Сборник статей к 140 летию кафедры общего языкознания




Скачать 208.17 Kb.
Дата13.08.2016
Размер208.17 Kb.






Теоретические проблемы языкознания:

Сборник статей к 140 летию кафедры общего языкознания

Филологического факультета

С.-Петербургского государственного университета




Филологический факультет СПбГУ

СПб, 2004


c. 3 - 15
КАФЕДРЕ ОБЩЕГО ЯЗЫКОЗНАНИЯ 140 ЛЕТ

Л.А. Вербицкая, К.А.Долинин, Т.В.Черниговская

В 1863 году в новом уставе Санкт-Петербургского Императорского Университета появилась кафедра сравнительной грамматики индоевропейских языков, которая в 1884 году была переименована в кафедру сравнительного языкознания и санскритского языка. Начиная с 1917 года, она именуется кафедрой общего и сравнительного языкознания, а в 1932 г., после выделения из нее кафедры фонетики, официально получает нынешнее название - кафедра общего языкознания (Филологический факультет СпбГУ, 2000: 19-22).

В течение семи лет кафедра сравнительной грамматики индоевропейских языков оставалась незамещенной, и лишь в конце 1870 года на ней появился молодой приват-доцент, будущий знаменитый лингвист Иван Александрович Бодуэн де Куртене, который, однако, через год уехал за границу. В 1871 году, также в качестве приват-доцента, на кафедре начал преподавать Иван Павлович Минаев, индолог и санскритолог, который с 1873 по 1890 год занимал кафедру уже как профессор (там же: 145 – 146).

Собственно лингвистическую ориентацию кафедра обретает в 90-х годах, когда умершего Минаева сменил приват-доцент Сергей Константинович Булич. Но решающим событием, во многом определившим дальнейшую судьбу кафедры, стало возвращение в Санкт-Петербургский университет (в 1901 г.) И.А. Бодуэна де Куртене. В кратком очерке истории кафедры общего языкознания, составленном перед войной, Л.В.Щерба писал: «Появление на кафедре гениального ученого, отличавшегося смелостью и оригинальностью мысли, большого общественника, человека кристальной чистоты и вообще одного из самых передовых людей своего времени, сыграло решающую роль в судьбах лингвистики в стенах Санкт-Петербургского, а потом Ленинградского университета….. Он всегда старался открывать слушателям широкие научные перспективы, давая им возможность заглянуть в лабораторию своей научной мысли. Очень скоро около большой научной и нравственной личности Бодуэна появились ученики и создалась оригинальная Ленинградская школа лингвистов, явившаяся продолжением того, что Бодуэн насаждал в свое время в Казани…» (там же: 146).

В 1916 году Бодуэна де Куртене сменил его ученик Лев Владимирович Щерба, еще один классик отечественной лингвистики, основатель Ленинградской фонологической школы, автор ряда важнейших трудов по общему языкознанию, русскому языку, фонетике, лексикографии, методике преподавания иностранных языков, в течение трех десятилетий (с 1909 по 1941 год) бессменный руководитель Лаборатории экспериментальной фонетики., основанной еще при Буличе. По предложению Л.В.Щербы кафедра получила своё нынешнее название.

В 1925 году на кафедру пришел академик Николай Яковлевич Марр – создатель так называемого «нового учения о языке». Вред, который монополизация этой теории нанесла советскому языкознанию, общеизвестен; однако нельзя не признать, что Н.Я.Марр был крупнейшим специалистом по языкам народов Кавказа, что привело к существенному расширению круга научных интересов кафедры и советской лингвистики в целом. Кроме того некоторые его идеи и установки – отказ от европоцентризма, типологический подход к языкам, внимание к таким узловым проблемам, как язык и мышление, язык и общество – сыграли объективно положительную роль в развитии отечественной лингвистики.

В 1934 году, после смерти Н.Я.Марра, кафедру возглавил его ученик академик Иван Иванович Мещанинов - лингвист и археолог, специалист по древним языкам Кавказа и Передней Азии, а также по языкам народов Севера. Верный последователь Марра в 20-х – 30-х годах, после смерти своего учителя И.И.Мещанинов постепенно отошел от марризма и посвятил свою научную деятельность синтаксической типологии языков и теории понятийных категорий.

С 1943 по 1955 год на посту заведующего кафедрой сменяли друг друга профессор Александр Павлович Рифтин, семитолог, декан факультета во время Великой отечественной войны; доцент Юрий Сергеевич Сорокин, специалист по истории русского языка; профессор Александр Алексеевич Холодович, виднейший лингвист-теоретик, основатель Лаборатории типологического изучения языков ИЛИ РАН, исследователь грамматического строя японского и корейского языков, и уже упомянутый академик И.И.Мещанинов. С 1955 по 1961 год кафедрой заведует Борис Александрович Ларин, лингвист широкого круга интересов – славист, литуанист, историк русского языка, диалектолог, лексиколог и лексикограф, много и плодотворно занимавшийся также стилистикой и социолингвистикой. Б.А.Ларин основал на филологическом факультете межкафедральный словарный кабинет, носящий сегодня его имя.

После Ларина руководство кафедрой переходит к Юрию Сергеевичу Маслову, который заведует ею в течение почти четверти века, с 1961 по 1985 год. Юрий Сергеевич – ученик Л.В.Щербы и В.М.Жирмунского, крупнейший специалист по общему, славянскому и германскому языкознанию, основатель отечественной аспектологической школы, автор учебника «Введение в языкознание», вышедшего первым изданием в 1975 году, затем переработанного автором и многократно переиздававшегося. Этот учебник и по сей день используется в качестве основного пособия по языкознанию для студентов первого курса всех отделений филологического факультета, оставаясь настольной книгой каждого филолога на всю жизнь.

С 1985 года кафедрой руководит член Российской Академии Образования профессор Людмила Алексеевна Вербицкая, специалист в области общей фонетики и фонологии, орфоэпии и социолингвистики, ректор СПбГУ, вице-президент МАПРЯЛ, член многочисленных научных обществ и общественных организаций.

Кроме того, на кафедре в разные годы работали или с кафедрой так или иначе сотрудничали такие видные отечественные лингвисты, как Евгений Дмитриевич Поливанов, Лев Петрович Якубинский, Соломон Давыдович Кацнельсон, Виктор Максимович Жирмунский, Агния Васильевна Десницкая, Лев Рафаилович Зиндер, Виктория Николаевна Ярцева… Здесь, как, впрочем, и в предыдущем списке, каждое имя говорит за себя; так, например, В.М.Жирмунский – основоположник отечественной германистики, автор трудов по социолингвистике, теории грамматики, истории и диалектологии немецкого языка, теории и истории литературы, поэтике и фольклору, почётный доктор Оксфордского, Берлинского и Карлова университетов.

Перечисленных имен было бы достаточно, чтобы дать представление о месте кафедры сравнительной грамматики индоевропейских языков – кафедры общего языкознания в истории отечественной науки. Но мы видим свою основную задачу не в этом, а в том, чтобы попытаться проследить преемственность, показать, как научные и нравственные установки великих предшественников и учителей воплощаются сегодня в нашей научной и педагогической работе.

Кафедра сравнительного языкознания и санскрита при Щербе и она же при Бодуэне де Куртенэ, равно как и кафедра сравнительной грамматики индоевропейских языков, с которой все начиналось, -- можно ли считать, что все они представляют собой некий единый объект, единую сущность, тождественную самой себе? Кафедра общего языкознания времен Марра и времен Маслова – это один и тот же социальный организм на разных этапах его развития или разные социальные группы, не имеющие между собой ничего общего, кроме названия и предмета деятельности?

В пользу концепции кафедры-организма можно привести достаточно весомый аргумент: при более или менее нормальном, постепенном развитии смена поколений не происходит одномоментно; последующие поколения как бы врастают в предыдущие, так что в каждый данный момент в составе кафедры (или иной подобной малой группы) сосуществуют люди, по меньшей мере, двух-трех поколений, что цементирует группу, создает преемственность, поскольку эти люди должны находить общий язык, руководствоваться если не общими, то совместимыми системами ценностей. Кроме того – опять же при нормальном ходе истории – новые члены группы чаще всего не приходят с улицы, а кооптируются старыми, которые осознанно или бессознательно стремятся воспроизвести в них себя, сформировать молодых по своему образу и подобию.

Возразить против этого можно лишь одно: единожды взятый курс, установки, выработанные в какой-то определенный период, сохранить на несколько десятилетий невозможно, да и не нужно – ведь и метафора кафедры-организма предполагает изменение. В истории науки семьдесят лет, не говоря уже о ста сорока, - срок огромный. Университетская кафедра, которая за это время не изменила бы свои методологические установки, - нонсенс. Сохраниться может – при благоприятных обстоятельствах – лишь такое трудноуловимое свойство коллектива, как стиль научного мышления, да еще, пожалуй, стиль повседневного существования, общая тональность отношений внутри кафедры и отношений со студентами. Видимо, только в этом смысле можно говорить о традициях.

Но ни то, ни другое автоматически не переходит по наследству от поколения к поколению, тем более что условия существования кафедры и факультета в целом, по крайней мере, с конца двадцатых до середины пятидесятых, отнюдь не благоприятствовали сохранению традиций. Сохранение или возрождение традиций (которые заслуживают этого) должно быть предметом осознанных, целенаправленных усилий, для чего их надо хотя бы попытаться определить, то есть выявить в двух названных выше составляющих – в стиле научного мышления и в стиле повседневного существования – некие общие черты, которые обнаруживались бы пусть не во все, но в разные эпохи, при разных руководителях.

Стиль научного мышления легче поддается определению, поскольку он запечатлен в публикациях. Здесь можно назвать два относительно постоянные свойства или тенденции, присущие кафедре сравнительного языкознания и санскрита – кафедре общего языкознания.

Тенденция к постоянному расширению предметной области исследования и преподавания. Об этом наглядно свидетельствуют, прежде всего, последовательные изменения названия кафедры. Но и в пределах каждого из трех периодов, соответствующих названиям, такое расширение имело место. Так в 1906 г. на кафедре сравнительного языкознания и санскрита открылось преподавание балтийских языков (Филологический факультет…: 11); во времена Марра и Мещанинова в научный обиход кафедры вошли кавказские и палеоазиатские языки. Но наиболее впечатляющие сдвиги в этом отношении произошли уже после войны, начиная со второй половины пятидесятых. Реализация этой тенденции составляет значительную часть «внешней истории» кафедры, последний этап которой будет кратко изложен ниже.

«Академичность», понимаемая как строгость научных построений и доказательств, отказ от поспешных обобщений, от недостаточно обоснованных выводов, претендующих на сенсацию. Период «нового учения о языке» представляется с этой точки зрения перерывом в традиции.

Что же касается того, что выше было названо стилем повседневного существования и что можно также определить как психологический климат внутри и вокруг коллектива, то об этом мы можем судить только применительно к трем-четырем последним десятилетиям. Как единодушно свидетельствуют все, кому довелось работать на кафедре при Ю.С.Маслове, обстановка в те годы отличалась демократизмом, отсутствием всякого намека на внешнее чинопочитание, доброжелательностью отношений между руководителем и подчиненными, между коллегами, а также между преподавателями и студентами. Конфликты если и возникали, то редко принимали острую форму. Видимо, все это было связано с непререкаемым авторитетом заведующего кафедрой профессора Юрия Сергеевича Маслова – авторитетом научным и нравственным. Эти качества – демократизм, подлинная интеллигентность, человеческая мягкость и научная принципиальность – были в высшей степени свойственны самому Юрию Сергеевичу (Вербицкая 1996).

Изложим теперь последний этап внешней истории кафедры общего языкознания, охватывающий период с конца пятидесятых годов до сегодняшнего дня, и попытаемся затем кратко охарактеризовать современное состояние этого коллектива.

В 1957 г. по инициативе профессора А.В.Десницкой, поддержанной Б.А.Лариным и Ю.С.Масловым, на кафедре было открыто отделение албанского языка и литературы. Идея открытия этого отделения была продиктована двумя обстоятельствами: 1) албанский язык уникален, он единственный продолжает линию развития одного из палеобалканских наречий и представляет значительный интерес в связи с проблемой исторически сложившейся общности языков Балканского полуострова – так называемого Балканского языкового союза; именно в албанском языке обнаруживается наибольшее число балканизмов, общих черт, присущих языкам разных семей, распространенным на Балканском полуострове; 2) до этого времени в отечественной науке албановедения практически не было.

Албанское отделение возникло по существу на пустом месте: готовых албанистов, свободно владеющих языком, не было; сама Агния Васильевна первое время преподавала и осваивала албанский язык; для преподавания разговорной речи привлекли студентов-албанцев, и лишь два года спустя на кафедру пришла Г.И.Эйнтрей, прожившая до этого ряд лет в Албании. Но, благодаря таланту и эрудиции руководителя и энтузиазму первых студентов, албанское отделение стало ядром всемирно известной Ленинградской школы албанистики, именуемой за рубежом школой Десницкой; по оценке посла Албании в РФ, сегодня оно «считается в научных кругах Албании самым значительным центром албанистики в мире» (из письма посла Албанской Республики Шакира Вукай Г.И.Эйитрей).

С открытием албанского отделения кафедра общего языкознания, которая до тех пор обеспечивала чтение общеязыковедческих курсов для студентов, подведомственных другим кафедрам, обзавелась собственными студентами, из которых выросли многие сотрудники кафедры (И.И.Воронина, Ф.А.Елоева, А.Ю.Русаков, Л.Н.Каминская, А.Х. Гирфанова, А.А.Новик), ИЛИ РАН и других научных учреждений (В.П.Нерознак, В.С.Модестов, А.В.Жугра, Ю.А.Лопашов и др.). А Гертруда Иосифовна Эйнтрей за это время стала доктором, профессором, одним из самых авторитетных в стране специалистов по албанской лексикологии, стилистике и литературе. С 1993 г. она является председателем Общества друзей Албании в Санкт-Петербурге, созданного по ее инициативе, а в 2003 году назначена почетным консулом Албании в нашем городе. За многолетнюю активную работу по укреплению культурных связей между нашими народами Г.И.Эйнтрей и И.И.Воронина награждены государственными орденами Албанской Республики.

Сейчас отделением руководит доцент А.Ю. Русаков - филолог широкого профиля, балканист и специалист в области общего и сравнительно-исторического языкознания.

Следующий этап расширения учебной и научной деятельности кафедры приходится на восьмидесятые годы. В связи с приходом на кафедру профессора Л.В.Сахарного в ее работе возникает новое направление – психолингвистика и теория речевой деятельности. Помимо чтения соответствующих курсов, Леонид Владимирович организовал постоянно действующий общегородской семинар по психолингвистике, на заседаниях которого с докладами выступали представители разных научных и учебных заведений города, работающие в этой сфере. Это направление продолжает успешно развиваться и сейчас под руководством профессора Т.В.Черниговской.

В 1987 г. было создано новогреческое отделение; тем самым была подхвачена эстафета общебалканистических исследований, начатых в 1957 г. открытием албанского и румынского отделений (последнее на кафедре романской филологии). Однако непосредственным толчком для создания новогреческого отделения стали Московские Игры Доброй Воли 1980 г., когда срочно потребовались переводчики для обслуживания греческой делегации. Разнарядка была передана на кафедру общего языкознания, и за короткое время несколько тогдашних студентов албанского отделения (в том числе Ф.А.Елоева, ныне доктор филологических наук, профессор) освоили новогреческий язык в достаточной мере, чтобы не только общаться на нем, но и преподавать его. В начале девяностых годов новогреческое отделение обогатилось новым научным направлением – среднегреческой филологией. Его возглавил виднейший отечественный византинист профессор Я.Н.Любарский.

В 1993 г. осуществился давний замысел Ю.С.Маслова: стараниями профессора Л.В.Сахарного и профессора В.Б.Касевича было открыто отделение теории языкознания, готовящее специалистов по теоретической лингвистике. Знаменательно, что эта идея впервые была выдвинута И.А.Бодуэном де Куртене, который в феврале 1910 года направил руководству историко-филологического факультета «Проект организации отделения языковедения (лингвистического)», поддержанный С.К.Буличем. Им же был разработан «Примерный план Лингвистического отделения (отделения языкознания)», включавший такие дисциплины, как введение в языкознание, общая и экспериментальная фонетика, психология и социология языка, основы диалектологии и лингвистической географии, сравнительная грамматика (славянских языков в сопоставлении с другими или индоевропейских языков вообще), а также ряд древних и новых языков (ГИАЛО, фонд 14, опись 1, дело 10224).

Было ли организовано в то время лингвистическое отделение? Надо полагать, что нет, поскольку в «Обозрении преподавания наук в Императорском Санкт-Петербургском университете» за последующие годы никаких принципиальных изменений по кафедре сравнительного языковедения и санскрита не обнаруживается; в частности, ни психология и социология языка, ни диалектология и лингвистическая география там не фигурируют. Можно заключить, следовательно, что идея Бодуэна де Куртене реализовалась лишь 80 лет спустя.

Открытие отделения теории языкознания с ежегодным приемом 10-12 студентов повлекло за собой существенный рост количественного состава кафедры, в частности, за счет преподавателей живых языков – английского, французского и немецкого (а позднее также литовского и латышского). На эти должности подбирались люди, компетентные в той или иной области лингвистики и способные преподавать язык с учетом специфики отделения, а также читать теоретические курсы. Так на кафедру пришли профессор К.А.Долинин, доцент (ныне профессор) Ю.А.Клейнер, доценты В.Б.Гулида, Т.В.Зеленко, Т.В.Клубкова, Ю.В.Шор. К работе на отделении теории языкознания были привлечены также видные лингвисты – сотрудники ИЛИ РАН члены-корреспонденты РАН А.В.Бондарко и Н.Н.Казанский, профессор Л.Г.Герценберг, профессор В.С.Храковский, профессор А.П.Володин, профессор Т.В.Черниговская, профессор Н.А.Козинцева, профессор кафедры языков Юго-Восточной Азии СпбГУ В.Б.Касевич, профессор СПбГПУ С.Н.Цейтлин, профессор СПбГУ Откупщиков и другие.

В создании отделения теории языкознания совершенно особую роль сыграл профессор В.Б.Касевич. Вместе с покойным профессором Л.В.Сахарным он составил учебный план отделения и контролировал все его последующие корректировки, а также читал (и читает) на отделении такие основополагающие курсы, как «Введение в языкознание», «Теоретическая фонетика и фонология», «Семантика и прагматика», «Новые направления в лингвистике».

Последнее по счету расширение академического репертуара кафедры произошло в последние четыре года: в рамках отделения теории языкознания открылись новые специализации – балтистика (руководитель А.В.Андронов), психолингвистика (руководитель Т.В.Черниговская), этнолингвистика (руководитель Е.В.Перехвальская), а в 2002 году стараниями профессоров Л. Г.Герценберга и Н.Н.Казанского была открыта четвёртая специализация - индоевропеистика. Наконец, в 2002 при кафедре общего языкознания была образована Лаборатория моделирования речевых процессов под руководством профессора В.Б.Касевича

В связи со всем этим на кафедру пришли в качестве штатных и нештатных преподавателей специалисты по балтийским языкам доцент В.П.Казанскене, выпускник аспирантуры кафедры кандидат филологических наук А.В.Андронов, специалист по языкам североамериканских индейцев и антропологической лингвистике доцент Е.В.Перехвальская, старший научный сотрудник ИЛИ РАН С.Ю.Дмитренко, а также кандидаты филологических наук Е.В. Глазанова, Т.Е.Петрова и Т.Г.Скребцова, докторант кафедры Ю.П.Князев, доктор психологических наук И.В. Королёва, профессора Европейского Университета в Санкт-Петербурге и сотрудники РАН Н.Б.Вахтин и А.К. Байбурин, доценты того же университета Е.В.Головко и И.В. Утехин. В результате в 2003 году кафедра насчитывает 44 штатных и нештатных преподавателя, из которых 15 профессоров (для сравнения: в 1960 году кафедра насчитывала всего 7 штатных преподавателей).
Один лишь – далеко не полный - перечень учёных, участвующих в подготовке специалистов, выпускаемых кафедрой общего языкознания, свидетельствует о том, что кафедра поддерживает не эпизодические и формальные, а самые тесные, регулярные, практические связи со всеми ведущими лингвистическими учреждениями Санкт-Петербурга – ИЛИ РАН, Европейским Университетом, СПбГПУ, не говоря уже о других кафедрах филологического и восточного факультетов..

В списке научных и учебных учреждений, с которыми плодотворно сотрудничает кафедра общего языкознания, значатся также медицинский и биологический факультеты СПбГУ, психологический и филологический факультеты МГУ, Пермский государственный университет, университеты Тарту, Вильнюса, Каунаса, Риги, Санкт-Петербургский государственный технический университет, Центр реабилитации детей с нарушениями речи им. Н.Н.Трауготт, НИИ уха, горла, носа и речи МЗ России, равно как и такие подразделения РАН, как Институт антропологии и этнографии, Институт востоковедения, Институт славяноведения и балканистики, Институт эволюционной физиологии и биохимии им. Сеченова, Институт физиологии им.И.П.Павлова, Институт мозга человека… Этот список тоже не претендует на полноту.

Профессора кафедры являются членами многих учёных советов СПбГУ, других ВУЗов Санкт-Петербурга и Москвы, а также ряда институтов РАН, входят в редколлегии научных журналов и академических изданий.

Многие годы преподаватели кафедры ведут научную работу, финансируемую грантами РГНФ и РФФИ, Института Открытое общество. Кафедра является Ресурсным Центром по общему языкознанию в рамках мегапроекта "Развитие образования в России".

На кафедре оформились две ведущих научных школы, поддерживаемые грантами РФФИ, Министерства промышленности и науки и Министерства образования РФ: "Историческое языкознание" (руководители академик Л.А.Вербицкая, чл-корр. Н.Н.Казанский и проф. Л.Г.Герценберг) и “Петербургская школа психолингвистики" (руководитель проф. Т.В.Черниговская).

О ведущей роли кафедры в научной жизни города и страны свидетельствует и тот факт, что в работе секций общего языкознания, балтистики и балканистики в рамках ежегодных конференций преподавателей и аспирантов факультета с каждым годом принимает участие все больше и больше людей, в том числе иностранных коллег, заслушиваются, обсуждаются и публикуются десятки докладов.

Научные контакты кафедры с зарубежными учреждениями аналогичного профиля могли бы послужить темой отдельной статьи. Каждый год профессора и преподаватели кафедры выступают с множеством докладов и лекций на основных научных российских и зарубежных форумах (перечисление их только за последние годы заняло бы несколько страниц ). Кафедра также неоднократно сама организовывала национальные и международные конференции, семинары, мастер-классы. Так, начиная с 1994 г. было проведено 5 международных конференций по албанистике и сопоставительной балканистике; в 2000 году был проведен Международный семинар по нейролингвистике в рамках Нейролингвистической программы постдипломного образования Северных стран, членом руководящего комитета которого от России является Т.В.Черниговская. В последние два года кафедрой совместно с ИЛИ РАН в рамках общих грантов по ведущим научным школам или с ПЛО в рамках грантов Института "Открытое общество" были организованы конференции, посвященные 110-летию со дня рождения академика В. М. Жирмунского (2001), 90-летию со дня рождения члена-корреспондента АН А.В. Десницкой (2002), 95-летию со дня рождения проф. С. Д. Кацнельсона (2003), конференция "Человек читающий и пишущий: проблемы и наблюдения" (2002), труды которых изданы. В 2000 г. Петербургское Лингвистическое общество и кафедра общего языкознания совместно принимали на факультете целую делегацию французских лингвистов во главе с директором Лаборатории истории лингвистических учений профессором С.Ору. Кафедра заключила договоры о сотрудничестве с Мерилендским университетом (США), с которым ведутся совместные научные работы и организуются стажировки студентов, и с Институтом лингвистики Университета г. Утрехта, с которым разработана программа совместной подготовки аспирантов. Начиная с 2000 года, профессора этого института периодически приезжают на кафедру для чтения курсов лекций по современным разделам лингвистики. Кафедра активно и плодотворно сотрудничает также с университетами Афин, Салоник, Кипра, Тираны и другими научными центрами Греции и Албании, а также университетами Скопле (Македония) и Приштины (Косово)

Студенты кафедры не отстают от преподавателей: их участие в международных конференциях, равно как и стажировки в университетах Франции, Испании, Швеции, Финляндии, Германии, США, Греции, Албании и других стран уже давно перестали быть исключительными событиями. Студенты и аспиранты кафедры неоднократно побеждали в конкурсах на стипендии Президента России для обучения в крупнейших университетах мира. Словом, не будет преувеличением сказать, что кафедра общего языкознания СПбГУ стала сегодня полноправным членом мирового сообщества лингвистов.

Такова вкратце внешняя история последних лет существования кафедры, ее «поверхностная структура» и ее место в контексте научной жизни «города и мира». В заключение скажем несколько слов о ее «глубинной структуре», в частности, о лингвистических дисциплинах и направлениях, разрабатываемых ее сотрудниками, и о том, что выше было названо стилем повседневного существования.

В книге «Филологический факультет Санкт-Петербургского Государственного Университета» перечислены области научных интересов штатных и внештатных сотрудников кафедры (по состоянию на 1999/2000 учебный год). Однако эти области, названные самими преподавателями, определены достаточно произвольно и нечетко, по разным критериям и с разной степенью обобщенности («новогреческая филология» и «общая и сопоставительная аспектология», «лингвистика» и «морфология глагольного вида»). Поэтому здесь необходимы уточнения.

Исходя из членения по языкам, можно сказать, что на кафедре сегодня представлены русистика (Л.А.Вербицкая, И.С.Богданов, А.В.Бондарко, О.И.Фонякова, Н.А.Слепокурова, Е.В.Горбова), германистика (Ю.А.Клейнер, В.Б.Гулида, Ю.В.Шор, Т.В.Клубкова, Т.В.Зеленко), балканистика, албанская и новогреческая филология (Г.И.Эйнтрей, Ф.А.Елоева, А.Ю.Русаков, И.И.Воронина, Л.Н.Каминская, А.Н.Велигоцкая, М.А.Григорьева, А.Х.Гирфанова, А.А.Новик), романская филология (К.А.Долинин, Е.В.Горбова, Н.С.Мороз, Е.В. Перехвальская), балтистика (В.П.Казанскене, А.В.Андронов), индоевропейское и иранское языкознание (Л.Г.Герценберг, Н.Н.Казанский), среднегреческая филология (Я.Н.Любарский), языки юго-восточной Азии (В.Б.Касевич).

Если же исходить из классификации по лингвистическим дисциплинам, соотносимым с различными уровнями системы языка и с разными аспектами его существования и функционирования, получается следующий набор: общее языкознание (Л.А.Вербицкая, В.Б.Касевич, Л.Г.Герценберг, Т.В.Черниговская, А.В.Бондарко, Ю.А.Клейнер. А.П.Володин, Н.А. Слепокурова, Е.И Грехова, Е.Д. Савенкова), сравнительно-историческое и контрастивно-типологическое языкознание (Л.Г.Герценберг, В.Б.Касевич, Н.Н.Казанский, Ю.А.Русаков, И.И.Воронина, А.В.Андронов, Е.В.Горбова), психо- и нейролингвистика (Т.В.Черниговская, В.Б.Касевич, Н.А.Слепокурова, Е.В.Глазанова, С.Н.Цейтлин, Е.И.Грехова,Т.Е. Петрова), социолингвистика и этнолингвистика (Ф.А.Елоева, В.Б.Гулида, Е.В.Перехвальская, Н.Б.Вахтин, Е.В.Головко, К.А.Долинин), фонетика и фонология (Л.А.Вербицкая, Ю.А.Клейнер, Н.А.Слепокурова, В.Б.Гулида, Л.Н.Каминская), грамматика (С.И.Богданов, А.В.Бондарко, И.И.Воронина, Н.А.Слепокурова, Е.В.Горбова, А.В.Андронов, Е.И.Грехова), лексикология и лексикография (Г.И.Эйнтрей, О.И.Фонякова, А.Н.Велигоцкая), стилистика (К.А.Долинин, Г.И.Эйнтрей, Т.В.Зеленко, М.А.Григорьева). К этому списку собственно языковедческих дисциплин можно добавить литературоведение и теорию литературы (Я.Н.Любарский, Г.И.Эйнтрей, К.А.Долинин, Т.В.Зеленко, М.А.Григорьева).


Без ложной скромности можно сказать, что нам удалось сохранить тот психологический климат, что был на кафедре при Ю.С.Маслове. Сохраняется атмосфера взаимной доброжелательности, взаимного доверия и взаимопомощи. Никто не стесняется попросить коллегу о помощи, и никто никогда никому не отказывает в консультации, что очень важно в нынешних условиях, когда направления исследований и преподавания существенно разошлись, сохраняя при этом исконную общеязыковедческую направленность. Преподаватели охотно учатся друг у друга, не стесняются ходить друг к другу на лекции – не в порядке казенного «взаимопосещения», как бывало когда-то, а именно чтобы поучиться. Нет жестких перегородок и между поколениями: доклады и квалификационные работы студентов (не говоря уже о работах аспирантов) обсуждаются с той же степенью серьезности и доброжелательности, что и работы коллег.

Конечно, было бы заведомым преувеличением утверждать, что все проблемы у нас решены. В порядке самокритики можно упомянуть недостаточную научную активность некоторых преподавателей, в особенности молодых. Порой проявляется опасная склонность к либерализму в оценке работы студентов, проистекающая, надо думать, из нежелания огорчать наших воспитанников и их руководителей, наших же коллег. Эта тенденция вряд ли может быть устранена какими-то административными мерами; просто нужно, чтобы все прониклись простой идеей: да, нельзя незаслуженно обижать коллег, но нельзя и обижаться на заслуженную критику. Оценка «отлично», полученная на кафедре общего языкознания, должна свидетельствовать о том, что студент и в самом деле отлично усвоил материал курса или написал отличную работу. И, наконец, самая серьезная опасность: расширение сферы научной и учебной деятельности кафедры и рост численности преподавателей создают угрозу ослабления связей между отделениями, направлениями исследований и представляющими их людьми – кафедра рискует потерять внутреннюю цельность, превратиться в конгломерат отделений и специализаций. Сегодня основным источником информации о работе коллег и тем местом, где возникают дискуссии между специалистами в разных областях, являются обсуждения квалификационных работ студентов, аспирантов и соискателей, а также доклады на научных конференциях. Этого недостаточно, Видимо, для того чтобы предотвратить угрозу внутреннего распада, имеет смысл чаще заслушивать научные доклады преподавателей непосредственно на заседаниях кафедры. Может быть, стоит также подумать о каких-то коллективных комплексных исследованиях. Так или иначе, для того чтобы сохранить все то хорошее, чего удалось добиться, сохранить кафедру как единый, жизнеспособный и работоспособный коллектив, необходимы сознательные усилия со стороны не только руководства, но и всего коллектива. Только так можно противостоять энтропии.


ЛИТЕРАТУРА

Вербицкая Л.А. Слово о Маслове // Семантика и коммуникация. Под ред. проф. Л.В.Сахарного. – СПб, 1996.

Кафедра общего языкознания. Учебные программы. – СПб, 2000.

Обозрение преподавания наук в императорском Санкт-Петербургском университете на 1908 – 1909, 1909 – 1910, 1910 – 1911, 1911 – 1912, 1912 – 1913 учебные годы. - СПб, 1908, 1909, 1910, 1911, 1912.

Учебные программы по специализации «Психолингвистика» – СПб , 2002. Филологический факультет Санкт-Петербургского Государственного Университета. Материалы к истории факультета / Сост. И.С.Лутовинова. - 2-е изд. испр. и доп. - СПб, 2000.

http:// www.genling.nw.ru-ini.htm








База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница