Сагимбаев А. В. Установление границы между Трансиорданией и владениями Абд аль-Азиза ибн Сауда




Скачать 84.06 Kb.
Дата19.06.2016
Размер84.06 Kb.





Сагимбаев А.В.

Установление границы между Трансиорданией и владениями Абд аль-Азиза ибн Сауда (1920- е – начало 1930 –х гг.).
Создание Великобританией в 1921 г. на территории Заиорданья отдельного государства во главе с представителем хашимитов Абдаллахом, незадолго до этого руководившим военными действиями против Абд аль-Азиза в Хиджазе, привело к серьезному осложнению британско - недждийских взаимоотношений. Важнейшей проблемой двухсторонних отношений явилось разрешение возникших в этой связи территориальных споров и проблем. В соответствии с решениями, принятыми в ходе конференции в Сан-Ремо, подмандатные владения Великобритании должны были включать в свой состав оазис Маан, порт Акабу и северную часть Вади ас-Сирхана, которая обеспечивала связь Заиорданья с Ираком1. В специальном меморандуме Форин Офиса от 29 ноября 1920 г. отсутствовали четкие рекомендации относительно определения южной границы Заиорданья. Вместе с тем, в документе содержалось предложение о проведении в дальнейшем при посредничестве Великобритании переговоров между правительствами Хиджаза и иорданского государства по поводу разрешения пограничных проблем2.

Осуществляя подготовку к захвату Хиджаза, Абд аль-Азиз стремился нейтрализовать союзников Хусейна. Отсутствие официально признанной пограничной линии, а также многочисленные инциденты, вызванные столкновениями иорданских и недждийских племен, предоставили правителю Неджда повод для организации вторжения на территорию Трансиордании. В июле 1922 г. отряды ихванов захватили оазисы Джауф, Тайма и Табук, заставив местное население присягнуть на верность Абд аль-Азизу. Продвигаясь далее на север, ихваны вышли на подступы к Амману и заняли Вади ас-Сирхан, перерезав, таким образом, «коридор», связывавший подмандатные владения Великобритании. Для защиты Аммана были использованы британские ВВС, а также подразделения формировавшегося в Заиорданье под руководством английских офицеров Арабского легиона, вынудившие ихванов покинуть пределы страны3.

В ноябре 1922 г. в Аль-Укайре по инициативе Великобритании открылась конференция с участием представителей Неджда, Ирака, Кувейта и Трансиордании, основной задачей которой являлось согласование пограничных линий и разрешение территориальных споров. Несмотря на достигнутые в ходе переговоров положительные результаты, вопрос о границе между владениями Абд аль-Азиза и Трансиорданией остался неразрешенным. В ноябре 1923 г. Великобритания организовала на территории Кувейта очередную встречу представителей Неджда, Ирака и Трансиордании. Переговоры по поводу разрешения пограничных проблем, продолжавшиеся с перерывами до апреля 1924 г., вновь не привели к каким-либо практическим результатам4.

С целью не допустить оказания военной помощи Хиджазу со стороны Трансиордании, летом 1924 г. Абд аль-Азиз отдал распоряжение эмиру Джабель Шаммара Абд аль-Азизу ибн Мусаиду подготовить и провести вторжение на иорданскую территорию. В августе ополчение недждийских племен и отряды ихванов общей численностью до 4 000 человек захватили пограничную крепость Каф и, практически не встречая сопротивления, продвинулись до окрестностей Аммана. Для защиты иорданской столицы по распоряжению командующего Арабским легионом Ф. Г. Пика были направлены механизированные подразделения, поддержанные авиацией. Не выдержав атаки бронеавтомобилей и ударов с воздуха, недждийские войска начали поспешное отступление, потеряв убитыми по данным британских офицеров, участвовавших в бою, не менее 500 человек5.

Второе поражение в Трансиордании окончательно убедило Абд аль-Азиза в том, что Великобритания, отказавшись от поддержки Хиджаза, намерена, тем не менее, жестко ограничить экспансию Неджда в северном направлении. Он был вынужден отказаться от дальнейших крупных военных вторжений на территорию британских подмандатных владений и прибегнуть к исключительно дипломатическим механизмам разрешения пограничных проблем. Великобритания, со своей стороны, стремясь избежать прямого конфликта с Недждом, намеревалась добиться урегулирования вопроса о южной границе Трансиордании до окончательного завоевания Абд аль-Азизом Хиджаза. С этой целью британская дипломатия отказалась от прежней практики созыва конференций и cделала ставку на двухсторонние переговоры.

10 октября 1925 г. в лагерь Абд аль-Азиза, расположенный между хиджазскими селениями Бахра и Хадда на дороге Мекка-Джидда, прибыл специальный представитель правительства Великобритании Г. Клейтон, наделенный всеми необходимыми полномочиями для обсуждения путей и механизмов урегулирования пограничных проблем. В ходе переговоров, продолжавшихся в течение трех недель, правитель Неджда согласился пойти на серьезные уступки в отношении определения северных рубежей своих владений в обмен на официальное признание британской стороной аннексии Хиджаза.

2 ноября в Хадде было заключено соглашение, явившееся, фактически, первым юридическим документом, определявшим границу между владениями Абд аль-Азиза и Трансиорданией. В соответствии с его положениями, граница начиналась на северо-востоке от точки пересечения тридцать второго градуса северной широты и тридцать девятого градуса западной долготы, где заканчивалась граница между Ираком и Недждом, и шла по прямой линии до точки с координатами тридцать один градус 30 минут северной широты и тридцать семь градусов восточной долготы. Затем пограничная линия следовала по тридцать седьмому меридиану до его пересечения с параллелью тридцать одного градуса 25 минут северной широты, а из этой точки шла по прямой до пересечения тридцать восьмого меридиана с тридцатой параллелью, и далее – по параллели двадцать девятого градуса 35 минут северной широты. Таким образом, Абд аль-Азиз был вынужден отказаться от требования установить прямую границу Неджда с Сирией и согласился на существование «коридора», связывавшего Трансиорданию с Ираком. Кроме того, он обязался не допускать вторжения недждийских вооруженных сил на иорданскую территорию. В соответствии с положениями документа, набеги племен на территорию сопредельного государства, повлекшие человеческие жертвы и материальные потери, должны были рассматриваться как акты агрессии. Для расследования подобных инцидентов предполагалось создание по согласованию правительств Неджда и Трансиордании специального судебного органа во главе с представителем третьей стороны. В целях налаживания взаимного сотрудничества в урегулировании пограничных проблем предполагалась организация регулярных встреч британского уполномоченного в Трансиордании и правителя недждийской провинции Вади ас-Сирхан, или их представителей. Положениями документа обуславливался также порядок перехода границы иорданскими и недждийскими племенами. Оказавшись на сопредельной территории, они должны были пользоваться одинаковыми правами с племенами, находящимися под юрисдикцией данного государства, при условии соблюдения местного законодательства. Британская сторона, кроме того, предоставляла твердые гарантии безопасности недждийским торговым караванам, следовавшим через иорданскую территорию в Сирию6.

Несмотря на все достигнутые договоренности, Абд аль-Азиз отказался обсуждать вопросы о принадлежности Маана и Акабы и определения иорданско-хиджазской границы. Ситуация на южных рубежах Трансиордании продолжала оставаться напряженной. Для охраны границ и предотвращения набегов во второй половине 1920-х гг. по распоряжению Абдаллаха был создан корпус «полиции пустыни», в состав которого набирались иорданские бедуины, проходившие подготовку под руководством английских офицеров. С помощью британской авиации была организована система воздушного контроля над пограничной зоной. Принятые меры позволили к началу 1930-х гг. существенно стабилизировать обстановку на границе с владениями Абд-аль-Азиза, и способствовали прогрессу в процессе переговоров по поводу установления взаимопризнанной границы.

В мае 1927 г. по итогам конфиденциальных консультаций Г. Клейтона, являвшегося к тому времени постоянным представителем Великобритании в Эр-Рияде, и Абд-аль-Азиза был подписан англо-недждийский договор о дружбе и добрых намерениях. Положениями данного документа дезавуировалось прежнее соглашение от 1915 г. и признавалась «полная и абсолютная независимость» Неджда и присоединенных к нему территорий. Абд аль-Азиз обязался уважать «особые права» Великобритании в Кувейте, Катаре, Бахрейне и Договорном Омане и соблюдать статус-кво в отношении Акабы и Маана, отказавшись, однако, признать законность их присоединения к Трансиордании7.

В письме Абд аль-Азизу от 17 мая 1927 г. Г. Клейтон изложил британский вариант установления иорданско-хиджазской границы: «Граница между Хиджазом и Заиорданьем начинается от пересечения меридиана тридцать восьмого градуса восточной долготы, каковой пункт означает окончание границы между Недждом и Заиорданьем, и далее следует по прямой линии до пункта на хиджазской железной дороге в двух милях от Мудаура [Аль-Мудаввара]. Отсюда она идет по прямой линии до пункта на Акабском заливе в двух милях к югу от города Акаба»8. В ответном послании от 21 мая Абд аль-Азиз заявил о близости позиций сторон в вопросе определения иорданско-хиджазской границы, но подчеркнул, что считает невозможным «при настоящих обстоятельствах заключить окончательное соглашение по данной проблеме. Тем не менее, - отмечалось в документе, - ввиду нашего искреннего желания сохранить сердечные отношения на основе крепких уз дружбы, мы выражаем Вашему превосходительству свою готовность сохранить статус-кво в Маан-Акабском округе, и … обещаем не вмешиваться в управление им, впредь до того момента, когда благоприятные обстоятельства позволят достичь окончательного урегулирования проблемы»9.

В ходе дальнейших переговоров с правителем Неджда, Г. Клейтон особо подчеркивал значение Акабы для обеспечения безопасности зоны Суэцкого канала. Маан же был, по его мнению, необходим для защиты Заиорданья и Палестины. В обмен на согласие Абд аль-Азиза по вопросу определения границы британская сторона гарантировала помощь в восстановлении железнодорожной линии Табук-Медина. Г. Клейтон, кроме того, предложил связать хиджазскую железную дорогу через территорию Трансиордании и Палестины с египетской железнодорожной сетью, что должно было ослабить экономическую зависимость Хиджаза от Сирии10. Абд аль-Азиз, однако, отказался на тот момент связать себя какими-либо твердыми обязательствами в отношении хиджазско-иорданской границы. Тем не менее, в соответствии с положениями договора он обязался признать Абдаллаха в качестве законного правителя Трансиордании и решать все межгосударственные проблемы исключительно дипломатическим путем.

В марте 1933 г. премьер-министр Трансиордании и министр иностранных дел Саудовской Аравии обменялись посредством представителя Верховного комиссара Палестины посланиями, в которых выражалась готовность к взаимному признанию и установлению дружественных отношений. В мае в Джидду прибыла иорданская правительственная делегация, в составе которой находился, в качестве эксперта по пограничным проблемам командующий Арабским легионом Дж. Глабб. Переговоры, в которых активное участие принимали британские представители, продолжались в течение двух месяцев. В июле 1933 г. делегации Трансиордании и Саудовской Аравии встретились в Иерусалиме и, после непродолжительных консультаций, подписали договор о дружбе и добрососедстве, а также протокол о посредничестве. В соответствии с положениями договора, предусматривалось установление отношений дружбы и взаимопонимания между двумя странами, урегулирование всех конфликтных ситуаций посредством арбитража, организация системы совместного контроля над перемещениями племен в пограничной зоне и предотвращение набегов на территорию сопредельного государства. Важнейшим следствием договора явилось фактическое признание Абд аль-Азизом южной границы Трансиордании и включение в ее состав Акабы и Маана.



Договор, подписанный в июле 1933 г. в Иерусалиме, явился заключительным в серии международно-правовых актов, определивших в 1920-х – начале 1930-х гг. границы владений Абд аль-Азиза и британских подмандатных территорий. Созданный в данный период механизм урегулирования территориальных споров и пограничных проблем послужил основой для последующего развития двухсторонних отношений между иорданским государством и Саудовской Аравией.

1Lenczowski G. Lenczowsky G. The Middle East in World Affairs. N.Y., 1957. – P.546.

2 Documents on British Foreign Policy. Ser. 1(1918-1939). – L, 1949-1961. Vol. 13. - P.399. В османский период Маан и Акаба входили в состав вилайета Дамаск. После изгнания Фейсала из Сирии шериф Мекки Хусейн объявил о распространении суверенитета Хиджаза на Маан и Акабу, мотивировав данный шаг просьбами местного населения.


3 Philby H. Saudi Arabia. L., 1955. – P. 291.

4 Mansor M. Arab World. Political History, 1900-1967: A Chronological Study. Vol. 1 (1900-1941). The University of Wisconsin Press, 1972. – November 17, 1923, April 12, 1924.


5 Philby H. Op. cit. – P. 294.

6 РГАСПИ, Ф. 532, Оп. 4, д. 20, л. 1-2.

7 Hurewitz J. C. Diplomacy in the Near and Middle East. A Documentary Record. Vol. 2. British-French Supremacy, 1914-1945. Princeton, Yale University Press, 1979.– P. 149-150.

8 РГАСПИ, Ф. 532, Оп. 4, д. 20, л. 3.

9 Там же – Л. 4.


10 Там же. – Л. 5.






База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница