Самоосвобождающаяся игра, или




страница7/37
Дата07.07.2016
Размер8.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37
π. Здесь растворенные в едином смотрящий, играющий и действующий естественным образом превращают очерченные временем и местом обстоятельства в счастье реализации.

ВНИМАНИЕ! ЭТО РЕАЛЬНЫЙ ОПЫТ! ЦЕНТР И КРИТЕРИЙ АРТИСТИЧЕСКОГО МАСТЕРСТВА! ВЫШЕ НЕТ НИЧЕГО! НИЧЕГО! Забегая вперед, можно отметить, что в моменты присутствия в этой позиции Ума происходит т.н. трансурановая кристаллизация мозга, т.е. «инкрустация» мозга атомами стабильных трансуранов, что обеспечивает его эволюционное развитие. И это как раз то, «…что можно ожидать от триумфа теории поля, квантовой теории и теории общих систем в антропологии. Непосредственное переживание этого феномена, а не чтение о нем в книгах, по-прежнему вызывает отчетливый шок. Когда «я» (роль) и «поле восприятия» (зритель) становятся одним, «я» трансформируется полностью, «проходит очищение огнем», как говорят мистики»487. Результат: «инсайт» проникновения в стихию Образа.

ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ ОБРАЗА,

или то, что Лука Пачоли называет «БОЖЕСТВЕННОЙ ПРОПОРЦИЕЙ»488

Это самое значительное и самое увлекательное явление в ИГРЕ. Самым азартным игрокам процесс игры с ОБРАЗОМ дарит ни с чем не сравнимое удовлетворение. Но! остигнуть природу ОБРАЗА можно только постигнув природу Повелителя Игры. Природу Театра Реальности, то есть самого пространства, которая за пределами двойственности.489 Отсюда ясно, что с демонической, дуально-личностной программой здесь нечего делать! Говоря языком традиционной алхимии, «…он не абстрактен и не конкретен, ни рационален, ни иррационален, ни реален, ни нереален. Он всегда есть и то и другое: он – поп vulgi490, т.е. аристократическая озабоченность того, кто выделяется из нее». В сокровенных друидических текстах это называется наугаль, что означает «без слов». Это – КАЧЕСТВО ВИБРАЦИИ! Так что «…попытки описать наугаль словами приводят к его бесконечному прощению: как можно превратить в слова то, что не может быть превращено в слова?»491

Итак, будучи детищем неделимого пространства Театра Реальности, обладая виртуальной природой, ОБРАЗ являет свой Лик только в результате Великого Делания, алхимической переплавки неблагородных и разрозненных элементов демонической модели в золото Самоосвобождающейся версии игры. А если говорить об этом ещё более сложным языком буддийской Теории Познания, то получится следующее: Он существует; Он не существует; Он существует и не существует; Он не существует и не не существует»492. Одним словом, чтобы познать это, – «Transmutemini in vivis lapides philosophicos, т.е. превратите сами себя в живые Философские Камни!»493 И это означает, что Золото Образа494 выплавляется в нас самих, из эссенции нашего самоуничтожения, самосожжения, самопреодоления. И это как раз то, что называется формулой игрового положения Ума, формулой числа π, или лучше – ЗАКЛИНАНИЕМ ОБРАЗА!495

Самое сложное для понимания здесь заключается в том, что Образ не нуждается ни в ком, кто бы его сыграл. И вообще его невозможно сыграть. Уловить его проявление можно только в состоянии искренней идентификации с неличностными качествами Повелителя Игры. То есть:

1) Зритель в нас – проявляется как качество пустоты Образа;

2) Актёр – как потенция творческих возможностей Образа; а

3) Роль – как непосредственное проявление энергии и действенной природы Образа.

Далее, уже в процессе игры благодаря ЗАКОНУ ЗРЕЛИЩА внешний зритель автоматически проникает в виртуальную плоскость Образа и, с наслаждением терзая «…струны неизъяснимого ужаса и бесконечной жалости, которые способна вызвать у человека только подлинная, высокая Трагедия»496, получает возможность «переплавить» в огне бушующего сопереживания грязь и гной иллюзорного, застоявшегося несовершенства, взрываясь в итоге катарсическим волшебством переживания целого! Такова мощь ОБРАЗА! Он вне двойственности! И это означает, что его невозможно увидеть ни внешним, ни внутренним взорами. Он проявляет свою непостижимость не вовне и не внутри… и это и есть: «Artis Auriferae Volumina Duo» – искусство сотворения золота (лат.). Итак: «Я узрел его в доме своем, среди всех этих обыденных вещей. Он возник неожиданно и стал неописуемо единым, и слился со мной, и врос в меня так, что не было ничего между нами, как огонь врастает в железо и свет в стекло. И он сделал меня подобным огню и подобным свету. (…) Мне неведомо, как изъяснить вам это чудо… Я человек по природе и ангел – милостью господней»497.

Еще раз: ЕГО НЕВОЗМОЖНО УВИДЕТЬ НИ ВНЕШНИМ, НИ ВНУТРЕННИМ ВЗОРАМИ! Но куда же смотреть? Ответ: В ПРОЦЕСС ВЗАИМОПРОНИКНОВЕНИЯ ПЕРВОГО И ВТОРОГО!498 ЗОЛОТОЕ СЕЧЕНИЕ ОБРАЗА ПРОЯВЛЯЕТ СВОЮ НЕПОСТИЖИМОСТЬ НЕ ВОВНЕ И НЕ ВНУТРИ, НО В ЕДИНСТВЕ ПЕРВОГО И ВТОРОГО! Его невозможно увидеть обычными глазами, но только с помощью «многоокой, всеохватной, всепроникающей интуиции». Абу-Касим (Иль-Ираки) говорит об этом так: «Он говорил загадками, постоянно смешивая внешнее и внутреннее… в темных, неясных выражениях он говорил, что поистине внешний мир является только покрывалом, скрывающим мир внутренний …»499. Методологически, для втягивания внешнего зрителя в суть этого переживания, в Алхимии Игры используется ЗАКОН ЗРЕЛИЩА.

ЗАКОН ЗРЕЛИЩА

Он, как и ФОРМУЛА УСПЕХА, вне морали и с одинаковой силой работает как в демонической, так и в Самоосвобождающейся версиях! Все сводится к тому, что внешний зритель, оказываясь в ситуации смотрения, естественным образом перенимает состояние, в котором находится объект его внимания. Возьмем, к примеру, всем известный «принцип болельщика». Концентрация внимания игроков на достижении цели во время, например, футбольного матча приводит болельщиков к состоянию, в котором у них начинают сокращаться те же мышцы, что и у игроков. Такова природа восприятия – она физиологична. Известны случаи с легендарным Сальвини, который, в роли Отелло, упав на сцену, поднимался так, что вместе с ним вставал весь зал. Или с не менее великими английскими актёрами Эдмундом Кином500 и Давидом Гарриком501, немцем Сандро Моисси502, после игры которых зрители жаловались на болевые ощущения в тех или иных частях тела.

И о чем это говорит? О том, что «…пребывание человека в виртуале всегда видно. И результат его деятельности обязательно несет неизъяснимую печать этого. Гениальное или даже талантливое произведение отличается от профанного тем, что в талантливом присутствует авторский гратуальный503 заряд, в котором создавалось данное произведение»504.

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута – и стихи свободно потекут.

Вывод: МИР НЕ ПОВЕРИТ В ВАС ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ВЫ САМИ НЕ ПОВЕРИТЕ В СЕБЯ! Если артист внутренне пребывает в разделенной, демонической версии, то зритель естественным образом перенимает эту же узкую версию игры; если же артист берет на себя ответственность за 100%-ное владение своим инструментом, если он решает «переинсталлировать» свой внутренний компьютер с дуально-демонической версии на самоосвобождающуюся, постигает механизмы вхождения в Виртуальную Позицию Ума и начинает игру в целостной версии, то энергия внешнего зрителя будет изначально вписана в САМООСВОБОЖДАЮЩУЮСЯ модель игры! Сконцентрируемся на этом: МИР НЕ ПОВЕРИТ В ВАС ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ВЫ САМИ НЕ ПОВЕРИТЕ В СЕБЯ! ЕСЛИ УМ АРТИСТА ПРЕБЫВАЕТ В РАЗДЕЛЕННОЙ, ДЕМОНИЧЕСКОЙ МОДЕЛИ, ТО ЗРИТЕЛЬ ЕСТЕСТВЕННЫМ ОБРАЗОМ БУДЕТ ПЕРЕНИМАТЬ ЭТУ ДЕМОНИЧЕСКУЮ ПОЗИЦИЮ; ЕСЛИ ЖЕ УМ АРТИСТА С ПОМОЩЬЮ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННЫХ УСИЛИЙ НАСТРАИВАЕТСЯ НА САМООСВОБОЖДАЮЩУЮСЯ ВИРТУАЛЬНОСТЬ, ТО ЭНЕРГИЯ ВНЕШНЕГО ЗРИТЕЛЯ ИЗНАЧАЛЬНО БУДЕТ ВПИСАНА В ЭТУ ВЕРСИЮ ИГРЫ! То есть у смотрящего пространства изначально не будет выбора, т.к. оно ИЗНАЧАЛЬНО В ЦЕЛОСТНОЙ ПОЗИЦИИ! Изначально в игре, результат которой – САМООСВОБОЖДЕНИЕ! И вот здесь у зрителя начинают сокращаться те же мышцы, что и у артиста; тогда зритель незаметно для себя начинает вставать со своих кресел вместе с ним, рыдать, теряя свой «face-control», глупо смеяться, падать в обморок и переживать всю ту гамму чувств, в которую артист его увлекает. В этот момент «зеркальный эффект» Виртуальной Позиции Ума показывает свою молниеносную силу; тончайшие нити невидимой энергии соединяют обе стороны рампы в единое целое; а опытный мастер держит эти нити в состоянии натяжения, виртуозно управляя бурным течением и радостным танцем самой мощной энергии из существующих! И что же это за энергия?

ПУЧИНА МНОГОГЛАЗАЯ,



Танцующая, или Поющая Бездна!

В современном мире 92% информации человек получает через зрение. Остальные восемь делят между собой слух, осязание и обоняние. Исходя из этой статистики, можно без труда определить, что управляя зрением, управляешь человеком: «…в этой части мира, которая привыкла смотреть, и где культура сформирована во внешних, зрелищных формах, для духовного освобождения нужно использовать именно эту страсть. Страсть к поглощению зрелищных форм»505. То есть: В ЭТОЙ ЧАСТИ МИРА, КОТОРАЯ ПРИВЫКЛА СМОТРЕТЬ, И ГДЕ КУЛЬТУРА СФОРМИРОВАНА ВО ВНЕШНИХ, ЗРЕЛИЩНЫХ ФОРМАХ, ДЛЯ ДУХОВНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ НУЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ – СТРАСТЬ К ПОГЛОЩЕНИЮ ЗРЕЛИЩНЫХ ФОРМ! Это первое! Второе, что важно: «…внутри самой зрелищно-двойственной модели мира существует механизм, преобразующий её в единство, – механизм САМООСВОБОЖДЕНИЯ»506. То есть возможность «оседлать» эту потенцию изначально присутствует в нашем Уме. Она заключается в игривом взаимодополнении трех основных уровней Театра Реальности: тайного, внутреннего и внешнего. Как мы помним: тайный – это безграничная, вне форм, потенция смотрящего пространства – зритель; внутренний – это творческая способность актёра направлять эту энергию на конкретный сценарий; внешний – это все та же энергия зрителя, только оформленная актёром в реализацию задуманногов роль. И вся эта «пирамидальная» конструкция, опирается на «безмолвную зону» пустоты, на т.н. «пространство вариантов»507, или «соковое сознание»508, где хранится колоссальный энергетический потенциал. Можно сказать даже, что возможности Зрителя-пустоты поистине невообразимы, он может все, и рано или поздно нам придется в это поверить.



НО ВНИМАНИЕ! Его природа тотально безответственна! Он готов питать собой все что угодно! Будьте осторожны со своими желаниями и страхами! ОНИ СБУДУТСЯ! Эту важную вещь следует повторить ещё и ещё раз: в процессе, казалось бы, безобидного смотрения скрыта чудовищная сила! Это мощь Танцующей Виртуальности, что традиционно определяется как Танец Дракона! Составленное из «глаз-искр» тело танцующего Дракона (символ хаоса) – очень сильный образ509. Известно, что безжалостные удары его хвоста смертоносны! Под свою ответственность, я дерзнул бы, даже, провести некоторые аналогии с тем, что китайцы назвают – Дао, безымянным началом, («…в глазах Дао хранится тьма вещей»510). Известны, так же, аналоги из тибетской культуры, т.н. Мандалы Глаз, именуемые Океаном Восприятия511, или современные научные гипотезы, в которых вмещающее всё и вся пространство предстает в форме «мыслящей (или смотрящей) материи»512. Но для выражения тех же самых смыслов в Алхимии Игры мне нравится использовать другой классический вариант, на этот раз – русский: «В сказке о Василии Буслаевиче говорится, что плыл он к зеленым лугам; тут лежала Пучина Многоглазая. Стал он вокруг похаживать, сапожком её попинывать. «Не пинай меня, – говорит Пучина, – и сам тут будешь!» Расшутились тут люди Василия и стали через Пучину прыгать. Все перепрыгнули, а Василий прыгнул, да задел её пальцем правой ноги – да тут и помер»513.

Итак, ПУЧИНА МНОГОГЛАЗАЯ! По мнению Дэвида Бома, в каждом её кубическом сантиметре скрыта энергия триллиона атомных бомб!514 С моей же, скромной точки зрения, эта метафора означает следующее: ЕСЛИ МЫ СМОТРИМ СОЗНАТЕЛЬНО, МЫ ФОРМИРУЕМ ВНЕШНИЙ МИР; ЕСЛИ МЫ СМОТРИМ НЕСОЗНАТЕЛЬНО, ВНЕШНИЙ МИР ФОРМИРУЕТ НАС!515 Есть смысл подумать об этом, включая «на автомате» телевизор или компьютер! Есть смысл обращаться с атомной энергией смотрения СОЗНАТЕЛЬНО! Есть смысл хорошенько задуматься над фразой Екклесиаста: «Не насытиться око зрением», и обратить, наконец, внимание на то, какие «фильмы» мы просматриваем в своем Уме, в положении, максимально близком к состоянию альфа, например, перед тем как засыпаем. Дело в том, что они никуда не исчезают! Они записываются на «жесткий диск» мозга, сбрасыватся для обработки на более глубокие уровни Ума и затем всплывают на поверхность в форме ситуаций нашей повседневной жизни!

И что это означает? Это означает, что «…истина – всего лишь слово»516, и ясно одно: если наша роль переживает что-либо с убедительной верой в «предлагаемые обстоятельства», зритель в нас возведет это переживание в ранг истины! Например, «…если думающий (роль) замыслит, что Солнце вращается вокруг Земли, смотрящий (зритель) услужливо организует восприятие так, чтобы оно соответствовало этой идее; если же думающий решит, что Земля вращается вокруг Солнца, то смотрящий организует свидетельства по-новому…»517 и в дальнейшем будет яростно питать этот сценарий «электричеством смотрения». И это опять и опять означает, что есть смысл очень хорошо задуматься над тем, что мы сами, и только мы, своими собственными глазами, пишем сценарии своих жизней! Бесконтрольно фокусируя энергию смотрящего пространства Пучины Многоглазой, мы сами сажаем кактус, на котором спустя время обнаруживаем свой зад! Мир, как зеркало, всего лишь отражает наше отношение к нему. «Когда мы недовольны миром, он отворачивается от нас. Когда мы боремся с ним, он борется с нами»518. Когда мы грозим ему кулаком, он грозит в ответ. Это естественная игра нашего собственного восприятия, которую мы осознаём или нет!519 Такова природа мира-вместилища, в нем нет ничего не от нас!

Итак, ещё и ещё раз: МЫ ИМЕЕМ ДЕЛО С АБСОЛЮТНОЙ СИЛОЙ! Великий Ньютон называл её Sensorium Dei, визуальным органом Бога; безымянный поэт описывает это видение как «…покой и безумье, всюду смерть. Всюду Божьи глаза»520; так, совсем в стиле Алекса Грея521, зрачки предельного Шекспира пронизывают все повсюду, фразой: «Я знаю каждого из вас!», затягивая нас в пространство, в котором следуя музыкальному воображению английского писателя и лингвиста Дж.Р.Толкиена «…не от чего отсчитывать время»522. Бесспорно одно, – электричество глаз способно создавать и питать своей энергией как гениев, так и монстров! И важно раз и навсегда уяснить: «КЕМ МЫ СЕБЯ ВИДИМ, ТЕМ МЫ И СТАНОВИМСЯ»523. И последний раз, словами фантасмагорического Гебрея: «ЧЕЛОВЕК – ЭТО ТО, ЧЕМ ОН СЕБЯ ВООБРАЖАЕТ!»524

И как так получается?

ЭНЕРГИЯ ГЛАЗ



По-латыни – virtus animi! По Вильяму Блейку, – «Вечное Наслаждение»525. Это как раз тот сорт энергии, с каким я имею великое счастье работать: «…ее зовут Радостью и Наслаждением, и, хотя она постоянно кружится в нас, никто её не видел своими очами…»526 Известно, что у нее много названий: греки называли её «phren» – дух, жизненная сущность, или «эфир»; в латыни для обозначения духа и дыхания также употреблялось одно слово – spiritus; индийцы называют единство дыхания и творящего духа «праной»; китайцы – «ци»; японцы – «ки»; русские – «пучиной многоглазой»; барон Карл фон Райхенбах называет эти субматериальные силы «од» или «одической силой»527; иудейские пророки – «руах» (ruah или ruwah); великий Парацельс528 – «архей» (archaeus); Дени Дидро – «живой молекулой»529; Вильгельм Райх – «оргоном»; бушмены Южной Африки – «нум»; для герметистов это «эрос»; для африканских племен Дагонов – «амма»; у оккультиста-кроулианца Остина Спейра это «киа»530; для адептов дзогченаригпа531; считается также, что головной убор фараонов, пернатые змеи Мексики и Южной Америки, шаманская атрибутика… и т.д. и т.п. – все это указывает на использование особого сорта энергии, являющейся источником психической силы, харизмы, таланта, различного рода достижений и даже гениальности.

Для театрального человека легче всего понять термин ЭНЕРГИЯ ГЛАЗ как энергию смотрения, растворенную в темноте зрительного зала, энергию «глазельщиков»532, как называл зрителей Шекспир. Это то, чего не видно, но, тем не менее, эта «невидимость» заполняет собой все! Она пронизывает актёра изнутри, течет по его кровеносным сосудам, пульсирует в сердце. Это среда его обитания!533 Ведь «…если ты театральный актёр, то ты существуешь только до тех пор, пока на тебя смотрят»534. Если же нигде нет зрительских глаз, то, как говорят англичане: «Out of sight, out of mind»535! На своем личном примере могу сказать, что я переживаю себя рыбой в океане этой энергии и неотделим от её силового поля536. Это, подобно тотально изощренному видению Алекса Грея – «…море бессознательного, переливающееся искрами множества «глаз»«537. Это мой внутренний воздух, моя внутренняя пауза. Я проявляюсь из нее и, исчерпав себя в роли, возвращаюсь в нее же… Скажу, возможно, странную вещь – я никогда не играю перед внешним зрителем. Всегда из внутреннего «зрителя-пустоты», им и для него. А то, что эта игра становится достоянием внешнего мира, это уже отражение. Я как бы опрокидываю внутреннего зрителя на внешнего, внутреннюю модель Вселенной, на внешнюю. Можно сказать, что внешний зритель присутствует при моей разборке с Вечностью. То есть, я играю для Бога, или все же, для Вечности, находящейся в каждом из смотрящих на меня зрителей538. И это означает, что без зрителя я мертв. Я лишен диалога с Божественным в себе. Или, ещё более экстравагантно: три уровня Театра Реальности, можно метафорически рассмотреть как: глаза Роли, глаза Актёра и глаза Зрителя. Глаза Роли смотрят вовне; глаза Актёра – внутрь; глаза Зрителя – скрепляют все любовью. Совмещение этих трех уровней рождает глаза Повелителя Игры, или глаза Образа. Одним словом, когда человек-играющий обнаруживает для себя эту удивительную «инфра-фактуру»539 глаз, с одной стороны, он оказывается «…в едином океане текучего электричества, в бесконечном потоке со-существования и любви»540; и с другой – вся Вселенная оказывается на его ладонях. И почему? Потому что когда глаза Богов, или просто мудрых и опытных людей смотрят на тебя, «…их вхгляд дарит тебе новое рождение. Внутри тебя рождается что-то огромное и в то же время нежное и хрупкое, так что ты естественным образом сбрасываешь груз долгих лет ограниченнойти и неверия в свои силы. В их взгляде соединяется бесконечная любовь и таинственное лукавство – они видят Божество, обитающее в шумном переполненном доме»541. Таково благословение Пучины Многоглазой. Так, из фантастической фактуры «Пучины Многоглазой» можно лепить все что угодно! Любую ситуацию! Любую форму! Любую роль! Стягивать из пространства и растворять… стягивать и растворять… стягивать и растворять… Говоря словами Ричарда Фейнмана: «Возникать и аннигилировать, возникать и аннигилировать – какая пустая трата времени»542! Так возникает мощный символический ритуал, в «…экстатическом состоянии (которого) преобладает переживание интенсивной любви, счастливое осознание электрического, сексуального танца; экстатическое волнообразное единство…»543 В этот момент я знаю, что способен сыграть все, что захочу! «…и воспоминания о прежних заблуждениях отдельности, об ограниченности и боли вызывают ликующий смех»544.

Фактически, шкала методов в ИГРЕ классифицируется в зависимости от того, как артист использует энергию смотрящего пространства. Если он не готов держать в руках Энергию Глаз, тогда ему лучше сконцентрироваться на методах «отсечения» (например «четвертая стена» Дидро545), и упорно «качать мышцы Ума». Если же его амбиции распространяются на то, чтобы держать Энергию Глаз «в узде», тогда ему необходимо освоить такие методы, как «внутренние игры» Михаила Чехова или, например, методы работы со Сценой Театра Реальности, или мужским и женским аспектами из компендиума ПУТИ ИГРЫ. Но если он уже готов к тому, чтобы не проводить разделения между собой и зрителем, если он понимает, что реализуется не он, а смотрящее пространство, что он всего лишь инструмент, тогда его метод – это квантовый прыжок в пустоту с пустыми руками. Тогда он – ПОВЕЛИТЕЛЬ ИГРЫ! ПОВЕЛИТЕЛЬ ВДОХНОВЕНИЯ! ПОВЕЛИТЕЛЬ ВИРТУАЛЬНОСТИ! Тогда он – ТАНЦУЮЩЕЕ БОЖЕСТВО ЛЮБВИ! Он вне восприятия, вне зрелищности, обнимает собой все и никому не принадлежит, т.к.: «Сущность жизни нельзя увидеть: она содержится в Свете Сердца. Свет Сердца нельзя увидеть: он хранится в глазах»546, и точно так же, как: «…конечная цель артиста – не визуальное, визуальное – только средство, но не цель…»547, а «…атомы – это не объекты»548. Одним словом, «Самого главного глазами не увидишь»549. И это утверждение, опираясь на сложные и довольно пространные вычисления, доказывает современная астрофизика: «…более 90% массы Вселенной увидеть невозможно»550. И последний раз, словами досадующего Мейерхольда: «Актёр застрял на мире видимого!»551 Идите глубже!

OPUS MAGNUM,

или, – МИСТЕРИЯ ТРАНСМУТАЦИИ. Суть в следующем: присутствие в ВИРТУАЛЬНОЙ ПОЗИЦИИ УМА способствует трансурановой кристаллизации мозга, то есть «инкрустации» атомами стабильных трансуранов. И что это за атомы? Эти атомы возникают в период стрессового пребывания Ума в Виртуальной Позиции. Интересно, что их невозможно зафиксировать, но результаты их воздействия наглядны. Известно также, что их виртуальное присутствие обнаруживается только в процессе взаимодействия других частиц, т.е. они существуют только «…актуально, здесь и теперь – порождаются в процессе взаимодействия других частиц, выполняют свою функцию и исчезают, как будто их никогда и не было»552.

Но! В эти моменты, говоря простым языком, НАШ МОЗГ РАСТЕТ! То есть ЭВОЛЮЦИОНИРУЕТ! Это происходит потому, что «…стресс (который нельзя определить ни как негативный, ни как позитивный) порождает в организме высшего животного мощный всплеск психической энергии. Этот всплеск приводит к механической сшибке атомов различных элементов в новые элементы (стабильные трансураны), не существующие в мертвой природе…»553 Так с их помощью наш мозг, как огромный колеблющийся жидкий кристалл, генерирующий психическую энергию, трансформируется в иное, более совершенное положение554. Пользуясь алхимической терминологией Юнга, по мере развития этого процесса происходит т.н. «нагревание», «возгонка», или, как это принято называть в традиционной алхимии, МУЛЬТИПЛИКАЦИЯ, (умножение, увеличение, усиление) или, говоря словами Авиценны: «…формирование одушевленных мысленных образов, с помощью которых Ум познает себя»555. То есть, «…в момент, когда ты осознаешь свою внутреннюю сущность, частота твоих колебаний изменяется, и изменяется окружающая тебя Вселенная. Таков космический закон»556. Итак, «…артист должен гореть, если он действительно хочет творить…»557; однако «…повышение температуры должно соответствовать усилению способности Ума выдерживать такое нагревание, чтобы осуществить мультипликацию в пределах своего внутреннего, сакрального пространства»558. И «…тот, кто сам не работал у горна, будь он даже мудрейшим и тончайшим теоретиком, никогда не поймет, ни сколь тесна связь художника с материей – Госпожою Мысли его, ни какими откровениями она может с ним поделиться, будучи выведена огнем из своего сонного состояния»559. Так рождается новый стиль присутствия в мире, новое видение мира – МИФОЛОГИЧЕСКОЕ, т.е. слитое воедино с Вечностью560.

Все вышесказанное подразумевает, что «…мозг человека, претерпевающего трансурановую мутацию, может аккумулировать космическую энергию по принципу лазера, отражая и приумножая…»561, т.е. становится способным на акт теургии, т.е. «…творчества всего сущего путем эманации, отчуждения из мозга копий идей (форм) как психофизических голограмм с последующей их материализацией…»562. Практически теургическая потенция Театра Реальности осваивается в ИГРЕ через отождествление с качествами Повелителя Игры. Его грандиозный мозг, как известно, МОЖЕТ ВСЕ!563 «Он находится в субъядерных гравитационных полях, которые создают соразумное, глубоко проникающее, вездесущее и одновременно существующее, единое физическое поле, всегалактический сознательный компьютер, в который всасывается индивидуальный нейрогенетический организм»564. В нем нет полярности, нет дуализма, но есть множественность, т.е. его «аппарат» способен проецировать реальность множественности миров вне объект-субъектного разделения. И как только происходит эта трансформация сознания, «…человек начинает участвовать в центростремительном танце мироздания»565. В танце, который Христиан Розенкрейц, например, именует «Химической свадьбой»566, и в котором «…мы – это миллиарды световых лет от головы до пят, наши тела безграничны, и это и есть Вселенная»567. Та самая, что теперь является нашей, и в которой «…Создатель доволен нами, и мы видим, что являемся Создателем и можем создавать везде, всегда и навечно, и мы являемся помощниками Создателя, и как сам Создатель создаем Создателя и здесь мы приходим к точке единения всех»568

Итак: МИСТЕРИЯ ТРАНСМУТАЦИИ порождает внутри нас сущность, которую в отличие от «кристаллизованного человека» алхимиков, «шизофренического тела» Жиль Делёза569 и «Кибер-личности»570 Тимоти Лири я называю МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ571, или СВЕРХМАРИОНЕТКОЙ.

СВЕРХМАРИОНЕТКА



Virtus, или Божество Сердца!

Пройти через процесс разотождествления со своим нейротизмом (эмоциональной подвижностью), со своим, столь близким к пониманию «себя», телом, и превращения его в послушный, многоуровневый инструмент, используемый в дальнейшем для реализации определенных задач, очень непростой трюк! Согласитесь, что преодоление сформированных демонической версией игры рефлексов, или импринтов, – моральных и этических канонов сообщества, своей социополовой роли и т.д. и т.п. – очень непростая задача. Так на сцене ИГРЫ возникает т.н. СВЕРХМАРИОНЕТКА!572

И что это такое?

Следуя наставлениям герметистов: «Превратите труд в игру! Сделайте любое иго благом!», можно заявить, что это воплощение т.н. ВОЛИ К ИГРЕ!573 Воплощение воли к творческому преображению, к эволюционной трансформации, к преодолению ограниченной демонической версии. Но важно понимать следующее: если Повелитель Игры это единство зрителя-актёра-роли, то Сверхмарионетка – это отдельно взятый аспект актёра – воплощение сознательной и направленной ВОЛИ К ИГРЕ! Очень интересные параллели в этом контексте можно провести с т.н. венчурными персонажами574, занимающими особое место в Империи Игры среди всех видов актёрства, т.е. с жестоким и сверхчеловечным мировоззрением т.н. «людей без кожи»: КЛОУНА575, ШУТА576, ЮРОДИВОГО577 и ТРИКСТЕРА578. Именно через них, презрение к актёру, рождающееся из страха и сознания «неблагородства» его ремесла, сжатое Луи Жуве в формулу: «В ремесле актёра есть что-то грязное…»579, а Максом Нордау в: «Искусство актёра, это обезьянье искусство»580… и в тоже время из великой признательности к нему, «…героически взявшему на себя роль жертвы, обреченной на заклание»581, выплавляется идея великого значения актёра-мастера, своеобразного «Козла отпущения», артиста «милостью божьей», призванного искупить взваленный на него чужой грех в экстазе самоискупляющей игры.

Итак, весь «компендиум методов» работы со СВЕРХМАРИОНЕТКОЙ призван организовать и защитить процесс проявления и взращивания ВОЛИ К ИГРЕ! И первым шагом в этом процессе является непосредственный выход на сцену Театра Реальности! Проделаем это: зритель, в форме Золотой Гирлянды Мастеров, амфитеатром вокруг нас. Это глаза Вечности, Пучина Многоглазая. Мы в центре, в своей обычной форме. Войдем в Круг Мастерства. Это означает, что, успокаивая дыхание, мы успокаиваем Ум. Представьте, что с каждым вдохом вы втягиваете в себя тот же воздух, каким дышали Шекспир и Леонардо, Бетховен и Пушкин, Моцарт и Нижинский… и вот вы уже в Виртуальной Позиции. Теперь давайте увидем, как под воздействием энергии взгляда Золотой Гирлянды наше тело расщепляется, как бы «растворяется в глазах», т.е. исчезает как что-то личностное или, проще говоря, очищается. (Этот процесс можно представлять по-разному: одни видят его в стиле компьютерной графики; другие более физиологично, с отслаиванием мяса от костей или с эффектом разложения и тления; третьи просто растворяются в свете и т.д. Любые игры воображения возможны и все будет правильно.) Затем на этом «очищенном» месте из пространства, как щелчок пальцами, кристаллизуется новая форма, которую вслед за великим Гордоном Крэгом мы назовем СВЕРХМАРИОНЕТКОЙ, или Virtus.

В контексте ПУТИ ИГРЫ это имя означает светоносную форму плазменной природы582, поддетую на нитях энергии, струящейся из глаз Золотой Гирлянды Мастеров.583 Иногда мне нравиться думать о том, что это Ангел, чаще всего цвета индиго, фиолетовый или радужный. Одним словом – «…хороший актёр телесно не видим. Публика должна иметь возможность забыть актёра. Актёр должен исчезнуть. И тогда в сознании зрителя, благодаря его фантазии, возникает нечто совсем иное»584. Или, чуть иначе: «Если ты не сделаешь тело бестелесным и не сделаешь бестелесное телом, то ожидаемого результата не будет»585.

Возможен и другой способ обнаружения присутствия Сверхмарионетки: мы встаем или садимся перед зеркалом и смотрим в пространство как бы сквозь свое отражение. Мы не концентрируем взгляд ни на чем конкретном и ничего не оцениваем. Мы смотрим прямо в глаза тому существу, которое играет «роль нас»586. Используя этот метод, мы можем ежесекундно, или по крайней мере при каждом взгляде на себя в зеркало или на свое отражение в стекле в метро или в витринах магазинов, наслаждаться тем, с каким жестоким совершенством это существо играет «роль нас» и весь мир вокруг нас. Это исполнение поистине виртуозно! В дальнейшем, обретя определенные навыки, мы сможем постоянно смотреть в мир, в воспринимаемую нами картинку мира, и видеть то, что за ней, т.е. пространство, открытое, ясное и безграничное, зрителя, который присутствует за всей той видимостью, что играется перед нашим зачарованным взором. И, наконец, мы сможем узнавать и наслаждаться присутствием в творческой потенции актёра, который способен ИГРАТЬ с возможностями первого в союзе со вторым. Так, навык в переживании себя Сверхмарионеткой становится основой всех алхимических экспериментов и источником всяческих трансформаций и метаморфоз. «Актёр должен уйти, а на смену ему должна прийти фигура неодушевленная – назовем её Сверхмарионеткой, покуда она не завоевала права называться другим, лучшим именем»587. Или словами Жака Лекока: «В самый центр нашего искусства я ставлю действующего мима, это и есть тело театра – способность в игре становиться другим, создавать и передавать иллюзию возникновения любой вещи»588

Еще раз: СВЕРХМАРИОНЕТКА – ЭТО ВОПЛОЩЕНИЕ СОЗНАТЕЛЬНОЙ И НАПРАВЛЕННОЙ ВОЛИ К ТВОРЧЕСТВУ! Здесь важно обратить внимание на то, что на практике Сверхмарионетка неотделима от целого, она – одно из качеств целостной природы Повелителя Игры и отдельно рассматриваемый аспект ВОЛИ К ИГРЕ существует только теоретически.

И, наконец, самое главное из того, что я знаю о ней: у Сверхмарионетки нет сердца! И что это означает? Это означает, что «…творящие суровы! Для них блаженство – сжать в руке тысячелетия, словно воск»589 Сверхмарионетка не умеет ни плакать, ни смеяться! Она непроницаема для боли, страдания, любви и для всего «…человеческого, слишком человеческого»590! Не пытайтесь пронять или разжалобить её! Это воплощение тотальной жестокости! её суть – ТОТАЛЬНАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ!

ТЕАТР ЖЕСТОКОСТИ



Итак, – «Вы должны обрести чувство экстаза, вы должны утратить себя… Сверхмарионетка не станет соревноваться с жизнью и скорее уж отправится за её пределы. Её идеалом будет не живой человек из плоти и крови, а, скорее, тело в состоянии транса: она станет облекаться в красоту смерти, сохраняя живой дух… Сверхмарионетка – это актёр плюс вдохновение минус эгоизм…»591 То есть, для того чтобы быть эффективным, нужно уметь, совсем в стиле французского Гиньоля592, или концертных выступлений Джима Моррисона593, быть жестоко-циничным, неличностным. Сверхмарионетка носом чует, что «…все видимое – иллюзии, рождаемые из Праджняны594. Тот, кто постиг, – безразличен к миражам. (…) Так исчезает разделение на видящего и видимое»595. И это, подобно человеку-индиго596 означает силу и мастерство воспринимать объект как хирурги воспринимают людей, которых оперируют. Они видят их не как живых, чувствующих существ, не как личностей с именами, заслугами и опытом, но как неодушевленный кусок мяса. Эмоции в процессе операции не играют у Великого Мастера никакой роли. За пределами профессии, на территории жизни, Мастер может позволить себе «…человеческое, слишком человеческое», но в границах профессии он знает, что должен быть жестоким, сверхчеловечным, тотально неличностным! «И только когда мы достигаем бесчувственности и предельной извращенности, природа начинает открывать нам свои тайны, и только оскорбляя её, мы способны её разгадать»597 Или, вот несколько цитат из позднего Ницше: «Нет истин «крупного стиля», которые были бы открыты при помощи лести, нет тайн, готовых доверчиво совлечь с себя покровы: только насилием, силой и неумолимостью можно вырвать у природы её заветные тайны, только жестокость позволяет в этике «крупного стиля» установить «ужас и величие безграничных требований». Все сокровенное требует жестких рук, неумолимой непримиримости: без честности нет познания, без решимости нет честности, нет «добросовестности духа»: «Там, где покидает меня честность, я становлюсь слеп; там, где я хочу познать, я хочу быть честен, то есть строг, жесток, неумолим»«… Итак, – «…есть великое блаженство в сердечной окаменелости – такое, какое вы не можете даже вообразить. Оно походит на вечно звучащую сладостную мелодию… Будьте здесь, на Земле, подобны машине, человеку в летаргическом сне! …вначале это кажется вам странствованием по безотрадной пустыне – быть может, в течении долгого времени – но затем вас внезапно озарит свет и вы увидите все – и прекрасное, и безобразное – в новом, невиданном блеске. Тогда для вас не будет важного и неважного – происходящее станет для вас одинаково весомым»598 Так Сверхмарионетка становится персонажем Мифа, связывающим воедино Вечность (уровень зрителя) и «профанно-чувственную» невротичность (уровень роли) в одно целое, безжалостно разворачивая тем самым уникальность «анатомического театра»599 жизни. Одним словом – «…призрак, играющий в жизнь, и есть актёр»600. Этот грозный джентльмен, (или леди, это как вам будет угодно), руководствуется только одним правилом – НИКАКИХ ПРАВИЛ! Сверхмарионетка, как «современный лидер», или человек-индиго, говорящий на птичьем языке601, (на языке числа
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница