Расшифровка аудиозаписи конференции, день №2 Фрэнк




страница5/9
Дата07.07.2016
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Хочу сказать, что для меня интересно находить не только талантливых спортсменов, но и новых талантливых тренеров. Такие люди могут привнести свежий взгляд. Дело не только в отличной теоретической подкованности и опыте работы, но и возможности внедрить инновационные методы и получить превосходные результаты. Вы это уже видели. Это люди разных возрастов, и к концу недели их количество еще увеличится. Сейчас мы пригласим новенького, я бы назвал его восходящей суперзвездой.

Йонас Тавиа Дуду в настоящее время занимает три тренерские должности. Он является старшим тренером по скоростной работе, занимается подготовкой элитных спортсменов, спортивной медициной и комплексной поддержкой группы самых талантливых спортсменов Великобритании, также он является тренером по физической подготовке и развитию скорости в клубе регби города Бата (одном из лучших клубов по регби в Великобритании) и ведущим тренером по спринту команды колледжа Окланда. В прошлом он три с половиной года был тренером по спринту и прыжкам Федерации легкой атлетики Великобритании и в течение четырех лет занимался подготовкой к Олимпийским играм в Лондоне в качестве помощника очень уважаемого в этой федерации тренера Дэна Пфаффа. Я считаю его очень талантливым молодым тренером, который регулярно обеспечивает успех спринтеров самого высокого класса в Великобритании. Самый недавний его успех был в 2014 году, когда молодой спринтер Чиджинду Уджа (возраст до 23 лет) на дистанции 100 м показал результат 9,96. Все, кто занимается спринтом, знают, насколько сложно преодолеть барьер в 10 секунд и уложиться в меньшее время. Как же это сделать? Позвольте мне представить Йонаса.

[смена говорящего]

Большое спасибо, Фрэнк. Здравствуйте. Спасибо за то, что дали мне слово. Спасибо Фрэнку и Федерации России за приглашение. Мне сказали говорить очень медленно, поэтому, знайте, что это для вас и для правильного перевода.

Расскажу немного о себе. Фрэнк уже говорил, что я занимаюсь многими видами спорта. Много времени я посвятил регби и легкой атлетике. Я, в основном, тренирую спортсменов от 16 до 28 лет, хотя недавно ко мне пришел 45-летний спортсмен. Поскольку мне 28, иногда мне бывает довольно сложно из-за очень небольшой разницы в возрасте со спортсменами. Многие знают меня только благодаря Чиджинду Уджа, который прославился в этом году, показав время 9,96. Но я также являюсь тренером Грега Рутерфорда, действующего чемпиона Олимпийских игр в прыжках в длину, который в этом году выиграл Чемпионат Европы и Игры Содружества. Я говорю об этом, чтобы показать, что работаю в разных сферах. В противном случае мне становится скучно. Скучно заниматься только спринтом — я люблю заниматься множеством вещей. Здесь я потому, что относительно молод и всего за шесть лет работы смог воспитать не только чемпиона по прыжкам в длину с результатом 8,50, но и спринтера, преодолевшего 10-секундный барьер. Сегодня я хочу поделиться с вами моим опытом применения на практике научных методов на примере Чиджинду, рассказать о том, как я учился и развивался как тренер вместе с ним. Дайте, пожалуйста, видео.

Это 2011 год. Чиджинду пришел ко мне в 2010. До этого он играл в футбол и как-то в конце года участвовал в гонке, но в 2011 он впервые принимал участие в таком крупном мероприятии как Чемпионат мира среди юниоров. Чиджинду Уджа на самой близкой к нам дорожке. Восьмая... Извините, седьмая.

Это его первый чемпионат. Это был и мой первый чемпионат среди обычных спортсменов. Я тренирую паралимпийцев, но это мой первый опыт участия в Чемпионате мира среди юниоров. Я взял оттуда много полезного. Он вышел в финал. Он был 18-м, затем стал 6-м со временем что-то около 10,6 (его лучший результат на тот момент). В следующем году он вышел в финал Чемпионат мира среди юниоров. Он был 16-м, но вышел в финал. Это уже было достижением. Вы увидите его. По моему, он на второй дорожке... Как видите, Адам Джемили, один из наших национальных героев, как раз показывает результат 10,05 в этой гонке. Прежде всего, для нас был важен сам опыт участия в крупных соревнованиях. Вторые крупные соревнований, второй год со мной и второй год, когда он смог пробиться в финал. Он на первой дорожке.

Он не выиграл, но пробился с 16-го места на 6-е. Несмотря на то, что он не выигрывал все чемпионаты, будучи юниором, нашей основной задачей было создание команды, и он также превысил собственные ожидания. На том чемпионате он пробежал с результатом 10,4. Следующий, пожалуйста. Это прошлый год. Риэти. Чемпионат Европы среди юниоров. В том году Чиджинду впервые попал в тройку лучших на чемпионатах мира и Европы. Он был фаворитом. Здесь все немного отличается. Немного другая среда.

Несмотря на то, что он пробежал только с результатом 10,40 на этом чемпионате, учитывая условия и его состояние, это было 10,3. Итак, мы прошли путь от 10,6 на Чемпионате мира среди юниоров 2 года назад до 10,4 с хорошими условиями и 10, 4 со встречным ветром. Кроме того, он получает опыт и учится соревноваться и, в конце концов, выигрывать. Прошлый год был по-настоящему важным для нас обоих, потому что он начал выигрывать. Это Чемпионат Европы. Мы должны спросить себя, что произойдет, когда он начнет соревноваться с другими спортсменами мирового уровня. Последний, пожалуйста.

Этот год в Хенгело. Чиджинду посередине. Плохо видно. Он в желтом. Давайте посмотрим несколько раз. Вот он.

Теперь он уже не на чемпионате среди юниоров, он соревнуется в Бриллиантовой лиге с одними из лучших спортсменов в мире. Возле него серебряный медалист Олимпийских игр Ричард Томпсон. Он выиграл эту гонку со временем 9,95 по сравнению с 9,96 Чиджинду. Поскольку сейчас я известен благодаря успехам Чиджинду, я показываю вам это, чтобы продемонстрировать путь, который мы прошли: он был юниором, одним из лучших спортсменов страны, при этом он никогда не начинал соревнования среди лучших 15. Мы добились того, чего хотели, на чемпионатах и растем с каждым годом. Я считаю это важным. Однако Чиджинду не единственный мой подопечный. Он один из 15.

Здесь мы видим пять моих юниоров и моего помощника, который в этом году также занялся нашей командой юниоров. Все они спринтеры. У нас есть несколько регбистов, с которыми я работаю. Один из юниоров, Оджи, стал шестым на Чемпионате мира среди юниоров в этом году и показал результат 10,16. Здесь вы также можете видеть Деджи, который пробежал с результатом 10,18, и Шона с результатом 10,14. Среди всей моей группы я известен благодаря Чиджинду, но она также включает и других результативных спортсменов.

Я не хвастаюсь, я просто хочу проиллюстрировать применение научного подхода к тренировкам. Я хочу показать результаты применения того, что я узнал. Хотелось бы начать с результатов, потому что, независимо от используемого научного подхода, нашей задачей всегда является конечный результат. Если мы не даем результата, если все показатели и гаджеты не говорят нам, как и насколько мы можем повысить результаты, то это просто трата времени. Было бы здорово, если бы для увеличения результативности не нужны были никакие гаджеты, наука и цифры. Надеюсь, к концу этой конференции, моей презентации и недели все получат полную картину, как сочетать эти два компонента.

Таким образом, когда мы говорим о применении науки для повышения результативности, мы говорим о тренерском мастерстве. Многие рассуждают о применении теории на практике, и я полагаю, именно к этому сегодня сводятся все вопросы. Мы пытаемся понять, как мы используем то, что знают ученые: все эти цифры, все эти технические средства; как мы, по сути, извлекаем из всего этого пользу, чтобы тренировать лучше. На слайде написано «от теории к практике», но часто все происходит наоборот. Во многих случаях нам нужно понять, что лучшие в мире профессионалы делают и как мы можем объяснить это с научной точки зрения. А если мы сможем найти этому объяснение с научной точки зрения, то наверняка сможем это повторить и начать внедрять в собственный тренировочный процесс. А теперь немного о моем опыте.

Значительную часть времени в период своего становления как личности в возрасте от 16 до 22 лет я посвятил учебе. Я испытывал жажду знаний. Хотел знать больше и действительно никогда не считал, что знаю достаточно много. Я всегда стремлюсь к большему, поэтому, получая степень бакалавра и магистра, я уделял огромное внимание изучению вопросов периодизации и планирования, физической силы и состояния организма, а также всех связанных с этим наук. Интересовался спортивной терапией и, как уже обсуждалось на этой неделе, интеграцией команды поддержки (IST). Как же мы начинаем применять различные научные знания, как они влияют на нашу тренерскую работу? Я уделил время изучению этого аспекта и постижению рефлективной практики. Без рефлексии невозможен рост. Никто не хочет завтра оставаться на том же уровне, что и сегодня. Мы хотим расти каждый день, хотим совершенствоваться. Существует процесс, который описывает то, как мы это делаем. Его изучению я также посвятил время. Я наблюдал за экспертами. Ведь есть люди, имеющие специальные знания и навыки игры в шахматы, строительства, спортивной терапии, сестринского дела — большое количество экспертов в мире в самых разных областях. Я хотел понять, что делает их экспертами. И вот я написал свою магистерскую диссертацию,

рассмотрев проблему специальных навыков, и в конце исследования пришел к выводу о том, что эксперты особым образом используют всю ту информацию, которая содержится в их голове — это называется эвристическим алгоритмом. Не знаю, каково ваше представление, но, на мой взгляд, эвристика отражает методику произвольных решений. Допустим, я — эксперт и прочитал тонны книг, тысячи страниц. Когда мне необходимо принять то или иное решение, я не стану перебирать в памяти всю эту информацию. Это займет слишком много времени. Глядя на экспертов, мы понимаем, что именно так они и поступают. Я задался вопросом «как?». Как они используют всю имеющуюся у них информацию, чтобы принять решение таким путем? Таким образом, я посвятил свою диссертацию эвристическому алгоритму принятия экспертных решений.

Тогда мне посчастливилось познакомиться с Дэном Пфаффом. Дэн Пфафф тренировал более двадцати олимпийцев, множество медалистов и до недавнего времени являлся тренером Грега Рутерфорда, который перешел ко мне. Он работал с Грегом Рутерфордом во время Игр в Лондоне. Но мы вернемся в 90-е годы, когда Пфафф был наставником Донована Бейли и канадской команды, участвовавшей в эстафете 4×100 метров. Он тренировал участников групповых соревнований и известен во всем мире как эксперт по легкой атлетике. Когда я обнаружил его в сети, то решил собрать всю информацию о нем и прочитал все, что только можно было найти. Я посмотрел каждое видео, написал ему и, наконец, отправился в Сан-Диего, чтобы целых три месяца изучать его методы работы. Я не давал ему покоя — повсюду следовал за ним, наблюдал за всем, что он делает. Если он садился, я старался сесть и принять то же положение. Если он поднимался и начинал тренировку, я внимательно смотрел за ним. Я все записывал, пытаясь понять, что делает его хорошим специалистом.

Только по приезде домой со всей этой информацией я начал свою тренерскую работу. Меня не волновали деньги. Недавний выпускник университета, я вернулся в дом моей матери и начал тренировать. Тренировал детей, тренировал взрослых. В их числе не было выдающихся спортсменов, поскольку никто из них не попадал в нашу национальную базу данных Великобритании. В ней содержится около 160 людей данной возрастной группы и дисциплины, но никто из моих подопечных не отличался достаточными показателями, да это и не имело значения. Я просто тренировал, хотел научиться, реализовать на практике то, что я узнал от Дэна Пфаффа. Позднее мне повезло,

и сразу после Пекина Дэн переехал в Лондон, где в 2009 году возглавил национальный центр. Я не мог поверить своей удаче. Дэн обосновался в Лондоне — мой гуру, за которым я последовал в Сан-Диего и потратил все свои сбережения на то, чтобы наблюдать за ним и учиться у него. Я подумал: «Вот это да! Здорово!» Еще замечательнее было то, что Федерация легкой атлетики Великобритании решила запустить программу профессиональной подготовки — именно то, что мне было нужно. Полностью оплачиваемая штатная должность, целью которой является обучение. Такого в Великобритании еще не было. Для чего принимался на работу тот или иной тренер? Для результатов. Для эффективности. Но эта должность предполагала обучение. Таким образом, три года я посвятил только тому, что учился. Потрясающе. Одновременно с программой по профессиональной подготовке U.K. Sport (правительственная организация, обеспечивающая полное финансирование проекта) запустила программу ECAP. ECAP — это Элитная программа подготовки тренеров (Elite Coach Apprenticeship Program). Главным образом благодаря ей у нас появилась возможность приобрести навыки межличностного общения с нашими тренерами, чтобы, подобно участникам сегодняшнего мероприятия, мы смогли постичь все тонкости того, что позволило тому или иному тренеру уйти далеко вперед от специалистов в конкретной дисциплине. Помимо этого, ECAP стала для нас источником финансовой поддержки. Мы получили средства, которые могли направлять на то, что, по нашему мнению, помогло бы нам как тренерам. В результате в течение этих трех лет профессиональной подготовки я начал формулировать свою философию.

Я расцениваю и определяю философию как систему ценностей и представлений, на которую опирается мое поведение. У каждого из нас своя философия. По сути, среди спортсменов вы можете наблюдать большое разнообразие философских подходов, различных путей, которые ведут в Рим.

Я считаю, что преимуществом такого разнообразия является существование разных точек зрения. Крайне важно то, что наше видение мира различается. Если бы наши представления о мире были одинаковыми, нам было бы скучно и неинтересно. Мы бы не могли учиться чему-то новому. Поэтому я очень прошу участников нашего мероприятия до конца этой недели обязательно познакомиться с теми, кто работает с вами в одной дисциплине, в одном виде спорта, а также с представителями других видов спорта. Задавайте им вопросы. Выясните, что именно они делают и зачем они это делают. Дискутируйте с ними, обсуждайте острые вопросы, попытайтесь открыть новые грани того, что знаете вы и что знают они. Фрэнк уже дважды упоминал об этом, но, я думаю, мало кто из нас затрагивал эту тему сегодня или в течение всей недели. Определите, что вы знаете и чего вы еще не знаете. Я считаю, что в этом зале есть люди, обладающие большим багажом знаний, которыми они наверняка хотят поделиться. Честно говоря, каждый раз, когда группы собирались для просмотра презентаций, я испытывал огромную заинтересованность. Я делал записи для себя, поскольку здесь царила атмосфера знаний.

В Великобритании на ребре двухфунтовой монеты выгравирована надпись: «Стоя на плечах гигантов». На мой взгляд, это очень важное выражение, которое напоминает мне о необходимости постоянно обращаться к опыту тех, кто уже проходил этот путь. Таким образом, мы говорим об экспертном опыте нашей аудитории. Даже глядя на современных молодых людей с гаджетами в руках, помните, что все вы уже прошли этот путь. Вы уже подготавливали спортсменов хорошего уровня, а если нет, то вы знакомы с теми, кто это делал. Они могут быть на пенсии, могут проживать в другой стране, но нет ни одной причины для того, чтобы мы сбрасывали их со счетов. Среди ваших коллег обязательно есть тот, кто обладает необходимыми для вас знаниями. Стойте на их плечах. Зачем повторять ошибки, которые они уже совершали? Почему бы не извлечь из них уроки?

Среди моих «гигантов» — моих наставников — много самых разных людей. Среди них — Дэвид Пфафф; Стюарт Макмиллан, который в настоящее время является помощником Дэна в Аризоне, но ранее тренировал более десятка медалистов зимних Игр в составе канадской и американской команд по бобслею; Майкл Афилака — бывший наставник Адама Джемили и известный британский тренер; Тони Лестер, который тренировал ряд спортсменов, пробежавших дистанцию за 44 секунды, девушек, пробежавших за 22–23 секунды. Помимо того, что он является тренером мирового уровня, он возглавлял нашу программу Эстафеты вплоть до 2012 года. Существуют споры по поводу успеха этой программы, но это тема для другой дискуссии. Как бы то ни было, каждый раз, встречая человека, об опыте и достижениях которого мне известно, я стараюсь выяснить как можно больше о его знаниях. Я задаю ему самые элементарные вопросы, пытаюсь понять, что такого он знает, чему бы я мог научиться.

Помимо того, я могу общаться с тренерами, я, как и все остальные, имею доступ к Интернету. Сегодня вы можете быстро получить информацию о представителях любого вида спорта. Вы начинаете работать в том или ином виде спорта и задаетесь вопросами: «Кто тренировал последнего медалиста на прошлой Олимпиаде? А на позапрошлой? А на позапозапрошлой? Кем были эти тренеры?» Если вы не знаете, кто это был, то вы проиграли. Кто постоянно показывает высокие результаты? Итак, задание всем вам. Я бы хотел, чтобы прямо сейчас вы немного подумали. Можете ли вы вспомнить трех тренеров, которые постоянно показывают высочайшие результаты в вашем виде спорта? Если нет, то вам необходимо узнать, кто они. На нашем мероприятии присутствует много тренеров, которые тренировали спортсменов на самом высоком уровне. Я также вынужден добавить, что некоторые из этих спортсменов были замешаны в допинговых скандалах. Почему это так важно для меня? Потому что, независимо от объема информации, которую я получаю, я должен быть способен отфильтровать ненужное. Я должен суметь сказать: «Посмотрите на эту программу. В результате ее внедрения появилось восемь золотых медалистов, но половину из них поймали на использовании запрещенных препаратов». Есть ли польза от ее изучения? Определенно нет. Эта программа показывает, как многого я могу добиться от спортсмена без каких бы то ни было ограничений. Это верхняя планка, до которой можно подготовить спортсмена, а это те компоненты, которые необходимы для такой подготовки. Это, в любом случае, ценная информация, но я просто принимаю ее к сведению и решаю: «Хорошо. Я знаю своего спортсмена. Я знаю, что он не способен выдержать такие объемы и типы тренировок или уровни их интенсивности», а затем вношу корректировки.

Наблюдая за различными тренерами, вы начинаете видеть разные подходы. Используют ли они одну или две пиковых фазы? Прибегают ли они к линейной прогрессии или склоняются к периодизации нагрузок? Является ли тот или иной метод традиционным или представляет собой линейную прогрессию в весе отягощений от гипертрофии до силы, мощи, а затем каких-либо шоковых методов, к которым прибегают некоторые люди? Итак, я выяснил, кто является величайшими тренерами в своем виде. Я нашел их, понаблюдал за ними. Затем я узнал, кого они тренировали, была ли эта деятельность законной и вписывается ли она в рамки системы ценностей моей работы. Я сказал: «Хорошо. Теперь мне известны все эти люди. Какие модели они используют? Каким образом они применяют научные достижения? Каковы их подходы к нагрузкам, пилометрике, питанию, техническим приемам и энергетическим системам? Как они организуют работу по этим разным направлениям?» Для получения ответа на некоторые вопросы достаточно было спросить их самих или ознакомиться с их программами. В некоторых случаях потребовалось изучить научную базу и найти людей, которые уже внедряли подобные модели. Самый главный урок, который я извлек, заключается в том, что у всех нас есть своя собственная точка зрения. Каждый тренер верит в то, что он делает. Каждый тренер уверен, что его взгляд на мир самый верный.

Не знаю, сможете ли вы прочитать то, что здесь написано. По сути, это лучшее место, где мы можем провести соответствующий эксперимент. Если мы войдем в клетку со зверем с завязанными глазами и не будем знать, что на самом деле нас там ждет, неизвестно, каковы будут наши предположения. В этом суть тренерской работы. Независимо от того, насколько сильно мы верим в то, что знаем систему и знаем, как она работает, наша работа основана на догадках. Это умение строить догадки. И она должна быть такой. Мы не можем заглянуть внутрь организма спортсмена. Мы не можем знать, что он чувствует. Мы не знаем, чем один спортсмен отличается от другого, поэтому тренерская работа должна основываться на догадках. И никак иначе. Что вы можете сделать, так это собрать вместе все свои правильные догадки. Посмотрите на любого успешного тренера: вы можете начать собирать картину из того, что осознали они. Что представляет собой тот или иной элемент пазла? Я могу привести следующую аналогию: если все, кто вошел в клетку и наткнулись на зверя, поговорят друг с другом и расскажут о своих ощущениях, то они придут к правильному выводу. Возможно, для этого потребуется больше времени или усилий, но они придут к верному выводу. О чем необходимо помнить, несмотря на огромную роль догадок в процессе, так это о том, что все мои ученики добрались-таки до Рима. В моем случае в финале забега на 100 метров вы обнаружите восемь участников из различных стран, которых могли по-разному тренировать, но все они подошли к этому волшебному моменту — олимпийскому финалу. Это говорит мне о том, что существует много разных способов тренировок, и нам очень важно разбираться в них, иначе мы проиграем.

Вчера речь зашла о Бандарчуке. Начиная с первых лет моего обучения и до сих пор я восхищаюсь работой Бондарчука. Мне нравится его подход. Он позволяет выделить каждый компонент, способ его тренировки, и даже определить, что форма, в которой находится спортсмен, соответствует результату 10,00–10,20. Для этого он должен быть способен прыгать в длину на 3,3 метра, показать результат 10 метров в тройном прыжке или преодолеть прыжками дистанцию в 50 метров и сделать это за 3,8 секунды или за другой указанный промежуток времени. Я снова хочу попросить вас подумать, какие цифры, показатели свидетельствуют о первоклассных результатах в вашей дисциплине, в вашем виде спорта. Назовите их. Если они вам неизвестны, то как вы сможете дойти до той планки, которую поставили? Но я поступлю иначе. Уверен, вы знаете ответ. Я думаю, что для нас, как для тренеров, самым простым способом осмыслить эту сложную реальность является измерение показателей. Вот почему наука занимает такое большое место в спорте. Нам нравится все измерять. Если бы я смог измерить каждый отдельный аспект, то, надеюсь, добрался бы до нужной границы. Перед нами огромное количество показателей. Подумайте прямо сейчас, по каким из них вы оцениваете высококлассных спортсменов в ваших дисциплинах. Тем не менее, существует одна трудность:

корреляция не равна причинно-следственной связи. Чтобы объяснить это научное высказывание, приведу пример. Все, кто летал на Луну, вероятно, ели курицу. Можно ли с этим согласиться? Поднимите руку, если вы согласны. Все, кто летал на Луну, вероятно, ели курицу хотя бы раз в жизни. Поднимите руку, если вы согласны. Вы не знаете. Тогда я задам другой вопрос. Все, кто летал на Луну, вероятно, пили до этого воду. Если вы согласны, поднимите руку. Кто-то не согласен, или некоторые спят? Означает ли это, что если я пью воду, то полечу на Луну? Корреляция не равна причинно-следственной связи. Соответственно, если кто-то может прыгнуть в длину с места на 3,3 метра или выполнить прыжки на время, это еще не означает, что он сможет пробежать дистанцию за нужное время. Поэтому, даже когда у нас есть показатели (показатели спортсменов самого высокого уровня за последние 40 лет) и данные о том, что кто-то способен выполнить такие задачи, это вовсе не значит, что они выполнят ваши задачи по достижению результата. Подобная информация полезна, но не равна результативности.

В моей дисциплине, пожалуй, единственным способом измерения результативности является оценка результата. Единственным способом измерить степень приближения спортсмена к цели является победа в состязании, победа, опирающаяся на перечисленные выше компоненты. В атлетике мы можем измерить все показатели. Поэтому на нашем мероприятии мы в основном говорим о науке. Нам нужна наука. Нам нужно научное обоснование всех аспектов. Мы хотим, чтобы ученые рассказали нам о том, какие измерения станут показателями нашего успеха в качестве тренеров. К вам приходят новые спортсмены. Когда они приходят к вам, измеряйте их показатели. Спустя шесть недель тренировок обратитесь к ученым, пусть они измерят их показатели. Мы хотим знать, насколько они результативны, но это уже обсуждалось вчера. К вам приходят разные спортсмены с разными способностями и развитыми навыками. И даже на протяжении всей вашей тренерской карьеры некоторые аспекты будут развиваться быстрее, чем другие. Итак, на чем мы можем сосредоточиться как тренеры? Что может бесспорно стать нашим приоритетом? Мы, конечно, хотим увеличивать все показатели, но что мы можем уверенно назвать приоритетом? На мой взгляд, это техника. Изменения в технике позволяют изменить все остальные показатели в соответствии с моделями. Это очень важно.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница