С. А. Майзель Евреи в годы застоя. Исход




страница1/19
Дата12.06.2016
Размер2.73 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


С.А.Майзель

9. Евреи в годы застоя. Исход.

Оглавление.
9.1. Брежневские “застойные годы” ……………………………………………………………….. 2

9.1.1. Экономическое положение ………………………………………………………….. 4

9.1.2. Движение диссидентов .……………………………………………………………… 7

9.2. Евреи в годы брежневского “застоя” ……………………………………………………… 12 9.2.1. Вопрос демографии. Евреи, уезжающие и остающиеся…………….…………. 17

9.2.2. Евреи в советской науке, промышленности и медицине в годы застоя …... 22

9.2.2.1. Евреи в советской науке …………………………………………………22

9.5.2.2. Евреи в советской промышленности …….………………………….. 28

9.5.2.3. Евреи в советской медицине ………………..………………………… 33

9.2.3. Еврейская литература в годы застоя…………………………………………..….. 35

9.2.4. Еврейское искусство в годы застоя …………………………………………….. 46

9.2.5. Евреи в русскоязычной литературе в годы застоя ………………..………….. 60

9.2.6. Евреи в русскоязычном искусстве в годы застоя ……..………………………. 69

9.2.7. Евреи в дисидентском движении ..……………………………………………….. 76

9.2.8. Еврейское национальное движение. ……………………………………………… 78

9.2.8.1. Еврейский самиздат …………………………………………………….. 80

9.2.8.2. Исход ……………………………………………………………………… 82

9.3. Брежневский антисемитизм и еврейская непотопляемость…………………………….. 87

Ленинградская обл.

д.Кирполье

2011г.
Не каждый подлец - антисемит.

Но каждый антисемит - подлец.

Л.Фейзтвангер


Везде, где не зная смущения,

Историю шьют и кроят,

Евреи – козлы отпущения,

Которых к тому же доят

И.Губерман

9.1. Брежневские застойные годы.


Термин “застой” появился уже при В.В.Путине и означал период совесткой истории с 1970 по 1985 годы, т.е. 13 брежневских лет (1970-1983) и по одному году правления Ю.В.Андропова и К.У.Черненко. До прихода к власти М.С.Горбачева. Я для простоты все эти 15 лет буду называть брежневскими. А в те годы эпоха брежневского правления называлась “временем развитого социализма”. С точки зрения обывателя это было самое спокойное время за все годы существования советской власти: ни тебе революций, ни войн, ни коллективизации, ни сталинского террора, ни даже постоянных хрущевских новаций. Да и в социальном плане тоже было не плохо. Были, конечно, люди состоятельные и люди более бедные, но разброс в доходах большинства советских граждан различался в два-три, максимум в четыре раза. Не более. Бомжи и опустившиеся деклассированные люди, конечно, были, но не было ни миллиардеров, владельцев заводов, газет, пароходов, ни даже владельцев шикарных дачных вилл за несколько миллионов долларов. А бесплатная медицина, всеобщее бесплатное среднее образование, бесплатное высшее образование, профсоюзные путевки в дома отдыха и санатории, бесплатное жилье для нуждающихся и прочие блага обеспечивали обывателю видимость социального равноправия. Наконец, биографии советских вождей, генералов и разных директоров и академиков свидетельствовали о реальной возможности профессионального и социального роста для любого человека. Строительство социального жилья шло, конечно, медленно, но, во-первых, совсем нуждающиеся получали его бесплатно, во-вторых, положение с жильем было все-таки значительно лучше, чем в пятидесятые или шестидесятые, большинство населения уже жило в отдельных квартирах, а в-третьих, кооперативные квартиры можно построить быстрее и для многих за доступные деньги. Правда, на строительство кооперативных квартир тоже была очередь и их тоже могли строить не все.

Снабжение продуктовыми товарами тоже было неважным. В провинции мясо, мясных и некоторых молочных продуктов в магазинах по государственным ценам практически не было, покупали в основом на рынках за двойные или тройные цены или ехали за мясом столицу. Если жили не очень далеко. В этой связи народе популярной была загадка: “Длинный, зеленый, пахнет колбасой. Что это?”. Ответ: “Поезд из Москвы”. Но при этом все видели, что снабжение продовольствием в семидесятые все-таки было лучше, чем в пятидесятые и даже в шестидесятые годы. Тогда и муки не было, и молоео не всегда. Да и, как говорилось в анекдоте тех лет, “в магазинах ничего нет, а холодильники дома полные”. Дефицитные продукты даже в столичных городах люди покупали через так называемые “заказы”, т.е. наборы продуктов, комплектуемые магазинами. В этих наборах, кроме дефицитных продуктов, ради получения которых люди и оплачивали эти заказы, были и совершенно ненужные им и практически непродаваемые продукты, так называемая нагрузка.

Нечто подобное было и с бытовыми товарами. При этом отечественные промтовары были хуже импортных, которые пользовались значительно большей популярностью и достать которые было значительно сложнее. Но люди хорошо помнили, что раньше и этого не было. А теперь отечественная продукция в магазинах лежит. Покупай, сколько хочешь. А если подсуетишься и повезет, то и импортные промтовары можно было достать. Не говоря уж о том, что импортную одежду и обувь, правда, с переплатой можно было достать у фарцовщиков, а многие предметы импортной бытовой техники (холодильники, телевизоры, фото- и кинотехника, некоторые электротовары и т.п.) были доступны. Большой популярностью пользовались книги, многие коллекционировали полные собрания сочинений классиков. Правда, это не означает, что их читали. Словом обыватели, особенно те, кто помнил предыдущие времена, были удовлетворены и упрекали своих недовольных детей тем, что те зажрались: “Пожили бы в наши времена, научились бы ценить, то, что имеете”, - говорили они. Наконец, у населения сохранялась определённая уверенность в завтрашнем дне, которая позволяла большинству советских людей жить спокойно.

Что касается досуга, то, несмотря на их идеологизированность и откровенно пропагандистский характер советских СМИ, в эфире в эти годы имелось немало довольно хороших и интересных телепрограмм и передач, которые нравились зрителям. Например, таких как “Клуб путешественников” (1960), “Клуб весёлых и находчивых” (1964), “Спокойной ночи, малыши!” (1964), “Время” (1968) и т.п. А в семидесятые появились новые: “А ну-ка, девушки!” (1970), “Алло, мы ищем таланты” (1972), “Утренняя почта” (1974), “Очевидное – невероятное” (1973), “Что? Где? Когда?” (1975), и ряд других, а также телефильмы типа “17 мгновений весны” (1973), “Мертвый сезон” (1975) и “ТАСС уполномочен заявить” (1984). В кино в эти годы тоже появились также фильмы, как “Бриллиантовая рука” (1969), “12 стульев” (1971), “Иван Васильевич меняет профессию” (1973), “Старики-разбойники”(1972), “Ирония судьбы или с лёгким паром!” (1975), “Здравствуйте, я ваша тетя” (1975), “Служебный роман” (1977), “Гараж” (1979), “Вокзал для двоих” (1982) и многие другие. Словом многие пожилые обыватели в эти годы вполне могли сказать, что “Жить стало лучше, жить стало веселее”.

Однако свободы в семидесятые и особенно в брежневские восьмидесятые годы устойчиво зажимались. Шестидесятникам рот практически закрыли еще в конце шестидесятых. Выше я писал, что знаковым в этом стал 1970г, когда с должности Главного редактора “Нового мира” был снят А.Т.Твардоский, а Гостелерадио возглавил С.Лапин. Наиболее упрямые из шестидесятников вынуждены были перйти на эзопов язык. Откровенно критических статей и произведений, касающихся окружающей действительности, а тем более каких-либо политических вопросов в литературной и публицистической периодике практически не печатали. Любая попытка сказать правду, а тем более любая критическая оценка героизированной и лакируемой действительности, не вполне соответствующая требованиям партии и социального заказа, преследовалась и осуждалась на корню, самоцензура приветствовалась и поощрялась. Что касается радио, телевидения и других средств массовой информации, то они все полностью находились под государственным контролем и там на некоторых каналах в редких наиболее либеральных передачах тоже появился эзопов язык. Доходило до абсурдов типа анекдота о пересказе беседы у газетного киоска: “Человек подходит к киоску и спрашивает: - “Правда” есть”, ответ: - Нет.

- А “Советская Россия” - Продана.

- А “Труд”, - 20 копеек.

Но большинству населения эти свободы были и не нужны. Ему, как я уже писал выше, требовалась колбаса в магазине, дешевая водка, кое-какая одежда, чтобы зимой не мерзнуть и летом не сильно потеть, да телевизор, чтобы после работы смотреть футбол или развлекательные передачи. Будучи воспитано в духе социальной апатии, заложенного в генах страха перед властью, и с детства находящееся в тяжелых жилищных, бытовых и материальных условиях оно жило исключительно заботами о семейных проблемах и доступных его интеллекту развлечениях. Как пелось в старой студенческой песне времен конца XIX века, но подходящей также и для значительной части нашего населения середины ХХ-го века:


Наш век железный, век цепей,

Штыков, законов бестолковых

Плодит без счёту не людей -

Людишек, дрянненьких, грошовых.


И, хотя обвинять в этом полунищее, полуграмотное и невоспитанное население язык не повораяивается, понятно, что такая социальная апатия не способствовала прогрессу. А государственная политика не способствовала ее изменению. Наоборот, образование в эти годы ухудшилось, а полтьтка, которую проводило руководство страны, вела ее к изоляции от лучших достижений мировой культуры, к застою,  и упадку отечественной науки, литературы и искусства, подавлению всех ростков свободомыслия, имевших место при Хрущеве в годы «оттепели» и чуть проклюнувшихся в начале брежневского правления.

Однако, хотя большинству населения колбаса, водка и “развлекуха” по телевизору были нужней свободы и прогресса, но были в те годы и такие люди, которые не соглашались с этим и пытались расшевелить общество, говоря ему правду о том, в каком мире они живут, и пытаясь убедить в том, что демократизация и либерализация общества дадут им и колбасу, и личную свободу, и еще очень много такого, о чем сегодня они и не подозревают. В основном это были бывшие шестидесятники, диссиденты и представители творческой интеллигенции.

Но тогда за этим следили довольно строго, и такие люди быстро теряли работу, лишались аудитории и нередко были вынуждены эмигрировать из СССР. Так вынужденными эмигрантами в семидесятые годы стали писатели В.Аксёнов, А.Солженицын, В.Максимов, В.Войнович, А. Зиновьев, В.Некрасов, А.Синявский, Г.Владимов, поэты И.Бродский и Н.Коржавин, кинорежиссёры А.Тарковский и А.Кончаловский, театральный режиссёр Ю.Любимов, виолончелист М. Ростропович, оперная девица Г.Вишневская, бард А.Галич и другие. О явных диссидентах и говорить нечего. Их просто арестовывали или помещали в “психушки”. Повсюду в госучреждениях висели портреты Брежнева, а по радио и телевидению цитировались его “мудрые мысли” типа: “Экономика должна быть экономной”.

Естественно все это вызывало недовольство среди образованной и старающейся мыслить самостоятельно части населения, испытывающей идеологическую несвободу, невозможность открыто высказывать свою точку зрения на положение в стране и выдвигать свои предложения по его улучшению, и тех обывателей, кто уже успел побывать за рубежом и увидеть тамошние магазины, заваленные многочисленными товарами. Особенно недовольство наблюдалось среди молодежи и тех, кто имел доступ к “самиздату” и “тамиздату”, а также уже успел пожить на Западе. Не случайно командировки за границу считались большой удачей и туда пускали далеко не всех. Выше я уже писал о диссидентском движении шестидесятых. В результате семидесятые годы по мере того, как зажимались свободы, усиливалось и диссидентское движение. Однако обо всем по порядку.


9.1.1. Экономическое положение в годы “застоя”.
В экономике 1971-1985 годы тоже были внешне достаточно динамичным периодом, во время которого было создано много новых отраслей промышленности, интенсивно развивались энергетика, машиностроение, химическая промышленность, жилищное строительство, приборостроение, атомная энергетика, полным ходом шло освоение месторождений нефти и газа в Западной Сибири, интенсивно развивалась добыча других природных ископаемых. И, конечно, активно работал военпром. Волжский автозавод в Тольятти в эти годы освоил и начал выпускать автомобиль «Жигули» (1970), в строй вступил КамАЗ (1976), были запущены Красноярская, Саяно-Шушенская ГЭС и Усть-Илимская ГЭС (1972, 1978, 1980), Ровенская ЭС (1973-1981), Билибинская (1974-1976), и Ленинградская АЭС (1973-1981), Заинская ГРЭС, Рязанская ГРЭС, Запорожская ГРЭС и т.п. Было возобновлено строительство БАМа (1974), построены сотни километров нефте- и газопроводов, а также высоковольтных линий электропередач, началось массовое производство цветных телевизоров (первый был выпущен в 1967г.), доступных транзисторных радиоприемников (1973), первых компактных ручных компьютеров (1972), большое количество разнообразной бытовой техники. Одновременно осваивался космос, запускались спутники, луноходы и т.п.

По добыче угля и железной руды в семидесятые годы мы занимали первое место в мире. По добыче нефти и газа тоже одно из первых. Наша страна смогла достичь давно желанной цели и обогнать США и страны Западной Европы по валовому производству чугуна и стали. Мы экспортровали лес, пушнину, золото и цветные металлы. Полным ходом шло строительство Байкало-Амурской железнодорожной магистрали – БАМа. В 1970г. первыми в мире доставили на Луну луноход, который проработал там до 1971 года, в 1976 году в космосе произошла стыковка советских и американских космических кораблей («Союз» – «Аполлон») и совместная работа советских и американских космонавтов. В конце 70-х гг. началось создание Объединённой энергосистемы Европейской части СССР и Сибири, единой транспортной системы, системы автоматической связи, нефте- и газоснабжения. Обычной практикой стало создание многочисленных научно-производственных, агропромышленных и межколхозных объединений. Более тесными и прочными стали экономические связи республик и регионов, а также связи со странами СЭВ.

Прогресс был налицо. Но проявлялся он, к сожалению, весьма однобоко и искусственно насаждался сверху, а сами предприятия не проявляли в нем никакой заинтересованности. А причина этого была в том, что старая система планирования и государственного регулирования экономики, бюрократизм и административно-командный стиль управления не стимулировали этот процесс. Наоборот, они реально тормозили развитие производительных сил, поскольку переход на новый более высокий уровень производства был всем бюрократам, планировщикакм и управленцам не только не нужен, но даже и не выгоден и опасен. И потому как ни ощутимы были все вышеперечисленные, а также и многочисленные не перечисленные успехи, трудности и противоречия в развитии экономики не уменьшались, а только нарастали и усиливались. Выше я писал, что косыгинские попытки реорганизации советской экономики, направленные на усиление заинтересованности предприятий во внедрении новой техники и новых методов управления, успеха не принесли, и провалились еще в 1971г. А старая система планирования экономики и её ориентация на количественный рост и экстенсивное развитие у предприятий во всем этом заинтересована не была. В результате пользы от всего вновь построенного и запущенного, о чем было написано выше, была значительно меньше ожидаемой и планируемой.

Производство было плановое и конкуренции не было, т.е. отказаться от запланированной продукции заказчик практически не мог (другой не было1), а освоение всего нового грозило недовыполнением плана и потерей премий по итогам года, моральными и финансовыми неприятностями. Поэтому руководители предприятий предпочитали понемногу совершенствовать ту технику, которая имелась, и не рисковать внедрением нового. Я хорошо помню, как Главный инженер одной из электростанций, на которой я тогда проводил реконструкцию, говорил мне: “Я очень заинтересован во внедрении новой техники, но … на соседнем предприятии”. В результате возможности традиционной техники уже в конце шестидесятых годов были исчерпаны, и совершенствовать её дальше стало уже невозможно и бессмысленно. А партийное и государственное руководство страны продолжало поддерживать предприятия, выпускающие и насыщающие промышленность морально устаревшей техникой, что и вело к отставанию. По существу это и означало застой в экономике.

А в эти же годы на Западе прогресс шел полным ходом, и год от году только набирал обороты. Дело в том, что еще в пятидесятые и шестидесятые годы, когда в СССР экономику развивали экстенсивным способом и не думали о пределах его возможностей, на Западе таких территорий не было, и там пытались развивать экономику развивать интесивно, т.е. за счет повышения ее эффективности. И поэтому там нужно было развивать науку, и потому они вынуждены были вкладывали деньги в ее развитие. А это привело к новым очень интересным и перспективным открытиям, к тому, что сегодня называют научно-технической революцией. И в результате в то время, как советская экономика могла себе позволить этого не делать и спокойно почивать на несуществующих лаврах, западная экономика под воздействием охватившей ее научно-технической революции, просто чтобы выжить, вынуждена была интенсивно внедрять у себя в практику новые технологии и новые методы управления производством, которые, конечно, некоторые фирмы разоряли, но другие поднимали на совершенно новые высоты как по качеству выпускаемой ими продукции, нак и по их новизне и возможностям. И в результате западное общество в эти годы быстро переходило на совершенно новый уровень развития.

Конечно, в семидесятые годы советское руководство уже поняло, что переход к интенсификации промышленного производства и внедрение новых, высокотехнологичных методов является назревшей потребностью, определяющей настоящее и будущее страны. На прошедшем в 1971 году XXIV съезде КПСС обсуждались вопросы интенсификации производства, говорилось о необходимости перехода к интенсивным методам хозяйствования и были приняты соответствующие решения. Однако, несмотря на все призывы к интенсификации, а также принимаемые меры  и порой первоклассные и уникальные разработки советских ученых, плановое хозяйство, отсутствие конкуренции и не заинтересованность руководства предприятий во внедрении новой техники и новых методов управления все равно не позволяли благим пожеланиям реализоваться в конкретные дела. И в результате технический прогресс в промышленности и сельском хозяйстве по-прежнему ощущался очень слабо. Ручным и тяжелым физическим трудом продолжали заниматься до 40% промышленных рабочих, 60% строителей и 75% работников сельского хозяйства. В основном все научные разработки и достижения направлялись в ВПК и смежные с ним отрасли промышленности. В то же время остальным отраслям промышленности уделялось недостаточно внимания, и они из года в год все больше отставали от передовых стран Запада.

Кроме того, советская экономика развивалась крайне не равномерно. Основное внимание и соответствующее финансирование уделялось предприятиям ВПК, далее следовала тяжелая промышленность и только потом жилищное строительство, производство бытовых товаров широкого потребления, легкая и пищевая промышленность. Сохранение в экономике приоритета военпрома и тяжелой промышленности, а также директивного характера планирования экономики, и ее тотальный государственный контроль приводили к тому, что на развитие легкой и пищевой промышленности уделялось значительно меньше средств. По существу они финансировалась по “остаточному принципу”. А результатом этого были стандартность и недостаточно богатый ассортимент и низкое качество ее продукции. И если в пятидесятые годы он еще удовлетворял население страны, жившее в коммуналках и хорошо помнившее послевоенную разруху, то в семидесятые более высокий уровень его культуры и эстетических запросов населения, а также возросший уровень его доходов, требовал и мог себе позволить ассортимент бытовой продукции более высокого качества и разнообразия. Причем касалось это не только одежды, обуви и прочих товаров ширпотреба, но таких технически сложных видов бытовых товаров, как мебель, цветные телевизоры, легковые автомобили, новые виды стиральных машин, магнитофонов и радиоприёмников, да и вообще многих технически сложных товаров, которые полностью проигрывали конкуренцию соответсвующей западной продукции. Однако даже такие товары раскупались, так как в 1971-1985 годы у населения выбора не было. Импорт в те годы был редкостью, его можно было достать только в столичных городах. Да и то или по знакомству, или по случаю, отстояв длинную очередь, или по записи в многодневных очередях. А жить было надо.

Аналогичная ситуация складывалась и в сельском хозяйстве. Провал экстенсивного развития сельского хозяйства (освоение новых площадей становилось все дороже и дороже), вместе с недостаточной и некачественной мелиорацией привел к тому, что посевные площади за период с 1964 по 1988 годы сократились на 22 млн. га. А ошибки и просчеты руководства отрасли вместе с низким уровнем механизации и химизации сельского хозяйства, которые стали очевидны в эти годы, - к тому, что большая часть колхозов и совхозов в конце семидесятых годов стала убыточной. Добавим к этому еще и то, что потери урожая и неразвитость сферы хранения и переработки сельскохозяйственной продукции снижали ее количество еще на 30-40%. С учетом всего вышеперечисленного станет совершенно ясно, почему в семидесятые-восьмидесятые в стране произошло падение темпов роста производства сельскохозяйственной продукции и так серьезно обострилась продовольственная проблема.

Действительно, если в 1966-1970 годах производство продукции в сельском хозяйстве выросло на 21%, то в девятой, десятой и одиннадцатой пятилетках – соответственно на 13,2%, 8,8% и 5,8%. Другими словами темпы роста сельхозпродукции отставали от растущих потребностей общества и были значительно ниже, чем в развитых странах Европы, Америки и даже Азии. В результате проблемы с продовольственным обеспечением и их недостаток уже в конце семидесятых годов привёл к введению в некоторых областных, краевых и районных городах карточной системы. Из-за недостатка и нехватки некоторых видов продовольственных товаров и товаров народного потребления жители провинциальных городов были вынуждены ездить за покупками в Москву, а руководство страны – покупать зерно и прочие продовольственные продукты на Западе в обмен на нефть и газ. Благо они еще были. По уровню потребления на душу населения СССР занимал 77-е место в мире.

И только наличие у нас большого количества сравнительно дешевой нефти, газа, металлов, леса и возможность продавать их на Запад в обмен на продовольствие, товары первой необходимости и высокотехнологичную продукцию позволяло властям, не решая собственных экономических проблем, спокойно “сесть нефтегазовую трубу” и жить за счет природных ресурсов.

И единственное, что в этой ситуации может радовать автора настоящей работы, так это то, что евреев в эти годы в управлении страной, ее промышленностью и сельским хозяйством уже давно не было. Их не было в высшем руководстве, не было на уровне министров и заместителей министров, и очень мало оставалось еще на уровне директоров комбинатов, заводов или станций. И теперь сваливать экономические беды страны на евреское вредительство или сионистский заговор уже было невозможно

На фоне явно неблагоприятного положения дел в государственной экономике СССР большое развитие в годы застоя получила теневая экономика. По различным данным в 1971-1985 годы в ней производилось от 3 до 7% национального дохода, причем с каждым годом доля теневой экономики в производстве национального дохода росла. В основном в этом секторе экономики производились те виды товаров народного потребления, которые государство не выпускало в достаточном количестве и должного качества: изделия лёгкой промышленности, инструменты и ряд других товаров, которые не были технически сложными. Появление таких производств, на которых хоть и незаконно, но всё же с подлинной заинтересованностью в результатах своего труда работали советские граждане, было одним из наиболее явных показателей неэффективности и неблагополучия официальной советской экономики.

Развивалась на этом фоне и коррупция. Однако объем коррупции, равно как и объем теневой экономики в Советском Союзе были ограничены возможностями легально использовать большие денежные средства. Ведь коррумпированный чиновник брежневских времен или теневой бизнесмен не мог не только купить себе особняк в Лондоне и нефтяное месторождение в Сибири, но даже построить особняк ценой в пару миллинов рублей или приобрести автомобиль “Бентли”.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница