Россия и Китай. Конфликты и сотрудничество Александр Борисович Широкорад



страница7/38
Дата26.02.2016
Размер5.79 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38
20—22 августа японцы заняли крепость Хван-Тзу. А 16 сентября 15-тысячная японская армия под командованием фельдмаршала Ямагато атаковала китайские войска численностью 14–15 тысяч у Пен-Янга. Китайцы были наголову разбиты, а их главнокомандующий генерал Тзо сдался в плен. После победы у Пен-Янга вся Корея оказалась в руках японцев.
Китайский же флот в бездействии стоял в Вэйхайвэе. Наконец, в начале сентября из Пекина адмирал Дину приказал начать активные боевые действия против японцев. Дину и его иностранным советникам предстояло выбрать одно из двух. Во-первых, они могли собрать все годные военные суда, отправиться на поиски японцев и дать им решительное сражение. Если бы японцы были при этом разбиты, то господство на море осталось бы за Дином. Если же китайцы потерпели бы поражение, то их, по крайней мере, не затрудняли бы транспорты и они не потеряли бы много людей напрасно. Во-вторых, Дин мог конвоировать флотилию транспортов, держа свои суда наготове для их защиты. Сам он, видимо, склонялся в сторону первого плана. Он стремился найти японцев и сразиться с ними, прежде чем выводить свои транспорты. Но поражение, нанесенное китайским сухопутным силам у Пен-Янга, связало ему руки и принудило действовать как можно быстрее. Ему пришлось конвоировать свои транспорты, когда японцы еще не были разбиты на море, и господство над этим морем оставалось спорным.
17 сентября 1894г. у острова Хэйан близ устья реки Ялу состоялось решающее сражение китайского и японского флотов.
В составе китайского флота были броненосцы Чжень-Иен и Тинг-Иен; броненосные крейсеры Кинг-Иен, Лай-Иен, Цзи-Иен, Чих-Иен, Чинг-Иен, Tshao-Yong, Yang-Wei, Kwang-Kai, Пинг-Иен, Кванг-Пинг; миноносцы Fu-Lung и Choi-Ti. Всего 14 судов.
Со стороны Японии в бою участвовали броненосцы Фусо и Хией; броненосные крейсеры Чиода и Йосино; бронепалубные крейсеры Ицукусима, Мацусима, Хасыдате, Нанива и Такашихо; Акицузу (Akitsusu), Акажи (Akagi) и вооруженный пароход компании Nippon Yusen Kaisha Saikio.
Всего на китайских кораблях было 12-дюймовых (305-мм) пушек — 8; 10,2-дюймовых (259-мм) и 9,8-дюймовых (249-мм) — 5; 8,2-дюймовых (208-мм)— 12; 5,9-дюймовых (150-мм)— 18; 5,1-дюймовых (129,5-мм) и 4,7-дюймовых (119,4-мм) — 12. У японцев было 12,6-дюймовых (320-мм) пушек— 3; 10,2-дюймовых (259-мм) — 4; 9,4-дюймовых (238,8-мм) — 4; 172—150-мм — 27; 152-мм скорострельных — 8; 120-мм скорострельных — 59.
Интересно, что и на японских, и на китайских кораблях имелись десятки европейских инструкторов. Так, по данным X. Вильсона, у китайцев на Тинг-Иене находился майор фон Геннекен, начальник штаба Дина, с господами Тайлером, Никольсом и Альбрехтом. На Чжень-Иене были капитан Мак-Жиффин и господин Гекман, на Чих-Иене — господин Пюрвис и на Цзи-Иене — господин Гофман.
Когда оба флота сблизились до дистанции 4–5 верст, китайцы открыли огонь, но японцы не отвечали. Японские артиллеристы начали стрельбу с дистанции 2,5 версты, желая полностью использовать свое преимущество в скорострельных пушках калибра 120–150 мм.
В ходе упорного боя китайские корабли Чих-Иен, Кинг-Иен, Tshao-Yong и Yang-Wei затонули. Японцы не потеряли ни одного корабля. На затонувших китайских кораблях погибли от 600 до 800 человек, а на уцелевших убиты 34 человека и 88 ранены. Японцы потеряли убитыми 10 офицеров и 80 человек нижних чинов; ранены 16 офицеров и 188 нижних чинов.
В ходе боя одни только Чих-Иен и Тинг-Иен сделали вместе 197 выстрелов из 12-дюймовых орудий. Остальные суда должны были выпустить почти такое же количество 10,2- и 8,2-дюймовых снарядов. Таким образом, по очень приблизительным подсчетам, китайскими кораблями было выпущено около 400 тяжелых снарядов, из которых менее двадцати (около 4%) попало в цель. Но большая часть попавших в цель китайских снарядов были бронебойными, и особого вреда они не причинили. Однако русским адмиралам этот урок в прок не пошел, и они по-прежнему отдавали предпочтение легким бронебойным снарядам, игнорируя тяжелые фугасные.
После поражения при Ялу китайский флот уже не показывался в море. Китайцы увели свои сильно поврежденные корабли в Порт-Артур, где приступили к их ремонту. Японский же флот остался в море, в порт на ремонт ушли только суда Хией, Мацусима, Акажи и Saikio. Адмирал Ито в течение нескольких недель после сражения занимался в основном конвоированием транспортов, не обращая никакого внимания на китайцев.
24 октября 1894г. японские войска высадились вблизи Порт-Артура. Со стороны моря Порт-Артур был защищен восемью фортами, расположенными по обе стороны входа в бухту. Восточная группа состояла из трех фортов, западная — из пяти. С суши Порт-Артур был окружен целым поясом фортов и батарей, но большинство их было полевого типа и вооружены были самыми разнообразными крупповскими орудиями.
Китайские войска не препятствовали высадке японцев. 8 ноября 1894г. японцы после небольших боев заняли Кинг-Чжоу и Халиенван, и, таким образом, полуостров был окончательно отрезан. После этого японцы пошли на юг, и после опять-таки непродолжительного сопротивления китайцы очистили все подступы к Порт-Артуру.
20 ноября 1894г. японская артиллерия начала обстрел Порт-Артура с суши. На следующий день, 21 ноября, японская эскадра с предельной дистанции открыла огонь по береговым формам крепости. Китайцы периодически отвечали, но попаданий в японские корабли не было. В 4 часа дня, когда японская эскадра находилась в шести милях от фортов, начался страшный ливень. Воспользовавшись плотной завесой дождя, десять японских миноносцев во главе с эсминцем Котака[21 - Единственный японский миноносец, имевший палубную и бортовую броню толщиной в 15 мм в районе паровой машины.] ворвались в гавань Порт-Артура. Миноносцы открыли огонь из скорострельных пушек по береговым укреплениям, открытым с тыла, а затем высадили десант. Через час порт был в руках японцев.
22 ноября крепость Порт-Артур была взята сухопутными войсками. Сто исправных орудий, портовые сооружения, 15тыс. т каменного угля, запасы пороха, 12 коммерческих и военных судов — все это досталось японцам.
Единственное, что упустили японцы, это уход китайского флота в Вэйхайвэй, где он оставался в бездействии. Напрасно некоторые военные историки (к примеру, Витгефт) пытаются доказать, что подобного рода упущение со стороны Японии было умышленным, чтобы облегчить себе действия против Порт-Артура. Согласиться с этим нельзя, так как уход китайского флота в Вэйхайвэй вынуждал японцев предпринять наступательные действия против последнего, потому что пока китайский флот существовал, японцы не могли безнаказанно плавать в водах Печилийского залива и в Желтом море.
Следующее нападение было сделано на Вэйхайвей. 18 и 19 января 1895г. японский флот бомбардировал Дэнчжоу, находившийся в 80 милях западнее крепости. 20 января армия, высадившись к востоку от порта, начала осаду. Гавань Вэйхайвея образуют две бухты, напротив которых лежит остров Люгундао. Таким образом, в гавань имеются два входа: один — к востоку, достаточно широкий и с островом Цзидао почти посередине фарватера, и второй — к западу, вдвое уже первого и довольно опасный из-за подводных камней.
30 января японские корабли вместе с сухопутными войсками открыли с предельной дистанции огонь по фортам. Крейсеры Нанива, Акицусима и Куцураги подошли к укреплениям у Чжаобэйцзуй близ восточного входа. Вскоре, после взрыва порохового погреба, батарея на Чжаобэйцзуй замолчала. Тем временем остальные корабли эскадры адмирала Ито бомбардировали остров Люгундао. Японцы овладели большинством сухопутных фортов, а в ночь на 31 января командование решило произвести минную атаку китайского флота.
Оба входа в гавань заграждались бонами, состоявшими из трех 1- и 1,5-дюймовых швартовов, поддерживаемых на расстоянии 9м друг от друга поплавками. Восточное заграждение между островом Цзидао и берегом имело около 3000м длины. В большом количестве были поставлены мины, но они оказались не особенно действенными. Блокируя Вэйхайвэй, японцы сделали попытку очистить средний проход, но это им не вполне удалось. Поэтому миноносцы отправились для атаки в ближайший к берегу проход, где они должны были находиться под прикрытием фортов, уже занятых к тому времени сухопутными войсками.
Под прикрытием темноты японские миноносцы направились к проходу, но когда они уже приблизились к нему, форты вдруг открыли огонь. Миноносцы ретировались, не понеся потерь.
Ночью 2 февраля была сделана новая попытка минной атаки, и опять неудачно, так как китайцы вовремя заметили японские миноносцы и открыли по ним огонь. Следующие два дня японцы продолжали бомбардировать остров Люгундао с суши и с моря. Китайские форты и броненосцы отвечали, но им не хватало места для маневрирования.
8 февраля двенадцать китайских миноносцев попытались прорваться через западный проход. Как только они вышли, японские корабли открыли по ним огонь и начали преследование, захватив или потопив большую их часть. Китайские миноносцы со своими поизносившимися котлами не в состоянии были оторваться от японских крейсеров.
Третью минную атаку японцы назначили в ночь на 4 февраля. В ходе этой атаки миноносцу №10 удалось выпустить торпеду в корму китайского броненосца Тинг-Иен. При этом погиб японский миноносец №22.
Четвертая и последняя атака была предпринята ночью 5 февраля. На этот раз главную задачу выполнял первый отряд, а остатки второго и третьего должны были караулить западный вход. Китайцы не обнаружили миноносцев до тех пор, пока те не очутились среди них, а тогда они оказали лишь слабое сопротивление. Котака и миноносцы №11 и №23 выпустили семь мин. В Тинг-Иен попала, предположительно, еще одна мина. Еще по одной мине попало в Лай-Иен и Чинг-Иен.
9 февраля 1895г. от удачного попадания погиб броненосный крейсер Чинг-Иен.
12 февраля китайское командование вступило в переговоры с японцами. Китайцы требовали выпустить гарнизон из крепости, на что японцы согласились, но с непременным условием сдачи крепости и флота. После этого адмирал Тинг покончил с собой.
14 февраля японцы заняли Вэйхайвэй. Трофеями их стали десять китайских военных судов. В плен сдались около двух с половиной тысяч совершенно изнуренных и промерзших китайцев.
В феврале 1895г. японцы захватили остров Формозу (Тайвань), Пескадорские острова (острова Пэнхуледоо), а также ряд населенных пунктов на юго-восточном побережье Китая.
20 марта 1895г. в японском городе Симоносеки начались японско-китайские переговоры о мире. Китай представлял Ли Хун-чжан, Японию — Ито и Муцу.
24 марта на Ли Хун-чжана, возвращавшегося после совещания с японскими представителями, было совершено покушение членами японской реакционно-монархической организации черного дракона. Покушение на хорошо известного китайского полномочного представителя произвело за границей крайне невыгодное для Японии впечатление.
17 апреля китайская сторона была вынуждена подписать продиктованный японцами договор, вошедший в историю как Симоносекский. По этому договору Китай признал полную независимость Кореи от Китая (статья 1), уступил Японии Формозу, Пескадорские острова и южную часть Маньчжурии (Ляодунский полуостров) с прилегающими островами (статья 2). Контрибуция исчислялась в громадной сумме — в 200млн. таэлей, подлежавших уплате восемью взносами. Первые два взноса должны были быть произведены через 6 и 12 месяцев после обмена ратификациями (статья 4). В качестве обеспечения уплаты контрибуции и процентов служили таможенные пошлины (статья 8).
Не меньшее значение, чем громадная контрибуция и территориальные приобретения, имела для Японии статья, предусматривавшая для нее и для ее подданных те же права и привилегии, которыми пользовались в Китае европейские державы и США (статья 6). Это уравнение Японии с европейскими державами сочеталось с предоставлением ей преимуществ системы наибольшего благоприятствования.
На первом этапе японско-китайской войны Министерство иностранных дел России заняло выжидательную позицию. Вместе с тем петербургские официальные и биржевые газеты предвидели опасность успехов Японии для интересов России. Так, Новое время (15 июля 1894г.) предупреждало об опасности победы Японии, захвата Кореи и создания на Дальнем Востоке нового Босфора. Притязания Японии на Корею, агрессивные выступления отдельных идеологов в пользу отрыва от России Сибири вызвали резкие заявления Нового времени (24 сентября 1894г.). Биржевые ведомости высказывались за раздел Китая между западными державами и призывали к обузданию Японии.
1 февраля 1895г. в Петербурге было созвано особое совещание под председательством великого князя Алексея Алексеевича для обсуждения той позиции, которую следовало занять России. Полная победа Японии не вызывала сомнений, но требования ее были еще неизвестны — японские дипломаты держали их в секрете.
На совещании великий князь Алексей Алексеевич заявил, что постоянные успехи Японии заставляют ныне опасаться изменения статус-кво на Тихом океане и таких последствий китайско-японского столкновения, коих не могло предвидеть предшествующее совещание. (Имелось ввиду совещание 21 августа 1894г.). Поэтому совещанию надлежало обсудить меры, которые следовало бы принять для ограждения наших интересов на Крайнем Востоке. Следует ли присоединиться в корейском вопросе к другим державам или же перейти к самостоятельным шагам
В ходе обсуждения ясно проступили две политические линии. Одна заключалась в том, чтобы компенсировать себя какими-либо территориальными присоединениями — незамерзающий порт для зимовки Тихоокеанской эскадры или отторжение части Северной Маньчжурии для более короткого пути Сибирской дороги к Владивостоку. Другая линия предусматривала отпор Японии под флагом защиты независимости Кореи и целостности Китая. Главная цель такого курса — не дать Японии укрепиться неподалеку от русских границ, не позволить ей овладеть западным побережьем Корейского пролива, закрыв выход России из Японского моря.
Министры высказались против немедленного вмешательства. Слабость русского флота и сухопутных сил на Дальнем Востоке была основным сдерживающим фактором.
Совещание приняло решение усилить русскую эскадру в Тихом океане так, чтобы наши морские силы были по возможности значительнее японских. Министерству иностранных дел было поручено попытаться войти с Англией и другими европейскими державами, преимущественно с Францией, в соглашение относительно коллективного воздействия на Японию в том случае, если бы японское правительство при заключении мира с Китаем предъявило требования, нарушающие наши существенные интересы. При этом Министерство иностранных дел должно иметь в виду, что главная цель, которую мы должны преследовать,— это сохранение независимости Кореи.
В марте 1895г. Николай II назначил министром иностранных дел князя А.Б. Лобанова-Ростовского. Новый министр запросил ведущие европейские страны о возможности совместной дипломатической акции, направленной на обуздание японских милитаристов. Англия воздержалась, зато Германия безоговорочно поддержала Россию. Вильгельм II, утверждая проект телеграммы в Петербург, подчеркнул, что готов сделать это и без Англии, отношения с которой у Германии к этому времени успели уже основательно испортиться.
Теперь и Франции не оставалось ничего иного, как поддержать Россию.
4 апреля 1895г. русскому посланнику в Токио из Петербурга была отправлена следующая телеграмма: Рассмотрев условия мира, которые Япония соизволила предъявить Китаю, мы находим, что присоединение Лаотонгского[22 - Ляодунского] полуострова, потребованное Японией, явилось бы постоянной угрозой китайской столице, сделало бы призрачной независимость Кореи и было бы постоянным препятствием к продолжительному успокоению на Дальнем Востоке. Благоволите высказаться в указанном смысле перед японским представительством и посоветовать ему отказаться от окончательного овладения этим полуостровом. Мы все же хотим пощадить самолюбие японцев. Ввиду этого вы должны придать своему шагу самый дружелюбный характер и должны войти по этому поводу в соглашение с вашими французскими и германскими коллегами, которые получат такие же инструкции.
В заключение в депеше говорилось, что командующий Тихоокеанской эскадрой получил приказание быть готовым ко всякой случайности.
11 (23) апреля 1895г. представители России, Германии и Франции в Токио одновременно, но каждый в отдельности, потребовали от японского правительства отказа от Ляодунского полуострова. Германская нота оказалась наиболее резкой. Она была составлена в оскорбительном тоне.
Одновременно Россия объявила мобилизацию войск Приамурского военного округа. Эскадры России, Германии и Франции, сосредоточенные вблизи Японии, имели в совокупности 38 кораблей водоизмещением 94,5тыс. т против 31 японского корабля водоизмещением 57, 3тыс. т. В случае же начала войны три державы без труда могли утроить свои морские силы, перебросив корабли из других регионов. В японской армии, находившейся в Китае, вспыхнула эпидемия холеры. В Японии военная партия во главе с графом Ямагато трезво оценила ситуацию и уговорила императора принять предложения трех европейских держав. 10 мая 1895г. японское правительство заявило о возвращении Китаю Ляодунского полуострова.
Следует отметить, что Германия очень активно поддерживала все политические акции России на Дальнем Востоке. Кайзер Вильгельм II писал Николаю: Я сделаю все, что в моей власти, чтобы поддержать спокойствие в Европе и охранить тыл России, так, что бы никто не мог помешать твоим действиям на Дальнем Востоке, …что для России великой задачей будущего является дело цивилизованного азиатского материка и защиты Европы от вторжения великой желтой расы. В этом деле я буду всегда по мере сил своих твоим помощником.
Поддерживая дальневосточную политику России, кайзер преследовал две цели. Во-первых, отвлечь внимание России от Европы и Черноморских проливов, что развязало бы руки Германии и Австро-Венгрии, а во-вторых, в союзе с Россией получить базы и сферы влияния в Китае.
В конце послания Николаю II кайзер скромно заметил: Надеюсь, что как я охотно помогу тебе уладить вопрос о возможных территориальных аннексиях для России, так и ты благосклонно отнесешься к тому, чтобы Германия приобрела порт где-нибудь, где это не стеснит“ тебя.

ГЛАВА 7
ПОСТРОЙКА ТРАНССИБИРСКОЙ МАГИСТРАЛИ



Впервые идею о постройке железной дороги в Сибири подал граф Н.Н. Муравьев-Амурский. Еще в 1850г. он предложил проект постройки здесь колесной дороги, которая впоследствии должна была замениться железной. Но за недостатком средств проект этот так и остался на бумаге, хотя в 1857г. были сделаны все нужные изыскания.
Почти одновременно с графом Муравьевым английский инженер Дуль предложил построить конно-железную дорогу от Нижнего Новгорода, через Казань и Пермь, а далее через всю Сибирь до одного из портов на Тихом океане. Но предложение это, не обоснованное результатами изысканий, сочувствия у русского правительства не вызвало.
В 1866г. полковник Е.В. Богданович, командированный в Вятскую губернию для оказания помощи голодающим, заявил о необходимости постройки железной дороги из внутренних губерний до Екатеринбурга и далее до Томска. По его мнению, эта дорога стала бы единственным надежным средством для предупреждения голода в Уральском крае и, будучи затем проложена через Сибирь к китайской границе, получила бы крупное стратегическое и коммерческое значение. Идея полковника Богдановича была одобрена, начались изыскания, и к концу 1860-х годов имелось уже целых три проекта о направлении Сибирской железной дороги.
Но, несмотря на внимание, оказанное предложению полковника Богдановича Александром II, разбор проектов будущей дороги не выходил за пределы специальной литературы и ученых обществ. Только в 1875г. вопрос о постройке железной дороги через Сибирь стал обсуждаться в Кабинете Министров, но был ограничен соображениями об устройстве ее лишь в пределах Европейской России и не далее Тюмени. В конце концов было принято компромиссное решение — создать водно-железнодорожный путь в Сибирь.
В 1883–1887гг. были проведены большие работы по сооружению Обско-Енисейской водной системы с расчисткой и спрямлением ряда русел небольших рек, устройством канала длиной 7,8км, постройкой плотины и шлюзов. В результате появилась возможность перевозить грузы и пассажиров по водно-железнодорожному пути: от Петербурга по Волго-Балтийской водной системе до Перми, далее по островной железной дороге Пермь— Екатеринбург—Тюмень, затем по Обско-Енисейской и Селенгинской водным системам и далее по Амуру вплоть до Тихого океана. Протяженность этого пути составляла более десяти тысяч километров, использование же его целиком зависело от погодных условий. Поэтому путешествие было продолжительным и трудным, а порой и рискованным. Только постройка железной дороги могла способствовать освоению Сибири.
К обсуждению вопроса строительства Сибирского пути были привлечены министерства путей сообщений, военное, финансовое, морское, внутренних дел, земледелия и государственного имущества, императорского двора. 6 июня 1887 года считается датой принятия правительственного решения о необходимости сооружения дороги. При этом предполагалось, что она будет не сплошной, а смешанной, водно-железнодорожной.
В феврале 1891г. вышел указ о строительстве сплошной через всю Сибирь железной дороги от Челябинска до Владивостока. Сооружение ее объявлялось великим народным делом. Магистраль делилась на семь дорог: Западно-Сибирскую, Средне-Сибирскую, Кругобайкальскую, Забайкальскую, Амурскую, Северо-Уссурийскую и Южно-Уссурийскую. Позднее появилась Китайско-Восточная железная дорога. 19 мая 1891г. во Владивостоке началось строительство Великого Сибирского пути.
Всеми делами стройки ведали Управление по сооружению Сибирских железных дорог, Инженерный совет Министерства путей сообщений и Мостовая комиссия, подчинявшаяся Временному управлению казенных железных дорог, которое входило в Железнодорожный департамент МПС.
В ноябре 1892г. правительство выделило 150млн. руб. на первоочередные и 20млн. руб. на вспомогательные работы. Строительство предполагалось завершить в следующие сроки: Челябинск—Обь—Красноярск — к 1896г.; Красноярск—Иркутск — к 1900г.; линию Владивосток—Графская— к 1894–1895гг. Предварительная стоимость была определена в 350млн. руб. золотом, или 44тыс. руб. на километр. С 1892г. на всех дорогах, кроме Амурской, развернулись изыскательские и строительные работы.
Среди рабочих на строительстве железной дороги были завербованные в беднейших губерниях России и местные, страдавшие от неурожаев. Временные рабочие выполняли самые тяжелые земляные работы. Местные крестьяне рубили лес, подвозили землю, балласт и строительный материалы. Специальные вербовщики старались не напрасно: за каждого рабочего они получали от 40 до 80 рублей. Транссиб строили до 83 тысяч штатных рабочих и около 6 тысяч инженерно-технических работников. В общей сложности на стройке были заняты одновременно более 100 тысяч человек. Работы в основном выполнялись вручную. Основными орудиями труда были лопаты, ломы, топоры и пилы.
Широкий размах работ при принятом способе строительства (за счет государства) позволил целесообразно маневрировать рабочей силой. Это давало преимущество перед частным способом, когда строительство осуществляется разрозненными, конкурирующими акционерными обществами. Использование огромного количества людей на строительстве железных дорог от Урала до Тихого океана позволило постоянно наращивать темпы сооружения Транссиба. К зиме 1893г. было построено 413км, в 1894г.— уже 891км, а в 1895г.— более 1340км.
Весной 1891г. началось строительство на Уссурийской линии, работы возглавил инженер О.П. Вяземский.
В 1893г., с двухлетним опережением запланированного срока, правительство открыло финансирование строительства Средне-Сибирской дороги. Это было весьма своевременно, так как освободились рабочие и специалисты, завершившие в сентябре 1892г. линию Златоуст—Челябинск, да и местное население страдало от неурожая и нуждалось в приработке.
Важным событием стало строительство моста через Обь. Рядом с мостом возник поселок, превратившийся потом в город Новосибирск. Средне-Сибирская железная дорога начиналась от восточного устоя моста и завершалась в Иркутске. Она была удалена от транспортных коммуникаций, при строительстве ее не хватало рабочих, и поэтому часто применяли труд каторжников. Из Центральной России приходилось доставлять не только рабочих, но и оборудование и материалы.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница