Роль русских востоковедов в изучении истории, археологии и этнографии северного таджикистана



Скачать 459.55 Kb.
страница1/3
Дата08.06.2016
Размер459.55 Kb.
  1   2   3
На правах рукописи

ИКРОМОВ НАЗИРХОН АШУРБОЕВИЧ

РОЛЬ РУССКИХ ВОСТОКОВЕДОВ В ИЗУЧЕНИИ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ СЕВЕРНОГО ТАДЖИКИСТАНА

(Вторая половина XIX - начало XX вв.)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история (исторические науки)



А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук.

Худжанд – 2015

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории Худжандского государственного университета имени академика Б. Г. Гафурова


Научный руководитель: Давлатов Муллошо, доктор исторических

наук, профессор кафедры истории

таджикского народа Таджикского

государственного университета права,

бизнеса и политики

Научный консультант: Рахимов Набиджон Турдиалиевич, доктор

исторических наук, профессор кафедры

археологии и этнографии Худжандского

государственного университета имени

академика Б.Г.Гафуров

Официальные оппоненты: Мухторов Саттор, доктор исторических

наук, профессор кафедры истории

таджикского народа Таджикского

Национального университета



Турсунов Бустон, кандидат исторических

наук, доцент, заведующий кафедрой

общественных наук Таджикского

государственного университета права,

бизнеса и политики

Ведущая организация: Дангаринский государственный университет

Министерства образования и науки Республики

Таджикистан

Защита состоится 12 марта 2015 года в 10 часов на заседании Диссертационного совета Д 047.008.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук при Институте истории, археологии и этнографии им. А.Дониша Академии наук Республики Таджикистан (734025 г. Душанбе, пр. Рудаки, 33).


С диссертацией можно, ознакомиться в научной библиотеке Академии наук Республики Таджикистан им. Индиры Ганди
Автореферат разослан «___» _____________ 2015 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор исторических наук Додхудоева Л.Н.



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность проблемы. Присоединение Средней Азии к Российской империи было одним из судьбоносных событий, сыгравших огромную роль в истории таджикского народа. Несомненно, к числу положительных последствий следует отнести активное научное изучение Средней Азии русскими учёными. Именно с тех пор, т.е. после присоединения Средней Азии к Российской империи, началось систематическое и последовательное изучение русскими учёными-востоковедами новых территорий. История хорошо знает о чёткой позиции передовой русской и российской интеллигенции того периода – учёных востоковедов, географов, историков, лингвистов, этнографов, которые сделали многое для изучения истории и культуры таджикского и других народов Средней Азии. Именно они определили, кто есть кто, и что представляли собой в прошлом таджики, они смогли оценить ту великую роль, которую сыграли таджики в развитии экономики, торговли, культуры народов Центральной Азии.1 Русским востоковедам были "совершенно чужды понятия, которые возникли уже при советской власти, в частности, такие как фальсификация прошлой истории народов Средней Азии в угоду политической установке так называемой "дружбы народов" и "братских отношений", классового подхода и "интернационализма", от которых после распада Советского Союза не осталось и следа. Русские учёные в силу своей честности, порядочности, ответственности перед исторической наукой не могли ввести в заблуждение ни тех, кто интересовался историей Средней Азии, ни носителей и наследников истории, ни государственных чиновников всех рангов, ни население России и других стран"2.

В силу определённых исторических обстоятельств вопрос изучения и оценки вклада русских востоковедов в изучение истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана остаётся слабоизученным. Несмотря на то, что территория Северного Таджикистана была присоединена к Российской империи раньше других частей современного Таджикистана (Худжанд – 24 мая 1866, Нау, Уратюбе – 2 октября 1866 г., Верхний Зарафшан - в 1870 г., Исфара, Канибадам, Ашт - в 1875 г.), в историографии она оказалась на периферии – между Туркестаном в целом и Бухарским эмиратом. В исследованиях узбекских учёных эту территорию обходили стороной как часть Таджикистана, а таджикские исследователи главное внимание уделяли отражению Восточной Бухары и Памира в трудах русских востоковедов.

Изучение трудов русских востоковедов, посвященных вопросам истории, археологии и этнографии населения Северного Таджикистана позволяет объективно оценить вклад русских дореволюционных востоковедов в изучение истории таджикского народа в целом. Одновременно, на примере изучения Северного Таджикистана представляется возможным исследовать и развитие некоторых общих методологических закономерностей и специфических особенностей, присущих русскому востоковедению при изучении Средней Азии.

Таким образом, актуальность темы обусловлена следующими факторами: во-первых, возрастание интереса к отечественной истории в период Независимости Республики Таджикистан диктует изучение всех материалов по истории, археологии и этнографии таджикского народа, которые нашли отражение в трудах русских востоковедов периода вхождения Средней Азии в состав Российской империи (1867-1917 гг.); Несмотря на наличие весьма большого количества специальных работ, в таджикской историографии до сих пор нет обобщающего исследования, который охватывал бы историю изучения Северного Таджикистана в целом;



во-вторых, в условиях неуклонного роста интереса народов региона к определению своей причастности к истории и культуре Центрально-Азиатского пространства, предпринимаемых попытках переписывания истории народов Средней Азии и т.п., изучение материалов, анализ и выводы русских востоковедов об истории и культуре таджиков как древнейшего оседло-земледельческого населения Центральной Азии могут сыграть большую роль в сохранении исторической справедливости;

в-третьих, в период бурного наступления глобализации и безвозвратной утери памятников отечественной истории, обычаев, обрядов и традиционных промыслов обращение к богатому научному наследию русских востоковедов и его изучение приобретает особую актуальность;

в-четвёртых, актуальность темы возрастает в свете дискуссий последних лет о месте и роли русской востоковедческой науки в колониальной политике России, когда объективная оценка научного наследия русских востоковедов становится первостепенной задачей исторической науки;

и, наконец, в -пятых, исследование научного наследия русских востоковедов будет способствовать патриотическому воспитанию подрастающего поколения, повышению научного интереса населения республики к изучению Отечественной истории.

Степень изученности и обзор литературы. В вопросе оценки вклада русских востоковедов в изучении истории, археологии и этнографии, как всей Средней Азии, так и её отдельных частей сделано немало.3 В советское время дореволюционная литература по истории и этнографии Северного Таджикистана освещалась в историографических разделах обобщающих работ и очерков, монографий и в некоторых специальных исследованиях. Так, например, в соответствующих разделах «Истории таджикского народа», «Истории Узбекской ССР», «История Туркменской ССР», «История Киргизской ССР» был дан марксистский анализ предшествующей дореволюционной литературы, в том числе и о Северном Таджикистане, и подчеркнуто её определённое историческое значение.4 Дореволюционная литература по истории Северного Таджикистана нашла свою, в целом справедливую, оценку и в историографических обзорах таких трудов, как «История Самарканда» и «История Ленинабада»5.

В числе монографий, в которых наиболее подробно разбирается дореволюционная литература по истории и этнографии Северного Таджикистана, следует особо отметить работы Н.А.Халфина,6 Джахонова У., Н.О.Турсунова7, М.Джамаловой8 и др. Их трудам присущи глубина анализа методологических недостатков, характерных для дореволюционной литературы, критическая острота в раскрытии свойственных ей консервативных традиций. Так, и Н.А.Халфин9, и Н.О.Турсунов,10 подчёркивая большое научное значение собранных дореволюционными востоковедами данных, указывают на методологические недостатки работ.

Ряд дореволюционных работ, посвященных истории и этнографии Северного Таджикистана, был кратко, но точно охарактеризован на страницах обобщающих историографических исследований11. Вкладу русских офицеров-востоковедов в науку посвящена работа Басханова М.К.12

Среди историографических исследований, следует отметить работы Б.В.Лунина, содержащие биографии наиболее крупных дореволюционных исследователей Средней Азии, историографические оценки их научного творчества, и подробные библиографические сведения.13 Отдельные работы Б.В.Лунина посвящены научным и краеведческим обществам в дореволюционном Туркестане, вопросам, связанным с деятельностью указанных обществ на территории Средней Азии и, в частности, Северного Таджикистана.14

Существенный вклад в изучение трудов русских дореволюционных авторов о Средней Азии внёс составленный О.В.Масловой обобщающий указатель - «Обзор русских путешествий и экспедиций в Среднюю Азию», в которой был систематизирован ряд ценных и редких материалов и по изучению территории современного Северного Таджикистана.15

К числу ранний исследований, в которых рассматривается научное наследие русских востоковедов была работа Мирзаева А., посвященная этнографическому изучению таджиков в дореволюционные и первые послереволюционные годы.16Автор уделил внимание вкладу русских учёных в изучение этнографии Северного Таджикистана.

Краткую, но обстоятельную и точную характеристику дореволюционных исследований и публикаций по культуре и быту таджиков, в том числе на территории современного Северного Таджикистана, дал Н.А.Кисляков.17 Работа важна полнотой материала и предлагаемой автором хронологией и периодизаций этнографических исследований Таджикистана.

В советский период были изданы работы, посвящённые отдельным русским востоковедам.18Здесь следует отметить работы историографа Н.М.Акрамова, в работах которого рассматриваются вклад русских учёных в изучение Средней Азии и Бадахшана в частности. Несколько работ Н.М.Акрамова посвящены деятельности отдельных крупных русских востоковедов - В.В.Бартольда, А.А.Семёнова.19

Один из крупных специалистов по этнографии Ферганской долины С.С.Губаева написала свои работы по этническим процессам в регионе, широко используя сведения русских учёных и путешественников в качестве источников. Исследователь высокую оценку даёт работам русских востоковедов.20

Большое значение научного наследия русских востоковедов для исторической науки Таджикистана отмечает О.К.Каримов. Он пишет не только о большом количестве материала, оставленного нам русскими офицерами, путешественниками, чиновниками, но и подчеркивает, что "именно русские востоковеды явились первыми научными исследователями истории дореволюционного таджикского народа и Таджикистана"21.

К числу недавних по времени публикаций по рассматриваемой нами проблеме следует отнести статьи А.Валиева, в которых рассматривается работы русских учёных конца XIX- начала XX вв. по изучению отдельных сторон быта и культура местного населения Северного Таджикистана.22

Одновременно, следует отметить, что в современной научной литературе встречаются и такие работы, в которых вклад русских учёных в изучение истории и культуры Центральной Азии подвергается сомнению. Более того, ученые-востоковеды рассматриваются как пособники колонизаторов и активные проводники колониальной политики царизма, сыгравшие в этом деле "важную обслуживающую роль".23 При этом положительные стороны их деятельности либо замалчиваются или же полностью отрицаются. Такой односторонний подход не заслуживает поддержки. На наш взгляд верным является оценка вклада русских востоковедов, которую даёт академик Р.М.Масов. Он всегда подчеркивает объективность и добросовестность русских дореволюционных востоковедов в изучении истории таджикского народа24.

Вопрос о научном наследие русских востоковедов в западной историографии долгое время не затрагивался. Даже в знаменитой книге Эдварда Саида "Ориентализм: Западные концепции Востока", опубликованной ещё в 1978 году,25 об этом почти ничего не сказано. В 1990-тые годы американские исследователи пытались определить и оценить русскую востоковедческую науку, выявить было ли российское востоковедение оружием колониального подчинения Центральной Азии или ему удалось сохранить научную объективность и беспристрастность. К ним присоединился и ряд других западных исследователей, однако вопрос так и остался открытым. 26

Как видно из краткого обзора научной литературы, до сих пор нет отдельной работы, посвященной вкладу русских востоковедов в изучение истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана. Наше исследование вызвано необходимостью в какой-то мере восполнить существующий пробел в таджикской историографии.



Цель и задачи исследования. Целью диссертационного исследования является анализ трудов русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв., касающихся истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана и теоретическое и практическое осмысление и оценка значимости их вклада в историческую науку.

Для достижения цели в работе были поставлены следующие задачи:

- изучить процесс накопления знаний об истории и культуре Северного Таджикистана до середины Х1Х в.;

- рассмотреть работы русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв., в которых рассматриваются или затрагиваются проблемы древней и средневековой истории Северного Таджикистана;

- проследить процесс сбора русскими учёными, военными и путешественниками этнографических сведений и материалов на территории Северного Таджикистана;

- научно обосновать вклад русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв.в изучение проблем истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;



Источниковедческая база исследования. По истории и истории Северного Таджикистана в колониальный период существуют разные категории источников. Свои описания оставили представители многих стран, посетившие Среднюю Азию или же писавшие о ней научные работы. Порой в них содержатся уникальные сведения. Мы построили свою работу исключительно на русских источниках. Это связано с тем, что тема нашего исследования предполагает, что основным источником являются работы русских востоковедов конца Х1Х – начала ХХ веков. Изучение этой группы источников и их анализ позволяет оценить тот вклад, который внесли авторы этих работ в историю изучения культуры таджикского народа, и в частности Северного Таджикистана. К ним относятся работы П.И.Пашино27, Н.С.Лыкошина28, Н.Маева, Н.Г.Малицкого, А.П.Хорошхина29, А.Л.Куна30, Н.В.Ханыкова,31 А.А.Кушакевича и многих др. Некоторые из них представлены в книге "Таджики в источниках и трудах исследователей".32Для оценки вклада русских востоковедов в изучение Северного Таджикистана были привлечены работы известных учёных. Прежде всего, привлекались обобщающие труды и монографии известных востоковедов (В.В.Бартольд, М.С.Андреев, А.А.Семёнов и др.), книги и журнальные статьи («Туркестанский сборник»), материалы статистических изданий (Материалы по статистике Туркестанского края), а также материал дореволюционных газет («Туркестанские ведомости»).

Рассмотрение содержания и анализ работ вышеназванных авторов и других публикаций позволил объективно оценить вклад русских востоковедов в изучении истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана.

К числу важных источников по изучению истории и культуры народов Центральной Азии в целом и Северного Таджикистана в частности можно отнести Иллюстративный фонд по народам Средней Азии и Казахстана Музея антропологии и этнографии (МАЭ РАН).33 Вырезки иллюстраций из страниц периодики составляют отдельную коллекцию МАЭ34. В ней представлены фото местных жителей, их одежда, архитектура городов Уратюбе, Ходжент, пейзажи Ходжентского уезда и горы.

Хронологические и географические рамки. Северный Таджикистан –географический термин, включающий в основном северную часть современной Республики Таджикистан (Согдийская область), которая в рассматриваемое нами время - во второй половине Х1Х -начале ХХ вв. входила в состав Туркестанского генерал-губурнаторства Российской империи. В нашем исследовании рассматривается вклад русских востоковедов изучение Северного Таджикистана в течение 50 лет колониального периода: с 1867 года до 1917 года.

Методологическая основа исследования базируется на комплексном подходе к решению поставленных задач. При подготовке диссертации были использованы различные методы исследования исторических трудов, изучение фактов, сравнительно-исторический и сопоставительный анализ, описание и обобщение, что позволяет более широко исследовать фактический материал и сделать обобщающие выводы.

Научная новизна исследования состоит в том, что в нём впервые предпринята попытка комплексного анализа научного наследия русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв., посвященного изучению истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана. Такая постановка вопроса по данной проблематике в отечественной историографии практикуется впервые и её актуальность бесспорна.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

- проведена сводка работ русских востоковедов, в которых затрагиваются вопросы истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;

- определены основные проблемы истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана, по которым проводились исследования учёных;

- определены результаты исследований русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв. и их достижения в изучении Северного Таджикистана;

- объективно определены и отмечены заслуги русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв. в деле изучения истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;



Объектом исследования послужила историческая эволюция научных изысканий русских востоковедов в области истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана во второй половине XIX - начала XX вв.;

Предметом исследования являются научные труды и достижения русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв. в области изучения истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана.

Основные положения, выносимые на защиту:

- характерные особенности научных работ российского практического и классического востоковедения в изучении Северного Таджикистана;

- вклад исследователей второй половины XIX - начала XX вв. в изучение истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;

- обобщение опыта научных изысканий в области изучения памятников истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана, их анализ и теоретическое осмысление;



Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в комплексном и объективном анализе наследия русских востоковедов второй пол. XIX - нач.XX вв., и включает следующее:

- выявлены основные причины интереса русских востоковедов к изучению истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;

- определены направления работ русских востоковедов в области изучения истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;

- выявлены основные достижения русского востоковедения в изучении истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана;

- проведён сравнительный и исторический анализ научных исследований русских востоковедов второй половины XIX - начала XX вв.;

Материалы диссертации могут быть широко использованы при написании монографий и подготовке обобщающих работ по истории таджикского народа в XIX - начале XX вв., подготовке спецкурсов по дисциплине «Отечественная история» и «История таджикского народа». Результаты исследования могут оказать определённую помощь специалистам и при разработке методических пособий и учебных программ по курсу «История таджикского народа».



Апробация работы. Диссертация обсуждена на заседании Отдела древней, средневековой и новой истории Института истории, археологии и этнографии имени Ахмада Дониша АН Республики (Протокол №5 от 26.06.2014 г.) и рекомендована к публичной защите. Основные положения диссертации изложены в статьях, опубликованных в журналах, входящих в перечень изданий, рекомендованных ВАК Минобрнауки Российской Федерации, в научных журналах и тематических сборниках Республики Таджикистан. Положения исследования отражены в докладах и выступлениях диссертанта на различных научных конференциях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, по три параграфа каждая, заключения и списка использованной литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, степень изученности, определяются цели и задачи, объект исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы, методологическая основа, выносимые на защиту положения диссертации, источниковедческая база, хронологические рамки исследования, а также показаны апробация и структура работы.

Первая глава диссертации – «Вопросы истории и археологии Северного Таджикистана в трудах русских востоковедов второй половины XIX - началаXX вв.» - состоит из трёх параграфов.

В первом параграфе - ««Изучение истории Северного Таджикистана русскими востоковедами до середины Х1Х в.» в общих чертах определяются географические границы рассматриваемой в диссертации территории и история её изучения. Здесь представлен краткий обзор истории накопления сведений о Средней Азии, и Северном Таджикистане в том числе, в русском востоковедении. На протяжении XVI – XVIII вв. в России происходило постепенное накопление сведений о различных сторонах жизни населении Средней Азии, главным образом, из донесений послов, дипломатов и работ путешественников, по различным причинам посетивших Среднюю Азию.

Одним из первых русских, побывавших на территории Северного Таджикистана, был Филипп (1774 г.). В своих воспоминаниях «Девятилетнее странствие»35 Филипп Ефремов приводит очень скудные сведения об Уратюбе и Худжанде. Следует отметить, что сведения о Северном Таджикистане не представляют особой ценности как историко-этнографический источник, однако эти сведения следует принимать как одно из самых ранних упоминаний о Северном Таджикистане.

Русский офицер Филипп Назаров, побывавший в Кокандском ханстве с дипломатическим поручением в 1813-1814 гг. оставил исторические сведения и данные об археологических памятниках Северного Таджикистана. В своих путевых записках он упоминает о добыче бирюзы и археологических памятниках: «По тракту на Кокант мы пошли мимо горы Ходжент, в 15-ти верстах от горских жителей отстоящей. По дороге находятся обработанные поля, а вокруг горы вырытые ямы, где Ташкентцы добывают бирюзу; не в дальнем от сего расстоянии видели поблизости ключей древний памятник, имеющий внутри отверстие, посреди коего выкладена каменная могила».36 Без всякого сомнения, можно сказать, что здесь имеется в виду рудники (Фирузакон и др.) и мугхона Карамазарских гор, лежащие по пути следования дипломатической миссии. Обратно в Ташкент Филипп Назаров возвращался по южной части Ферганской долины, через Ура-Тюбе, о котором также приведены краткие исторические сведения. В частности, Ф.Назаров отметил город как многолюдную, мощную крепость, окружённую двумя рядами высоких стен и глубоким рвом. Е.К.Мейендорф в своей книге «Путешествие из Оренбурга в Бухару» сообщает, что земли к востоку от Уратюбе, т.е. Худжанд, Канибадам, Исфара, входят в состав Кокандского ханства, а сам Уратюбе, до его завоевания Бухарой (1810 г.), сохранял свою независимость.37

Процесс становления в первой половине XIX в. русского востоковедения как науки, выделение двух его направлений – практического и академического повлиял и на изучение истории и этнографии населения Северного Таджикистана. Рост внимания к Средней Азии привёл к изданию первых описаний территории Северного Таджикистана. Эти работы были типичными для востоковедения XIX в. страноведческими очерками. Существенным недостатком этих работ, как и работ многих других дореволюционных русских востоковедов, был известный субъективизм в оценке нравственных качеств населения Северного Таджикистана.

Появление сочинений Е.К.Мейендорфа и Н.Ханыкова, написанных в целом с просветительских позиций, сыграло немалую роль в формировании начальной стадии развития прогрессивной для того времени русской буржуазной востоковедческой историографии.

Определённую работу по изучению истории и этнографии населения Северного Таджикистана в первой половине XIX в. проделали представители русского академического востоковедения (О.И.Сенковский, В.В.Вельяминов-Зернов, В.В.Григорьев), главным научным итогом деятельности которых было выявление и публикация ряда ценных письменных источников.

Во втором параграфе – «Работы русских востоковедов второй половины Х1Х-начала ХХ вв.» рассматривается деятельность русских учёных во второй половине Х1Х и начале ХХ вв. Изучение истории края началось сразу же после присоединения Средней Азии к России. Царское правительство выделяло средства для организации различных научных экспедиций, в результате деятельности которых был накоплен огромный и бесценный материал. Средняя Азия изучалась комплексно, со сбором более точных сведений. Исследования, проведённые российскими политиками, востоковедами и военными в эти годы, помогают нам правильно ориентироваться в изучении проблемы народонаселения и этнографии. Определённый вклад в изучение Северного Таджикистана был внесён русскими дипломатами.

В 1867 году первую научную поездку в Северный Таджикистан (историческую Уструшану) предпринял крупный русский востоковед П.И. Лерх (1828-1884). Во время поездки П.И.Лерх осмотрел территорию древней Уструшаны, обнаружил и изучил надписи на скалах близ г.Джизак.38

Важными являются работы А.Л. Куна по изучению истории и культуры Худжанда. В 1870 году он провёл некоторое время в Худжанде и собирал материалы об этом древнем таджикском городе. К сожалению, исследования А.Л.Куна по истории и культуре Худжанде – «Заметки о старом Ходженте», «Загадки, приметы, поговорки и пословицы жителей Ходжента» и «Описание месторасположения старого Ходжента, называемого туземцами также Арал (остров)» и др. - остались неопубликованными.

В 1870 г. А.Л.Кун провёл небольшие по объёму археологические раскопки на острове Арал, называемом в народе Худжанди кадим («Древний Худжанд»). Здесь были обнаружены интересные находки, среди которых были металлические и керамические изделия, в основном, посуда: котёл, сфероконусы, чеканные металлические кувшины, бронзовые подсвечники на трёх ножках, плоский квадратной формы кирпич и др.

Существенная заслуга А.Л.Куна в составлении «Туркестанского альбома». Части, посвященные археологии и этнографии, подготовлены А.Л.Куном. Кроме этого, А.Л.Кун написал предисловие и осуществил общее руководство и редактирование работы.

К заслугам А.Л.Куна следует отнести и первичное описание рукописей из архива кокандских ханов. Материалы архива имеют научное значение и для истории Северного Таджикистана: значительная часть Северного Таджикистана – территории нынешних Аштского, Канибадамского и Исфаринского районов Согдийской области, а иногда и Худжанд с округой, были в составе Кокандского ханства.

Русские исследователи обращали внимание не только на памятники в городах, но и на отдалённых от населённых пунктов местностях. В 1879 году в «Туркестанских ведомостях» была опубликована статья Д.Граменицкого «О древних урочищах Туркестанского края».39 Автор статьи указывает, что «в горах между Ангреном и Сырдарьёй и в Алайских – кучи камней, арыки, вообще пункты, обращающие на себя внимание, следы работ, производившиеся в незапамятные для населения времена, приписываются народу Мык».40 Таким образом, в этой части Северного Таджикистана, ныне входящей в территорию Матчинского и Аштского районов Согдийской области было обнаружено немало памятников материальной культуры. К сожалению уже тогда отмечались случаи разрушения памятников истории и археологии. Так, в таджикистанской части Илака (ныне западная часть Аштского района), побывал М.С.Андреев, ставший в годы Советской власти одним из крупнейших исследователей истории и культуры таджикского народа.

К числу первых исследователей истории, культуры и этнографии Худжанда и Северного Таджикистана следует отнести чиновника царской администрации А.А.Кушакевича (1827 – 1882 гг.). Свою служебную деятельность А.А.Кушакевич совмещал с энергичными занятиями в области востоковедения. Его интересовали, в частности, вопросы истории и археологии, нумизматики, этнографии, лингвистики, изучение восточных рукописей. Сведения А.А.Кушакевича, в первую очередь, связаны с состоянием экономики уезда и носят статистический характер: описаны кишлаки, население, ремёсла, ирригационные системы и т.д. Одновременно, вне всякого сомнения – это очень важный историко-этнографический материал. Например, важное значение имеет наблюдения А.А.Кушакевича, относящиеся к истории ирригации уезда. А.А.Кушакевич, указывая на многочисленные остатки древней оросительной системы предпринимает попытки анализа и систематизации собранного материала. Так, в своей работе «Сведения о Ходжентском уезде» А.А.Кушакевич пишет, что «в уезде существуют 4 разные формы арыков: 1) простыми открытыми канавами, ведутся во всякой почве – от суглинка до конгломерата; 2) тоннели – в основном в конгломерате; 3) тоннель с отверстиями с одной свободной стороны, в которые выбрасывается щебень из тоннеля, - в основном на склонах; 4) тоннель с отверствиями сверху в виде колодцев или воронок».41 В поездке А.А.Кушакевич обращал на исторические памятники и стремился к их письменной фиксации.

Будучи худжандским уездным начальником полковник А.А.Кушакевич в 1871 году побывал в Шахристане. Отметив некоторые местные древности,А.А. Кушакевич дал подробное описание старых построек из жжённого кирпича и записал связанные с ними предания и легенды.

Интересные материалы к истории и культуре населения Северного Таджикистана можно найти работах Н.А.Маева (1835-1896).В публикациях Н.А.Маева хорошо прослеживается тяготение к познанию исторического прошлого и этнографии края.

По предположению Н.Маева, древность возникновения Ходжента подтверждают и экспонаты выставки, организованной в Худжанде в честь приезда генерал-губернатора. Н.Маев пишет, что среди разных и весьма интересных экспонатов выставки «…можно было видеть также несколько окаменелостей из гор Могол-тау и образцы археологических находок, весьма нередких в Ходженте: тут были, между прочим, древние монеты разных эпох, небольшие глиняные сосуды в форме слезниц, с полуизгладившимися рельефными изображениями и т. п.».

Не обошёл вниманием Н.Маев главную достопримечательность Худжанда – цитадель. В целом, Н.А.Маев имел реалистические взгляды на историю края и памятники древности. Он стремился описать известные ему события так, какими он их видел: не приукрашал, но, в то же время, стремился указать их значимость и свидетельство о богатой истории края и высокой культуре местного населения. В этом видится искреннее стремление познать край, служить в нём честно и в меру своих сил и возможностей содействовать улучшению жизни народов Туркестана, поднятию их материального и культурного уровня.

Уже в первые десятилетия после завоевания территории Северного Таджикистана, появились обзорные работы о местных древностях. К числу таких работ следует отнести статью Н.С.Лыкошина (1860-1922) «Очерки археологических изысканий в Туркестанском крае до учреждения Туркестанского кружка любителей археологии». Лыкошин даёт первые описания Калаи Кахкаха, Чильхуджры и других памятников Шахристана.

Среди любителей истории из числа русских офицеров был П.С.Скварский – участковый пристав Ура-Тюбе. На его интерес к истории края оказало влияние и служба в одном из древних городов Таджикистана и Средней Азии в целом.

Значительный вклад в изучении истории Северного Таджикистана внёс И.А.Кастанье. В начале двадцатого столетия он посетил районы Шахристана и Ура-Тюбе и описал обнаруженные им памятники и дал подробное описание многих исторических памятников Северного Таджикистана, особенно окрестностей Шахристана и Ура-Тюбе.

Один из известных дореволюционных востоковедов, проявивших интерес к истории Северного Таджикистана был Н.Г.Маллицкий (1873-1947). Летом 1896 г. Н.Г.Маллицкий совершил поездку в Исфару. Изучая археологические памятника района, Маллицкий обратил особое внимание обследованию старой пещеры Кони гут, находящейся к западу от селения Чорку. Результатом осмотра пещеры стала первая научная работа Маллицкого «Рудник погибели (Пещера Кан-и-гут)».42 Заметный интерес к изучению Северного Таджикистана проявлял видный русский востоковед середины и второй половины XIX в., первый руководитель кафедры истории Востока в Петербургском университете, профессор В.В.Григорьев (1816 – 1881). Его статья «О скифском народе саков» (1871) вобрала в себя все известные к тому времени источники о древних сакских племенах Средней Азии VI–IV вв. до н.э.

Важную роль в ознакомлении России с древней историей Средней Азии сыграла публикация В.В.Григорьевым в 1881 году статьи «Поход Александра Великого в Западный Туркестан. Свод и рассмотрение древних известий об этом предмете», посвященная завоевательному походом Александра Македонского в Среднюю Азию.43 Его статьи по истории саков и согдийцев на в бассейне среднего течения Сырдарьи (Северный Таджикистан) не потеряли научное значение до сих пор. Впервые введённые В.В.Григорьевым в научный оборот письменные источники и ценные фактические сведения отмечают его заметный вклад в русскую историографию Средней Азии.

Среди русских учёных, внесших вклад в дело изучения истории и культуры Средней Азии, достойное место занимает востоковед и археолог Н.И.Веселовский (1848-1918).Он заложил основы изучения памятников материальной культуры северных районов современного Таджикистана. В феврале 1885 года Н.И. Веселовский совершил поездку в Ферганскую область и посетил кишлак Ашт. Здесь он отметил множество археологических памятников, в частности могильников. Экспедиция Н.И. Веселовского вскрыла на могильнике около Ашта 15 курумов.

Деятельность Н.И.Веселовского оценивается по-разному. Специальной подготовкой Веселовского было востоковедение, но он удачно сочетал научно-востоковедческую деятельность с деятельность археолога.

К плеяде русских востоковедов, внёсших вклад в изучение истории, археологии и этнографии Северного Таджикистана относится известный учёный востоковед –таджиковед М.С.Андреев(1873-1948). Андреев М.С., будучи выпускником ташкентской учительской семинарии, с 1887 и до 1896 года преподавал в Ходженте (Худжанде). Уже тогда, в 1893 и 1895 гг. появились его первые публикации по археологии и этнографии. Одна из его первых работ связана с историей и археологией Северного Таджикистана

В 1895 году М.С.Андреев совершил поездку в волости, расположенные к югу от Худжанда. В связи с вопросами о водоснабжении территории Худжандского уезда, Андреев осмотрел верхние части саев, несущих воды со склонов Туркестанского хребта к реке Сырдарья. В своих записях он отмечает остатки археологических памятников. Так им отмечены каризы и остатки крепости, известной под названием Калаи Муг (Крепость мугов). Понимая значение памятника как источника исторических сведений для научных изысканий, М.С.Андреев внимательно осмотрел крепость. По его словам, крепость располагалась «выше Ходжента верстах 25 по Ходжентскому саю».44 При осмотре крепости Калаи Муг М.С.Андреевым был обнаружен гончарный сосуд, изготовленный из огнеупорной глины, типа так называемых «глазниц». Найденный сосуд был отправлен в Самаркандский музей.

Примерно в то же время М.С.Андреев посетил и один из старинных селений Северного Таджикистана – Сомгор. В 1896 году М.С.Андреев перешел на службу секретарём у чиновника особых поручений Министерства внутренних дел А.А.Половцева. С ним он совершил много поездок по Средней Азии, жил в Петербурге, где познакомился с академиками С.Ф.Ольденбургом, К.Г.Залеманом и В.В.Радловым. В эти годы М.С.Андреев активно сотрудничал с Туркестанским кружком любителей археологии (ТКЛА).

Некоторые, но чрезвычайно краткие сведения по историческим памятникам Северного Таджикистана можно получить в работах инспектора народных училищ Ферганской области П.Е.Кузнецова. В 1915 году он совершил с этнографическими целями, поездку по Кокандскому уезду, в том числе и по Исфаринской волости. В краткой общей заметке он отметил «следы мугов», «мугские могилы в местности Шуроб».45

На рубеже XIX –XX вв. началась научная деятельность впоследствии известного советского востоковеда А.А.Семёнова (1873-1958).Из его ранних работ по истории и археологии Северного Таджикистана следует отметить сведения о памятниках Шахристана. А.А.Семёнов кратко описал развалины древнего города в Шахристане в своём историко-археологическом обзоре.46 Оносмотрел развалины древних построек на юго-западной окраине селения, собрал опросные данные по истории Шахристана и бытующие среди местного населения легенды и предания.

Крупнейшим представителем русского академического востоковедения, первоклассным знатоком истории Средней Азии в русской исторической науке концаXIX – начала XX вв. является академик В.В.Бартольд (1869 – 1930). Сочетая глубину анализа рассматриваемых проблем с тщательной проработкой материалов письменных источников, В.В.Бартольд ввёл Среднюю Азию в орбиту научного востоковедения.

В.В.Бартольд первым из учёных востоковедов представил научному миру древнюю историко-культурную область Уструшана, некогда занимавшую основную часть современного Северного Таджикистана. В конце XIX в. В.В.Бартольд сделал краткую сводку письменных источников по Уструшане. В исследованиях В.В.Бартольда, касающихся Уструшаны и других областей Северного Таджикистана, можно выделить несколько главных направлений: политическая история, история материальной культуры, история орошения, историческая география и т.п.

В.В.Бартольд изучал историю и культуру Ферганы по письменным источникам. В своей книге «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» уделяет внимание сведениям средневековых авторов о Фергане, в том числе её западной части, ныне входящей в Северный Таджикистан, т.е. об Исфаре, Канибадаме и Аште. Востоковед приводит данные о городах, торговых путях и т.п. Среди экономически развитых частей Ферганы средневековые авторы называют Исфару. Здесь, в округе Аспара называют два городка – Бамкахуш-Намкахус и Тамахуш.

Третий параграф работы называется «Организация научного исследования: Искандеркульская экспедиция и Туркестанский кружок любителей археологии».

В деле изучения истории и археологии Северного Таджикистана большой вклад внесли первые научные экспедиции и научные общества Туркестана. В 1870 г. была организована Искандаркульская военная экспедиция, направленная в верховья Зарафшана для окончательного подчинения горных бекств. В составе экспедиции известные учёные, собравшие огромный научный материал, в том числе и по истории и культуре населения высокогорья.

Среди научных обществ Туркестана особое место занимает Туркестанский кружок любителей археологии (ТКЛА). С организацией Туркестанского кружка любителей археологии (ТКЛА) памятники материальной культуры Уструшаны, и особенно района Шахристана, начинают привлекать больше внимание, чем прежде. По просьбе правления кружка П.С.Скварский составил подробную справку о древностях Шахристана.

Некоторые сведения об ирригации в Ходжентском уезде имеются в статьях начальника этого уезда А.А.Кушакевича, который впервые дал краткое описание рек уезда, сведения о количестве орошаемых земель, высказал соображения о необходимости и возможности восстановления древних ирригационных сооружений и о следах каналов в Голодной степи.47




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница