Разработка урока по истокам в 6 классе Кирьянова Л. А. учитель истории и истоков мкоу турдиевская школа Раздел 1 : Слово и образ Отечества




Скачать 198.4 Kb.
Дата02.04.2016
Размер198.4 Kb.
Разработка урока по истокам в 6 классе

Кирьянова Л.А. –учитель истории и истоков МКОУ Турдиевская школа

Раздел 1 : Слово и образ Отечества

Тема : «Отечество»

Кострома в истории Российского государства.

Цель урока:

-Подвести учащихся к пониманию, что значит образ Отечества;

-Познакомить с историей дворянских династий нашего края, с людьми нашего края, прославившие Отечество и почитаемые из века в век.

План урока:

1.Отечество-земля отцов.

2.Отечество-ширь просторов.

3. Отечество- связь времен.

4.Кострома в истории Российского государства.

Ход урок


1.Отечество-земля отцов.

Доклад учащегося : «За Родину и честь».

2.Отечество-ширь просторов.

Экскурсия в «картинную галерею». Отечество… Глядя на картины, попытайся объяснить чувства и описать образы, возникающие при размышлении.

3.Отечество-связь времен.

Рассказ учителя с последующим ответом на вопрос:

В чем проявляется самобытность России в прошлом и в чем она проявляется в наше время?

4. Кострома в истории Российского государства.

Рассказ учителя с последующим показом презентации.

Конспект рассказа.



А. А. Григоров

А. А. Григоров принадлежал к древнему русскому роду, идущему из боярства Великого Новгорода, и история этого рода неотделима от истории России. Предки Григорова пережили падение новгородской вольности, участвовали в покорении Иваном Грозным Казани, были в числе тех, кого Петр I посылал на учебу в Голландию и кто затем принимал участие в петровских войнах и преобразованиях, вставал на защиту Отечества в 1812 году...

С начала XIX века та ветвь Григоровых, к которой относился Александр Александрович, жила на костромской земле — в Кинешемском уезде. Это было дворянское гнездо с глубокими культурными традициями. Прадед историка, Александр Николаевич Григоров, в молодости своей был близок к декабристам, и только счастливая случайность спасла его от участи многих дворян, причастных к декабристскому движению. После смерти Николая I он основал первую в России женскую гимназию в Костроме, получившую после смерти Александра Николаевича наименование «Григоровская». Дед Александра Александровича, Митрофан Александрович Григоров, близкий знакомый драматурга А. Н. Островского (чья усадьба Щелыково находилась не в отдаленном соседстве с усадьбой Григоровых), будучи мировым посредником, сыграл важную роль при проведении в Кинешемском уезде крестьянской реформы 1861 года. Отец Александра Александровича, Александр Митрофанович Григоров, был видным деятелем костромского земства.

А. А. Григоров родился 6 марта (ст. стиля) 1904 года в основанной его дедом небольшой усадьбе Александровское, находившейся в северной, заволжской части Кинешемского уезда Костромской губернии (ныне это территория Островского района Костромской области). Здесь в кругу большой и дружной семьи прошли годы его детства, во многом классического для дворянского мальчика: круговорот времен года, радости общения с природой, лесом, Волгой, домашние учителя-студенты, поездки с родителями в Кинешму, Кострому и более дальние путешествия — в Москву, Петербург, Варшаву...

Уже тогда все вокруг любознательного мальчика дышало историей: соседние усадьбы с фамильными портретами на стенах, церкви и погосты в окрестных селах и лесах, старинная Кинешма с ее часовней на площади (в память о горожанах, погибших в Смутное время), обитель преподобного Макария, куда возила его с собою мать, книги по русской истории в домашней библиотеке, читаемые наравне с обязательными для его возраста Майн Ридом и Жюль Верном, — все веяло духом былого, и дух этот неосознанно впитывался его душой. Столетний юбилей Отечественной войны 1812 года, отмечаемый в 1912 году по всей стране, а также празднуемое годом позже 300-летие царствования дома Романовых, способствовали еще большему пробуждению у Александра Александровича интереса к прошлому, к истории костромского края, к военной истории России. Да и само время, выпавшее на детство Александра Александровича, было насыщено историей — предгрозовое время последних лет старой России...

Первый год его жизни пришелся на время русско-японской войны, близко задевшей их семью.Его дядя Николай Митрофанович Григоров, будущий адмирал, принимал участие в походе на Дальний Восток. Он охотно слушал о Цусимском походе, о Мадагаскаре, где стояла их эскадра, о Японии, в которой он бывал до войны. Не безего влияния Александр Александрович с детства прекрасно знал карту мира, много читал о путешествиях и географических открытиях.

Резкую черту, непоправимо рассекшую жизнь Александра Александровича (как и жизни миллионов русских людей), провела начавшаяся в августе 1914 года мировая война (тогда никто еще не знал, что позднее ее назовут первой). Ушел в армию его отец, Александр Митрофанович, отставной поручик. Вскоре, летом 1915 года, он геройски погиб, прикрывая со своим батальоном отход русских войск в предгорьях Карпат. Шла война, и Александр Александрович, сын павшего на фронте офицера, был принят в 1-й Московский кадетский корпус в Лефортове, о времени учебы в котором он сохранил самые лучшие воспоминания до конца жизни.

В Москве он пережил события февраля, а затем и октября 1917 года, когда Красная гвардия несколько дней осаждала их корпус, обстреливая его из орудий. Сразу после сдачи (их корпус капитулировал, как и все, кто сражался с большевиками в древней русской столице) Александр Александрович с братом Митрофаном, учившемся в другом кадетском корпусе, вернулись домой, в Александровское.

Революция дошла и до Александровского. В августе 1918 года по ленинскому декрету о земле усадьба Григоровых, в которой намечалось организовать совхоз, была национализирована, а ее бывшие хозяева изгнаны.

Григоровы, подобно тысячам и тысячам других людей, вынуждены бежать из родных мест на независимую тогда Украину и надеялись пережить эти трагические времена.

Киев времен гетмана Скоропадского и немецкой оккупации, бегство немецких войск с Украины после ноябрьской революции 1918 года в Германии, недолгая победа петлюровцев, наступление в январе 1919 года Красной армии и т. д. — он видел своими глазами, все это было частью и его биографии. Но все кончается, кончилась и гражданская война. В начале 20-х годов Григоровы возвращаются домой, на родное, в самом истинном смысле этого слова, пепелище. Александровское, преобразованное в совхоз, сгорело поздней осенью 1919 года. Жизнь на родине надо было налаживать заново.

В 1924 году Александр Александрович женился на Марии Григорьевне Хомутовой, которую знал с детских лет и молодая чета перебралась в Кострому.

Так в жизнь А. А. Григорова вошла Кострома — этот древний город, тогда еще центр Костромской губернии. Прожив в Костроме около двух лет, Григоровы (после смерти матери Марии Григорьевны) переехали в один из уголков Кологривского уезда, где Александр Александрович стал работать в лесничестве. С этого времени и до 1940 года его жизнь была связана с лесным ведомством. Вроде бы все налаживалось: счастливая семейная жизнь, нормальная обстановка на службе.

Но длилось это недолго. Происходящий в СССР «великий перелом», сопровождавшийся массовыми репрессиями, ударил и по Александру Александровичу. В сентябре 1930 года, он был арестован по обвинению в принадлежности к «промпартии» — мифической организации, созданной, якобы, старыми специалистами с вредительскими целями. Последовали тюрьмы, сперва — в Кинешме, затем — в Ярославле. В заключении Александр Александрович пробыл почти год,был оправдан и освобожден. Но арест, и заключение были только прологом его будущей тюремно-лагерной одиссеи.

В последующие годы жизнь перебрасывает А. А. Григорова с одного места на другое: он работает в костромских, вологодских, нижегородских, мордовских, рязанских лесах, много ездит, многое видит. На его глазах происходит варварское истребление российского леса, разрушаются храмы в городах и селах, нарастает террор, разрастается ГУЛАГ — это чудовищное олицетворение воцарившегося в стране режима. Все эти годы Александр Александрович не мог не ощущать постоянно висящей над ним угрозы нового ареста. Над страной советов бушевал шквал «великого террора», и он хорошо понимал, чего может ожидать человек с его происхождением, старым арестом по делу «промпартии», да еще имеющий брата, уже сгинувшего в 1937 году в застенках НКВД. И вот черед Александра Александровича настал. Его арестовали в ночь на 9 июня 1940 года в небольшом рязанском городе Кадоме, где он работал тогда.

Ему был предъявлен обычный для того времени набор самых диких обвинений (вспоминая их позднее, Александр Александрович иронически говорил, что его обвинили в заговоре с целью свержения советской власти в городе Кадоме). Во внутренней тюрьме НКВД в Рязани он прошел полосу допросов, получив в результате по легендарной 58-й статье 10 лет лагерей.Вскоре была арестована и осуждена и его жена.Так на тридцать седьмом году своей жизни А. А. Григоров, отец семейства, честный специалист, оказался в положении бесправного раба, прошедшего, как и миллионы других людей, длинный и страшный путь по «островам» пресловутого и зловещего архипелага .Карелия- Воркута- Дальний Восток.

В 1950 году срок заключения А. А. Григорова истекал, но ни о каком подлинном освобождении не могло быть и речи. Людей, подобных Александру Александровичу, не допускали в центральные районы страны и Григоров был отправлен в ссылку в Красноярский край, на реку Бирюсу (один из притоков Ангары), где он стал работать в леспромхозе. Лишь по ходатайству жены разрешено было переехать в центр Средней Азии, где отбывала ссылку его жена.

Здесь, в далеком казахском ауле Ак-Куль, Григоровы пережили все великие события 50-х годов, знаменовавшие собой окончание большого и страшного периода нашей истории…

В 1959 году освобожденные и реабилитированные (характерное слово того времени) Григоровы, спустя тридцать лет, вернулись на родину, в Кострому. Здесь, вблизи старинной березовой рощи над Волгой Александр Александрович смог наконец заняться своим главным делом — историей.

А. А. Григоров был прирожденным историком, но судьба сделала, казалось, все, чтобы не дать раскрыться этому дару. Многие историки в таком возрасте подводят итог своим трудам, а Александру Александровичу их только предстояло начать.

Он выстрадал свое право заниматься историей, и после всего пережитого его слово, его исследования получили особое звучание, особый вес.

Что влекло Александра Александровича к истории кроме данного ему свыше таланта, который нельзя было зарывать в землю? Думается, что им двигал сложный набор чувств, первым из которых была вполне естественная потребность «вернуться к своим истокам», ощущаемая каждым человеком, достигшим определенного возраста и утратившим очень многое.

На месте Александровского (в 60-е годы А. А. Григоров посетил родные места) уже давно шумел березовый лес. Была закрыта и заброшена их приходская Спасская церковь в селе Спас-Заборье, где крестили, венчали и отпевали почти всех Григоровых, где был крещен и Александр Александрович. Исчезло с лица земли находящееся при церкви родовое кладбище Григоровых, на котором был похоронен и прадед Александра Александровича, основатель «Григоровской» гимназии — Александр Николаевич Григоров. Была уничтожена могила матери в с. Погост под Кинешмой. Безвестной осталась могила отца, похороненного немцами где-то на берегу Днестра. И тем более нечего было говорить о могилах братьев — Митрофана, сгинувшего в 1937 году, и Ивана, погибшего в 1942 году на Карельском фронте. В разных местах остались могилы двух его маленьких сыновей. Где-то во Франции эмигрантом умер дядя, адмирал Н. М. Григоров.

После разрушения тридцати храмов неузнаваемо изменилась Кострома. Исчезла и церковь Бориса и Глеба на Муравьевке, где венчались Александр Александрович и Мария Григорьевна. Точно так же были изуродованы и другие родные и знакомые с детства города — Кинешма, Москва. Изменилась — и как изменилась! — за эти десятилетия вся Россия.

Обыкновенно потребность «вернуться к своим истокам» у большинства людей выливается в мемуары, но А. А. Григоров был историк (хотя писал он и воспоминания) и к своим «началам» он возвращался по-своему. История для него была не только средством воскрешения своего детства, но и «детства» всего дворянского сословия, молодости своих дедов и прадедов. И, безусловно, Александр Александрович ощущал — может быть, и не до конца осознанно — долг, лежащий на нем, как на одном из «последних из могикан» старой России, перед ее ушедшим миром, следы которого таяли, как дым.

Первоначально А. А. Григоров хотел узнать как можно больше о своих предках — старших поколениях Григоровых

Начав с материалов по Щелыкову, Александр Александрович перешел к материалам по своему роду, затем увлекся историей рода Лермонтовых, дальше — больше: постепенно он стал заниматься практически всем костромским дворянством — родами, отдельными лицами, историей усадеб и т. д.

На таком историческом фоне развертывается поистине эпическое повествование — сага! — о костромском дворянстве, проходящем перед нами род за родом, поколение за поколением, судьба за судьбой. Фамилии знаменитые, известные каждому русскому человеку с детства, и малоизвестные, но и те и другие неотделимы от истории России. Бартеневы, Бутаковы, Катенины, Купреяновы, Лермонтовы, Невельские, Овцыны, Полозовы, Пушкины, Рылеевы, Черевины... Реальные люди, рождавшиеся и жившие в усадьбах костромского края на протяжении столетий. Бесконечная галерея судеб, целый мир, сохраненный и во многом спасенный для нас от забвения историком!

Повествование о дворянских родах — это и рассказ о дворянских усадьбах. В работах Григорова перед нами проходит длинный ряд «дворянских гнезд» костромского края, знаменитых и безвестных, существующих поныне и тех, от которых и следа не осталось: Дракино, Зиновьево, Клусеево, Колотилово, Нероново, Новинки, Острожниково, Патино, Пчелкино, Щелыково... Мы видим все вехи их истории — от возникновения в XV, XVI и XVII веках до расцвета в XVIII—XIX веках, когда в Костромской губернии, как и везде в России, нередко вставали настоящие очаги дворянской культуры с картинными галереями, библиотеками, парками, прудами, приусадебными церквями и т. п., до периода угасания усадеб во второй половине XIX века, сменившегося их массовым уничтожением и разграблением, и до их существования — хотя бы и в виде руин — в настоящее время.

Путешествуя с историком по дворянским усадьбам, мы «проезжаем» практически по всему краю — от окрестностей Костромы до самых глухих уголков Галичского, Чухломского, Буйского, Солигаличского и других уездов, вглубь костромских лесов, на берега небольших рек и речек, носящих по большей части загадочные и древние угро-финские имена.

О временном охвате труда Григорова— это чуть ли не вся русская история:от эпохи татарских набегов— до наших дней...

В целом творчество А. А. Григорова воспринимается как трагичный и светлый реквием старой, дворянской, барской России со всем, что в ней было и плохого и хорошего.

Вплоть до конца своих дней Григоров сохранял не просто хорошую — феноменальную память. Обладая даром замечательного рассказчика, вечерами, за чашкой чая, он мог рассказывать часами. У Александра Александровича была очень богатая и красивая речь, он прекрасно знал русскую классику, в разговоре у него легко сыпались пословицы и поговорки.

Пройдя через такое в своей жизни, он сохранил удивительную мягкость, отзывчивость, доброту, у него совершенно не было никакой озлобленности, казалось бы, простительной для человека с его судьбой.

Незадолго до смерти в жизни Александра Александровича произошло весьма важное событие: весной 1989 года, благодаря усилиям Костромского отделения фонда культуры, ему было присвоено звание Почетного гражданина Костромы.

Скончался А. А. Григоров 8 октября 1989 года. Похоронен Александр Александрович был на заволжском (т. н. «Каримовском») кладбище, рядом с могилой его жены Марии Григорьевны. При похоронах родными в его гроб был положен маленький узелок с землей, привезенной лет за пятнадцать до этого с родины А. А. Григорова — из Александровского.

Показ презентации

КАТЕНИНЫ

С очень давних времен, с XV века, а возможно, и много ранее, поселился на костромской земле род Катениных. Первый из дошедших до нас документов о владении Катениных в костромском крае датирован 1446 годом.

К началу XVIII века во владении Катениных находились три большие поместья в пределах бывшего Чухломского уезда, со многими деревнями. Это были села Клусеево, Бореево и Занино.

Первая достоверная дата смерти одного из Катениных — Никиты Андреевича — 15 ноября 1691 г.. Он служил сначала стряпчим, потом в 1680—1686 гт. стольником и жил в с. Борееве.

Его единственный сын, Иван Никитич, умер 4 декабря 1737 года, имел он чин лейб-гвардии прапорщика.

У Ивана Никитича было 4 сына и 3 дочери.

Иван Иванович в 1745 г. имел звание генерал-аудитора. Василий Иванович в 1745 г. был адъютантом Троицкого пехотного полка. После смерти Василия Ивановича Федор Иванович сделался единственным владельцем всех трех катенинских усадеб в Чухломском уезде: Клусеева, Бореева и Занина.

Скончался Ф.И. Катенин в Клусееве 16 декабря 1787 г.

У него было детей, не считая умерших в юности, три сына и одна дочь. Старшему, Александру Федоровичу, досталось с. Бореево, среднему, Николаю Федоровичу — с. Занино, и младшему, Андрею Федоровичу — село Клусеево. После этого раздела потомство Федора Ивановича образовало три отдельные линии рода Катениных.

1. Александр Федорович. Родился 7 августа 1757 г., умер 28 августа 1808 г.

У Александра Федоровича было 9 человек детей, но только трое из них выросли, остальные же умирали в раннем детском возрасте. Вот что известно об этих троих сыновьях А.Ф. Катенина. Старший, Петр Александрович, родился 30 мая 1787 г., умер 1 декабря 1841 г. В возрасте 17 лет он был зачислен на службу в Коллегию внутренних дел, под начальство графа Кочубея, юнкером и продолжал службу по статской части, дослужившись до чина статского советника.

По разделу с братом Павлом он получил во владение село Бореево (раздел был совершен в 1838 г.), а до того владел совместно с братом Павлом и матерью как селом Бореевом, так и кологривским имением его матери Шаево.

Второй сын Александра Федоровича, Григорий Александрович, родился 29 марта 1789 года. В 1811 г. он был зачислен прапорщиком лейб-гвардии Преображенского полка. В 1812 году вместе с полком участвовал в боях, в том числе в Бородинском сражении. Затем, при преследовании отступавших из России французов, он был смертельно ранен под г. Копысом и умер 15 ноября 1812 года.

Самый младший из трех братьев Катениных, Павел Александрович, родился 4 декабря 1792 г. в усадьбе Шаево Кологривского уезда, умер 23 мая 1853 г. там же, а погребен был на родовом кладбище в с. Борееве, где его останки и находились до 1953 г. В 1953 году в связи со столетием со дня смерти и с тем, что село Бореево перестало существовать как населенный пункт, останки П.А. Катенина были перенесены в г. Чухлому и захоронены на городском кладбище, на месте захоронения был поставлен памятный обелиск.

П.А. Катенин получил отличное домашнее образование. К 1812 г. он был уже подпоручиком и в этом чине начал свое участие в Отечественной войне. Произведен чинами: поручиком 14 декабря 1813 г., штабс-капитаном 1 января 1816 года, капитаном 1 сентября 1818 года и полковником 5 июня 1820 г. Награжден орденом св. Владимира IV степени с бантом 4 декабря 1812 г. и прусским орденом Железного креста 6 декабря 1812 г. Сверх того, Катенин был награжден серебряной медалью, установленной в память 1812 г. В отставку П.А. Катенин был уволен по Высочайшему приказу без награждения чином 7 сентября 1820 г. И выслан из Петербурга па родину.

Обладая большими способностями к литературным занятиям, хорошо образованный, знающий древние и новые языки, П.А. Катенин начал пробовать свои силы на литературном поприще.

Из собственно авторских пьес Катенина известны комедия «Сплетня» (1821 г.), «Пир Иоанна Безземельного» (1819 г.) и комедия «Студент», написанная им совместно с А.С. Грибоедовым.

Катенин имел большие знакомства в театральном мире, и знаменитый В.А. Каратыгин, по сохранившимся воспоминаниям, брал у Катенина уроки декламации и был с ним в большой дружбе. Брат B.А. Каратыгина Петр также был в числе друзей Катенина и приезжал к нему в гости в его костромское имение. Сохранились письма П.А. Катенина к актрисе А.М. Колосовой, вышедшей замуж за В.А. Каратыгина.

Надо отметить, что высылка П.А. Катенина из Петербурга вовсе не имела политического характера, и он не раз мог выезжать в Москву и в Петербург, а одно время, в 1833 г., даже проживал в Царском Селе. Кроме полученного от отца имения Шаево, Катенин прикупил в 1824 г. у И.Ю. Лермонтова родовое лермонтовское имение

П.А. Катенин, живя в своих усадьбах, по словам лично знавшего его Н.П. Макарова, хотя и был одним из образованнейших людей своего времени, но из-за своего характера не пользовался уважением и любовью соседей-дворян. А с духовенством — сельским и городским — у П.А. Катенина, атеиста по убеждениям, часто бывали горячие споры

После смерти своего брата Петра, убитого крепостными в имении Кампенгаузен, П.А. Катенин стал владельцем усадьбы Бореево. Таким образом, к концу жизни Павел Александрович владел тремя усадьбами — Шаево, Колотилово и Бореево — и многими деревнями в Чухломском, Солигаличском и Кологривском уездах. Всего в его имениях насчитывалось мужского пола крепостных 537 душ и несколько тысяч десятин земли, в том числе прекрасная Королевская лесная дача вблизи усадьбы Шаево площадью около 4-х тысяч десятин.

Умер П.А. Катенин 23 мая 1853 года при следующих обстоятельствах: он ехал куда-то в коляске, запряженной парой лошадей. Лошади были весьма бешеного нрава, кучер не справился, лошади понесли экипаж, который опрокинулся. Павел Александрович выпал из коляски и при падении получил серьезные травмы, от которых и скончался через 12 дней.

Очевидно, перед смертью П.А. Катенин составил надпись, которую должны были поставить на его могиле, а похоронить себя он просил на родине своих предков, в селе Борееве, около алтаря Богоявленской церкви. Это было исполнено, и на его надмогильном кресте была установлена медная доска со следующей вырезанной надписью: «Павел Александров сын из роду Катениных, честно отжил свой век. Служил отечеству верой и правдой. В Кульме бился насмерть, но судьба его щадила. Зла не творил никому, но и добра менее, чем хотелось».

В «Иллюстрированной газете» за 1853 год было помещено в траурной рамке сообщение о его смерти: « 23 мая 1853 года в Костромской губернии, Кологривском уезде, в деревне своей умер на 61-м году отставной генерал-майор, писатель и почетный член Академии наук по отделению русского языка и словесности, Павел Александрович Катенин. Тело Катенина, привезенное в его родовое поместье в Чухломском уезде в село Бореево, похоронено на скромном кладбище, между могилами родных, при Богоявленской церкви этого села».

Через 100 лет, в 1953 году, в связи с прекращением существования села Бореева как населенного пункта, по решению местных властей, останки покойного были выкопаны и перенесены на городское кладбище Чухломы. На могиле поставлен обелиск с надписью.

Неизвестно, оставил ли П.А. Катенин завещание, но его имение наследовали его двоюродные братья, Александр и Михаил Андреевичи и Николай и Михаил Ивановичи Катенины. Как видно, Александр и Михаил получили Колотилово и Бореево, а Николай и Михаил — Шаево, это последнее было более доходным, чем чухломские имения.

Семейный архив из усадьбы Катениных не погиб, как сообщает Е.А. Катенин, при национализации в 1918 г. И архив, и книги из Клусеева были перевезены в Чухлому, в уездный отдел просвещения, откуда архив был передан на хранение в Государственный архив губернии, где он и поныне хранится, а библиотека частично осела в чухломском музее, частично в чухломской же библиотеке, а часть, вероятно, действительно была растащена и погибла.

.Второй сын Федора Ивановича Катенина, Николай Федорович, родился 9 мая 1760 года в ус. Клусеево, скончался в сороковых годах XIX века в своей усадьбе Занино.

Сведения, сохранившиеся о нем в архивах, чрезвычайно скудны. Известно, что смолоду он был пажом императрицы Екатерины II, потом служил в гвардии с 1777 до 1781 года, после чего вышел в отставку, а где служил по гражданской службе — неизвестно. По отставке он имел чин секунд-майора, а на статской службе дослужился до чина коллежского советника

При усадьбе Занино имелся стекольный завод, на котором вырабатывались бутылки и всякая стеклянная посуда. Были также и ткацкие заведения, на всех этих предприятиях работали крепостные люди Н.Ф. Катенина.

У Николая Федоровича был единственный сын, Иван Николаевич. Участник Бородинского сражения и сражения под Малоярославцем, а в кампании 1813 г. — под Люценом и Бауценом и затем (до окончания войны) блокады и взятия крепости Модлин, И.Н. Катенин был награжден орденом св. Анны II степени с алмазами и св. Владимира IV степени с бантом.

Ни у Александра Федоровича Катенина, ни у его брата, Николая Федоровича, мужского потомства не осталось, и все катенинские усадьбы перешли во владение потомков самого младшего брата их, Андрея Федоровича.

Андрей Федорович Катенин родился 11 октября 1768 года и умер в 30-х гг. XIX века. Образование он получил в первом кадетском корпусе, откуда был выпущен поручиком армии в ноябре 1787 г. В том же году он отправился на войну с Турцией и был под командованием А.В. Суворова при взятии крепости Очаков. После взятия Очакова он вышел в отставку в чине капитана и поселился в отцовском имении Клусеево.

Всю свою жизнь Андрей Федорович прожил в Клусееве и был человеком весьма состоятельным. После того как у него появились дети, он стал усердно скупать деревни и усадьбы в разных губерниях.

Старший сын Андрея Федоровича, Александр Андреевич Катенин, родился 28 июня 1803 г. в усадьбе Клусеево, скончался в 1860 г. и похоронен в родовой усыпальнице Катениных в с. Клусееве. Обучался он сперва в Горном кадетском корпусе, а затем вместе со своим младшим братом Федором в 1814 г. был зачислен подпрапорщиком в лейб-гвардии Преображенский полк и на всю жизнь связал свою судьбу с этим старейшим гвардейским полком русской армии.

20 сентября 1842 г. А.А. Катенин сочетался браком с фрейлиной двора Варварой Ивановной Вадковской (1821—1863). Этот брак еще более укрепил связи Катенина с придворными кругами.

У Александра Андреевича и Варвары Ивановны было три сына, о них известно очень мало. Внуки Александра Андреевича также нам мало известны. Вторая жена Евгения Александровича Катенина (родилась в 1930 г.), Зоя Николаевна Смирнова — известный советский ученый-биолог, доктор наук, почетный член ряда зарубежных биологических обществ. Их сын, Адриан Евгеньевич, — геоботаник, кандидат наук. Брат его Дмитрий Евгеньевич, окончил Академию художеств, а сестра, Татьяна Евгеньевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры индийской филологии восточного факультета ЛГУ.

УСАДЬБА КЛУСЕЕВО И КАТЕНИНСКИЙ РОД

На территории бывшего Чухломского уезда в XVIII—XIX веках было немало старинных дворянских усадеб, очагов дворянской культуры в деревенской глуши. Среди них можно назвать: Лаврентьевское, Введенское, Ивановское, Понежское, где был крепостной театр, Лосниково — родина матери писателей А.Ф. Писемского, а также усадьбы Клусеево, Бореево и Колотилово, принадлежавшие роду Катениных, и другие.

Время не пощадило барских домов в этих усадьбах. Многие из них исчезли с лица земли еще в XIX веке, другие прекратили свое существование после революции. И сейчас от многих из них не осталось и следа. Нынешнее поколение не знает имен прежних владельцев и мест, где когда-то стояли барские дома. Между тем в некоторых усадьбах были значительные библиотеки, собрания предметов искусства — картины, архивы старинных бумаг, писем. Ныне на чухломской земле не осталось почти ничего, что могло бы поведать о давно ушедших временах. Исключением является усадьба Клусеево, где сохранился еще старинный дом постройки 1800 года. Эта усадьба расположена на речках Сеннухе и Масловке, в 15 километрах от Чухломы.

Старинный клусеевский дом, деревянный, с традиционными колоннами и антресолями, простоявший уже 182 года, ныне предназначен для перевозки в г. Чухлому для размещения в нем краеведческого музея. В свое время, в 1918 году, при национализации помещичьих имений, Костромскому научному обществу по изучению местного края удалось вывезти из клусеевской усадьбы предметы искусства, а также значительный семейный архив владельцев усадьбы, содержащий немало интересных документов, порою весьма древних. Знакомясь с этим архивом, можно восстановить историю этой усадьбы и ее владельцев. А история эта начинается с весьма отдаленных лет: самый ранний документ датирован 1446 годом.

Здесь мы имеем дело с редчайшим случаем из истории помещичьих имений. Даже, можно сказать, — это единственный известный нам случай в истории, когда поместье, в данном случае село Клусеево (указанное в грамоте князя Д.Ю. Шемяки под названием «Хлусеево»), на протяжении более пяти веков находилось во владении одного и того же рода Катениных, переходя от отца к сыну, внукам, правнукам и так далее. Обычно помещичьи имения постоянно переходили от одного владельца к другому по разным причинам: отдавались в приданое за выходившими замуж дочерями владельцев, продавались, иногда даже проигрывались в карты, а чаще всего разгульная и беспутная жизнь помещиков приводила к переходу имений, в том числе старинных, родовых, из дворянских рук в руки нарождающейся буржуазии. После реформы 1861 года многие владельцы покинули свои усадьбы, переехав в города, а земли своих имений сдавали в аренду. Так появилось в Чухломском и других уездах Костромской губернии большое число арендаторов из лиц эстонского и латышского происхождения, а также переселенцев из Белоруссии и Чувашии.

Фамилия Катениных — владельцев Клусеева — достаточно хорошо известна благодаря Павлу Александровичу Катенину. П.А. Катенин — один из организаторов тайных обществ «Союз спасения» и «Союза благоденствия». Близкий знакомый А.С. Пушкина и А.С. Грибоедова, он сам был видным критиком, переводчиком и писателем.Были среди Катениных и другие довольно известные лица, в основном, по военной службе.

Вот о чем рассказывают сохранившиеся архивные бумаги из усадьбы Клусеево.

Самый древний документ — это грамота, подтверждающая пожалование села Клусеева с деревнями, данная в 1446 году Кузьме Гавриловичу Катенину в г. Угличе от имени и за подписью князя Дмитрия Юрьевича Шемяки. Из этой грамоты видно, что до 1446 года село Клусеево было вотчиной Катениных. Эта грамота относится к числу очень редких документов. В 1446 году шла междоусобная война между Московским великим князем Василием Васильевичем и его двоюродным братом — князем Дмитрием Юрьевичем Шемякой, который был удельным князем Галичского княжества и претендовал на Московское великое княжество. Очевидно, что первый известный нам владелец Клусеева, Кузьма Катенин, служил Шемяке, резиденция которого была в то время в Угличе. Потомки этого Кузьмы занимали разные административные и военные должности в Московском государстве в XVI и XVII веках. Так, сын Кузьмы, Иван Кузьмич, в 1485—1490 гг. был судьей в Соли Галицкой (г. Солигалич), сын Ивана, Третьяк Катенин, в 1512 году был воеводой в Чухломе, а в 1531 году участвовал в походе на Казань в отряде Константина Шкурлятева. Этот же Третьяк Катенин был начальствующим лицом в г. Галиче, его сын Елизар был «головой над дворянами». Сын Елизара, Лазарь Катенин, тоже был «головой над дворянами», а в 1592 году участвовал во главе отряда костромичей в походе на Новгород. В следующем поколении Иван Иванович Катенин был в царствование Бориса Годунова в Москве «объездчиком для береженья от огня». В 1619 г. Андрей Кириллович Катенин участвовал в обороне Москвы от поляков и был жалован грамотой «за Московское осадное сидение королевичева прихода». Илья Елизарович Катенин в 1691 году был сподвижником молодого царя Петра, участвовал в подавлении Стрелецкого бунта, а его брат Никита служил в 1700 г. в Чухломе «сыщиком для воровских людей», а потом воеводой в Парфеньеве.

В царствование императрицы Екатерины II из катенинского рода получили известность Василий Иванович Катенин, бывший костромским прокурором, и Александр Федорович, генерал, служивший одно время комендантом Одессы, одним из детей которого и был писатель и участник декабристского движения П.А. Катенин.

Получил известность в истории России Андрей Федорович Катенин, который родился в 1788 году. Он был участником походов Суворова и взятия Очакова. Он же и построил в Клусееве дом, доживший до наших дней. А.Ф. Катенин был женат на Ирине Юрьевне Лермонтовой (1769—1818 гг.), дальней родственнице М.Ю. Лермонтова. Из его сыновей получил известность Александр Андреевич (1803—1860 гг.) — генерал-лейтенант и его брат Михаил Андреевич (1810—1866 гт.) — генерал-майор, явившиеся последними военными деятелями катенинского рода.

Последние владельцы Клусеева сами не занимались сельским хозяйством — служили в Петербурге — и приезжали на свою родину только на время летнего отдыха, а землю сдавали в аренду, в частности, Клусеево арендовали предприимчивые эстонцы.

В 1918 году Костромским научным обществом по изучению местного края в Чухломской уезд был направлен уполномоченный этого общества В.В. Звездин для выявления и изъятия из помещичьих усадеб предметов искусства, книг, архивов. Он посетил усадьбу Клусеево 21 ноября 1918 г., осмотрел ее, сделал ряд фотоснимков дома, внутренних комнат и вывез оттуда ряд портретов и картин, ныне находящихся в Костромском музее изобразительных искусств. А в Государственном архиве Костромской области хранится личный фонд семьи Катениных, в нем собраны документы, письма за время с 1446 по 1881 год.

Показ презентации

Подведение итогов урока.

Д/З: текст учебника

Задание в РТ



Написать эссе: Отечество…


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница