С. петербург




страница1/21
Дата14.07.2016
Размер3.21 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Путешествие по Киргизским степям и Туркестанскому краю.

А. Макшеева
С.-ПЕТЕРБУРГ.

Военная Типография (в здании Главнаго Штаба).

1896.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

Первое путешествие в 1848 году.

I. Наше положение в Оренбургской Киргизской степи в 1848 году. Начальник Оренбургскаго края Обручев и его отношение к Киргизской степи. Заведение степных укреплений. Войска в укреплениях. Снабжение укреплений и сообщения с ними. Топографический очерк пути от Орска до Раима. Степные походы. Набеги хивинцев в окрестности Раима. стр. 6

II. Мой первый поход на Сыр-Дарью. Приезд в Оренбург и назначение в степь. Приготовление к походу. Состав транспортов и отрядов. Выступление. Походная обстановка. Пал. Переправа чрез Орь. Шевченко. Джангыс-агач. Основание Карабутакскаго форта. Дела с хивинцами 26 мая. Уральское укрепление. Поход чрез Кара-Кум. Последний переход. Раимское укрепление и передовые посты. Пребывание в Раиме. Поездки в окрестности. Известия из съемочнаго отряда. Начало метеорологических наблюдений в Раиме. Спуск шкуны Константин. Известия из Оренбурга о холере................... стр. 22

III. Плавание по Аральскому морю. Описная экспедиция. Выступление экспедиции из Раима. Сыр-Дарья от Раима до Кос-Арала. Форт и ватага на Кос-Арале. Кос-Аральские рыбаки. Состав и обстановка описной экспедиции. Северные берега моря; остров Куг-Арал и полуострова Кара-тюбе и Куланды. Остров Барса-Кильмас. Западный берег моря. Южный берег мора. Открытие Царских островов. Окончание кампании............................ стр. 50

IV. Возвращение на линию и занятия в 1849 и 1850 годах. Обратное плавание по Сыр-Дарье. Обратное путешествие до степи. Возвращение в Оренбург и представление отчетов. Записка о военной экспедиции в Хиву. Описание Аральскаго моря. Статистика Пермской губернии.... стр. 75

ПРИЛОЖЕНИЕ:



О военной экспедиции в ХивуВ чем состоит трудность экспедиции в Хиву? Обзор пространства между пределами России и Хивою. Моря Каспийское и Аральское. Пути к Хиве. От Сарайчикова чрез Усть-Урт. От Оренбурга по западному берегу Аральскаго моря. От Орска чрез Сыр-Дарью. Сравнение путей к Хиве. Выбор пути для экспедиции. Сила, состав и пункты выступления экспедиции. Время и продолжительность экспедиции. Обоз. Устройство этапов и разделение отряда на эшелоны. Заключение............................ стр. 82

Второе путешествие в 1851 году.

V. Второй поход на Сыр-Дарью и осмотр степных укреплений. Смена Обручева Перовским. Мое назначение в степь. Набеги ак-мечетских киргиз на окрестности Аральска и разбитие русскими коканской крепостцы Кош-курган в 1850 году. Поход на Сыр-Дарью и инспектирование укреплений. Осмотр окрестностей Аральска. Угон табуна в Уральском укреплении. Уральский казак Соколов. Охота на кабанов. Оренбурское укрепление и следствие о злоупотреблениях его начальника. Ксендз—солдат. Чумекеевский аул. Возвращение в Оренбург и знакомство с Перовским................... стр. 106

VI. Представление отчетов и дальнейшия работы. Мое положение при Перовском. Составление правил для следования транспортов по степи и исправление маршрутов. Предложение о новом способе транспортировки тяжестей в степныя укрепления. Составление правил о почтовом сообщении между укреплениями и линиею. Уменьшение гарнизонов в степных укреплениях. Установление отчетности по степным укреплениям. Составление плана и сметы Казалинскаго форта. Дальнейшая судьба форта ………… стр. 117

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Извлечение из отчета о движении транспортов по степи в 1851 году. Состав транспортов. Следование их в укрепления и обратно. Меры для облегчения следования транспортов. Следование легкаго отряда с инспектором укреплений...................стр. 124

2. Извлечение из отчета о степных укреплениях в 1851 году. Фортификационное устройство укреплений и постройки в них. Заготовление сена, топлива и овощей. Положение гарнизонов и состояние здоровья в укреплениях. Устройство поселений при укреплениях. Хлебопашество в Аральском и других укреплениях. Прочие промыслы поселенцев. стр. 129

3. Записка о нижней части реки Сыра, как оборонительной линии. Долина праваго берега р. Сыра от устья до Кош-кургана. Обезпечение района Аральскаго укрепления с фронта. Необходимость устройства форта на Сыре выше укрепления. Выбор места для форта. Определение силы форта. Примерное распределение войск, находящихся в Аральском укреплении. Места на Сыре, выше Казалинскаго форта, которыя, в случае надобности, могут быть заняты. Польза занятия пункта на Куване.....стр. 147

Третье путешествие в 1853 году.

VII. Занятия, предшествовавшия ак-мечетской экспедиции. Перемена направления нашего движения в Среднюю Азию. Дело с коканцами и хивинцами 4 марта 1852 года. Мнение о Якуб-Беке султана Ахмеда. Мысль о соединении линиею передовых укреплений оренбургскаго и сибирскаго ведомств. Командировка Бларамберга. Составление реляции о походе Бларамберга. Летняя кочевка Перовскаго. Опыт летучей почты. Работы в виду предстоящей экспедиции в Ак-мечеть. Четырех месячный отпуск и исполнение поручений Перовскаго в С.-Петербурге. Проект занятия низовьев Сыр-Дарьи.................... стр. 154

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Предположение о занятии низовьев р. Сыра. Цель занятия Сыр-Дарьи. Недостаточность Аральскаго укрепления в этом отношении. Выбор пунктов на правом берегу Сыра под укрепления и определение величины гарнизонов. О средствах к существованию укреплений на реке Сыре. Об отношениях укреплений к киргизам. Необходимость признать за государственную границу русло Куван-Дарьи. Об экспедиции для занятия праваго берега реки Сыра..................стр. 168

VIII. Третий поход на Сыр-Дарью, в составе ак-мечетской экспедиции. Мое назначение в экспедицию. Приготовительныя работы в Оренбурге. Выезд. Войска, назначенныя для занятия низовьев реки Сыра. Движение войск с линии до Аральска. Движение экспедиционнаго отряда от Аральска. Ускорение походнаго движения. Прибытие под Ак-мечеть. Состав и числительность отряда. Крепость Ак-мечеть и расположение наших войск. Молебен и сигнальныя ракеты. Устройство батарей и артилерийский огонь. Ведение траншей. Переговоры с неприятелем. Постройка бараков и обилие работ. Первая рекогносцировка к Сагазы. Вторая рекогносцировка к Сагазы, исправление дороги и разстановка передовых постов. Поиск к Джулеку. Последний период осады. Штурм Ак-мечети 28-го июля. После штурма на перевязочном пункте. Потери наши и неприятельския. Пленные и трофеи. Войска, оставленныя во вновь занятом крае. Награды....................стр. 182

ПРИЛОЖЕНИЯ:

1. Ведомость о численности русских войск под Ак-мечетью. стр. 218

2. Список лиц офицерскаго звания, бывших под Ак-мечетью. стр. 219

3. Ведомость о численности отряда, производившаго поиск к Джулеку. стр. 222

4. Диспозиция к штурму Ак-мечети.......................... стр. 223

5. Ведомость об умерших, убитых, раненых и контуженных во время ак-мечетской экспедиции................... стр. 226

6. Ведомость предметов, взятых, в виде военной добычи, в Ак-мечети стр. 227

7. Ведомость о числе войск, оставленных в Ак-мечети и принадлежащих к ней укреплениях и постах................ стр. 228

8. Приказ по Оренбургскому корпусу, от сентября 12 дня 1853 года. стр. 229

IX. Занятия на Сыр-Дарье после взятия Ак-мечети. Мое назначение по взятии Ак-мечети. Пребывание в Ак-мечети. Передвижение в Кумыш-курган. Первое письмо к Перовскому. Пребывание в Кумыш-кургане. Второе письмо к Перовскому. Прием посольства от Хаджи-Ниаза. Дело с коканцами 24-го августа. Поездка в Ак-мечеть. Воспоминание об Осмоловском. Обратное следование на линию. Представление отчетов. Последнее письмо к Перовскому и оставление Оренбурга. Нападение коканцев на форт Перовский 14—19 декабря и разбитие их. стр. 230

ПРИЛОЖЕНИЯ:

Чертеж 1. План коканскаго укрепления Джулек. Чертеж 2. План Кумыш-курганскаго укрепления. Чертеж 3, и в. План плотины Карабугут.



ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ МАКШЕЕВ.

(Русский Инвалид. 1892 г., № 77.)



(Некролог).

2-го апреля скончался член военно-ученаго комитета главнаго штаба, почетный член конференции Николаевской академии генеральнаго штаба генерал-лейтенант Алексей Иванович Макшеев.

Дворянин Новгородской губернии, А. И. Макшеев родился 12-го мая 1822 года, получил воспитание сначала в Новгородском графа Аракчеева корпусе, а затем в Дворянском полку (ныне 2-е военное Константиновское училище), 18-го августа 1842 года произведен в прапорщики лейб-гвардии в Литовский полк и, спустя два года, поступил в Николаевскую академию генеральнаго штаба. По окончаний курса в академии, А. И. Макшеев просил об определении его на службу на нашу дальнюю восточную окраину, был командирован в отдельный Оренбургский корпус, куда и прибыл в декабре 1847 года, а в январе 1848 года был произведен в поручики, с переводом в генеральный штаб штабс-капитаном.

В том же году, по распоряжению командира отдельнаго Оренбургскаго корпуса, штабс-капитан Макшеев был командирован в Киргизскую степь, причем в одну из экспедиций, на пути следования в Раимское укрепление, по поручению начальства, избрал пункт для возведения промежуточнаго поста между Аральским и Раимским укреплениями; в июле того же года он был отправлен па шкуне «Константин» с лейтенантом Бутаковым в Аральское море, для описания берегов, и за отличное исполнение этого поручения награжден орденом св. Анны 3-й степени.

По возвращении в Оренбург, штабс-капитан Макшеев был назначен старшим адъютантом  Оренбургскаго корпуса по части генеральнаго штаба, а в 1850 году был командирован в Пермскую губернию для составления статистическаго ея описания. Посвятив более полугода на собрание необходимых сведений, Алексей Иванович, по возвращении в Оренбург, был командирован (в 1851 году) для осмотра степных укреплений, причем ему было поручено обозреть в окрестностях Аральскаго укрепления, на урочище Казалы, место для возведения там предполагаемаго форта.

В 1852 году А. И. был произведен в капитаны, а в апреле следующаго года, по распоряжению командира отдельнаго Оренбургскаго корпуса, командирован в распоряжение атамана Оренбургскаго казачьяго войска Падурова, назначеннаго начальником экспедиции, предпринятой для очищения от коканских укреплений низовьев реки Сыр-Дарьи. 4-го мая 1853 года отряд выступил из Орской крепости в Киргизскую степь, 3-го июля прибыл в Ак-мечеть и осадил эту крепость. 21-го числа капитан Макшеев, с личным конвоем генерал-майора Падурова, был послан для взятия и раззорения коканской крепости Джулек. Исполнив поручение, он 26-го июля возвратился к Ак-мечети и 28-го участвовал в штурме этой крепости, за что и награжден орденом св. Анны 2-й ст. с Императорскою короною.

По взятии Ак-мечети, Алексей Иванович был оставлен временно в занятом нами крае, для руководства производившимися там рекогносцировками, выбора мест для наблюдательных постов в окрестностях Ак-мечети и для приведения в оборонительное положение бывшаго коканскаго укрепления Камыш-кургана. По окончании возложеннаго на него поручения, капитан Макшеев, в октябре 1853 года, возвратился в Оренбург и в ноябре был назначен на службу в штаб командующаго войсками 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов, находившагося тогда в г. Бухаресте. Прибыв к месту назначения в феврале 1854 года, Алексей Иванович находился при осаде крепости Силистрии, во время которой участвовал в рекогносцировках, произведенных под личным начальством генерал-адъютанта князя Горчакова, ночью с 16-го на 17-е мая, под сильным неприятельским  огнем, находился в траншеях на правом фланге для расположения передовой цепи и прикрытия траншейных работ, а 28-го мая участвовал в наступательном движении к крепости Силистрии, произведенным под начальством генерал-фельдмаршала князя Варшавскаго, графа Паскевича-Эриванскаго.

За боевыя отличия, оказанныя им во всех этих делах, капитан Макшеев награжден орденом св. Владимира 4-й степени с бантом. В ноябре 1854 года Алексей Иванович, по Высочайшему повелению, был прикомандирован к Императорской военной академии (ныне Николаевская академия генеральнаго штаба) в должность адъюнкт-профессора по военной статистике, и в апреле 1856 года произведен в подполковники. В 1857 году он был командирован, по Высочайшему повелению, заграницу на год, для собрания сведений по военным наукам и военной организации и для изучения военной статистики. При этом ему было указано, сверх главнейших государств Европы, посетить Бельгию, Швейцарию, Испанию, Алжирию, Египет, Сирию и Турцию. По возвращении из командировки, Алексей Иванович, в августе 1859 года, произведен в полковники, в декабре 1860 года утвержден профессором военной статистики, а в ноябре 1864 года назначен членом совещательнаго комитета главнаго управления генеральнаго штаба.

В марте 1866 г. Алексей Иванович был произведен в генерал-майоры и в июне 1867 г., по Высочайшему повелению, командирован в Туркестанскую область для изучения края в стратегическом и статистическом отношениях. 18-го июля он отправился из Орска по Оренбургской линии в Киргизскую степь и Туркестанский край. Проехав через Семипалатинск на Сибирскую линию, он в декабре 1867 г. возвратился в Петербург. В марте 1871 г. Алексей Иванович был утвержден в звании заслуженнаго профессора и в следующем 1872 г. принимал деятельное участие в занятиях международнаго статистическаго конгресса. В последнюю нашу войну с Турциею в 1877—1878 гг. Государь Император, обратив особое внимание на отличную службу офицеров генеральнаго штаба во время военных действий и видя в этом результаты  плодотворной деятельности Николаевской академии генеральнаго штаба, соизволил объявить ему, вместе с прочими членами конференции академии, Монаршее благоволение. В августе 1879 г. Алексей Иванович был произведен в генерал-лейтенанты, а в апреле 1880 г. назначен почетным членом конференции Николаевской академии генеральнаго штаба, с оставлением и членом военно-ученаго комитета главнаго штаба.

Как знаток наших средне-азиятских окраин и много трудившийся над изучением Востока, Алексей Иванович оставил несколько весьма ценных литературных трудов, помещавшихся в свое время в «Военном Сборнике», «Русском Инвалиде», «Морском Сборнике», «Вестнике Географ. Общества» и др., а также издаваемых им в виде отдельных книг и брошюр. В числе их мы можем назвать: 1) Описание низовьев Сыр-Дарьи, «Морской Сборник» 1856 г. т. XXIII, № 9; 2) Степные походы, «Русский Инвалид» 1856 г. №№ 19 и 20; 3) Показание сибирских казаков Милюшина и Батарышкина, бывших в плену у коканцев с 1849 по 1852 г., «Вестник Русскаго Геогр. Общества» 1856 г., кн. IV; 4) О военной статистике в России, «Вестник Русскаго Географич. Общества» 1858 г. № 9; 5) Заметки о современном Египте, по поводу сочинения: L'Egypte contemporaine, par Paul Merruau, «Вестник Русскаго Географ. Общества» 1860 г. № 2; 6) Очерк современнаго состояния Алжирии, там же, № 3; 7) Сборник сочинений офицеров Николаевской академии генеральнаго штаба, под редакцией полковника Макшеева (книга); 8) Военно-статистическое обозрение Российской Империи. С.-Петербург, изд. 1867 г. (книга); 9) Остатки стариннаго города на Сыр-Дарье. «С.-Петербургския Ведомости» 1867 г., № 60; 10) Еще несколько слов о развалинах Джаны-кента, «Русский Инвалид» 1867 г., № 87; 11) Поход в пустыню Гаркур. (Перевод с французскаго). «Военный Сборник» 1869 г., № 6; 12) Географическия сведения книги Большого чертежа о киргизских степях и Туркестанском крае. С.-Петербург, издание 1879 г.; 13) Исторический обзор Туркестана и наступательнаго движения в него русских. С.-Петербург, изд. 1890 г.; 14) Описание Аральскаго моря, «Записки Географ.  Общества» 1851 г., кн. V; 15) Военно-статистическое обозрение Пермской губернии. С.-Петербург, издание 1852 г.; 16) Оренбургский край, «Военно-Энциклопедич. лексикон» т. IX, издание 1855 г.; 17) О рыбоводстве на озере Великом, Боровичскаго уезда. Памятная книжка Новгородской губернии на 1864 г.; 18) Географические, этнографические и статистические материалы о Туркестанском крае, с картою. «Записки Географ. Общества» т. II, 1871 г.; 19) Из дневника русскаго путешественника по Алжирии, «Всемирный Путешественник». С.-Петербург, изд. 1869 г.; 20) Вместе с П. П. Семеновым составил доклад 8-й сессии международнаго конгресса, бывшей в С.-Петербурге в 1872 г.; 21) Хивинская экспедиция, 1839 г. «Русская Старина» 1873 г.; 22) Несколько дополнений к биографии Якуб-Бека, напечатанных в труде А. Н. Куропаткина «Кашгария». С.-Петербург, 1879 г., 23) Рекогносцировка истока Яны-Дарьи в 1853 г. Напечатано в труде барона А. В. Каульбарса «Низовья Аму-Дарьи». Записки Географ. Общества, т. IX, 1881 г.; 24) Изследование карты Джунгарии. С.-Петербург, 1881 г.; 25) Список ученых и литературных трудов профессоров академии генеральнаго штаба и офицеров, получивших в ней образование. По поводу 50-ти-летняго юбилея академии. С.-Петербург, 1882 г.

Многочисленные ученики и сослуживцы Алексея Ивановича Макшеева с самым теплым чувством помянут светлую личность покойнаго. Обладавший большими познаниями, как профессор, всегда скромный и приветливый, Алексей Иванович представлял собою редкое сочетание прекрасных качеств ума и сердца.

Н. Д.


________________________________________________________

Заслуженный профессор (военной статистики) Николаевской Академии Генеральнаго Штаба, Алексей Иванович Макшеев скончался 2-го апреля 1892 г. По складу своего ума, стремившагося при изследовании проникать в глубь предмета, и по роду занятий это был историк по преимуществу. Предмет, избранный А. И., которому он посвятил всю свою жизнь, было изучение Туркестанскаго края, куда он попал в молодые годы. Начав свою службу в Генеральном Штабе в Оренбурге (в 1848 г.), А. И. принимал участие в тогдашних степных походах и экспедициях, которые дали ему возможность близко познакомиться с краем. Вынесенныя им из командировок наблюдения он выражал в представляемых им отчетах и проектах. Воспоминаниям об этой живой, богатой, впечатлениями эпохе своей жизни и посвящены записки А. И., интересныя, как свидетельство непосредственнаго участника в нашем движении в глубь Средней Азии и как наблюдения одного из первых изследователей края. А. И. так сильно заинтересовался раскрывшейся перед ним новой страною, где только-что начиналась русская колонизация, что посвятил себя всего изучению ея климатических, бытовых и исторических условий. Перейдя из Оренбурга в действующую армию в Молдо-Валахии (в 1854 г.), он обратился к Милютину с просьбой о назначении его по военно-учебной части или при Академии, чтобы иметь возможность на досуге разработать собранный им за шести-летнюю службу в Оренбурге матерьял. Назначенный (в 1855 г.) адъюнкт-профессором при Николаевской Академии Генеральнаго Штаба, А. И. продолжал заниматься излюбленным предметом, посвящая ему свои лекции и труды. В том же 1855 г. он был избран в действительные члены Географическаго Общества, которое еще и раньше, и впоследствии печатало его статьи в своих записках. Средней Азии посвящены почти все ]сочинения А. И. Его близкое знакомство с представляющеюся для русской деятельности широкою ареною в Азии внушило ему мысль о неправильной у нас постановке военной истории. Вот что писал он Начальнику Академии (в 1858 г.) во время своего путешествия заграницу, где подготовлялся к занятию кафедры военной статистики, слушая знаменитых профессоров в Берлине и Париже и изучая новейшую литературу по занимавшим его предметам:

«Мне кажется, это один из главных недостатков нашей Академии заключается в том, что она целиком берет военную науку с запада и не обращает достаточно внимания на особенности собственно русскаго историческаго опыта и призвания. Академия много толкует напр. о Тюреннах, Монтекукулях и проч. и, если не ошибаюсь, ни слова не говорит о Чингиз-Хане, Тамерлане, Шах-Надире и пр. и особенно о Ермаке, в то время, когда мы давно не воюем по примеру Монтекукули, часто имеем дело с азиатскими полчищами и постоянно продолжаем дело Ермака. Говорят, что в действиях азиатских полководцев и наших казаков-героев, завоевавших Сибирь, нет военнаго искусства, нет науки. Да, в смысле немецкой систематичности и догматической непогрешимости, стоившей нам так много в последнюю войну (в 1855 г.) — ея нет действительно, но есть наука живая, практическая, чувствуемая в Азии, кому удавалось принимать участие в нашем движении на восток» и т. д.

Мысль о Средней Азии не покидала А. И. и во время его путешествия; о ней он думал, когда предпринимал поездки в Алжирию и Египет. В одном из писем к Начальнику Академии он высказал, по поводу этих поездок, свой взгляд на роль России в Азии: «Как ни далеки Алжирия и Египет от нашего отечества, но изучение современнаго состояния этих стран и мест имеет для нас во многих отношениях практический интерес. Россия поставлена географическим положением между Европой и Азией, между миром образованным и невежественным. Заимствуя семена цивилизации с запада, она разносит их далеко на восток. Может быть, в этом и заключается  главное историческое назначение нашего отечества. Как бы то ни было, но на западе наши отношения территориальныя, экономическия и политическия все более и более устанавливаются, тогда как на востоке остается еще широкое поприще для самой разнообразной деятельности. Со времен Иоанна IV и даже ранее мы неустанно стремимся к востоку и хотя достигли уже в этом отношении громадно-широких результатов, но далеко не имеем еще права сказать, что дело наше кончено и дальнейшее стремление прекратилось. Нет, оно не могло прекратиться, потому что оно есть следствие не столько политических разсчетов, сколько потребностей самого народа. Разбор историческаго хода постепеннаго движения нашего в Азии, начиная от Ермака до заведения укреплений в Киргизской степи и на Амуре, вполне подтверждает эту мысль. Если, кроме этого, примем в соображение, что параллельно нашему движению в Азии с севера на юг, совершается англичанами такое-же движение с юга на север, то убедимся, что вопрос о нашем стремлении на восток в настоящее время никак нельзя считать окончательно решенным, и потому изучение всего, что может клониться к его разъяснению, должно быть для нас близко. Мне удалось познакомиться с этим вопросом практически, во время 6-ти летняго служения в Оренбурге и частаго пребывания в Киргизской степи в то время, когда там только что началась заводиться русская оседлость, строились первыя укрепления и делались попытки земледельческих поселений. Мне бы хотелось теперь дополнить свои наблюдения сравнением. В Алжирии я бы желал посмотреть поближе на природу африканских гор и степей, на быт и характер кабилов и кочующих арабов, на отношения к ним французов, на систему администрации, на успехи колонизации и т. п., а в Египте на долину р. Нила, имеющую много общаго с долинами рек Сыр-и Аму-Дарьи, на систему ирригационнаго земледелия, на свойства степей, находящихся вне долины Нила и особенно около Суэцкаго перешейка, на отношения европейцев к стране и проч.».

Эти слова показывают нам историка с глубоким взглядом на изучаемую им страну. Культуртрэгерство России в Азии —  вот основная идея всей деятельности А. И. Ею он был проникнут и в своих путешествиях, и в кабинетных трудах, которыми он занимался почти до самой смерти. Многолетнее изучение Туркестана он положил в свое серьезное изследование «Исторический очерк Туркестана и наступательнаго движения в него русских». Он собрал довольно большую библиотеку по истории и географии занимавшаго его края.

Думаем, что путешествия этого полезнаго деятеля будут прочтены с интересом и по живости их изложения, и как страничка из русской истории на наших средне-азиатских окраинах. Что же касается начал, проводимых А. И., то они самыя гуманныя, о чем могут засвидетельствовать все, знавшие покойнаго. Гуманность была основою его жизни.



Путешествия по Киргизским степям и Туркестанскому краю А. Макшеева.

Во время службы, с 1848 по 1854 год, в Оренбургском крае мне удалось принять деятельное участие в только что начинавшемся тогда непосредственном движении русских в Киргизскую степь и на Сыр-Дарью. Три лета (1848, 51 и 53 годов) я провел в степи, а остальное время в занятиях, касавшихся русской колонизации в ней. Оставив край, я продолжал заниматься вопросом об отношениях России к Средней Азии, и для расширения массы личных наблюдений о природе степей и оазисов, о кочевых и оседлых обитателях их и об отношениях европейской цивилизации к мусульманскому востоку, предпринял в 1858 и 1859 годах путешествия по Алжирии, Египту, Сирии и вообще Турции, а в 1867 году обозрел весь вновь занятый нами Туркестанский край. Таким образом, у меня накопилось довольно много разнообразных материалов. С 1870 года, в свободное от служебных занятий время, я начал приводить в порядок свои готовыя уже, но еще ненапечатанныя заметки и изследования, касающияся русскаго движения в Киргизския степи и Туркестанский край, приурочивая их к путешествиям моим в эти страны, и в 1877 году окончил эту работу, хотя и продолжал затем дополнять ее новыми, случайно написанными заметками. Из этой работы я выделил только лекции о наступательном движении русских в Среднюю Азию, читанныя мною в Академии Генеральнаго Штаба в 1866, 67 и 68 годах. Значительно дополненныя новыми данными и указаниями, оне составляют предмет особаго труда, который, однако, едва-ли будет приведен к окончанию.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница