Роман илларионович воронцов




Скачать 254.48 Kb.
Дата09.04.2016
Размер254.48 Kb.
РОМАН ИЛЛАРИОНОВИЧ ВОРОНЦОВ
Средний сын Иллариона Гавриловича Воронцова Роман родился 17 июля 1717 года, хотя в ряде современных и дореволюционных изданий датой его рождения ошибочно называется 1707 год. Но в “Записках” его дочери Е.Р.Дашковой и в воспоминаниях Екатерины II Романа Илларионовича называют младшим братом канцлера. Дату рождения 17 июля 1717 года подтверждают некролог, опубликованный в “Санкт-Петербургских ведомостях”, надпись на надгробной плите и сведения, помещённые в Государственном архиве Тамбовской области. Место рождения неизвестно. Первоначальное воспитание и образование получил в семье.

16-ти лет от роду Роман Воронцов был зачислен в лейб-гвардии Измайловский полк. Этот полк был сформирован по распоряжению Анны Иоанновны и назван по имени подмосковного села Измайловского, где в то время пребывала императрица, возложившая на себя звание подполковника этого полка.

В 1735 году Роман Воронцов обвенчался с 17-летней Марфой Ивановной, урожденной Сурминой, в первом замужестве княгиней Долгорукой. Выданная замуж в 11-летнем возрасте за Юрия Долгорукова, она вскоре вернулась в родительский дом, а муж подал прошение на имя императрицы Анны Иоанновны о разводе, обвиняя её в неверности. Допрошенная в присутствии “знатных духовных персон”, Марфа во всём созналась и даже оговорила себя, потому что больше всего боялась, что ей придётся вернуться к мужу, так как он часто “пьянствовал и буйствовал”. Богатая наследница своего отца, костромского дворянина Ивана Михайловича Сурмина, скончавшегося в 1729 году, Марфа Ивановна была близкой подругой Елизаветы Петровны, часто ссужала ее деньгами, так как положение дочери Петра Великого при дворе Анны Иоанновны было нелегким.

В 1736 году началась война с Турцией. Армия под командованием фельдмаршала Миниха, в которую входил и лейб-гвардии Измайловский полк, штурмом берет Очаков. Известно, что Роман Воронцов в звании сержанта служил под началом подполковника Густава Бирона, брата всесильного фаворита Анны Иоанновны. В 1738 году “должна была открыться новая кампания против турок”, в “Приказном журнале” лейб-гвардии Измайловского полка мы читаем такую запись:7 марта 1738 года, измайловский сержант Роман Воронцов командирован для приуготовления почтовых к маршу его превосходительства [Густава Бирона] подвод”. В 1739 году он получил звание прапорщика, а через два года – подпоручика.

1 марта 1738 года у него родилась дочь Мария, восприемницей от купели (крестной матерью) была Елизавета Петровна.

В событиях 25 ноября 1741 года он, по-видимому, также как и его брат – Михаил, принимает активное участие, и ему доверяет Елизавета Петровна сопровождать в Ригу свергнутую правительницу Анну Леопольдовну с семьей.

В 1742 году Роман Воронцов получил свое первое придворное звание камер-юнкера.

В 1745 году в числе других камер-юнкеров Р.И.Воронцов участвовал в церемонии бракосочетания великого князя Петра Федоровича с великой княжной Екатериной Алексеевной. В этом же году умирает его жена Марфа Ивановна, оставив пятерых детей. Младшему Семену не было и года. Дочерей Марию и Елизавету Елизавета Петровна определяет ко двору фрейлинами, Cемена отправляют к дедушке Иллариону Гавриловичу. Младшую дочь Екатерину - к бабушке Сурминой Федосье Артемьевне, где она живет до четырех лет, а затем ее забирает в свой дом дядя, Михаил Илларионович. Там она воспитывается с его дочерью Анной, своей двоюродной сестрой.

В доме отца остался только старший сын Александр. Многие мемуаристы и историки считали, что Роман Илларионович мало занимался воспитанием своих детей, однако факты говорят о другом. Он постоянно уделял им внимание, старался дать им хорошее образование, выписал из Берлина гувернантку для своего старшего сына, и “незаметно”, как пишет Александр, он научился французскому языку, а с шестилетнего возраста “обнаружил решительную склонность к чтению”. Они часто бывали с отцом в придворном театре, где два раза в неделю давали французские комедии, причем Роман Илларионович имел свою ложу. Александру не было и двенадцати лет, а он уже хорошо знал произведения Вольтера, Расина, Корнеля, Буало и других французских писателей.

В 1758 году 16-ти летнего Александра Воронцова отправляют за границу на учебу в привилегированную школу в Версале, где обучались дети самых знатных вельмож Франции. Немного позже второй сын Романа Илларионовича Семен, тоже в шестнадцатилетним возрасте совершает поездку по воронцовским имениям до Тобольска и Астрахани. Для обоих братьев эти путешествия имели большое познавательное и образовательное значение.

Отец умно и умело готовил из них государственных деятелей. В архиве семьи Воронцовых сохранилось несколько сотен писем Романа Илларионовича к детям. Перед нами возникает живой образ человека умного, деятельного, заботливого, требовательного и справедливого. Отдельные его фразы из писем к сыну Александру за границу звучат как афоризмы: “мотовством доброго имени не наживешь...”, “берегись дурных людей...”, “худая компания портит добрый нрав...”, “никому не будь должен и чтобы тебе не были должны господа, с которыми ты в товариществе”.

Отец хочет, чтобы сын посетил как можно больше европейских стран. Он советует ему обязательно посетить Голландию, а по возвращении во Францию “предпринять путь в Италию, объездить все, не оставляя ни одного города. Журнал всему вести порядочный... Только прошу, больше всего береги свое здоровье... И гору, как будешь смотреть Этну в Неаполе, то прошу на нее не ходить...”.

Роман Илларионович настоятельно рекомендует сыну познакомиться с Вольтером. Журит его за небрежный почерк. В письмах к сыну он сообщает ему и новости семейной и придворной жизни: “Ее Величество соизволила удостоить меня своим присутствием на дальней приморской даче 28 августа /1759 г./, ...сестра твоя родила дочь Елизавету, Государыня крестила...”. Дружеские отношения Елизаветы Петровны с семьей Р.И.Воронцова сохранились и в дальнейшем. Летом 1760 года он находится в ее свите в Царском селе и 17 июля в день рождения Романа Илларионовича онаизволила пить его здоровье и приказала палить из пушек, и сделан был бал, что при нынешнем случае за редкость почитается”, писал секретарь Романа Илларионовича Александру Романовичу во Францию.

В 1760 году происходит еще одно важное событие в жизни семьи Воронцовых. Вот что пишет Роман Илларионович об этом сыну: “Его Римско-Императорское величество милостивейше соизволил пожаловать меня и брата Ивана Илларионовича графским достоинством”.

ВО ГЛАВЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЙ КОМИССИИ
В 1760 году Роман Илларионович Воронцов назначается Сенатором и председателем Комиссии по новому законодательству. Вопрос о составлении нового “Уложения” и об организации для этого особой Комиссии при Сенате, был решен ещё в марте 1754 года. Тогда же и было принято “решение” Елизаветы Петровны “о преимуществе пред прочими делами сочинить ясные законы и в том начало положить”. Возглавлял Комиссию П.И.Шувалов, фактический руководитель внешней и внутренней политики России, но подготовка к войне, шедшей в Европе, приостановила работу над новым Уложением.

Р.И.Воронцов, став председателем Комиссии, начал с проверки работы прежнего состава. “Сочинение нового Уложения у нас скоро начнется, - пишет он сыну, - и я буду прилагать возможное старание, чтобы оно вскоре и совершено было. Теперь дело идет в том, чтобы собрать к этому делу надобных и способных людей”.

Из протоколов Комиссии видно, что Р.И.Воронцов и М.И.Шаховской приступили к работе 24 октября 1760 года. В ноябре состоялось пополнение и переформирование комиссии, а с декабря началась работа над проектом Уложения. Уже через год на заседании комиссии было решено поручить редакцию текста Уложения “в чистоте российского штиля искусным и совершенно знающим российский язык людям”. Для этого были приглашены адъюнкты Академии наук Г.Козицкий и М. Мотонис, ставшие позднее (в Екатерининское время) известными литераторами.

На посту председателя Комиссии Р.И.Воронцов отстаивал программу дворянской монополии на землю и владение крестьянами, на развитие дворянского предпринимательства. В своем имении Опалах Костромской губернии он строит полотняную фабрику и обучает крестьян для работы на ней. На своем примере он пытался показать, что предпринимательская деятельность нисколько не умаляет дворянское достоинство.

Еще одной заслугой Комиссии под председательством Р.И.Воронцова является постановление от 1 марта 1761 года о созыве “выборных от дворян и купечества к слушанию проекта Уложения”. План Комиссии предусматривал делегирование 2-х депутатов от дворян и 1-го от купечества от каждой провинции.

К концу царствования Елизаветы Петровны Комиссия закончила почти всё Уложение и остановилась только на главе “о дворянских преимуществах”. Возможно, что Воронцов сознательно задерживал обсуждение этой очень важной для дворянства главы. Ведь в проекте фундаментальных законов, составленном фаворитом Елизаветы Петровны И.И.Шуваловым, было сказано: “дворянству служить 26 лет”. В новом проекте Уложения предусматривалось освобождение дворян от обязательной службы. Поэтому Р.И.Воронцов не знакомил императрицу с этим разделом, зная, что она не поддержит его, а связывал получение “вольности дворянской” с новым императором.

25 декабря 1761 года Елизавета Петровна умерла, и уже 20 февраля 1762 года был опубликован манифест Императора Петра III “О вольности дворянской”, который и был полностью включен в проект III главы Уложения. Кроме освобождения от дворянской службы в новом Уложении был большой раздел об экономических правах и преимуществах дворян: устанавливалось право дворян на владение землей, право торговать продуктами сельского хозяйства, устройство заводов, объявлялась монополия дворян на заведение винокуренных заводов, гарантировался свободный выезд за границу для получения образования.

Программа, разработанная Комиссией под руководством Воронцова служила интересам многих дворян, но она не получила поддержку в Сенате. Но Р.И.Воронцов не отказался от борьбы за свою программу.

Определённые Сенатом сроки для проведения выборов и явки депутатов для обсуждения нового Уложения, были явно недостаточны, и все же выборы состоялись. Особую активность проявили депутаты от купечества. В архиве Воронцовых сохранились две записки, в одной содержался подробный разбор и критика главы Уложения о “купеческом праве”, вторая записка была направлена против слишком широких дворянских привилегий и требовала уравнения в некоторых вопросах прав купечества и дворянства. Обсуждение нового законодательства проходило в первое полугодие 1762 года. В постановлении Комиссии от 18 июня отмечено отсутствие многих депутатов от дворянства. Через 10 дней 28 июня произошел дворцовый переворот в пользу Екатерины Алексеевны. А уже 25 июля последовал указ о переводе Комиссии в Москву по случаю коронации Императрицы. Указом 13 января 1763 года под предлогом, что “Уложение еще к совершенству не приведено”, депутаты были распущены.

Манифест о созыве новых депутатов, представляющих все сословия, кроме крепостных крестьян и духовенства, был издан в декабре 1766 года. Выборы проходили по всей России в течение первого полугодия 1767 года. Было избрано 572 депутата: от дворян - 165, от городов - 208, от правительственных учреждений - 28, 42 - от однодворцев, 45 - от казаков, 29 - от государственных крестьян, 54 - от нерусских народов Сибири, Севера и Поволжья. При выборах депутаты снабжались письменными наказами своих избирателей. Роман Илларионович был представителем Шлиссельбургского дворянства, а также поверенным для выбора головы и депутата г. Москвы. Его подпись стоит в числе первых под текстом наказа московского дворянства своему депутату П.И.Панину. В нем говорится о пользе “совершенного согласования мудрости, естественной справедливости, и глубокого познания моральных и физических свойств жителей земли”. Московское дворянство просило разрешить свободу циркуляции дворянских имений, “чтобы дворянству позволено было продавать продукты, заводить и содержать фабрики и мануфактуры, предпринимать всякие промыслы...”.

Открытие съезда депутатов для рассмотрения Уложения состоялось в Москве 30 июля 1767 года. После торжественной литургии, проходившей в Успенском соборе Московского Кремля, пятьсот депутатов подписали присягу, обещая добросовестно выполнять свои обязанности. На следующий день в 7 часов утра депутаты собирались на свое первое заседание. “Все явились с довольно радостным видом и в разговорах между собой высказывали ревность свою к тому делу, для которого они были созваны”. Английский дипломат писал в августе 1767 года: “Русские не говорят и не думают ни о чем другом, как о собрании депутатов, и заключают, что теперь они составляют мудрейшую, счастливейшую и могущественнейшую нацию во всей вселенной”.

На съезде Роман Илларионович Воронцов был избран в Комиссию для разбора депутатских наказов. В октябре он обращается к сыну с просьбой “потрудиться о переводе сочинения Монтескиева о Законе или Разуме законов”. Великому французскому писателю-энциклопедисту Монтескье принадлежит заслуга глубокой разработки вопросов права, в его трудах отразились все черты эпохи Просвещения. Сама Екатерина Вторая считала его сочинения “О духе законов” “молитвенником монархов со здравым смыслом”. Руководствуясь идеями Монтескье, Екатерина и решила собрать выборных представителей разных сословий, которые бы выработали законы, удовлетворяющие интересам всего народа, а не только дворян. Екатерина пишет “Наказ” - своеобразное руководство для депутатов. “Наказ” был издан тиражом 600 экземпляров, и каждый депутат должен был с ним ознакомиться. Главная статья “Наказа” и сейчас звучит современно: “Равенство всех граждан состоит в том, чтобы все подвержены были тем же законам”. Работа съезда депутатов закончилась в декабре 1768 года. Депутаты не имели политического опыта, погрязли в мелочных дискуссиях, часто повторяли друг друга, много времени тратили впустую. Начавшаяся война с Турцией отвлекала многих депутатов-дворян от работы по Уложению. 18 декабря им был объявлен указ о прекращении заседаний. Звание депутата сохранялось за членами комиссии пожизненно, в указе говорилось, что Комиссия распускается на время, но она была расформирована навсегда.


ВЕЛИКИЙ НАМЕСТНЫЙ МАСТЕР.
Представляя себе политическую фигуру Романа Илларионовича Воронцова нельзя забывать, что он, вообще, играл заметную роль в жизни тогдашнего общества и много лет являлся одним из главных деятелей русского масонства.

Масонские идеи начали проникать в Россию еще при Петре I , но свидетельство о существовании масонских лож относится к 1731 году, а в 1747 году было предпринято первое правительственное расследование о сущности и цели масонского учения. В 1756 году графом А.И.Шуваловым было представлено императрице Елизавете Петровне показание Михаила Олсуфьева о масонской ложе в Петербурге. В списке “грантметрам и масонам” перечислено 35 лиц, среди которых первым стоит Роман Илларионович Воронцов, вторым - драматург и поэт Александр Сумароков. Затем следуют имена будущих историков и литераторов того времени: князя М.М.Щербатова, И.Болтина, Ф.Мамонова и П.Свистунова. В списке значатся офицеры кадетского корпуса, аристократы самых знатных фамилий, местом службы которых были Преображенский, Семеновский и Измайловский полки: князь Михаил Дашков, трое князей Голицыных, Сергей Трубецкой, П.Бутурлин и др. Заканчивается список именами двух музыкантов, танцмейстера, купца Миллера.

Роман Илларионович Воронцов был одним из первых активных деятелей русского масонства. По преданию, Петр III учредил масонскую ложу в Ораниенбауме и подарил петербургской ложе, называвшейся “Постоянство”, дом, в котором обязанности великого мастера исполнял Р.И.Воронцов, а членами ее были преимущественно молодые гвардейские офицеры.

Позже, уже при Екатерине II , из диплома, данного при учреждении ложи “Муз” в 1772 году, видно, что великим наместным мастером был Роман Илларионович Воронцов, а провинциальным великим секретарем - Василий Майков, известный поэт.

В протоколах ложи “Урания” (1773 - 1774 гг.) личный состав провинциальной ложи представлен так: великий провинциальный мастер - Е.П.Елагин, великий провинциальный наместный мастер - Р.И.Воронцов. В 1774 году в Петербурге открывается ложа “Скромности”, великим наместным мастером которой является Р.И.Воронцов. С открытием во Владимире наместничества в 1778 году утверждается масонская ложа, которой управлял секретарь Воронцова П.И.Берг.

Идеи масонов о человеческом достоинстве, о любви к людям, о свободе совести, о всеобщем равенстве, об уважении к самому себе и другим, бесспорно, оказывали благотворное влияние на передовое русское общество. Масоны занимались благотворительностью, устройством больниц и аптек, школ и типографий, изданием учебников и книг духовного содержания и распространением их, а также покровительствовали литературным и научным трудам.

ПРИ ДВОРЕ ПЕТРА ТРЕТЬЕГО
С восшествием на престол Петра III, Воронцовы получают новые почести и награды. Вот как описывает это Роман Илларионович в письме к сыну Александру: "…что до моей фамилии касается, то я всемилостивейше пожалован генерал-аншефом и орденом Андрея Первозванного, брат Иван Ларионович, генерал-поручиком и сенатором, ты камергером, сестра графиня Елизавета Романовна камер-фрейлиною, брат граф Семен Романович в поручики гвардии… Кредитная грамота на твой министерский чин подписана Его Императорским Величеством".

Петр III частый гость и в доме канцлера, и в доме Романа Илларионовича. Он крестный отец его младшей дочери Екатерины Романовны, со старшей дочерью Елизаветой Романовной – его фавориткой он собирается обвенчаться и отправить свою жену Екатерину Алексеевну в монастырь. В день торжества мира с Пруссией Петр награждает Елизавету Романовну Воронцову орденом Святой Екатерины: такой чести удостаивались только члены царской фамилии.

Первыми шагами Императора Всероссийского Петра III было уничтожение тайной канцелярии и издание манифеста о вольности дворянской. Все это было встречено прогрессивным дворянством с ликованием. Вот что пишет граф Чернышев в письме 2 марта 1762 года: "Милостям Государя Императора нет конца. Продли Господь столь славнее и народу благоприятное государствование… Какие несказанные и неожиданные милости: вольность дворянству, рушение тайной канцелярии, сложение 25 коп. с пуда соли, и все это в шесть недель".

При дворе Петра III были различные группировки, пытавшиеся каждая по-своему воздействовать на императора. Одну из них составляли русские сановники – братья Михаил и Роман Воронцовы, генерал-прокурор А.И.Глебов и секретарь императора Д.В.Волков. Другую – голштинская партия, к которой примыкал и любимец Петра III его адъютант А.В.Гудович.

У Петра III не было самостоятельной программы экономических реформ. Его действия были хаотичны и непоследовательны. Он руководствовался в основном эмоциями и чужими законодательными идеями. Поэтому Воронцовы и постарались использовать свое влияние в первую очередь для реализации тех замыслов и проектов, которые разрабатывались еще в царствование Елизаветы Петровны. Этим во многом объясняется появление первых манифестов и указов, так горячо встреченных дворянами. Гораздо больше самостоятельности проявил Петр в области внешней политики. Но его действия диктовались собственными пристрастиями и амбициями, и не отражали национальные интересы страны. Петр III подписывает мирный контракт с Пруссией, спасая ее от полного разгрома, отпускает всех пленных, возвращает все занятые русскими войсками земли. В феврале 1762 года всем иностранным послам была вручена декларация, призывавшая к установлению в Европе всеобщего мира и отказу от всех завоеваний Семилетней войны. На самом деле Петр III собирался начать войну с Данией, таким образом, развязать новую войну в Европе. Сама идея войны в союзе со вчерашним противником Пруссией была очень непопулярна, особенно в гвардии, которую Петр собирался вывести из Петербурга. Петр Федорович открыто выражал свое преклонение перед Фридрихом II, носил прусский мундир со знаком прусского ордена Черного Орла и гордился званием генерал-майора прусской армии. Кроме гвардии, другой влиятельной частью русского общества недовольной Петром III, было духовенство. Громко восхваляя достоинства прусской армии во время богослужения, Петр III оскорблял национальное достоинство православных прихожан. Поведение Петра, опьяненного самодержавной властью, который подчинялся только своим эмоциям, оскорбляло патриотическое и религиозное чувства русских людей. Переворот, произошедший 28 июня 1762 года и возведший на престол Екатерину II, был закономерен и неизбежен.

Всем своим поведением Екатерина Алексеевна показывала свое несогласие с политикой и поведением мужа. Она отказалась участвовать в торжественном обеде по случаю подписания мира с Пруссией 24 апреля 1762 года. В своем узком кругу Екатерина критически отзывалась о “преобразованиях” Петра и о его отношении к православной церкви.

9 июня на обеде Петр III публично оскорбил Екатерину и отдал распоряжение об ее аресте, и только вмешательство дяди, принца Георга Голштинского, спасло ее.

Вся история заговора и переворота свидетельствует о незаурядной выдержке, мужестве и уме будущей императрицы, о блестящем знании людей и умении использовать их таланты и способности в свою пользу.

Во время переворота Воронцовы вместе с другими придворными Петра III находились в Ораниенбауме. Утром 28 июня все придворное общество отправилось для празднования дня святых Петра и Павла в Петергоф, где должна была находиться Императрица. Но Екатерины Алексеевны там не оказалось. Это вызвало тревогу. Завидев в Петербурге дым со стороны крепости, вероятно от пушечной стрельбы, Никита Трубецкой, канцлер Воронцов и А.И.Шувалов отправились в Петербург с целью узнать, что там делается и привезти точные сведения....Граф Р.И.Воронцов и Волков диктуют и пишут именные указы, и государь подписывает их на поручне канального шлюза. Адъютанты отправляются с этими указами в разные полки и команды”, - писал в своих мемуарах Якоб Штелин.

А в это время в Петербурге Екатерина, сопровождаемая гвардейцами, прибыла к Казанскому собору. Сюда же привезли великого князя Павла. Состоялось торжественное провозглашение Екатерины самодержавной императрицей, а Павла - наследником. Но и среди гвардейцев нашлись офицеры, отказавшиеся нарушить присягу, данную Петру III . Среди них оказался Семен Романович Воронцов, который был арестован.

Петр III, узнав о событиях в Петербурге, после долгих колебаний по совету фельдмаршала Миниха решил отплыть в Кронштадт, но было уже поздно, кронштадский гарнизон перешел на сторону Екатерины. Яхта и галеры вернулись в Петергоф, куда в 5 часов утра прибыл из Петербурга первый отряд под началом поручика Алексея Орлова. В 11 часов появилась Екатерина верхом, в мундире Преображенского полка в сопровождении Екатерины Романовны Дашковой, и конногвардейского полка.

Петр III подписал отречение от престола. Он под конвоем был отправлен в ропшинский дворец и вскоре был убит. Елизавета Романовна Воронцова была также под конвоем отправлена сначала в петербургский дом своего отца, а затем выслана в Москву с негласным советом Императрицы, “чтобы она в Москве жила в тишине, не подавая людям много причин о себе говорить...”. Надо сказать, что в дальнейшем Екатерина II проявила заботу о своей бывшей сопернице. Через своего секретаря И.П.Елагина она купила для нее за свой счет дом в Москве, а спустя много лет дочь Елизаветы Романовны была принята ко двору фрейлиной.

Об участии ее сестры Екатерины Романовны в перевороте сама Императрица сказала: “Кто бы мог подумать, что дочь Романа Воронцова поможет мне сесть на престол”.

Опала Воронцовых длилась недолго. Уже 7 июля 1762 года канцлер Михаил Воронцов пишет своему племяннику Александру Романовичу: “Я получил от твоего отца приятное уведомление, что Ея Императорское Величество ему повелеть изволила завтра ко двору быть, где мы оба будем иметь радость к стопам Ея Императорского Величества прибегнуть... Ея Императорское Величество милостиво повелеть изволила отправить брата твоего Семена Романовича дворянином посольства в Вену”. Воронцовы были прощены. В бумагах Екатерины II сохранился собственноручный список сенаторов, которые должны присутствовать на ее коронации в Москве 22 сентября 1762 года. Среди прочих знатных особ - трое братьев Воронцовых: Михаил, Роман и Иван.


В ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕМ СЕНАТЕ
В 1763 году была проведена реформа Сената. Правительствующий Сенат, основанный Петром I в 1711 году перед прусским походом во время Русско-турецкой войны, должен был заменить самого государя в его отсутствие. После смерти Петра I значение Сената значительно уменьшилось, особенно с учреждением Верховного Тайного совета, который был распущен при Анне Иоанновне. Она создала кабинет министров, на смену которому при Елизавете Петровне пришла Конференция при высочайшем дворе.

Ко времени Екатерины II Сенат превратился в чисто бюрократическое учреждение. Дело доходило до того, что указы Сената на местах практически не выполнялись. Ознакомившись с состоянием дел в Сенате, Екатерина убедилась в необходимости его реформы. По ее указу Сенат был разделен на шесть департаментов - четыре в Петербурге и два в Москве.

Первый департамент ведал делами государственной внешней и внутренней политики; второй - судебными; третий - делами Малороссии, Лифляндии, Эстляндии, Выборской губернии и Нарвы; четвертый - военными и морскими; пятый и шестой - административными и судебными делами в Москве.

Сохранилась собственноручная запись указа Екатерины II, где она определила Михаила Воронцова в первый департамент, Романа – в четвертый, а Ивана - в пятый департамент Сената. В начале царствования Екатерины II братья Воронцовы еще занимали ключевые посты в Сенате, но в дальнейшем, хотя они продолжали занимать высокие посты, их влияние при дворе уменьшилось.


УЧРЕДИТЕЛЬ ВОЛЬНОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
Вольное экономическое общество было основано в Петербурге 31 октября 1765 года. К этому времени подобные сельскохозяйственные и экономические общества возникали во многих странах Европы. Первое такое общество было организовано в Шотландии в 1723 году, а затем в Ирландии /1736 г./, в Швейцарии /1747 г./, в Англии /1753 г./, во Франции /1757 г./, в Германии /1762 г./, а затем в Австрии /1767 г./ и Пруссии /1770 г./.

Главными задачами созданного экономического общества являлись сбор экономических сведений о России, распространение новейшего сельскохозяйственного оборудования. Оно занималось также мерами по широкому внедрению всевозможных растений, организацией экспедиций для разведки полезных ископаемых, изучением опыта передовых европейских стран в области сельского хозяйства и многими другими отраслями экономики.

“Пятнадцать особ знатного рода опытностью в сельском хозяйстве или ученостью отличающиеся в Санкпетербурге, чтобы составить... общество которое заботилось бы о распространении в государстве полезных для земледелия и промышленности сведений”.

Первым в списке учредителей общества значился Роман Илларионович Воронцов, вторым - Г.Г.Орлов - фаворит Екатерины II. Далее идут сенаторы и министры, а также профессора химии и ботаники. Заканчивался список придворным садовником. Императрица одобрила устав общества, все члены которого были ей представлены. В своей речи, обращенной к ним, она сказала: “... в знак отличного нашего к Вам благоволения дозволяем поставить собственный наш девиз пчелы, в улей мед приносящей, с надписью “Полезное”. Сверх всего жалуем еще Всемилостивейше Обществу вашему 6 т. рублей на покупку пристойного дома для собрания вашего, так и для учреждения экономической библиотеки”.

По прочтении 1-й главы устава об избрании президента, члены общества предложили этот пост Роману Илларионовичу Воронцову, но он отговорился недостаточным знанием иностранных языков, которые по его мнению президент должен знать “как для переговоров с иностранными членами общества, так и для рассмотрения вступающих на чужих языках пиес, писем и прочего”. В результате первым президентом был избран А.В.Алсуфьев, а его секретарями Нартов и Леман. Со второго заседания члены общества стали собираться в доме Р.И.Воронцова, “яко ревнительного сочлена”, и продолжали в нем собираться до января 1767 года. Затем на строительство дома для экономического общества Роман Илларионович пожертвовал тысячу рублей.

Одновременно со сбором сведений о русском земледелии, Общество “признало нужным следить за иностранным хозяйством”, выписывать “исправные модели самых лучших” сельскохозяйственных машин. Граф Роман Илларионович, “по ревности своей”, обещал выписать такие из Англии.

Вольное Экономическое Общество за 10 лет работы, выпустило тридцать томов трудов. В этих трудах были опубликованы и статьи Р.И.Воронцова. В статье “О заведении запасного хлеба” он предлагал в каждой деревне построить “житницу” для хранения зерна на случай голода или неурожая. “Из запасных житниц делается всем нуждающимся ссуда”, - писал он в своей статье. Он рекомендовал назначить особое от Общества “награждение золотой медалью каждому помещику, который первый заведет в своем уезде хлебные запасы”. По его же инициативе были назначены три премии за лучшее льняное полотно и пряжу. Для распространения этой культуры и в других губерниях он предложил членам общества купить через псковского губернатора Я.Е.Сиверса семена льна и “разослать всем охотникам с печатными наставлениями о посеве льна”.

В 1769 году по предложению и за счет Р.И.Воронцова была выдана золотая медаль и награда 50 червонцев тому, кто укажет “легчайший в Копорском уезде способ поправления и удобрения земель”.

В пятом номере трудов Общества опубликована интересная и прогрессивная по содержанию статья Романа Илларионовича “О способах к исправлению сельского делопроизводства”. В статье, рассматривая сложные взаимоотношения между помещиком и крепостными крестьянами, он писал о том, что надо делать, чтобы эти отношения были добрыми. Прилежных крестьян, утверждает он, надо одобрять “публичною похвалою”, а их детей не торопиться отдавать в рекруты. В один из дней в году, предлагает он, помещикам надо “потчевать своих крестьян благодаря их за труд”, отмечать “не всех равно”, а лентяев не следует наказывать тем, что “употреблять их в работу и в праздничные дни”. Особую заботу он проявлял о крестьянках-вдовах и предлагал землю у этой семьи не отнимать, а “должно обществом той деревни... вспахать, хлеб посеять, убрать и обмолотить и к дому их доставить; также дров и топлива им привезти”. И если эти предложения будут выполняться, то “в короткое время крестьянство наше восчувствовало бы немалое благополучие”.

Члены Экономического Общества с первых дней своей работы обратили внимание на оспу, “как на бич народного здоровья”. Р.И.Воронцов выступил в Сенате с благодарственной речью, обращенной к Екатерине II, которая сделала себе и своему сыну Павлу прививку от оспы: “Всемилостивейшая Государыня, Сенат... напоминая ту опасность, в которую для спасения всего рода человеческого Ваше Величество привитием оспы Себе и любезному своему сыну поступить изволили, не благодарен был перед Богом и Вами явиться, если б публичным знаком на вечные времена не оставить память сего великого действия”. При этом Императрице было преподнесено 12 золотых медалей с надписью: “Собою подала пример” и “1768 год Октября 12 числа”.


ВО ГЛАВЕ НАМЕСТНИЧЕСТВА
В конце декабря 1778 года Р.И.Воронцова назначают Наместником Владимирской, Тамбовской и Пензенской губерний. Опубликованные в 1775 году “Учреждения для управления губерний” подробно регламентировали всю систему органов управления и суда. Наместник или генерал-губернатор возглавлял управление двумя или тремя губерниями. Права наместника определялись правилами: “Строгое и точное взыскание чинить со всех подчиненных ему мест и людей о исполнении законов и определенного их звания и должно но без суда да не накажет никого”.

Роман Илларионович с жаром взялся за дело. 31 декабря 1778 года, получив письмо от сына Александра, в котором он сообщает отцу о его назначении Наместником, Воронцов пишет: “Вы меня, мой друг, очень обрадовали, известив меня, что вместо Шацкой предлагают мне Тамбовскую губернию. По крайней мере, сей город удобнее быть губернским, да и уезды, из которых можно будет делать уезды несравненно лучше. Я теперь совершенно доволен. Мне милость Ее Величества весьма чувствительна... я буду стараться заслужить ее благоволение”.

В архиве Воронцовых сохранилось много документов: указы, рапорты, ведомости, письма городских магистров, верхних и нижних земских судов, правителей наместничеств, предводителей дворянства и частных лиц, а также предложения Романа Илларионовича разным учреждениям и частным лицам. Из этих документов видно, как широк был круг его деятельности, - тут и образование новых уездов, и определение новых границ губерний, благоустройство городов, набор рекрутов, сбор недоимок и много других административных вопросов. Обширен круг лиц, с которыми он состоял в переписке.

В марте 1780 года он пишет Тамбовскому предводителю наместничества: “До сведения моего дошло, что во многих местах Тамбовской губернии имеются воровские партии, которые разбивают приезжих, то Вашему превосходительству через сие рекомендую - приложить ваше старание о искоренении оных...” и советую “для искоренения сих злодеев в тех местах, где они обыкновенно бывают, учредить из ближних селений пикеты, а равно иметь для поимку оных разъезжие лодки...”

Он считает своим долгом заступиться за обер-интендантшу, которая обратилась к нему с просьбой, решить ее дело положительно, так как она больна и не может присутствовать на судебном заседании. Он вникает в каждые детали и мелочи. В Пензе идет большое строительство и не хватает инструментов. Чтобы решить эту проблему, он обращается из Пензы к Тамбовскому губернатору с просьбой прислать в Пензу “железные инструменты: пилы, лом и прочие... т.к. в Пензе оных крайне недостаток...” обещая, что они “по окончании здесь строения присланы будут в Тамбов обратно”.

18 ноября 1780 года он пишет сыну: “Теперь, наконец, могу ласкать себя надеждой, что старания мои о искоренении всяких злоупотреблений будет иметь желаемый успех”. В 1781 году составляется новый план застройки губернских городов Владимира, Тамбова и Пензы. Частые опустошительные пожары уничтожали деревянные постройки, новое строительство, реставрация старинных сооружений требовали много сил и энергии.

Но уже через год, в феврале 1781 года, его постигло разочарование: “Я довольно вижу, что все мои труды кои и я для благосостояния порученным моему попечению жителем прилагаем, не имея почти ни день, ни ночь покоя, остаются тщетны, и что я остаюсь жертвой людем приобвыкшим к клеветам... И сколько прежде желал служить, столько ныне служба сия мне тягостна... Я все свое старание прилагаю, чтобы все были довольны и, позволяя последнему крестьянину к себе свободный вход, приказываю доставлять каждому правосудие...”

Но недовольных и завистников было немало. На Воронцова отправлялись жалобы в Петербург. И хотя у Романа Илларионовича сложились хорошие отношения, и с владимирским, и с тамбовским, и пензенским дворянством, а также с губернскими чиновниками, которых он уважал “за их трудолюбие и хорошее поведение”, количество жалоб не уменьшалось. В январе 1783 года Р.И.Воронцов отправляет рапорт на имя Екатерины II с просьбой об отставке.

Среди всех этих неприятностей, происходят и радостные события. 18 августа 1781-го года состоялась свадьба его младшего сына Семена Романовича с Екатериной Алексеевной Сенявиной, дочерью адмирала. Свою радость Роман Илларионович высказал в письме к своему старшему сыну Александру: “Сейчас получил я приятнейшее письмо Ваше о намерении графа Семена Романовича соединить судьбу свою со столь достойною партиею, каковою я нахожу Катерину Алексеевну. Я весьма рад его выбору, что он предпочел взаимную склонность всему другому. И тем охотнее буду я стараться оказывать вам всякую помощь, а теперь уступаю вам мой дом, приморские дачи и Муринскую фабрику со всеми их доходами”. Через год рождается долгожданный внук Семен, а еще через год – внучка Екатерина.

22 сентября 1783-го года Роман Илларионович был награжден орденом Св. Владимира. По этому поводу он пишет сыну Семену в Лондон; “Всемилостивейшей государыне благоугодно было всемилостивейшее пожаловать меня орденом святаго Владимира I степени, но мне сия милость несравненно была драгоценнее, если б на вас обращена была”. Орден был учрежден ровно год назад 22 сентября 1783-го года, и Роман Илларионович получил этот орден за №22.

21 октября 1783 года открывается Российская Академия и ее первым президентом назначается дочь Романа Илларионовича Дашкова Екатерина Романовна.

На торжественном открытии Екатерина Романовна Дашкова произносит речь, определяя главные задачи вновь открытой академии: сочинение российской грамматики, составление российского словаря и изучение риторики и правил стихосложения. Первыми академиками стали выдающиеся деятели XVIII века, поэты, драматурги, историки и переводчики. Среди них Г.Р.Державин, Д.И.Фонвизин, Я.Б.Княжнин. Уже на втором заседании, которое состоялось 28 октября, действительным членом российской академии избирается Р.И.Воронцов. Этим отметили его заслуги на поприще отечественной культуры. Роман Илларионович являлся инициатором переводов многих французских авторов, часто эти и другие книги издавались за его счет. Он был не только личным другом М.В.Ломоносова, но морально и материально часто поддерживал его, когда у Михаила Васильевича возникали трудности в организации научной работы или мозаичного дела. Многие стихи Ломоносова посвящены Воронцовым. Михаил Илларионович Воронцов заказал в Италии памятник для надгробия Ломоносова, установленного в Александро-Невской лавре. После кончины М.В.Ломоносова его вдова писала о Романе Илларионовиче: “Истинно, в числе многих благодетелей, ни к кому с такой радостью не приступаю, как к его сиятельству графу Роману Ларионовичу...”

Злоупотребления при рекрутских наборах, которые в те времена были делом обычным, конечно, были в тех губерниях, во главе которых стоял Р.И.Воронцов. И слухи о том, что сам наместник замешан, дошли до Екатерины II. Существует предание, что в день своих именин 27 ноября 1783 года, когда в его доме было много гостей, Роман Илларионович получил в подарок от императрицы пустой кошелек “длиною более аршина”. Через три дня после этого Р.И.Воронцов скончался.

В декабрьском номере Санкт-Петербургских ведомостей, в сообщениях из Владимира говорилось: “Тридесятого числа прошедшего месяца ноября скончался здесь граф Роман Ларионович Воронцов, генерал-аншеф, сенатор, действительный камергер, Владимирского и Костромского наместничества генерал-губернатор и орденов Российских Св.Апостола Андрея, Св.Александра Невского, Св.Равноапостольского Князя Владимира Большого креста первой степени, Польского Белого Орла и Св.Анны кавалер...”

Погребение, как говорилось в некрологе, состоялось при “великом стечении народа”. Предводители дворянства сами внесли гроб в церковь. Коллежские асессоры несли балдахин над гробом, председатель и советники несли регалии на бархатных подушечках. “Кончина его тем более чувствительна многим добродетельным, честным, а особливо неимущим людем, - говорилось далее в некрологе, - потому что он покровительствовал первым и оказывал благодеяния последним”.

Спустя два года после смерти графа Воронцова правительством было назначено расследование по делу о злоупотреблениях при рекрутских наборах во Владимирском наместничестве. В ревизии участвовал сенатор князь М.М.Щербатов. А спустя еще два года, в 1787 состоялся суд над вице-губернатором князем Ухтомским. Роман Илларионович был полностью оправдан. В письме графа П.В.Завадовского от 1 мая 1787 года А.Р.Воронцову сыну Романа Илларионовича говорится: “По делам Владимирским Сенат решил, согласно комитету, оправдая невинность покойного графа, а бездельники предаются суду”. Историк и литератор князь М.М.Щербатов тщательно обследовал все, вверенные Р.И. Воронцову губернии. Доказательств вины Р.И.Воронцова обнаружено не было. И все же своем сатирическом труде “О повреждении нравов в России”, написанном в 1788-1789 годах, он называет Воронцова “мздоимцем”, и прозвище “Роман большой карман” преследует графа Р.И.Воронцова вот уже более двухсот лет.

Роман Илларионович был похоронен в Дмитриевском соборе города Владимира, что является знаком особого уважения и почтительности к первому Наместнику, ни до, ни после него в этом княжеском соборе XII века никаких захоронений не было.

В 1804 году сыновья графа Александр и Семен установили в соборе надгробие, изготовленное в Англии. Это была пирамида из алебастра, к которой примыкал постамент из того же материала. На доске из черного мрамора была надпись: “Почившему графу Роману Илларионовичу Воронцову... родившемуся в 1717 году июля 17 дня, скончавшемуся во Владимире ноября 30-го дня 1783 года. Надгробную сию поставили сыновья его графы Александр и Семен Воронцовы в лето 1804 года”.



На постаменте помещалась скульптурная группа из белого мрамора: женская задрапированная фигура в скорбной позе, облокотившаяся на урну - символ безутешной скорби и молитвы, у ног женщины фигурка сидящего мальчика с пеликаном – символом родительской жертвенности.

Дети Романа Илларионовича стали выдающимися государственными деятелями. Они удостоились биографий не только дореволюционных историков. О них написаны книги и в наше время.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница