Россия и Китай. Конфликты и сотрудничество Александр Борисович Широкорад



страница27/38
Дата26.02.2016
Размер5.79 Mb.
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   38
К весне 1938г. в Китай поступило истребителей И-16—94 машины и И-15—122; бомбардировщиков СБ — 62 и ТБ-3—6; учебных самолетов УТИ-4—8 и УТ-1—5. И-16 поставлялись в Китай в двух вариантах — типа 5 и типа 10, китайцы И-16 последних серий иногда обозначали как И-16 III. Первые И-16 типа 10 стали поставлять китайцам весной 1938 года. В первых же боях выявилась недостаточная боевая мощь двух крыльевых 7,62-мм пулеметов ШКАС на И-16 тип 5. Поэтому весной 1938г. вместе с И-16 типа 10 (2 крыльевых и 2 синхронных пулемета ШКАС) в Китай стали поступать дополнительные пулеметы для перевооружения И-16 типа 5. К 14 июня 1938г. из СССР отправили 100 пулеметов ШКАС для установки их на шестидесяти И-16. Одновременно доставили до двух миллионов патронов. Есть сведения, что в партии из 30 И-16, прибывших в Ланьчжоу к 3 августа 1939г., были 10 пушечных машин.
Самый крупный воздушный бой за все время японско-китайской войны произошел над Уханем 29 апреля 1938г. Китайцы сосредоточили свои истребители на аэродромах под Уханем и ждали удобного случая для контратаки, а японцы в день рождения своего императора жаждали отомстить за удачные налеты китайских бомбардировщиков СБ на аэродром Нанкина 25 января и на авиабазу на Тайване 23 февраля 1938г. В налете на китайские авиабазы участвовало 18 G3M2 из 13-го авиаотряда, их прикрывали 27 А5М из 12-го авиаотряда под командованием лейтенанта-коммодора Я. Озоно.
В 2 часа дня японские самолеты приблизились к Уханю, там их уже поджидали в воздухе 19 И-15 и 45 И-16 из отряда советских летчиков, входивших в состав 3-й, 4-й и 5-й истребительных авиагрупп. По заранее разработанному плану строй И-15 зажал японские истребители в клещи, а строй И-16 напал на бомбардировщики. В 30-минутном бою были сбиты 11 японских истребителей и 10 бомбардировщиков, 50 членов японских экипажей погибли, двое, спустившись на парашютах, попали в плен. В этом бою было потеряно 12 самолетов, пилотируемых китайскими и советскими летчиками, 5 летчиков погибли, в их числе таранившие японцев Чэнь Хуайминь, Л.З. Шустер и капитан А.Е. Успенский. По утверждениям китайцев, после этого боя японцы в течение месяца не совершали налеты на Ухань.
В апреле 1938г. японское правительство по дипломатическим каналом потребовало от СССР отозвать из Китая советских летчиков, тем самым косвенно признав высокую эффективность их действий. Требование это было категорически отвергнуто советским правительством. Нарком иностранных дел М.М. Литвинов официально заявил, что СССР вправе оказывать помощь любому иностранному государству и что претензии японского правительства тем более непонятны, что, по уверению японских властей, в Китае нет сейчас войны, и Япония вовсе не воюет с Китаем, а то, что в Китае происходит, квалифицируется Японией лишь как инцидент“ более или менее случайный, не имеющий ничего общего с состоянием войны между двумя независимыми государствами.
Следует заметить, что более половины советских летчиков-добровольцев погибли в ходе аварий самолетов на трассе Алма-Ата — Ланьчжоу. 16 мая 1938г. в горном ущелье Инпань разбился ТБ-3, пилотируемый китайскими летчиками. На нем летели 25 советских добровольцев, сколько из них было летчиков-истребителей— неизвестно. В октябре 1938г. во время эвакуации на Уханя в воздухе по неизвестным причинам загорелся ДС-3. Погибли 22 человека, в том числе 19 возвращавшихся в СССР добровольцев, среди них летчик-истребитель Соколов. В живых остались только два авиационных техника — В. Коротаев и А. Галаган. Позже там же, в горах, разбился еще один ДС-3.
НКВД заподозрило диверсии японцев, и советское руководство категорически запретило нашим добровольцам летать по этой трассе без особого разрешения.
Слабым местом китайской авиации были средние бомбардировщики. К началу войны у Китая было около 15 трехмоторных итальянских бомбардировщиков Савойя S72,6, забракованных люфтваффе двухмоторных бомбардировщиков Не-111А-0 (купленных в 1935 году) и 9 двухмоторных американских бомбардировщиков Мартин 139WC, поступивших в 1937г.
Прибытие советских бомбардировщиков сразу изменило ситуацию. К 6 ноября 1937г. в Китай было доставлено уже 58 двухмоторных бомбардировщиков СБ и 6 четырехмоторных ТБ-3.
2 декабря 1937г. 9 бомбардировщиков СБ, ведомых советскими летчиками под командованием М.Г. Мачина, вылетев с аэродрома под Нанкином, бомбили японские авиабазы около Шанхая. Потерь не было. Один поврежденный СБ дотянул до Ханьчжоу и там приземлился. По оценкам наших летчиков, в общей сложности на аэродроме ими было уничтожено до 30–35 японских самолетов.
Вскоре эта же группа нанесла удар по японским кораблям на реке Янцзы. Советские источники обычно утверждают о потоплении крейсера (в мемуарах говорят даже об авианосце). Возможно, что летчики добросовестно заблуждались. Вот, к примеру, в 1942г. американские летающие крепости Б-17 атаковали 2 японские подводные лодки, те погрузились, а янки доложили о потоплении двух тяжелых крейсеров. Любопытно, что японские источники отрицают любые безвозвратные потери японских боевых кораблей в течение всей японско-китайской войны. Так что наши летчики, скорее всего, потопили транспортное судно.
После того как китайские войска оставили Нанкин, наши СБ стали регулярно бомбить родной аэродром под Нанкином. Наиболее сенсационным налетом советской авиации стала бомбардировка острова Тайвань 23 февраля 1938г. 28 самолетов СБ под командованием капитана Ф.П. Полынина сбросили на японскую авиабазу на Тайване 280 бомб. Японцы чувствовали себя на острове в полной безопасности, и бомбежка вызвала шок. Ни один истребитель не поднялся в воздух. Все СБ вернулись невредимыми. По китайским данным, на аэродроме было уничтожено 40 японских самолетов.
Целями для СБ были не только аэродромы, но и мосты, железнодорожные станции, позиции японских войск. В феврале 1938г. группа из 3°CБ атаковала одну из крупных станций Пукоуской железной дороги — Тяньцзинь. Летчики разбомбили 3 эшелона. На следующей день 2 звена СБ нанесли удар по японцам, переправлявшимся через реку Хуанхэ. На плоты и лодки сбросили бомбы, а пехоту разогнали пулеметным огнем. Переправа была сорвана.
В конце марта 1938г. капитану Полынину было поручено разбомбить железнодорожный мост через Хуанхэ. До него надо было лететь более тысячи километров. Полынин принял решение на обратном пути сделать дозаправку в Сучжоу. Три восьмерки СБ благополучно добрались до цели, разбомбили железнодорожный мост, а заодно и соседний — понтонный.
3 августа 1938г. 3 советских СБ (командиры Слюсарев, Котов и Анисимов) неожиданной атакой с высоты 7200м разбомбили аэродром в Аньцине.
Летом 1939г. боевое крещение в китайском небе получили дальние бомбардировщики ДБ-3. 3 октября 1939г. 9 бомбардировщиков ДБ-3 совершили налет на японский аэродром в районе Ханькоу (занятый тогда японцами). Бомбометание велось с высоты 8700м. На аэродроме было уничтожено и повреждено 64 самолета, убиты 130 человек, ранены 300. Бензохранилище горело более трех часов. По японским источникам, было потеряно 50 машин. Погибли 7 старших офицеров — от капитана 1 ранга и выше. 12 старших офицеров были ранены, среди них контрадмирал Цукахара, командующий японской авиафлотилией. Японцы объявили траур, а коменданта аэродрома расстреляли.
14 октября 12 бомбардировщиков ДБ-3 повторили налет. Но японские истребители успели подняться в воздух и атаковали ДБ-3, как только те отбомбились. Три бомбардировщика получили повреждения.
Активно действовали в Китае и бомбардировщики ТБ-3. Так, группа ТБ-3, ведомая смешанным советско-китайским экипажем, совершила дневной пролет над Японскими островами. По политическим мотивам самолеты не бомбили, а сбрасывали листовки, где имелось предупреждение японцам: Если ты и дальше будешь творить безобразия, то миллионы листовок превратятся в тысячи бомб. Текст листовок глуповат, но он оказался пророческим.
В ходе войны число советских военных советников росло, хотя и медленно. На 20 октября 1939г. в армии Китая работали советниками 80 советских военных специалистов: в пехоте — 27, в артиллерии — 14, в инженерных войсках —8, в войсках связи — 12, в бронетанковых войсках — 12, в войсках химзащиты — 2, в управлениях тыла и транспорта — 3, в медицинских учреждениях — 2 человека. Советские специалисты в пехотных частях внесли большой вклад в дело борьбы с японцами, но у них физически не могло быть столь сенсационных дел, как налет на Тайвань.
В качестве примера советской помощи сухопутным китайским войскам можно привести доставку военной техники зафрахтованным советским правительством пароходом Стэнхолл в ноябре 1938г. Пароход прибыл в Рангун (Бирма), чтобы избежать японской блокады. Там были выгружены в счет второго кредита (по договору от 1 июля 1938г.) сто 37-мм противотанковых пушек. 2 тысячи ручных и станковых пулеметов, 300 грузовых машин, а также необходимых к ним запасных частей, боеприпасы и другие военные материалы. Эта техника сыграла решающую роль в Уханьской оборонительной операции и позволила остановить японцев.
В разгар Уханьского сражения представители китайской военной делегации на одной из встреч с советскими представителями вновь подняли вопрос о поставках авиационной техники. Рассмотрев просьбу китайской делегации, советское правительство 17 июля 1938г. приняло постановление о продаже Китаю в счет второго кредита ста самолетов И-15. К 10 ноября все они были перебазированы в Ланьчжоу.
К началу сентября 1938г. китайское правительство закупило и получило 123 самолета СБ, 105 —И-16, 133 — И-15,12 — Хеншель, 128 — Хок-3, 36 — Гладиатор, 9 — Мартин и 26 — Девуатин. Всего 602 машины. Из них в боях было сбито 166 самолетов, на земле уничтожено — 46, разбилось при посадке — 101, разобрано для заводов — 8. Всего потеряно самолетов 321, то есть осенью 1938г. на вооружении китайских ВВС оставался 281 самолет. Из них в строю находилось 170 машин, большинство которых использовалось в авиашколах для подготовки летчиков. В течение последующих месяцев положение продолжало ухудшаться. На 28 октября в китайских ВВС оставалось всего 87 самолетов (14,4% от общего числа самолетов, полученных к сентябрю 1938г.).
Старший военный советник по авиации Г.И. Тхор отмечал, что китайская авиация к лету 1939г. количественно и качественно усилилась и была подготовлена для нанесения сильных ударов по японским войскам и авиации. В этот период личный состав ВВС Китая включал: 1045 летчиков, 81 штурмана, 198 стрелков-радистов и 8354 авиационных техников, подготовленных в СССР. На вооружении у них числилось около двухсот советских военных самолетов, из них 30 бомбардировщиков и 153 истребителя.
Поставки авиационной техники продолжались и во второй половине 1939г. К 18 июля была закончена доставка в Ланьчжоу 30 самолетов И-15, к 3 августа туда прибыло еще 30 истребителей И-16, причем 10 из них имели пушечное вооружение. На следующий день была завершена доставка 36 скоростных бомбардировщиков. Одновременно двумя партиями производилась перегонка 24 самолетов ДБ-3. Всего во второй половине 1939г. было доставлено 120 боевых машин. Кроме самолетов к 19 августа в Ланьчжоу были доставлены все запчасти к ним, авиамоторы и боеприпасы на двадцать боевых вылетов для каждой машины.
В 1940г. советское правительство начало свертывать военную помощь гоминьдановскому Китаю. Официальным поводом для этого послужило прекращение гоминьдановцами в конце 1939г.— начале 1940г. снабжения 8-й и Новой 4-й армий, возглавляемых коммунистами. В том же году советские советники и летчики прекратили непосредственное участие в боях. В дальнейшем, после заверений гоминьдановского правительства о поддержке единого национального фронта и лояльном отношении к Компартии Китая, поставки были возобновлены. В начале 1941г. из СССР прибыли 200 бомбардировщиков и истребителей.
Однако через несколько недель, в том же 1941г., произошел новый зигзаг советской военной политики. Советская сторона заявила о полном прекращении поставок оружия Китаю и об отзыве военных специалистов.
В советских послевоенных изданиях, как, например, Военная помощь СССР в освободительной борьбе китайского народа, было сказано: В январе 1941г. гоминдановское правительство вновь предприняло вооруженное нападение на войска, возглавляемые коммунистами. 6 января его войска нанесли внезапный удар по штабной колонне Новой 4-й армии и арестовали ее командующего Е Тина. Его заместитель Сян Ин был убит. 18 января Чан Кайши отдал приказ о расформировании мятежной“ Новой 4-й армии и предании Е Тина военному суду. 25 января в ответ на эти действия посол СССР в Китае А. С. Панюшкин посетил Чан Кайши и предупредил его, что действия против 4-й армии чреваты серьезными последствиями, в стране может вспыхнуть гражданская война. Советский Союз вновь приостановил поставки вооружения Китаю.[90 - Агеенко К., Бобылев П., Манаенков Т. и др. Военная помощь СССР в освободительной борьбе китайского народа. С. 80–81.]
На самом же деле обострение отношений между гоминдановцами и коммунистами было лишь формальным поводом для охлаждения отношений с Чан Кайши. Причиной же стало подписание 13 апреля 1941г. пакта о нейтралитете между СССР и Японией. Замечу, что ни в тексте пакта, ни в приложениях нет ни слова о гоминьдановском Китае. Я имею в виду Сборник документов. 1941 год, книга 2-я, М., 1998. С. 74–76. Как врали наши дипломаты при Советах, так нагло врут и при демократах — раздел, касающийся Китая, вычищен. Получается, что министр иностранных дел Мацуока в своих беседах со Сталиным и Молотовым ни разу не коснулся военной помощи СССР гоминьдановскому правительству, и вообще, много разговоров о Монголии, Маньчжоу-Го, но нет ни слова о Центральном Китае. Как будто обеих сторон этот вопрос абсолютно не интересовал.
Согласно изданию Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах, в 1937–1939гг. в Китае погибли 146 командиров, 33 младших командира и 7 бойцов. Кроме того, пропали без вести 7 командиров и 2 младших командира. Всего погибших и пропавших без вести 195 человек.

ГЛАВА 25
МЕЖДУ МИРОМ И ВОЙНОЙ (СИТУАЦИЯ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ В 1941–1945гг.)



Заключение пакта Риббентропа—Молотова стало полной неожиданностью для Японии. Посол Ясима в ночь на 22 августа 1939г. в Берлине говорил с секретарем министерства иностранных дел Вейцзекером довольно вежливо, но все же заметил, что заключение договора между Германией и СССР вызывает в Японии некоторый шок. И шок действительно был сильнейший. Узнав о заключении договора, премьер-министр Хиранума подал в отставку, мотивируя ее тем, что он берет на себя ответственность за то, что вероятный противник Японии, Советская Россия, заключила договор с Германией.
Новое правительство было сформировано генералом Абэ, приход которого к власти совпал с началом Второй мировой войны. Правительство Абэ заявило о неучастии Японии в европейской войне. Все внимание нового кабинета было обращено на расширение военных операций в Китае. Было введено единое командование, и главнокомандующим вооруженными силами Японии на всех фронтах в Китае был назначен генерал Нисио, его начальником штаба — бывший военный министр Итагаки.
Однако кардинальных успехов в Китае во второй половине 1939г. японской армии добиться не удалось. В декабре 1939г. правительство Абэ столкнулось с широким недовольством в самой Японии, вызванным продовольственными затруднениями. Нормированные выдачи продуктов питания сопровождались бесчисленными злоупотреблениями. Регулирующий правительственный аппарат не смог обеспечить бесперебойное снабжение рисом промышленных центров, и в частности Токио. В японской столице возникли волнения, которые, по отзывам иностранных наблюдателей, угрожали превратиться в рисовые бунты.
Правительство Абэ было вынуждено уйти в отставку. На смену ему в 1940г. пришел кабинет адмирала Ионаи, в основном продолжавший политику своего предшественника. Вскоре, однако, в кабинете Ионаи возникли острые разногласия.
Вопреки мнению премьер-министра Ионаи и министра иностранных дел Арита, считавших нецелесообразным и даже опасным, не разрешив китайской проблемы, распылять силы и намечать новые объекты агрессии, влиятельные японские круги настаивали на срочном проведении в жизнь программы полной экспансии. Сторонники этой программы указывали на желательность укрепления отношений Японии с Германией, домогались вступления Японии в войну на стороне держав оси.
Армейское руководство и, в частности, военный министр Хата настаивали на отказе от политики невмешательства в европейскую войну, немедленном заключении военного союза между Германией и Японией и на создании единой политической организации фашистского типа в соответствии с новой политической структурой, предложенной Коноэ. Ионаи же считал преждевременным признание соглашения с Германией и возражал против новой политической структуры.
Тем не менее в 1940г. новая экономическая структура была все-таки введена. Она предусматривала государственный контроль над всеми важнейшими отраслями хозяйства. Для этого были созданы так называемые контрольные ассоциации по различным видам производства, действовавшие в качестве государственных органов, уполномоченных наблюдать за данной отраслью хозяйства, регулировать распределение рабочей силы, снабжение сырьем и топливом, устанавливать цены и т.д.
После захвата Японией большинства китайских портов и блокады оставшегося под контролем Чан Кайши побережья у Китая осталось два окна в мир. На северо-западе — связь через Синьцзян с СССР и на юге — связь через английскую Бирму и французский Индокитай. Чтобы ослабить или даже прекратить поток оружия через Синьцзян, можно было договориться или припугнуть СССР. А вот чтобы прервать южные коммуникации гоминьдановских войск, надо было вступить в конфликт с Англией и Францией.
В конце 1939г. страны Западной Европы начали свертывать торговлю с Японией. К примеру, 26 сентября 1939г. правительство США заявило о запрещении экспорта в Японию металлического лома, железа и стали. А между тем японская экономика находилась в сильной зависимости от импорта сырья и топлива. В Голландской Индии, например, добывалось ежегодно около 8млн. т нефти, что примерно в 20 раз превышало добычу нефти в Японии. В то время ежегодные потребности Японии в нефти составляли около 5млн. т, из которых она имела возможность получать за счет собственной добычи только 10%.
Стремясь увеличить поставки нефти, японское правительство 2 февраля 1940г. обратилось к правительству Голландии с предложением заключить соглашение на принципах взаимного благоприятствования при условии, что Голландия не будет принимать ограничительных мер против Японии во внешней торговле. Однако маленькая Голландия набралась нахальства и ответила японцам отказом.
16 июля 1940г. премьер-министр Ионаи подал в отставку.
18 июля принц Коноэ получил императорский приказ на формирование кабинета. Решение задачи Коноэ начал с назначения трех министров: военного — Тодзио Хидэки, военно-морского — Иосида Дзэнго и иностранных дел — Мацуока Иосуке. С ними были согласованы взгляды относительно основного курса по военным и внешнеполитическим вопросам, требующим разрешения в первую очередь. 22 июля формирование кабинета, который стал известен как второй кабинет Коноэ, было завершено.
7 сентября 1940г. в Токио начались переговоры между специальным германским послом Штаммером и министром иностранных дел Мацуока о заключении военного союза между Японией, Германией и Италией. 16 сентября кабинет министров и
19 сентября совещание в присутствии императора приняли решение о заключении пакта. Тройственный пакт был подписан в Берлине в 20ч 15м. 27 сентября 1940г.
В тексте пакта говорилось:
Статья 1. Япония признает и уважает руководящее положение Германии и Италии в установлении нового порядка в Европе.
Статья 2. Германия и Италия признают и уважают руководящее положение Японии в установлении нового порядка в Великой Восточной Азии…
Статья 5. Япония, Германия и Италия подтверждают, что указанные выше статьи никоим образом не затрагивают политического статуса, существующего в настоящее время между каждым из трех участников пакта и Советским Союзом.
Статья 6. Настоящий пакт вступает в силу с момента его подписания. Срок действия пакта — десять лет со дня вступления в силу. Договаривающиеся стороны по требованию одной из держав, заключивших пакт, обсудят вопрос пересмотра настоящего договора в любой момент до истечения этого периода.
После поражения Франции в июне 1940г. и образования правительства в Виши Япония усилила давление на французские власти в Индокитае с требованием прекратить снабжение гоминьдановских войск в Китае. 20 июля последовало соглашение французского правительства. Но японцам этого показалось мало, и они потребовали право пользоваться аэродромами на территории Индокитая и двумя военно-морскими базами (в Сайгоне и Камране). 23 сентября 1940г. японские войска заняли ключевые позиции в Индокитае.
25 июля перед вводом войск в Индокитай японское правительство через посла Номура сообщило непосредственно президенту Рузвельту о намерении Японии разместить войска во Французском Индокитае. Указав причины вступления японских войск, правительство одновременно подчеркнуло желание Японии урегулировать отношения с США. Однако 26 июля США заявили о замораживании японских капиталов. С подобным заявлением выступили также Англия и опереточное правительство Голландии, обитавшее в Лондоне.
В сложившейся ситуации японское правительство не только отказалось от планов нападения на СССР, но и решило наладить сотрудничество с ним. В советское время наши историки постоянно занимались шулерством и любили путать планы политические и планы военные. В 1940г. японские генералы по-прежнему составляли планы войны с СССР, занимались повышением боеспособности Квантунской армии, то есть делали то, что им положено по должности. Аналогично, по ту сторону границы советские генералы разрабатывали планы войны с Японией и усиливали свою мощь на Дальнем Востоке. Но ни одна, ни другая сторона в 1940г. начинать войну не собиралась.
Советский Союз, в отличие от США и Англии, исправно выполнял все торговые обязательства. В Японию из СССР поступали нефть, уголь, рыба и др. По Транссибирской магистрали осуществлялся товарообмен между Японией и Германией. В апреле 1940г. Чан Кайши направил в Москву специального посланника генерала Шэ Лаодзу с предложением нанести совместный удар по японским агрессорам. При этом Чан Кайши предлагал ввести части Красной Армии в Китай для совместных действий с гоминьдановскими войсками. 28 апреля Шэ Лаодзу был принят Молотовым и получил отказ. Генерал просился на прием к Сталину, но допущен не был.
В сентябре 1940г. японское правительство назначило генерал-лейтенанта Татэкава Иосицуга послом Японии в СССР и поставило ему задачу урегулировать дипломатические отношения с Советским Союзом.
3 февраля 1941г. на заседании совета по предложению Мацуока были приняты Принципы ведения переговоров с Германией, Италией и Советским Союзом.
12 марта Мацуока выехал в Европу. 24 марта во время остановки в Москве он предложил рассмотреть вопрос о заключении японско-советского пакта о ненападении. Молотов, в принципе, был согласен, но сотрудники Наркомата иностранных дел напомнили, что пакт о ненападении с Китаем, заключенный в 1937г., запрещал СССР заключать пакт о ненападении с Японией. Поэтому Молотов взамен предложил пакт о нейтралитете, который по сути дела ничего не менял. При этом Молотов пожелал получить и некоторую плату за пакт, как, например, признание японцами советского суверенитета на юге Сахалина и права на рыбный промысел.
В результате стороны так и не договорились, и специальный экспресс умчал Мацуока в Германию, где Риббентроп довольно прозрачно намекнул Мацуока на возможность начала войны с СССР. В частности, он сказал, что не может заверить японского императора, что конфликт между Германией и Россией невообразим. Напротив, при нынешнем положении дел такой конфликт, пусть и не обязательный, все же следует считать возможным. Мацуока намек понял, но государственные интересы Японии требовали заключения договора с СССР.
6 апреля Мацуока вернулся в Москву и прожил там неделю. В эти дни германские войска вторглись в Югославию, и позиции Сталина и Молотова смягчились. В Москве Мацуока неоднократно встречался со Сталиным, но самая важная встреча произошла 12 апреля 1941г. Мацуока заявил Сталину, что Япония имеет с Германией союзный договор, однако из того, что Япония имеет с Германией союзный договор, не вытекает, что Японии нужно связывать силы СССР. Наоборот, если что-нибудь произойдет между СССР и Германией, то он предпочитает посредничать между СССР и Германией. Япония и СССР являются пограничными государствами, и он хотел бы улучшения отношений между Японией и СССР.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   23   24   25   26   27   28   29   30   ...   38


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница