты делом. Завойко стоит возле разложенной карты Петропавловска и разбирает с военными инженерами особенности строительства батарей.

Офицеры выдают наряды на подвоз стройматериалов, орудий, пороха, продовольствия для строителей укреплений.

Изыльметьев входит в дом. Губернатор замечает его и указывает жестом присоединиться к ним.

В этот момент со стороны двора слышатся приветственные крики. Потом - стук сапог по крыльцу. В главную залу дома входит незнакомый офицер. Это — командир прибывшего транспорта ВАСИЛЬЕВ. Все оборачиваются к нему. Он обращается к Завойко.
ВАСИЛЬЕВ

Ваше превосходительство! Командир транспорта «Двина» капитан-лейтенант Васильев. Прибыл с подкреплением по приказу военного губернатора Восточной Сибири князя Муравьёва.
Завойко протягивает руку Васильеву.
ЗАВОЙКО

А! Так вы из Де-Кастри? Вот так радость! Совершенно нечаянная. Милости прошу. Вы, капитан, даже не представляете, насколько вовремя прибыли к нам.
Васильев подаёт Завойко пакет.
ВАСИЛЬЕВ

Письмо от генерал-губернатора, господин генерал.
ЗАВОЙКО

Скажите, капитан, а велико ли подкрепление?
ВАСИЛЬЕВ

На борту транспорта - солдаты сибирского сводного батальона под командой капитана Арбузова, количеством 350 человек.
Среди офицеров проносится гул радости.
ЗАВОЙКО

Отлично! Обученные военному делу — вот чего нам остро не хватает.
ВАСИЛЬЕВ

Так точно, обученные. По инициативе капитана Арбузова солдаты прошли перед от­правкой на Камчатку усиленную подготовку - обучались действиям в рассыпном строю на пересеченной и лесистой местности, а во время плавания на «Двине» — артиллерийскому делу.
ЗАВОЙКО

Похвально, весьма похвально! Всё это очень кстати. Идите, отдыхайте, капитан. А вечером ждите в гости. Я непременно должен познакомиться с вашими доблестными воинами. Вот там и обсудим все детали.
Васильев козыряет губернатору, поворачивается, уходит.


НАТ. ПЕТРОПАВЛОВСК. КОСА – ДЕНЬ

У песчаной косы, разделяющей Авачинскую губу и Култучное озеро, причален плашкоут. С него матросы выносят на самодельных носилках глиняные кирпичи.

Последние носилки несут два матроса с фрегата «Аврора» - ЗЫБИН и УДАЛОЙ. Они складывают кирпичи, отряхиваются. Слышен чей-то голос.
ГОЛОС

(за кадром)

Оправиться! Перекур!
Зыбин – невысокий, худой матрос с белесыми бровями – садится на расстеленный возле кладки кирпичей брезент.

Рядом усаживается Удалой – высокий крупный парень с пышными усами. Он вытаскивает трубку, достаёт кисет, набивает трубку табаком, раскуривает.

Поодаль также садятся и другие матросы, перевозившие кирпичи.
ЗЫБИН

Значит, снова в бухту Тарья пойдём?
УДАЛОЙ

А то что же? Как нас прикомандировали – так и будем ходить, пока все кирпичи не перетаскаем.
ЗЫБИН

(улыбается)

А я, признаться, и не знал, что тут какие-никакие ремёсла имеются. Думал – дикий край. Рыбу, зверя ловят и тем живут… А оно вон как получается! Кирпичный заводик смастерили. Видать, неглупый человек этот генерал Завойко…
УДАЛОЙ

Что ж, брат, раз Камчатка – так и дурака сюда пришлют? Нет, шалишь. Мне вот давеча Иван Николаевич, капитан наш, сказывал, что этот Василий Степаныч… ну, генерал Завойко, он, дескать, ещё молоденьким мичманом семнадцати годков от роду с турками воевал, участвовал в Наваринском сражении. О как! А ещё сказывал, что он два раза в кругосветном плавании бывал. Чуешь?
ЗЫБИН

(чешет в затылке)

Да-а… Видать, Семён, повезло нам здорово, что с таким начальником будем оборону держать от неприятеля.
УДАЛОЙ

Эк хватил – оборону! Как бы им самим, этим англичанам да хранцузам, не пришлось обороняться. Вот погоди…
Раздаётся пронзительный свисток боцманской дудки.

Матросы встают. Удалой выбивает пепел из трубки, ударяя о подошву сапога.

Чуть в стороне - группа казаков, приехавшая к косе на низеньких мохнатых лошадях. Всадники спешиваются.

Матросы замечают среди них высокую, черноволосую казачку с длинной косой - АКСИНЬЮ.
УДАЛОЙ

Какая дивчина! Это кто ж такие будут?
ЗЫБИН

Сказывали давеча, что казаки на подмогу пришли из окрестных сёл. И что-то всё поминали какую-то Сероглазку…
УДАЛОЙ

Может, она и есть? Эта дивчина. А?
ЗЫБИН

Кто?
УДАЛОЙ

Ну, Сероглазка. Смотри, глаза, вроде, и вправду серые.
ЗЫБИН

Экий ты, Семён, однако… Тебе бы на марсе стоять и землю высматривать. Как ты с тридцати саженей глаза-то у неё выглядел?
ГОЛОС

(за кадром)

Свистать всех на плашкоут!
Матросы идут к плашкоуту, который готовится отчалить от косы.

Удалой на ходу оборачивается в сторону девушки. Казачка тоже заметила высокого матроса и, распрягая лошадь, смотрит в сторону уходящих «авроровцев».

Семён поворачивает назад, подбегает к девушке.
УДАЛОЙ

Не серчай, красавица! Скажи, как величать тебя?
АКСИНЬЯ

Родители назвали Аксиньей. А здесь все зовут Сероглазкой.
УДАЛОЙ

Будто чуял! Верно зовут. Я таких глаз сроду не видывал.
Аксинья хлопает распряжённую лошадь по крупу, та уходит.
УДАЛОЙ

А меня - Семёном. Из донских мест я родом.
АКСИНЬЯ

Мы - охотские казаки. На Камчатку недавно пришли. А вот прадеды мои – те тоже с Дону будут. Земляки, выходит?
На плашкоуте замечают отсутствие Удалого.
ГОЛОС

(за кадром)

Семён! Ты что, команды не слыхал? Где тебя черти носят?
УДАЛОЙ

Ты меня дождись, красавица. Мы мигом вернёмся. Мне с тобой обязательно… Поговорить, понимаешь, надо…
АКСИНЬЯ

(улыбается)

Смотри, не задерживайся. А то, не ровен час…
Семён уже не слышит её, бежит к плашкоуту, откуда доносятся крики матросов.
Девушка долго смотрит на уходящий плашкоут.
ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ ФЛИГЕЛЬ – ВЕЧЕР
В офицерском флигеле идёт подготовка к показу спектакля.

Матросы и солдаты расставляют скамьи для зрителей.

Один из углов залы огорожен большой холщовой портьерой. Оттуда слышны топот, возня, тихие возгласы, смех.

В другом углу стоит стол с напитками и угощением. Группа офицеров с интересом следит за происходящим. Поодаль - несколько штатских мужчин, женщины.

В залу вбегают дети. Они возбуждены, с любопытством озираются по сторонам. Увидев взрослых, офицеров и гражданских, дети становятся спокойнее, рассаживаются в первых рядах. Некоторые садятся на пол перед занавесом.
ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА ЗАВОЙКО – ВЕЧЕР
Генерал Завойко сидит за столом, рядом стоят два офицера. На столе разложена карта Петропавловской гавани, листки с бумагами, которые испещрены цифрами.
ЗАВОЙКО

Откуда, вы говорите, пришёл этот клипер?
ПЕРВЫЙ ОФИЦЕР

Из Гамбурга, Василий Степанович. Имя носит – «Святая Магдалина».
ЗАВОЙКО

Негоцианты… И что в трюмах у них? Мука? Солонина?
ВТОРОЙ ОФИЦЕР

Сейчас должны доставить опись всех привезённых продуктов нашему интенданту. Утром они встанут на рейд поближе к гавани. Надо отдать распоряжение - снарядить утром команду матросов для разгрузки и перевозки продуктов на склад.
ЗАВОЙКО

Да-да, займитесь этим, голубчик. И проследите. А я потом проверю сам.
Дверь открывается, входит супруга генерала.

Офицеры вежливо кивают и вопросительно смотрят на Завойко. Тот кивает им. Офицеры выходят.

Юлия Егоровна подходит к мужу.
ЗАВОЙКО

Юлечка! Что-то срочное?
ЮЛИЯ

Как?! Ты забыл про премьеру?
ЗАВОЙКО

Да что ты! Как можно? А который час? Я тут заработался немного…
ЮЛИЯ

Всё готово. Ждём только тебя.
ЗАВОЙКО

(встает, церемонно кланяется)

Баронесса Врангель! Я к вашим услугам.
Оглядывает супругу, которая приготовила к премьере спектакля элегантное серое платье.
ЗАВОЙКО

Ты просто неотразима сегодня, душа моя!
Подаёт ей руку. Они выходят из губернаторского домика.
ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ ФЛИГЕЛЬ – ВЕЧЕР
Зрители рассаживаются на скамьях и стульях. Многие стоят вдоль стен.

На полу перед импровизированной сценой, пока скрытой занавесом, сидят дети.

В первых рядах – губернатор, офицеры гарнизона и военных кораблей.

Юлия Завойко стоит перед закрытым занавесом, оглядывает сидящих в зале.
ЮЛИЯ

Господа! Друзья! С вашего позволения мы начинаем наше представление.
Раздаются хлопки офицеров. Остальные зрители, не приученные к театральным традициям, молчат, оглядываются по сторонам, но потом подхватывают и тоже хлопают – неумело, но от души.
ЮЛИЯ

Прежде, чем мы начнём играть спектакль, считаю своим долгом объясниться – почему выбрана именно такая пьеса. Ровно сорок лет назад, в августе 1814 года, манифестом государя императора российского Александра Первого день Рождества Христова был провозглашён национальным Днём Победы в честь избавления державы нашей от нашествия галлов.
В первом ряду Завойко и Изыльметьев обмениваются восхищёнными взглядами: они явно не ожидали такой речи.

В зале снова раздаются аплодисменты.
ЮЛИЯ

Отечественная война против Наполеона была завершена тоже сорок лет назад взятием Парижа союзническими войсками европейских держав во главе с Россией. В память о подвигах русских воинов, изгнавших захватчиков с земли нашей, мы даём сегодня этот спектакль.
Юлия слегка прокашливается, поднеся к губам платок.
ЮЛИЯ

Сочинение поручика Михаила Юрьевича Лермонтова…
Юлия помедлила, внимательно посмотрела в зал.
ЮЛИЯ

«Бородино»!
Зал гудит – одновременно и восхищённо, и удивлённо.

К занавесу подходят два юных матросика и отодвигают его в сторону.

Открывается сцена. На ней выстроены самодельные декорации, в которых при желании можно узнать окопчик или траншею с кусочком бруствера и нечто, напоминающее бивак, где расположились несколько юных артистов в солдатском обмундировании.

В левой части сцены сложено несколько пушечных ядер, в правой – несколько винтовок с примкнутыми штыками, которые сложены в пирамидальную стойку.

Ближе всех к зрителям – уже немолодой усатый дядька, изображающий бывалого воина.

Зрители гудят, раздаются хлопки.

Один юный СОЛДАТ встаёт, делает пару шагов в сторону зала, оглядывается на Юлию, которая стоит в самом углу, почти скрывшись за сложенным занавесом.

Юлия кивает и что-то шепчет.

Солдатик вздыхает, поворачивается к усатому воину.
СОЛДАТ

Скажи-ка, дядя… Э-э… А скажи-ка, дядя, ведь недаром Москва… спаленная пожаром, французу… отдана? …Были ж схватки… боевые, говорят, еще какие! А? Недаром помнит вся Россия… про день Бородина! Уф!
Солдатик, уставший от такой длинной тирады, вытирает со лба пот и убегает на своё место.

УСАЧ неторопливо посасывает трубочку, оглядывает строгим взором солдатиков, потом - и зрителей.

Стоящие у стены в конце зала братья Максутовы тихо обсуждают увиденное.
ДМИТРИЙ МАКСУТОВ

Кто таков – этот с усами? Знакомая физиономия? Не наш, не с «Авроры»?
АЛЕКСАНДР МАКСУТОВ

У нас я таких что-то не припомню. Да и когда бы Юлия Егоровна сумела наших выучить актёрским премудростям? Пол-экипажа ещё в лазарете лежат. Тише, давай послушаем.
Усатый боец ведёт свой монолог.
УСАЧ

…построили редут. У наших ушки на макушке! Чуть утро осветило пушки и леса синие верхушки - хранцузы тут как тут.
Встаёт один из солдатиков, вытаскивает из-за спины горн и выводит «боевую тревогу».
В зале повисает тишина.

УСАЧ

Забил заряд я в пушку туго и думал: угощу я друга! Постой-ка, брат мусью! Что тут хитрить, пожалуй, к бою, уж мы пойдем ломить стеною, уж постоим мы головою за родину свою!
Все зрители дружно хлопают этим словам.

Усач слегка поворачивается к Юлии, которая кивает ему головой. Старый воин возвращается на своё место, садится рядом с солдатиками, продолжает монолог.
УСАЧ

Ну, ж был денёк! Сквозь дым летучий хранцузы двинулись, как тучи, и всё на наш редут…
Изыльметьев наклоняется к Завойко.
ИЗЫЛЬМЕТЬЕВ

(шепчет)

Как однако угадала Юлия Егоровна с выбором пьесы. Весьма патриотично! Особенно в связи с недавними событиями…
ЗАВОЙКО

(тоже шепчет)

И ведь секретница какая! Даже мне ни словом, ни знаком не намекнула.
Изыльметьев улыбается, качает головой.
УСАЧ

Изведал враг в тот день немало, что значит русский бой удалый, наш рукопашный бой!
ИНТ. БОРТ АНГЛИЙСКОГО ФРЕГАТА «ПРЕЗИДЕНТ» - ВЕЧЕР
В адмиральской каюте флагмана – Прайс и де Пуант. Они сидят за столом, рассматривают карту, на которой обозначен Авачинский залив, омывающий берега Камчатского полуострова, и Авачинская губа.
ПУАНТ

Думаю, сэр, русские не осведомлены толком о начале военных действий. И вряд ли ожидают нашего подхода.
ПРАЙС

Вы правы, адмирал. Учитывая погоду в последние дни, они не видят нас даже со своих сигнальных постов. Если таковые у них, конечно, имеются. Подойдём скрытно, они не успеют подготовиться.
ПУАНТ

Но, коллега, не стоит забывать об осторожности. Как и планировали, запустим «Вираго» для маскировки наших истинных намерений. Мало ли что там придумали эти чёртовы русские!
Англичанин недовольно вздыхает.
ПРАЙС

Нужен напор и натиск! А то опять упустим русских, как это произошло по вашей милости в Каллао. Впрочем, ладно. Не будем отступать от первоначального замысла. Итак, адмирал, что тут у нас получается?…
Они склоняются над картой.
ПУАНТ

Наши силы насчитывают 2140 человек в экипажах и 500 солдат морской пехоты. Эcкадра имеет на вооружении 212 новейших пушек и бомбических орудий…
ИНТ. ОФИЦЕРСКИЙ ФЛИГЕЛЬ – ВЕЧЕР
Спектакль продолжается.

Встаёт другой солдатик, в руках у него барабан. Он начинает выбивать дробь.
УСАЧ

Вот затрещали барабаны - и отступили басурманы. Тогда считать мы стали раны, товарищей считать.
Вновь встаёт солдат с горном, выводит «отбой».

Усач продолжает монолог.



УСАЧ

Да, были люди в наше время, могучее, лихое племя: богатыри - не вы. Плохая им досталась доля: немногие вернулись с поля. Когда б на то не божья воля, не отдали б Москвы!
Снова звучит барабанная дробь. На самодельном флагштоке в углу сцены вздымается российский флаг.

В зале – овация, крики. Все встают. Артисты неловко кланяются.
ЗАТЕМНЕНИЕ
ИНТ. ДОМ ГУБЕРНАТОРА – УТРО
ТИТР. Петропавловский порт - 17 августа 1854 года
В гостиной губернаторского дома собрались офицеры – идёт военный совет. Завойко стоит за столом, остальные расположились вокруг.

Губернатор смотрит в листок бумаги, испещрённый цифрами, легонько стучит по нему карандашом.
ЗАВОЙКО

Господа офицеры, диспозиция такова. Численность нашего гарнизона, несмотря на существенное пополнение, составляет немногим более девяти сотен человек. Я считаю общим числом и флотские экипажи, и сибирских стрелков, и добровольцев из гражданских, и охотников-камчадалов…
Губернатор обводит взглядом офицеров.
ЗАВОЙКО

Смею предположить, что силы неприятеля многократно нас превосходят.
Завойко прохаживается вдоль стола.
ЗАВОЙКО

Должен признаться, господа, прежде я держался мнения, что англичане не станут посылать в наше захолустье сколь-нибудь крупные силы. Нынче же предполагаю худшее. Все их экипажи полностью укомплектованы, снаряжены и экипированы. На фрегатах –бомбические и мортирные орудия, а десант, как правило, вооружён штуцерными ружьями. Так что нам будет очень непросто… Впрочем, отступать, как говорится, нельзя. Да и некуда! Только когда в живых здесь не останется ни одного человека, отпадёт от России эта земля!
Завойко смотрит на инженера-поручика МРОВИНСКОГО – высокого стройного молодого офицера.
ЗАВОЙКО

Константин Осипович, доложите о состоянии батарей.
МРОВИНСКИЙ

Разрешите, господа…

(подходит к столу, показывает карандашом на карте)

Батарея нумер один устроена на Сигнальном мысе, на высоте 13 саженей, защищает вход во внешнюю гавань с западной стороны, вооружена тремя 36-фунтовы­ми пушками и двумя бомбическими двухпудовыми. Командир батареи — лейтенант Гаврилов.
Мровинский сверяется с листком бумаги, где записаны все данные.
МРОВИНСКИЙ

Батарея нумер два — на Кошке, будет вести оборону с восточной стороны, вооружена десятью 36-фунтовыми пушками и одной 24-фунтовой с «Авроры». Командир ба­тареи — лейтенант Дмитрий Максутов. Наше сильнейшее укреп­ление, господин генерал…
1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница