Родился 1 ноября 1935 года в Иерусалиме в богатой арабской семье протестантского вероисповедания



Скачать 114.74 Kb.
Дата27.03.2019
Размер114.74 Kb.
ТипКнига
Эдвард Саид
Родился 1 ноября 1935 года в Иерусалиме в богатой арабской семье протестантского вероисповедания.

С 1943 года семья большую часть времени проживала в Каире, но имела дом в Иерусалиме.

Саид получил хорошее домашнее образование, с детства говорил на двух языках, английском и арабском.

После провозглашения независимости Государства Израиль, бегства и изгнания арабского населения в 1948 году семья Саидов лишается дома в Иерусалиме и навсегда остаётся в Каире. Саид в 1951 отправляется на учёбу в США. Бакалавриат в Принстоне, PhD в Гарварде. В 1963 году поступает на литературный факультет Колумбийского университета.

Начиная с 1967 года, в связи с Шестидневной войной и оккупацией Израилем Восточного Иерусалима, становится палестинским активистом.

В 1978 выпускает трактат «Ориентализм», самое известное произведение Саида. Эдвард Саид, как публично известное лицо имел получившее признание при жизни и поэтому имел возможность обсуждать свои работы с коллегами. В результате в 1995 и в 2003 году были написаны предисловие и дополннени к заключению, в которых Саид рассматривал критику своих работ.

В 1991 году вышел из ПНС из-за резкого несогласия с позицией Ясира Арафата, который поддержал Саддама Хусейна во время первой Войны в Заливе.

Последние двенадцать лет жил с диагнозом рака крови (лейкемия), подвергался интенсивной химиотерапии, радиотерапии и медикаментозному лечению, не прекращая активной жизни.

Умер 24 сентября 2003 года в Нью-Йорке (67 лет).

Определение ориентализма

Книга “Ориентализм” была написана Эдвардом Саидом в 1978 году. В ней автор обсуждает проблему ориентализма как такогого, который он определяет как западное изобретение, западную науку о восточном мире, как покровительственное представление Запада о “Востоке”, об обществах и народах, населяющих Азию, Северную Африку и Ближний Восток.


По словам Саида, ориентализм неразрывно связан с империалистическими обществами, которыми он и был создан. Ориентализм есть исследование Востока, основывающееся на установках западного сознания. Это означает, что по своей сути эта наука отделена от истории в привычном нам понимании и по больше части отражает политические задачи и служит нуждам империалистических властей.
Европейское восприятие Востока основывается на теории и практике, на определенной идеологии, которая затем преобразуется в политическое решение. Он предполагает существование, наличие определенных рамок, фильтра, ограничивающих размышления о Востоке и формирующих определенную систему знаний о нём.
Саид рассматривает “ориентализм как динамический обмен между отдельными авторами и крупными политическими темами (concerns), заданными тремя великими империями — Британской, Французской и Американской — на чьей интеллектуальной и имагинативной территории это письмо (writing) создавалось”. Эта наука-пропаганда была развита настолько, что в конечном счете даже правящие арабские элиты поверили в то, что они являются сатрапами великих держав, которые усвоили созданную в кабинетах романтизированную “арабскую культуру”.
Автор разделяет скрытый и явный ориентализм. Последний присутствует в политике и идеологии, а скрытый — это неосознанное восприятие Востока, неосознанная приверженность определенным взглядам на Восток. Саид акцентирует внимание на изучении ориентализма и ориенталистских текстов Великобритании, Франции и США, объясняя свой выбор тем, что наиболее активную имперскую политику на Ближнем Востоке проводили Великобритания и Франция, а после Второй Мировой войны — США.
Слово «ориентализм» имеет как минимум три отдельных, но взаимосвязанных значения: 1) академическая наука; 2) мировоззрение, основанное на противопоставление Востока Западу; и 3) мощный политический инструмент доминирования.


Концепция репрезентации
В качестве эпиграфа к книге Саид использует цитату из работы Карла Маркса «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» — «Они не могут представлять себя, их должны представлять другие». Согласно Саиду, ориентализм — это политическая, социологическая, идеологическая, военная и научная репрезентация. Эдвард В. Саид в своей работе говорит о том, что концепция репрезентации имеет большое значение в современной европейской традиции. В отличие от презентации, репрезентация вытесняет предмет исследования, сам субъект и заменяет его образными конструкциями. Согласно установкам ориентализма, Восток не может говорить сам за себя, не может презентовать себя, он нуждается в том, чтобы за него говорили, в репрезентации, а значит нуждается в европейской науке. Восток репрезентируется в европейских исторических, филологических, художественных, имагинативных текстах, в политических договорах. Ориентализм был одной из предпосылок военной кампании Наполеона в Египет, строительства Суэцкого Канала и т.д.
Истинной точкой отсчёта современной (завоевательной) ориенталистики является экспедиция Бонапарта в Египет в 1798 году.

У Бонапарта было 4 цели:



  • покрыть себя славой (как до него Александр и Помпей) и навредить Великобритании, перерезав ей дорогу в Индию;

  • завоевать для Франции арабскую колонию;

  • осуществить ориенталистику: Ориенталистика превращается в то, чем она в конце концов стала: синтез знания и силы. Бонапарт привозит с собой дюжину ориенталистов для составления основного труда ориенталистики: описания Египта. Ориенталисты очень тесно связаны с Великой Армией: они обеспечивают контакт с туземцами, переводят на арабский прокламации Бонапарта, привлекают улемов для интерпретации Корана, служат в администрации Египта.

  • Четвертой целью явилась аннексия истории. Бонапарт обращается к солдатам, утверждая, что «с высоты этих пирамид на нас смотрят века истории». Он увозит во Францию обелиск, документы и т.п.

Таким образом, используя ориентализм в качестве интеллектуальной нормы для культурного суждения, европейцы написали историю Азии и изобрели «экзотический Восток» и «непостижимый Восток». В этом понятии народы и вещи Востока представляли низшую ступень по отношению к Западу. Эпитет «восточный» переходит в общий язык как синоним причудливого, странного, эксцентричного, сексуально раскованного.


Таким образом, стереотипы о культуре и традициях восточного мира служили и продолжают служить оправданиями колониальных амбиций и имперских устремлений США и европейских держав. В этом ключе о стереотипах Саид сказал:
«США стремятся насадить в ума людей истину о том, что мусульмане и арабы являются только лишь крупными постовщиками нефти с одной стороны и потенциальными террористами с другой. Очень мало деталей о быте, культуре арабов и так далее проникает в средства массовой информации. В результате люди не знают, что в действительности тварится на этой территории. Вместо этого есть лишь серия грубых унижающих карикатур на исламский мир, представленных таким образом, чтобы оправдать направленную на него военную агрессию.
Стереотип Востока колеблется между оригинальностью, которая и составляет его привлекательность, и банальностью, вызывающей презрение. Это своего рода фильтр для западного видения Востока.

Например, вот как ислам видится христианам. Ислам есть искажённая форма христианства. Для них Магомет в исламе то же самое, что Иисус в христианстве. Этот миф превалировал в течение всего 19-го века и всё ещё сохраняется в наши дни. Ориенталисты предпочитают говорить о магометанской религии и магометанах, нежели об исламе и мусульманах.

В 19-м веке можно различить два сорта ориенталистов:


  • учёный, специализирующийся по восточным языкам;

  • литератор, очарованный Востоком (Виктор Гюго, Гёте, Флобер и т.п.). Для них ориенталистика представляет своего рода литературный жанр, предполагающий наличие экзотики, предрассудков, связанных с Востоком, всякого рода тайн и т.п.

Ориентализм как имперская традиция
Взаимодействие Запада с Востоком из условий академического исследования в библиотеках, университетах, археологических экспедициях в последние столетия перетекло во взаимоотношения империи и её колонии.
В имперский период, после физического и политического завоевания, последовало интеллектуальное завоевание восточного народа, в результате чего западные ученые присвоили себе (в качестве европейской интеллектуальной собственности) толкование и перевод восточных языков и критическое изучение культуры и истории восточного мира.
Позиция Саида заключается в том, что ориентализм — это совокупность средств и инструментов( такие как искусство, наука и т.д.) для обеспечения доминирования Запада на Востоке и сохранения империалистических позиций. Саид приводит в пример сюжет о «Бремени белого человека» Р. Киплинга, в котором белый человек — певец империи, и он осуществляет «миссию» Запада. Согласно Саиду, ориентализм является оправданием имперских интересов и претензий Запада. В течение XIX века во Франции и Великобритании ориентализм укреплял свои позиции, так как необходимо было объяснить, в частности, для офицеров, служащих в колонизованных странах, и оправдать, легитимизировать политическое доминирование обеих ведущих империй на Востоке. Запад говорит о Востоке с позиции империализма, расизма и этноцентризма.
Европейская идентичность
Европейская сторическая мысль пришла к тому, что Восток является другим иррациональным, психологически слабым и феминизированным, неевропейским, который контрастирует рациональному, психологически сильному Западу. Такое разделение обусловлено европейской психологической потребностью создать разницу культурного неравенства между Западом и Востоком, для формирования собственной идентичности, то есть создание общего, заранее слабого, управляемого врага.
Кроме того, Восток помог Европе (или Западу) определить по принципу контраста свой собственный образ, идею, личность, опыт. Отправной точкой противопоставления Запада Востоку Саид считает греко-персидскую войну (с 492 по 449 гг. до н.э.) и Древнюю Грецию, сравнивавшей свою свободу с её отсутствием на Востоке.

Такое разделение сильного Запада и слабого Востока усиливают культурные стереотипы, изобретенные литературными, культурными и историческими текстами. К тому же эти европейские тексты (путешествия и т.д.), которые скорее являются вымышленными, дают читателю ограниченное понимание жизни на Ближнем Востоке.


Знание и власть
Саид утверждает, что большинство западных иследований основанны на вымышленных западных образах о Востоке. Он говорит о том, что даже самый честный, искренний и благонамеренный востоковед не может уйти от этих образов. проживание в империи оказывает влияние на формирование определенных взглядов в отношении империализма, расы и т.д.
«Не думаю, например, что можно было бы счесть противоречием утверждение, что интерес англичанина к Индии или Египту в конце XIX века так или иначе был обусловлен их статусом британских колоний. Может показаться, что это совершенно не то же самое, что утверждение, будто все академическое знание об Индии и Египте каким то образом несет на себе отзвук, испытывает влияние и попирается этим вопиющим политическим фактом — и тем не менее именно это и я утверждаю в данном исследовании ориентализма»
Для Саида вся наука ориенталзма представляется снежным комом. Каждый последующий так называемый исследователь опирается на понятия прошлых ориенталистов и по сути просто перефурмулирует их.
Критика
Книга Саида вызвала резонанс, спровоцировала борьбу мнений[1]. Главным критиком «ориентализма» Саида стал Бернард Льюис, британский и американский историк, востоковед[2]. Ученый обвиняет Саида в том, что автор «Ориентализма» придал негативный оттенок «почтенному» термину, в том, что свое исследование проводил на основе вторичных источников и, в целом, не предоставил весомые факты. Бернард Льюис видит самую слабую сторону «Ориентализма» в невозможности опровержения книги, так как в ней отсутствует связность изложения, она составлена из оборванных цитат и ошибочных переводов, грешит повторами и одних и тех же тезисов, а объект его изучения крайне не ясен. По мнению Льюиса, Саид со своим текстом лавирует между похвальным словом и доносом. Настойчивость, с которой Саид делает вид, что Востока не существует, что это лишь изобретение западного разума и конструкт ориенталистов, столь же невероятна. Если Востока нет, то его невозможно лишить каких-либо природных свойств. Как отмечает Льюис, Но Саид непоследователен, и с его пера часто соскальзывает выражение «истинный Восток», например, когда он пишет об ориентализме второй половины XX века, который противостоит «другому Востоку, готовому принять вызов и политически вооруженному».[3]

Другим известным критиком работы Саида являлся Роберт Ирвин, британский специалист по истории средних веков Арабского и Ближнего Востока, автор книги «Ради жажды познания: Ориенталисты и их враги»[4] Книга считается проявлением защиты метода критического рационализма. Ирвин критикует Саида за слабое знакомство с предметом исследования. Согласно Ирвину, Саид, уже по традиции, как и многие представители западного научного сообщества, обошел вниманием мнение арабских ученых, их труды


Происходящие изменения
В 1970-е годы Западный мир был удивлен активными и решительными действиями незападных народов, которых идеология ориентализма определила как слабые и ни на что неспособные общества. Действия незападных родов развеяли миф у западного общества о предствлениях, взглядах и мнениях незападного элемента.
Заключение

Идеи Саида повлияли на методолгию изучения Ближнего Востока. И подтолкнули ученых не оприраться в своих исследованиях при анализе исторических событий на европейский или какой-либо еще исторический опыт.

Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница