Раздел I. 3 Обеспечение национальной безопасности и поддержание политической стабильности в скфо 3


Дезорганизация сетевых структур политического экстремизма на Северном Кавказе как источников трансграничных угроз политической стабильности России



страница8/12
Дата15.07.2016
Размер2.77 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

2.3. Дезорганизация сетевых структур политического экстремизма на Северном Кавказе как источников трансграничных угроз политической стабильности России

Противодействие современным угрозам политической стабильности России на Северном Кавказе включает в себя не только профилактические меры, но и борьбу с субъектами дестабилизации. Данная борьба предполагает дезорганизацию сетевых структур, деятельность которых ведет к росту напряженности, а также предупреждение и пресечение акций политической дестабилизации.

Переходя к освещению данного вопроса, полагаем, что в отсутствие в России действенных механизмов глубокого предупреждения современных угроз политической стабильности обеспечение государственной и общественной безопасности возможно за счет дезорганизации субъектов дестабилизации. Среди них наибольшую опасность представляют террористические, сепаратистские и экстремистские сетевые структуры, способные успешно приспосабливаться к изменениям обстановки в обществе и обладающие высокой устойчивостью к действиям по их ликвидации190. Данные сети являются гибридными, т.е. сочетающими в своем строении признаки иерархических и сетевых структур. Кроме того рассматриваемые сети характеризуются наличием сильных горизонтальных связей между звеньями (ими могут быть индивиды, группы, локальные объединения) и общего информационного поля, функционирование нескольких координационных центров, общность целей.

На существование террористических сетей, преследующих сепаратистские и религиозно-экстремистские цели в регионе Северного Кавказа, обращают внимание И.П.Добаев, В.М.Коровин и другие эксперты191. Исследователи полагают, что целью создания данных объединений является дестабилизация обстановки на Северном Кавказе с использованием жестких технологий разжигания этноконфессиональных конфликтов. В то же время появились и новые источники опасности территориальной целостности и стабильности России сетевого характера. Так, С.А.Батюшкин, помимо хорошо известных очагов терроризма и конфликтов, указывает на появление ряда признаков подобных угроз на Дальнем Востоке, в Москве и административных центрах субъектов федерации. Источником напряженности могут стать мигранты из стран ближнего зарубежья и Китая, чьи объединения функционируют в виде сетей рынков по всей территории страны или в ее отдельных регионах192. При этом нельзя не учитывать возможность использования террористических методов борьбы за реализацию мигрантами своих требований.

Особенности структуры сетевых террористических организаций рассматривается военными исследователями В.И.Молтенским, Ю.А.Марценюком и С.Г.Чекиновым. По их мнению, международные террористические организации имеют четкую структуру из нескольких уровней. Первый, самый нижний уровень составляют отдельные террористы и небольшие группы боевиков, являющиеся непосредственными исполнителями террористических актов и несущие самые большие потери. Однако с их рекрутированием в ряды террористов не возникает проблем: этому способствует сложная социально-экономическая обстановка в зонах конфликтов, позволяющая восполнять потери за счет представителей обездоленных слоев населения. Второй уровень – непосредственные организаторы террористических актов. К их числу относятся имеющие большой практический опыт проведения террористических актов боевики, а также прошедшие специальную подготовку (в основном за рубежом) кадры. К ним можно отнести таких главарей незаконных вооруженных формирований, как А.Масхадов, Ш.Басаев и др. На третьем уровне  руководители целых объединений террористических организаций и групп, которые разрабатывают планы конкретных операций и распоряжаются финансовыми ресурсами для всестороннего обеспечения подчиненных им структур. На четвертом (высшем) уровне международных террористических организаций  представители мировой элиты, главные идеологи и распорядители финансовых средств для террористической деятельности193.

Помимо вышеуказанных, Е.А.Карпов, Г.А.Мохоров и В.А.Родин отмечают некоторые другие особенности строения террористических сетей194. В качестве первой особенности исследователи называют искусно скрываемые союзнические связи и отношения внутри террористических объединений. Вторая особенность состоит в том, что связи между субъектами военно-политических экстремистских объединений (полуофициальными политическими, религиозными, военными и общественными организациями) базируются в основном на устных соглашениях руководителей. Третья характерная особенность состоит в том, что ячейки и сегменты террористических сетей, объединенных не за счет наличия четкой юридической базы, а благодаря общим для них ценностям, распределены по ряду регионов мира. Сети включают в себя региональные террористические центры – военные объединения, группировки и отряды, ведущие борьбу с государствами. Четвертая особенность – идеологическое обоснование и прикрытие деятельности сетей, являющееся одним из самых мощных объединяющих факторов. Таким обоснованием служат идеи современного исламского фундаментализма, ваххабитско-такфиритского джихада195. А.Н.Михайленко и В.И.Келехсаев в этой связи полагают, что поддержка сетевых террористических организаций со стороны населения стран их пребывания основывается на простоте и популярности их лозунгов, а также использовании протестных настроений в свою пользу. Например, «Аль-Каида» обладает простой и популярной среди большинства населения мусульманских стран программой. Она предполагает ограничение влияния Запада, смену коррумпированных режимов мусульманских государств и построение всемирного Халифата, управление которым будет осуществляться по нормам шариата196.

Опасность функционирования экстремистских сетей, не говоря уже о существовании их структурных элементов (партий, неправительственных организаций и фондов), нередко финансируемых зарубежными спонсорами, была осознана российской властью после проведения «цветных» революций. Это подвигло российское руководство на запрет финансирования данных организаций иностранными фондами, осторожное отношение к проводимым ими мониторингам и исследованиям конфликтного потенциала в отдельных регионах и в целом по стране197, формирование альтернативных молодежных контрдвижений и ряд других мер и действий. Вместе с тем высокий уровень митинговой активности после выборов в Государственную Думу в декабре 2011 г. показывает недостаточность данных мер.

Анализ динамики «цветных» революций и деятельности ее основных участников позволяет выделить следующие особенности строения экстремистских сетей. Во-первых, это заблаговременное развертывание работы координационных структур неправительственных и некоммерческих организаций для проведения «мониторинга» – поиска информации о слабых местах системы власти. Во-вторых, экстремистская сеть формирует массовое движение, соединяющее в себе людей националистических, левых, анти- и прозападных взглядов, идеологический эклектизм, обусловленный протестом против власти, персонифицированной в фигурах президентов С.Милошевича, Э.Шеварднадзе, Л.Кучмы и А.Акаева. В-третьих, экстремистская сеть стремится обеспечить широкое участие и привлечение на свою сторону молодежи, большинства протестного электората страны. В-четвертых, представители сети активно ведут вербовку старшего командного состава армии, полиции и спецслужб, осуществляют подкуп и давление на высших должностных лиц для достижения реальных целей «цветной» революции. В-пятых, нередко общее руководство сетью осуществляется представителями иностранных государств – дипломатами, неправительственными организациями и фондами, обеспечивающими сетям финансовую, организационную, методическую помощь в проведении «цветной» революции. Наконец, в-шестых, сеть ликвидируется или переходит в подпольный режим функционирования после выполнения ею своих функций198.

Данные особенности морфологии экстремистской сети можно проследить на примере объединения «Отпор», ставшего ведущим при проведении «цветной» революции в Югославии в 2000 г. Как отмечает П.Ильченков, к моменту проведения «экспресс-революции» это была политическая организация с весьма разветвленной структурой, скрытым руководством, неафишируемой иерархией и жесткой внутриорганизационной цензурой. Стратегические решения в ней принимала небольшая группа неизвестных широкой общественности лиц, от имени которых выступали кураторы по взаимодействию со средствами массовой информации, поддержанию контактов с зарубежными спонсорами, кадровому обеспечению, маркетингу, транспортировке и распространению материалов по подпольным каналам.

В то же время, несмотря на кажущуюся размытость руководства, была очевидна высокая степень внутренней коммуникации, особенно скорость реакции на внешние факторы – действия местных властей. Высокая степень заинтересованности участников движения в конечном результате не давала организации превратиться в бюрократическую структуру. Дополнительным ресурсом безопасности сети на случай полицейских операций или других помех, как концентрическая, а не лучевая форма строения данной организации.

Главным условием сплоченности «Отпора» была существовавшая в сербском обществе и поддерживаемая средствами массовой информации неприязнь к С.Милошевичу. Благодаря этому же условию возможности «Отпора» вовлекать приверженцев разных идей и политических партий в сферу своей деятельности интенсивно росли199.

Сопоставление характеристик террористических (сепаратистских) и экстремистских сетей, несмотря на определенные различия, выявляет существующее между ними сходство. Во-первых, это закрытые, конспирирующие свои связи и состав объединения, подлинное руководство которых, как правило, неизвестно, а устранение автономно функционирующих и слабо связанных с лидерами сети участников – отдельных организаций и групп – лишь откладывает решение задач террористической и экстремистской деятельности до времени полного воспроизводства звеньев. Во-вторых, нередко у сетей существуют зарубежные покровители – некоторые государства, неправительственные фонды, экстремистские, религиозно-фундаменталистские, этнические группы, оказывающие организационную, методическую, финансовую, военно-техническую и иную помощь в становлении и развитии сетей. В-третьих, сети интегрированы общей идентичностью своих членов, ячеек и звеньев (участников) – религиозной, этнической, оппозиционными идеями, за счет которой организации пополняют свои ряды, на временной или постоянной основе сплачиваются, управляются.

Стабильное социально-экономическое и политическое развитие общества обусловливает, помимо прочего, необходимость реализации государством системы мер и действий превентивного по отношению к деятельности данного рода сетей характера. Выработка такой политики традиционно предполагает выявление системообразующих факторов функционирования исследуемых социальных структур и на данной основе формулирование предложений о способах их дезорганизации.

Проблема системообразующих факторов сетевых структур рассматривалась исследователями преимущественно на примере экстремистских и террористических организаций. В целом оформились коммуникативный, системно-структурный и системный подходы к определению данных факторов.

Согласно коммуникативному подходу, представленному, в частности в работах Г.Г.Почепцова, системообразующими факторами экстремистских и террористических организаций, свойственными как для иерархического, так и для сетевого способов их структурирования, являются подсистемы рекрутирования, финансирования, управления, когнитивная сфера их участников. Исходя из этого, дезорганизация сетевой организации предполагает: нарушение на предварительном этапе циклов вербовки и обучения новых членов, пока они не стали представлять собой серьезную опасность; управление нарративом, функционирующим в среде активности экстремистов и террористов, что позволяет контролировать их индивидуальное сознание; силовое сдерживание и нейтрализация структур, поддерживающих экстремизм и терроризм, борьба с их идеологиями; ликвидация и делегитимация экстремизма и терроризма аналогично делегитимации рабства и пиратства; нейтрализация корней экстремизма и терроризма, разрыв связей между сетью и государствами  спонсорами, связей управления между ними; лишение экстремистов и террористов социальной поддержки, укрепление их неагрессивных устремлений, активизация контр-сетей из той же общественной среды200.

Системно-структурный подход к анализу морфологии сетевых экстремистских и террористических организаций представлен в исследованиях М.Сейджмана. Системообразующими факторами экстремистских и террористических сетей в рамках этого подхода рассматриваются индивиды – социальные узловые точки, соединяющие звенья сетей более низкого уровня, вербовщики, социальное окружение экстремистов и террористов. Анализ положений системно-структурного подхода позволяет прийти к заключению о том, что для успешной дезорганизации экстремистских и террористических сетей необходимо:

во-первых, наносить удары по индивидам – социальным узловым точкам кластеров сетей. Удары по данным точкам (арест индивидов, через которых реализуется большая часть связей и контактов участников сети) ведут к появлению изолированных друг от друга подразделений и одиночек, которые утратят способность проводить сложные операции из-за отсутствия опыта, логистической и финансовой поддержки. Затем это обусловит потерю энтузиазма у рядовых экстремистов и террористов. Уничтожение определенного числа узловых точек вызовет распад сети. Если сеть построена иерархически, планирование и обеспечение операций в ней централизовано, то для ее дезорганизации достаточно арестовать лидеров;

во-вторых, отслеживать действия вербовщиков и друзей экстремистов и террористов, обстановку в основных местах рекрутирования в сети. Важной составляющей противодействия сетям является ликвидация и препятствование созданию баз подготовки экстремистов и террористов. Целесообразна также вербовка агентов среди отвергающих экстремизм и терроризм религиозных деятелей и лиц, не присоединившихся к сети;

в-третьих, сокращать резерв потенциальных экстремистов и террористов за счет недопущения разжигания социальной, межнациональной и религиозной розни, налаживания сотрудничества с конфессиональными и этническими сообществами страны201.

В рамках системного подхода, примененного в работах И.Аррегуин-Тофта202, О.Н.Глазунова203, а также В.И.Молтенского, Ю.А.Марценюка и С.Г.Чекинова, системообразующими факторами иерархических и сетевых экстремистских и террористических организаций рассматриваются их ценности, идеологи (лидеры) и основные субъекты финансирования. В.И.Молтенской, Ю.А.Марценюк и С.Г.Чекинов считают, что для нейтрализации этих факторов, в частности, необходимы: недопущение иностранного вмешательства во внутренние дела страны-объекта национальной безопасности вплоть до применения санкций к государствам, которые поддерживают экстремистов и террористов, и создании таким образом благоприятных внешних условий для ликвидации их формирований; повышение благосостояния общества и, тем самым, лишение террористических организаций социальной базы; активное сотрудничество власти с духовными лидерами, стоящими на позициях содействия государству в борьбе с экстремизмом и терроризмом, пропаганда идеи их неприемлемости; нейтрализация информационного воздействия со стороны иностранных государств-спонсоров экстремизма и терроризма на население страны, личный состав силовых структур, системы управления государством204.

Таким образом, в рассмотренных подходах меры и действия по дезорганизации сетей мыслятся по-разному. В коммуникативном подходе делается акцент на собственно разрушении связей внутри сетей. Системно-структурный подход рекомендует воздействие на узловые точки сети, вербовщиков, социальную среду экстремистских и террористических организаций. Системный подход обращают внимание на нейтрализацию лидеров, идеологов и спонсоров экстремистов и террористов. В общем, предлагаемые меры и действия направлены на снижение и нарушение политической, социальной, экономической поддержки сетевых организаций и их деятельности, подрыв всех видов их финансового обеспечения, организационного строительства и процессов формирования, устрашение и силовое воздействие на спонсоров сетей – государства, общественные и международные организации, создание контр-сетей или оказание им помощи и поддержки.

Одним из положений, вытекающих из анализа идей коммуникативного, системно-структурного и системного подходов к морфологии сетей – субъектов внутренних и трансграничных угроз политической стабильности, является заключение о том, что воздействие на системообразующие факторы рассматриваемых структур само по себе позволило бы их дезорганизовать. Однако на практике дезорганизация сетей оказывается достаточно длительным процессом, в ходе которого нередко становится ясно, что ликвидация руководства, узловых социальных точек, подрыв систем рекрутирования, снабжения и финансирования способны только парализовать подпольные организации на определенное время, но не уничтожить их полностью. В подтверждение этого вывода следует привести пример Аль-Каиды, нанесение серьезных ударов по которой в ходе «глобальной войны с терроризмом» привело не к уничтожению ее террористических структур, а к их трансформации, пространственному перераспределению, образованию новых ячеек и благополучной адаптации к условиям существования в тех или иных регионах. В итоге оформилось еще более широкое террористическое движение205. Другим примером служат экстремистские организации и террористические бригады, действующие в республиках Северного Кавказа: за счет поборов с местного населения и поступлений от криминальной деятельности они научились выживать без зарубежной финансовой помощи206. В этой связи дезорганизацию сетей как субъектов угроз целесообразно рассматривать и осуществлять не только в период постконфликтного урегулирования, но и на всех этапах внутригосударственного столкновения. Дезорганизация сетей, тем самым, должна стать постоянной профилактической мерой в сфере противодействия современным угрозам политической стабильности.

Учитывая представленные общие и специфические характеристики сетей, их системообразующие факторы, можно определить направления дезорганизации данных структур. При определении этих направлений представляется необходимым сообразовываться с несколькими обстоятельствами: закрытостью процессов управления внутри сети, взаимозаменяемостью и достаточно быстрой восстанавливаемостью звеньев, возможностью для мониторинга лишь отдельных сегментов финансовых, информационных и прочих коммуникаций между участниками, что затрудняет внутренний контроль государства над террористическими и экстремистскими объединениями. В данной связи целесообразно, по нашему мнению, установление контроля государства над внешней средой сетей как социальных систем и управление ими. Решение этой задачи возможно за счет применения стратагем системного противодействия.

стратагемы непосредственного воздействия на субъектов внутренних и трансграничных угроз стабильности нарушают устойчивое функционирование сетей и могут использоваться для предупреждения внутригосударственных конфликтов в латентной фазе, их деэскалации в фазе обострения отношений между участниками и фазе открытого столкновения. стратагемы вовлечения государств в сотрудничество, формирования против них коалиций и сдерживания могут использоваться для воздействия на правительства - спонсоры сетей с целью упреждения столкновений в латентной фазе и фазе обострения межгосударственных отношений.

Дезорганизация сети предполагает резонансное воздействие на ее системообразующие факторы («центры тяжести» в современном их понимании). Если рассматривать экстремистские сети, использующие методы «символического» насилия или информационно-психологического воздействия на сознание масс и элит, а также сепаратистские и террористические объединения, то ключевым фактором для всех них является легитимность, доверие и политическая поддержка этих структур со стороны населения региона или страны. Делегитимация «цветных» революций, сепаратизма и терроризма ведет к утрате их субъектами не только политической, но с высокой вероятностью и всех других видов поддержки и помощи со стороны общества и больших социальных групп, к которым апеллируют лидеры этих организаций. «Цветные» революции в этом случае становятся разновидностью скрытого государственного переворота (вербовка представителей руководства армии, сил специального назначения и спецслужб ведется заранее, до перехода к активным акциям), а сепаратизм и терроризм – особо опасными для общества и государства видами преступной деятельности.

Поскольку экстремистские, сепаратистские и террористические объединения апеллируют к поддержке различных больших социальных групп, главной задачей здесь становится лишить сети этого доверия и помощи. Если источником легитимности и всесторонней помощи является большие группы среди населения собственной страны или ее регионов, то следует оказывать информационно-психологическое воздействие на эту категорию лиц. Если поддержка обеспечивается религиозными, этническими группами, общественными организациями иностранных государств, то необходимо проводить соответствующую работу применительно к их правительствам и населению.

Исходя из понимания природы источников поддержки сетей, лишение их политической поддержки целесообразно осуществлять с началом процессов конфликтной мобилизации и роста протестной активности населения, появлением эпизодических столкновений противостоящих групп (фаза обострения отношений между участниками внутригосударственного конфликта).

Лишение сетей политической поддержки может быть осуществлено в следующих формах:

- проведение информационно-психологических операций внутри и вне страны с целью подрыва идеологии, авторитета лидеров, актива и рядовых сторонников экстремистских и террористических организаций в благоприятно относящейся к ним социальной среде, убеждения участников сетей в бесперспективности их деятельности;

- реализация мер социально-экономической помощи тем категориям граждан, которые склонны поддерживать экстремистские требования;

- легитимация самой власти;

- кооперация с государствами-партнерами в борьбе с сетями и оказание экономического, дипломатического и иного рода давления на спонсоров экстремизма и терроризма.

Наряду с лишением сетей политической поддержки целесообразным представляется оказание влияния на другую категорию их системообразующих факторов – подсистемы воспроизводства. Общими для всех видов сетей являются такие подсистемы воспроизводства, как:

- руководство, лидеры сетей, чье индивидуальное и групповое, финансовое и материальное благополучие может быть поставлено под сомнение;

- система рекрутирования участников и членов сетей;

- система финансирования в виде пожертвований, грантов и иной помощи от отдельных лиц, групп и организаций;

- системы военно-технического и материального обеспечения, продовольственного снабжения, включающие организации, которые занимаются производством и поставкой соответствующих товаров и услуг.

Непрямыми методами воздействия на данные системообразующие факторы могут служить:

- давление на актив террористических и экстремистских организаций, проживающий за рубежом, через правительства и группы граждан. Если двусторонний прессинг осуществить затруднительно (например, при поддержке населением или государствами  спонсорами соответствующих сетей), возможно оказание давления на элиты и страны, покровительствующие несущим угрозы структурам;

- изоляция сетей от источников материальных, денежных и людских ресурсов, предполагающая идентификацию их участников и последующее проведение эффективной антитеррористической, молодежной, пограничной, таможенной политики, контрразведывательной деятельности и финансового мониторинга.

Возвращаясь к проблеме дезорганизации сетей – субъектов внутренних и трансграничных угроз политической стабильности, следует сказать, что это профилактическая задача и ее решение целесообразно осуществлять на постоянной основе, как это делалось в СССР применительно к экстремистским организациям и группам. Решение задачи по дезорганизации сетей возможно вначале за счет ослабления этих структур посредством воздействия на их системообразующие факторы – изоляции от источников финансирования, рекрутирования новых членов, снабжения оружием, продовольствием и иными ресурсами, политической поддержки социально близких групп – общественных, этнических и религиозных организаций, общин, диаспор. Вслед за ослаблением сети могут быть ликвидированы путем систематического нанесения ударов по их центрам координации и руководства, а также звеньям.

Безусловно, сама по себе дезорганизация и ликвидация изолированных друг от друга звеньев сепаратистских, террористических и экстремистских сетей не приведет к полной нейтрализации исходящих от них опасностей политической стабильности России. Поэтому необходимой также является борьба с экстремистскими идеологиями, устранение предпосылок их возникновения и факторов распространения. Такими предпосылками служат скудные знания молодежи 18-25 лет о новейшей мировой и отечественной истории, политических идеологиях, об исламе и других религиях, слабое знакомство с мнением официального духовенства и ученых богословов по тем или иным вопросам вероучения. В частности, молодежь северокавказских республик мало знает о национальных традициях и этикете, плохо владеет родными языками, что способствует успеху пропаганды экстремистов, пользующихся русским языком. Поэтому мерами, способствующими устранению этих предпосылок, могут быть: распространение достоверных знаний об отечественной и мировой истории (в частности, истории хода и итогов «цветных» революций); активная пропаганда через СМИ, печатные издания, аудио- и видео-носители ортодоксального взгляда на ислам (на русском языке); трансляция интервью со знатоками религии по спорным вопросам (на русском языке); выпуск книг и брошюр на русском языке; поддержка духовенства, его популяризация; актуализация необходимости основ религиозного знания в школах и вузах.




Каталог: files -> sprav
sprav -> Афанасьев, В. В
sprav -> О работе по импортозамещению в ОАО
sprav -> Содержание: Больницные учреждения
sprav -> Демографические и этнические проблемы Северного Кавказа и пути их решения
sprav -> Справочная информация по экономическим агентам ато гагаузия (Гагауз Ери), Республики Молдова
sprav -> Справка по итогам проведения пробного тестирования по русскому языку в форме егэ для выпускников 11 класса Цель
sprav -> Справочник, содержащий контактные телефоны и адреса органов внутренних дел (подразделений по борьбе с торговлей людьми), прокуратуры (закрепленных сотрудников) стран СНГ
sprav -> Кцоев александр ильясович г. Беслан рсо-алания пер. Пионерский д. 11 кв


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница