С. А. Майзель Евреи в годы террора (1935-1941)



страница1/9
Дата10.07.2016
Размер1.97 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


С.А.Майзель

4. Евреи в годы террора (1935-1941).

Начало государственного антисемитизма.

Оглавление.


4.1. Большой террор 1936-38 годов ………………………………………………………….. 3

4.2. Евреи в годы большого террора ………………………………………………………… 10

4.3. Социальный состав еврейского населения СССР ..………………………………..... 16

4.4. Советская власть и еврейский вопрос в 1935-1940 годы……………………………. 21

4.4.1. Еврейские национально-территориальные образования……………………… 22

4.4.2. Верующие евреи и борьба с иудаизмом и инакомыслием. ……………..….. 27

4.4.3. Закат еврейского образования и науки…………………………………………… 29

4.4.4. Евреи в советской науке, технике и медицине ………..……………………….. 30

4.4.5. Еврейская литература и искусство. ……………………………………………….. 34

4.4.5.1. Еврейская литература …………………………………………………… 35

4.4.5.2. Еврейский театр ………………………………………………………….. 37

4.4.5.3. Еврейское музыкальное искусство…………………………………… 41

4.4.5.4. Еврейское изобразительное искусство ………………………………. 42

4.4.5.5. Еврейское кино …………………………………………………………… 44

4.4.6. Евреи в русскоязычной литературе и советском искусстве ………………….. 45

4.4.6.1. Евреи в русскоязычной литературе ………………………………….. 46

4.4.6.2. Евреи в русском театре ………………………………………………… 48

4.4.6.3. Евреи в русской и мировой музыке ………………………………….. 51

4.4.6.4. Евреи в изобразительном искусстве ………………………………… 52

4.4.6.5. Евреи в русскоязычном кино ………………………………………….. 56

4.5. Антисемитизм времен большого террора …………………………………………....... 57

Ленинградская обл.

д.Кирполье

2011г.



Я на лестнице черной живу‚ и в висок

Ударяет мне вырванный с мясом звонок.

И всю ночь напролет жду гостей дорогих‚

Шевеля кандалами цепочек дверных...

О.Э.Мандельштам.

В середине 1930-х годов война между политическими лидерами Советского Союза закончи­лась окончательно. Началось физическое уничтожения проигравших противников, быв­ших конкурентов, их союзников, просто свидетелей тех событий и остального населения страны, кото­рое в чем-то не соответствовало новым стандартам. Как говорится “Лес рубят, щепки летят“. Вот они и полетели. О первых щепках я уже писал в предыдущей главе. Однако это были действи­тельно щепки. Настоящие процессы с реальными казнями так называемых “врагов народа“ нача­лись в 1935г. А максимум был достигнут в 1936-38 годах. В эти годы в руководстве страны были практически полностью уничтожены все так называемые старые кадры, революционеры и боль­шевики ленинской гвардии. В подавляющем большинстве они были заменены на новых руководи­телей, выросших уже в Советском Союзе и выдвинутых Сталиным. Это были уже совсем другие люди. На Сталина они уже смолоду смотрели снизу вверх, считая его для себя абсолютным и не­пререкаемым авторитетом, ловили каждое его слово и прорабатывали его труды. Идеалы рево­люции для них были сосредоточены исключительно в сталинских указаниях и разъяснениях, а их собственное мнение никогда не смело расходиться со сталинским. Такими стали новые выдви­женцы, таким стал государственный аппарат

Действительно, из 139 членов и кандидатов в члены Центрального Комитета партии, из­бранных на XVII-м съезде партии (съезде победителей), который состоялся в январе-феврале 1934г., в 1937-1938 годах было арестовано и рас­стреляно 98 человек, то есть 70%. Такая же судьба постигла не только членов ЦК, но и большинство делегатов XVII съезда партии. Из 1966 делегатов съезда с решающим и совещательным голосом было арестовано по обвинению в контрреволюционных преступлениях 1108 человек, т.е. 56%. А ведь XVII съезд партии уже тогда был назван съездом победителей, и среди его делегатов уже не было ни левых, ни правых оппо­зиционеров. Деле­гатами съезда были из­браны самые активные участники строительства социали­стического государства, многие из них вели самоотверженную борьбу за дело партии в дореволю­ционные годы в подпо­лье, на фронтах гражданской войны и в годы борьбы с оппозиционерами. И вот не прошло и 3-х лет и 56% из этих победителей – враги народа (Л.1-3). Как в это поверить! Но верили. Или делали вид. Не знаю.

В Советском Правительстве из 4-х заместителей Председателя Совнаркома Молотова были объявлены врагами народа и расстреляны все четверо (В.Я.Чубарь, Я.Э.Рудзутак, В.И. Межлаук, Н.К.Антипов), а из 43 ми­нистров – 37. В живых осталось только 7 человек (Берия, Кага­нович, Микоян, Литвинов, Львов, Керженцев и Назаров). Причем двое, Керженцев и Назаров воз­глав­ляли самое малозначимое в те годы ведомство - Комитет по культуре РСФСР, и все трое за­нимали свои посты менее нескольких месяцев и сразу же постарались уйти в менее заметные места1. А все руководители крупных министерств были объявлены врагами народа и расстреляны. Дальнейшее участие в ру­ководстве страной сохранили только 4 человека: Молотов, Каганович, Микоян и Берия2. Причем Берия пришел в Правительство только в 1938г., и был назна­чен специ­ально, чтобы всю вину за большой террор сва­лить на Ежова (Л.70).

Не лучше обстояли дела и в армии. Так из пяти маршалов Советского Союза (К.Е.Ворошилов, С.М.Буденный, М.Н. Тухачевский, В.К.Блюхер, А.И.Егоров) трое (К.В.Блюхер, М.Н. Тухачев­ский, А.И.Егоров) были объявлены врагами народа и шпионами и были рас­стреляны. Из первых пяти командармов 1-го ранга (Уборевич, Якир, Каменев, Шапошников и Бе­лов) трое были расстреляны (Уборевич, Якир и Бе­лов, С. С. Каменев умер до начала репрес­сий); получив­шие это звание в 1938 году Федько и Фри­новский (последний - выходец из органов НКВД) также были уничтожены. Из двух флагманов флота 1- ранга (Викторов и Орлов) погибли оба. Из двух ко­миссаров 1-го ранга (Гамарник и Сми­рнов) Гамарник застрелился во время аре­ста, а Смир­нов был расстрелян. Из 10-ти командармов 2-го ранга расстреляны все 10. Из 24 Комис­саров 2-го ранга 17 расстреляны (1 застрелился сам и 1 - репрессирован). Из двух флагманов флота 2-го ранга (Гал­лер и Кажанов) репрессированы оба и т.д. Словом из 47 высших военных руководителей выжили после этих репрессий только 10 чело­век, 7 из которых – комиссары 2-го ранга. В более низком звене из 67 командиров корпусов было репрессировано 60‚ из 169 команди­ров дивизий – 136‚ из 397 командиров бригад – 221, из 6 флаг­манов 1-го и 2-го рангов – все 6 (Л.70).

В НКВД разгром был не менее жесток. Из 37 высших комиссаров государственной безо­пасности 1-го и 2-го рангов, имевших эти звания в 1935 году, к 1941 году осталось в живых всего двое. Назову са­мых знамени­тых чекистов времен Гражданской войны, членов РСДРП еще с ог­ромным дореволю­цион­ным ста­жем, которые стали первыми жерт­вами сталинского тер­рора. Это Я.С.Агранов - 1-й заместитель наркома внутренних дел, чекист с 1919г.; Я.Х.Петерс – Заместитель Председателя ВЧК, чекист с декабря 1917г., Г.И. Бокий – первый начальник Спецотдела ГПУ, че­кист с 1917г., М.А.Трилиссер – основатель и на­чальник Иностранного отдела ВЧК, член партии с 1901г, чекист с 1921г., И.Х.Артузов – начальник Разведывательном управлении Штаба РККА, че­кист с января 1919г., А.А.Слуцкий - начальник Главного управления госбезопасности НКВД, чекист с 1920г.; А.Я.Беленький - член коллегии ВЧК, чекист с декабря 1917г., даже К.В.Паукер – началь­ник личной охраны Сталина, которого сам Сталин за службу наградил орденами Ленина и Крас­ного Зна­мени, в 1938г. был арестован и расстрелян (Л.60,82). И таких примеров масса.

И что поражает, так это то, что каждый раз, когда арестовывали этих людей, их друзья, коллеги, люди, знавшие их по многу лет и видевшие в реальных делах, за них не заступались, в их преступлениях не сомневались, а дружно критиковали, обвиняли, голосовали. А потом, когда при­ходили за ними, их также дружно критиковали, обвиняли и голосовали другие их знакомые, друзья и коллеги. И те, видимо, тоже не подозревали, что скоро придут и за ними. И так далее.
4.1. Большой террор 1936-1938 годов.
Практически все жертвы сталинских чисток из числа большевиков и активи­стов, в той или иной степени, в зависимо­сти от занимаемых долж­ностей, сами участвовали в ста­новлении ста­линского режима. О невинных сталинских жертвах по­говорим особо. Многие из этих акти­вистов в годы Гражданской войны сами отдавали при­казы об уничтожении ни в чем не повинных людей: пленных, заложников, дворян, торговцев, про­сто каза­ков или зажиточных крестьян и т.п. Причем уничтожали десятками, сотнями и даже тысячами. Опять в зависи­мости от занимаемых должностей. Другие исполняли эти приказы. А третьи просто сочувст­вовали режиму и служили ему. Да и после Гражданской войны, в двадцатые и тридцатые годы, вплоть до дня ареста, они, в большинстве своем, тоже ни в грош не ценили чужую человеческую жизнь и также участвовали в репрессиях. У них на глазах происходили массовые аресты и уничто­жения их же знако­мых, коллег, друзей, просто лю­дей, чья жизнь проходила на их глазах и которым они дове­ряли. Но они не только не заступались за этих людей, а, наоборот, дружно и искренне кричали на собраниях: “Со­бакам собачья смерть“ и голосовали против них.

А те, которые были повыше рангом, и ко­торым надлежало выявлять врагов и ис­полнять разнарядки по их уничтожению, те и сами под­ставляли многих своих сотрудников и просто незна­комых людей, объявляли их врагами народа, шпионами иностранных государств, тайными убий­цами, подписывали документы на их расстрелы и т.п. И даже, если у неко­торых из них и воз­никали сомнения в этих обвинениях, они все равно хранили их в себе и успокаивали свою совесть пого­воркой, что “нет дыма без огня“. И это действо­вало, тем более, что часто даже помогало карь­ер­ному росту. Правда, только до тех пор, пока не арестовывали их самих или их родных.

Причем здесь речь идет не о профессиональных чекистах, которым по должности полага­лось выявлять и уничтожать врагов республики. Исполняя волю начальства, те назначали врагами народа всех, кого оно им называло, и силой выбивали нужные им признания. Хотя, если и не вы­бивали, суд все равно признавал их таковыми.

Взять, к примеру, М.Н.Тухачевского. В годы Гражданской войны по его приказу уничтожа­лись ты­сячи пленных и просто штатских людей только по подозрению в противодействии больше­вистской вла­сти. Только по подозрению. И уже только за это казнили. Более того, казнили даже заложников, т.е. просто первых попавшихся людей, пойманных на улице и взятых в залог. Выше я писал о заложниках среди донских и кубанских казаков. Так вот: в 1918÷1919 годах это делалось по приказу Тухачевского. А в 1921г. именно под его руководством было подавлено в крови Крон­штадт­ское восстание. Погибли тысячи. Причем не врагов советской власти, а просто людей не со­гласных с ее перегибами на местах, уча­стников и Октябрьской революции и Гражданской войны. В 1920-1921гг. он же пода­вил вос­стание тамбовских крестьян (антоновщину). Причем с применением отравляющих газов и массо­вым рас­стрелом заложников.

В последующие годы Тухачевский помогал Сталину в уничтожении Троц­кого, Зи­новьева и прочих членов оппозиций. Как член ЦК партии он голосовал сначала за их отстранение от власти, а потом и за их уничтожение. И при этом он был не каким-нибудь малограмотным недо­учкой, кото­рый по недо­мыслию поверил коварным авантюристами, и поддался на их пропаганду. Нет. Это был умный че­ловек, который должен был понимать цену и своим приказам и человече­ской жизни. И я уверен, он не мог верить в сталинские сказки о том, что Зиновьев, Каменев, Со­кольников и прочие жертвы режима были английскими шпионами или убийцами, что на их совести смерть С.М.Кирова и т.п. Но ведь голосовал. Так неужели он не заслу­жил свою судьбу. Я считаю, что за­служил. Просто статья, по которой его расстреляли, должна была быть другой. Он не был анг­лий­ским шпионом и, думаю, не был заговорщиком. Это был на­стоящий серийный убийца из идей­ных, а возможно, и из карьерных соображений. Впрочем, как и большинство его това­рищей по пар­тии.
Или еще пример. Яков Агранов - 1-ый заместитель наркома внутренних дел, комиссар госу­дарственной безопасности 1 ранга, член партии с 1915г. В мае 1919 был направлен на работу в ЧК уполномоченным Особого отдела ВЧК. С 1921г. особо уполномоченный секретно-оперативного управления ВЧК, руководил расследованием обстоятельств Кронштадтского восстания, восстания Антонова и т.п. По поручению Дзержинского составлял списки лиц, подлежащих высылке из РСФСР, в т.ч. на “философском пароходе“. C 1922 года он был начальником Особого бюро ОГПУ по административной высылке “антисоветских элементов“, впоследствии “курировал“ творческую интеллигенцию. Во время голода 1932-33 годов Агранов организовывал репрессии против голо­дающих крестьян. В 1935 Агранов руководил следствием по делу об убийстве С.Кирова, органи­зовал физическое устранение участников и свидетелей, организовал репрессии в отношении бо­лее чем 11-ти тысяч человек. Вместе с Ягодой организовывал процесс против Зиновьева и Каме­нева, готовил материалы по делу Рютина, а также для главных политических процессов эпохи большого террора 1936 ÷ мая 1937-го годов. На его совести была масса жизней (Л.83).

Вызывает удивление то, как молодой человек, большевик-ленинец, мечтавший о счастье для всего человечества, постепенно становится фальсификатором и, по существу, се­рийным убийцей. Сначала он, как чекист, в 1918-1920 годах расстреливает людей, подозреваемых в контрреволюционной деятельности (не уличенных и доказанных, а только подозреваемых в воз­можном участии) и во главе продотрядов отнимает хлеб у крестьян. Затем он организовывает вы­сылку интеллигенции из СССР, а потом организовывает обвинения против оппозиций. Причем уж он-то точно знает, что эти оппозиционеры были против линии Сталина, но они не были ни были шпионами, ни врагами. Но организовывает и фальсифицирует. Ради чего? Не понимаю. Неужели только потому, что этого тре­бует начальство? Не могу в это поверить. Но тогда почему? Не пони­маю. Ведь, во-первых, думаю, что в те годы он еще сохранял какие-то остатки революционного идеализма, ради которого в 1915г. вступил в партию и рисковал жизнью в Гражданскую, а, во-вторых, как ум­ный человек, он должен был понимать, что своими действиями он ре­ально копал сам себе могилу. Ведь тем самым он становился свидетелем и соучастником всех этих преступлений. Или он не считал это преступлениями, а считал тактическими приемами в идеологической борьбе? Причем в борьбе, которая идет не на жизнь, а на смерть. Этакому продолжению Гражданской войны в мир­ное время. Не знаю. Но другого объяснения не могу придумать. А если это так, то уже тогда он заслуживает свой финал.

И еще. Сначала он, как чекист сознательно вел борьбу с оппозицией. А потом, возможно уже поняв, как далеко он зашел в этой борьбе, и как далеко переступил грани закона, отойти в сторону уже не мог. В его положении, начиная где-то с середины двадцатых годов, незаметно уйти в сторону было не возможно. Но если это так, то к логическому концу его вела уже судьба, вела вся политическая ситуация в стране, в построении которой он принимал активное участие. Но то­гда получается, что он по приказу сверху сознательно ор­ганизовывал все процессы и фальсифи­кации. Сам в них не верил, и делал это из банальной трусости. Я, например, не могу поверить в то, что Зиновьев, Каменев, Рютин и прочие большевики ленинского призыва были английскими шпионами и врагами советской власти. Врагами Сталина – да, но врагами советской власти – только, если советскую власть отождествить со сталинской. Но ведь это не так, хотя в те годы большинство жителей страны отождествляли. И тогда получается, что он реально заслужил то, что получил. Только тогда статья, по которой его следовало судить, должна быть совсем другой: за организацию процессов по убийству не­винных людей.
Теперь рассмотрим краткую биографию вполне штатского человека, министра сельского хозяй­ства Я.А.Яковлева (Эпштейн). Родился в 1896г. в семье еврейского учителя в Гродно. В 1913г бу­дучи студентом Пе­тербургского Политехнического института вступил в РСДРП и стал большеви­ком-подпольщиком, участник Октябрьской революции. В годы Гражданской войны был ее актив­ным участником. В 1918-20 годах, т.е. как раз когда украинские евреем страдали от погро­мов, он был членом бюро ЦК КП(б) Украины, председателем Харьковского ревкома, председате­лем Киев­ского губкома партии, начальником политотдела 14-й армии, членом Политбюро ЦК КП(б) Ук­раины, председателем Харьковского губкома. И, конечно, в полной мере соответствовал образу красного комиссара, ко­торый ради исполнения воли партии за ценой не стоял. После окончания войны в 1920-21 годах во время страшного голода он член Главполитпросвета Наркомата просве­щения РСФСР. В 1922-24 годах, когда в партии шла борьба с Троцким, он работал в аппарате ЦК РКП(б), сначала замести­телем, а затем заведующим подотдела печати агитпропотдела, т.е. как раз организовывал анти­троцкистскую пропаганду, за что по предложению Сталина в 1924г был избран членом ЦКК ВКП(б)3. И в этой должности он, как активный сторонник сталинской линии , проводил в этом выс­шем контрольном органе партии его политику. За это после разгрома новой оппозиции он в 1926г. был назначен уже зам. наркома Рабоче-крестьянской инспекции.

В 1929 Сталин создал Наркомат земледелия СССР, который должен был выполнить важ­нейшую задачу - уничтожить носителя "буржуазной идеологии" на селе и создать социалистиче­скую деревню. И во главе наркомата был поставлен верный сталинец Я.А.Яковлев. Ему было по­ручено проведение коллективизации в СССР. Одновременно с июля 1930 он член ЦК ВКП(б). Та­ким образом, он стал главным организатором разгрома советской деревни, повлекшего гибель миллионов людей, а также вызвавшего небывалый в России голод 1932-33 годов, во время кото­рого погибло до 6 мил­лионов человек. В 1934г. Яковлев назначается заведующим сельскохозяйст­венным отделом ЦК ВКП(б), а с октября 1936г. 1-й заместителем председателя Комитета партий­ного контроля при ЦК ВКП(б), т.е. через него в эти годы пошли все репрессии начального периода большого террора. Председателем КПК с 1935 по 1938 годы, т.е. как раз его непосредственным начальником был не­безызвестный Ежов. Наконец в 1937г Яковлев был репрессирован сам (Л.84).

Вот такой славный путь от большевика-подпольщика до советского наркома, чтобы потом быть расстрелянным по обвинению в участии в контррреволюцинной террористической организа­ции, прошел Я.А.Яковлев. Вроде бы вполне мирный человек, приказы убивать людей не отдавал, ни в какой террористической органи­зации не участвовал. Обвинение явно ложное. Но на его со­вести жертвы всех оппозиций двадца­тых-тридцатых годов, разве он действительно считал оппо­зиционеров врагами народа, убийцами Кирова и английскими агентами. На его совести миллионы людей умерших от голода в годы кол­лективизации и Голодомора 1932-33 годов. Разве не он писал разнарядки и не устанавливал нормы по созданию колхозов, и разве он не знал, как крестьян туда загоняли, и на что обрекались те из них, кто не соглашался идти в колхоз, а хотел просто жить и быть единоличником. Разве не по его разнарядкам этих людей объявляли кулаками или подку­лач­никами, ссылали в Сибирь или другие дальние края. Наконец, на его совести много просто без­винных жертв большого тер­рора, когда он в ранге Заместителя Председателя КПК практически ежедневно обрекал на гибель десятки, если не сотни, незнакомых людей. И в конце концов он по­лучил то, на что до того в тече­ние 15 лет обрекал своих кол­лег, сослуживцев и просто незнакомых людей. Так надо ли его жалеть?
Выше я привел три примера того, как высокопоставленные жертвы сталинских репрессий сами всей своей предыдущей жизнью копали себе яму, как они строили систему, которая потом их же и пожирала. Но я мог бы перечислить абсолютно всех большевиков дореволюционного и по­слере­волюцион­ного призывов, участников революции, Гражданской войны и последующего ком­мунисти­ческого строительства, индустриализации и коллективизации, которые сначала именем партии в той или иной степени участвовали в уничтожении своих идеологических противников, за­тем кол­лег, друзей, просто знакомых и незнакомых людей.

Однако в первые десять лет после революции были либо явные враги, и их уничтожали без­жалостно, либо люди, которые тоже боролись за торжество социализма, но ошибались в том, как надо двигаться к этой общей цели. И их пытались переубедить, а если они упорствовали, то исключали из партии и наказывали. Но если те признавали свои ошибки, то их вос­станавливали в партии и предоставляли шанс для исправления. Те же троцкисты и зиновьевцы сначала были ис­ключены из партии, но потом те из них, кто признал свои ошибки были восстановлены в партии и до­пущены к полезному труду. В конце концов, эти люди имели заслуги перед партией, и они полу­чали шанс исправиться. Тогда многие думали, что это делается из самых честных и идейных со­ображений, ради то­жества идей Маркса-Ле­нина-Сталина.

Однако в тридцатые годы от этих верных ленинцев и сталинцев потребовалось уже совсем иное. Теперь им сказали, что в партии появились не просто ошибающиеся или несогласные люди, а настоящие враги: дву­рушники, шпионы и убийцы. Что на их совести гибель Кирова, смерть Горь­кого, Куйбышева и дру­гих товарищей. Что они планировали убийство Сталина, Молотова, Кагано­вича и т.п. И объявили, что эти нелюди – это как раз их бывшие единомышленники, коллеги, дру­зья, люди, с которыми они когда-то вме­сте воевали, потом вместе работали, и которым до недав­него времени полностью доверяли, ис­кренне уважали, а некоторых даже признавали своими учи­телями и лидерами. И понятно, их сле­дует расстрелять как “поганых собак“.

И в этот момент эти верные сталинцы, которые пришли в руководство после разгрома оп­позиций (не убийства, а пока только исключения из партии и снятия с должностей), сами попали в эту мясо­рубку. Теперь им надо было либо поверить в эти обвинения, либо не поверить и потребо­вать серьезные доказательства вины обвиняемых. И вот здесь-то как раз эти верные сталинцы и проявились. Они или действительно поверили, что их арестованные друзья – это шпионы и убийцы, или сделали вид, что поверили. И я не знаю, что они по этому поводу думали, но факт состоит в том, что все они дружно стали клеймить своих бывших друзей, начальников, коллег и голосовать “за“ их уничтожение. А потом их же бывшие коллеги, друзья и сослуживцы клеймили их. И уже там, в застенках НКВД-шных тюрем, они пытались до­казывать свою невин­ность перед партией и государством. Но было уже поздно, их сдали их же бывшие коллеги. А других их друзей и коллег, НКВД-шников, правда не интересо­вала. Они из них выбивали признание. Причем такими способами, что признаешь что угодно, лишь бы тебя на время перестали бить и издеваться.

В этой связи возникает вопрос. Сейчас реабилитации, которые были объявлены в отноше­нии подавляю­щего большинства жертв сталинского режима, касаются только снятия с них тех об­винений, в ко­торых их обвиняли сталинские суды. Это да. Они не были ни шпионами, ни врагами народа. Но всей своей предыдущей жизнью большин­ство из этих коммунистов высшего и среднего звена заслужили ту судьбу и ту смерть, которая им доста­лась. Только по другому обвинению. По обвинению в участии в уничтожении невинов­ных лю­дей. У каждого из них были свои конкретные жертвы и своя степень участия в их гибели. Будь то конкрет­ный приказ, или согласие с этим прика­зом, или подпись на документе, или обличи­тельное выступ­ление на собрании, или обличительная докладная записка, направленная “куда надо“, или просто кляуза, или … и т.д. Форм много. И при этом, чем выше начальник, тем больше за ним грехов.
Однако это я сегодня так рассуждаю и это сегодня мне все ясно. Это сегодня я могу сказать: “Как можно было поверить этому обману?“ И сделать вывод, будто все люди, которые голосовали против троцки­стов, зиновьевцев и бухаринцев, делали это либо из трусости, либо из карьерных соображений. А тогда все было гораздо сложней, и очень многое было совсем иначе. Тогда большинство из этих большевиков еще со времен Гражданской ис­кренне верили, что мир делится на черное и белое, на друзей народа и его врагов, и что врагов надо уничтожать. Они верили в идеи ленинизма, и считали, что, если для их торже­ства должны по­гиб­нуть сотни тысяч, а то и миллионы, их современников, что ж, значит так надо. Как говорится: “Мы за ценой не по­стоим“. И кстати, сами эти люди, в большинстве своем, тоже готовы были при­нести себя в жертву своим идеалам. Вспомним хотя бы таких рядовых героев Гражданской войны, как Сергей Лазо, Анатолий Железняков, Николай Островский или тех, про кого писал М.Светлов, что “Отряд не заметил потери бойца, и “Яблочко“ песню допел до конца“. И с этими идеалами Граж­данской войны многие из них жили в тридцатые годы.




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница