Расшифровка аудиозаписи конференции, день №2 Фрэнк




страница3/9
Дата07.07.2016
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

Да, я думаю, что нужно проводить еженедельный микроанализ. Еженедельно вы могли бы анализировать результаты спортсмена и программу, потому что вы должны пересматривать ее в зависимости от результативности спортсмена для выполнения поставленных задач. Также нужно делать ежемесячный анализ, чтобы понимать где, например, мы будем через две недели. Это значит делать общий анализ программы для каждого спортсмена, общий анализ его пробелов для достижения поставленных целей.

[смена говорящего]

Я достаточно старомодный человек и люблю все записывать, чтобы ничего не забыть. До какой степени результаты этих проверок, даже когда есть диалог, фиксируются, чтобы можно было отслеживать ход выполнения?

[смена говорящего]

У нас есть так называемые координаторы каждой программы, которые составляют протоколы по результатам каждой проверки. Затем мы загружаем эти протоколы на центральный диск компьютера и просматриваем файлы. Моя задача будет состоять в том, чтобы вместе с менеджером по спортивной медицине и инновациям прочитать все эти протоколы, заполненные на протяжении года, и использовать указанную в них информацию при проведении ежегодного анализа.

[смена говорящего]

Да, я использую систему OPERA (я люблю запоминать все по сокращениям), которая расшифровывается как цель, план, исполнение, проверка, синхронизация.

Если говорить о проверке, то я хотел бы поговорить об одном важном для нас, как для группы тренеров, аспекте. Мы должны понимать, кого мы проверяем и что мы проверяем. Мы видим здесь данные, но на что же мы смотрим? Мы смотрим на спортсмена. Однако мне кажется, что проверка — это нечто большее. Я думаю, что рассматривать нужно не только спортсмена, но и весь процесс подготовки спортсмена в целом, т. е. и вас, как тренеров, тоже. Так как мы работаем в намного большей команде, мне кажется, что мы должны также оценивать работу и самих научных сотрудников, потому что в конце концов мы должны показать результаты на Олимпийских играх. Это конечный результат и, если мы на самом деле хотим узнать, что нам нужно знать, чтобы двигаться вперед, мы должны оценивать работу каждого человека, участвующего в процессе: от спортсменов до тех людей, кто принимает решение, тех людей, кто нас финансирует, и той системы, которая осуществляет комплексное финансирование. Как вы думаете, насколько это правильно?

[смена говорящего]

Точно сказано, Фрэнк. На этой неделе наш менеджер по спортивной медицине и инновациям начала проверку всех сотрудников в данной сфере. Несмотря на централизацию и децентрализацию, мы проводим эту проверку в формате опроса. Мы осуществляем полную проверку. У нее есть анкета, которую она разошлет определенному количеству спортсменов, тренеров, работающих с конкретными практиками. Это будет анонимный опрос, но в основном все данные являются релевантными. Эти анкеты помогут нам выявить слабые стороны, эффективную или неэффективную работу практиков, повторно оценить их и, например, предложить практику усовершенствовать свои навыки общения. Профессиональные навыки хороши, но над навыками общения нужно поработать. Это мы делаем ежегодно. Это задача моего менеджера или директора по инновациям.

[смена говорящего]

Отличная идея. Меня беспокоит еще одна вещь. Кто тот человек, который после проверки займется внедрением полученных результатов в систему для постоянного профессионального развития всех участников: спортсменов, тренеров и других людей?

[смена говорящего]

Хороший вопрос. Возможно, у меня нет на него ответа, Фрэнк, но думаю, что если это касается IST или спортивной науки и спортивной медицины, это задача моего менеджера, но я буду наблюдать за процессом, и у меня будут протоколы об изменениях, которые мы подготовим для отдельных практиков. Хорошая идея. Я, наверное, буду вести журнал, чтобы обеспечить определенную устойчивость системы.

[смена говорящего]

Мне кажется, это отличная мысль. Вчера вечером мы говорили о создании собственной базы данных в России. Я думаю, что база данных может содержать не просто упражнения и тренерские программы, но и использоваться для сравнения, как вы нам показали, разных исследований. Мне кажется, что это хорошая идея — создать библиотеку исследований в разных видах спорта, чтобы повысить эффективность взаимодействия между научными сотрудниками и тренерами.

[смена говорящего]

Думаю, это отличная идея. Меня постоянно беспокоит вопрос о том, кто будет интерпретировать всю эту информацию. У кого есть достаточно времени, чтобы интерпретировать все эти данные? Это всегда проблема при наличии большого объема исследований и данных. Мне нужен кто-то, кто будет этим заниматься, потому что у меня нет на это времени. Было бы хорошо, если бы у нас был такой человек, который смог бы синтезировать информацию, выделять области, на которые нужно обратить внимание, предоставлять данные, полученные в ходе анализа, и указывать, что следует усовершенствовать.

[смена говорящего]

А теперь я задам вам вопросы. У меня есть два вопроса. Эти вопросы мы можем начать рассматривать сейчас, но они будут возникать при каждой встрече. Первый: что вы, как тренер, сделали или сделали бы, чтобы более эффективно использовать научные достижения с целью повышения результативности спортсменов? Сейчас вы должны ответить на этот вопрос с точки зрения своих практических знаний. Что вы сделали, делаете или предлагаете сделать, чтобы более эффективно использовать научные и медицинские достижения для принятия правильных решений и более эффективного выполнения своей работы? Есть желающие?

Давайте спросим иностранца. Дин, что вы делаете? Приведите пример.

[смена говорящего]

Я считаю, что конечным результатом интеграции этих направлений должна быть командная работа. Я думаю это важно, хотя и не уверен, что специалист по спортивной науке и спортивной медицине в одном лице — это хорошо. Думаю, что сложно найти профессионала, способного эффективно координировать обе эти области. Как показывает мой опыт, если один человек занимается обоими направлениями, то он силен в чем-то одном и не очень силен в чем-то другом.

[смена говорящего]

Хорошо, спасибо, но давайте расширим вопрос. А что делаете вы, чтобы не отстать от времени? Одно дело — пригласить научного сотрудника для помощи. Что делаете вы, чтобы не отстать от времени, ведь вы должны иметь представление о том, что нужно делать? Вы много читаете? Вы постоянно отслеживаете тенденции?

[смена говорящего]

Разумеется, да. Я задаю много вопросов. Конечно, вы не можете быть экспертом в физиологии, биомеханике и во всем остальном, но вы должны понимать, какое влияние эти направления оказывают на спортивную среду.

[смена говорящего]

Отлично, спасибо.

[смена говорящего: переводчик]

Что касается современного пятиборья: мы только что прослушали лекцию, и в нашей команде тоже была подобная ситуация. Мы изменили подход к тренировочному процессу и применили ту же систему. Мы пригласили специалистов: у нас пять разных видов, сейчас практически четыре, и по каждому виду был приглашен специалист по узкой направленности, по виду. Это дало большие результаты и кардинально изменило тренировочный процесс. Но у нас возникли некоторые проблемы. Я хотел бы задать вам вопрос: если бы у вас были такие проблемы, как бы вы на своем уровне их решали? Наша национальная команда состоит из спортсменов, каждый из которых пришел в команду с личным тренером. И когда спортсмен высокого уровня, скажем, восьмой в мире, приходит в команду и мы с кругом узких специалистов начинаем разбирать его выступления и тренировочный процесс, мы видим пробелы. Мы с командой специалистов — научной командой, которую мы пригласили, желая повысить результаты всей команды, — видим, что результаты данного спортсмена можно повысить, чтобы он стал не восьмым, а вторым, третьим, лучшим в мире, но сталкиваемся с тем, что вы назвали эгоизмом личного тренера. Они считают, что, принимая помощь со стороны, они расписываются в своей некомпетентности. А спортсмену всегда ближе личный тренер, чем команда, и его влияние всегда велико, но от эгоизма личного тренера страдает результативность спортсмена, он не дает ему развиваться. Если личный тренер не дает спортсмену развиваться, что бы вы сделали? Если вы понимаете, что нельзя избавиться от спортсмена или от его личного тренера, как решать эту проблему?

[смена говорящего]

Спасибо. Речь идет о современном пятиборье? Да. Это сложный вопрос. Не буду лукавить — это сложно. В реальности это очень часто случается, и мы говорили об этом за завтраком. Например, Джулс — личный тренер дюжины, если не двух десятков спортсменов. Сегодня утром я собирался задать ему вопрос о том, как он работает с федерациями, и он вчера говорил об этом. С точки зрения федерации мы, конечно же, ценим личных тренеров. Личные тренеры, как вы сказали, каждый день проводят со спортсменами и имеют на них наибольшее влияние. Поэтому, мне кажется, все зависит от тренера. Но не только личные тренеры проявляют эгоизм, его проявляют и тренеры национальных федераций. И, с моей точки зрения, в некоторых сферах, в которых у нас есть личные тренеры, у нас есть проблемы. Все зависит от открытости тренеров, открытости к общению. Решение я вижу в общении. Я могу ответить с точки зрения федерации, по крайней мере, в том, что касается велоспорта. Мы всегда действуем прямо, мы стараемся как можно больше общаться с личными тренерами. Даже если тренер не очень охотно идет на контакт, мы все равно привлекаем его к общению и стараемся общаться с ним как можно больше, но я не думаю, что есть какая-то определенная модель решения в этой ситуации. Я считаю, что все дело в общении и вы, как тренер по пятиборью и человек более весомый, я думаю, вы можете общаться с ними, предоставлять им всю необходимую информацию, чтобы они смогли работать в команде и развивать спортсмена. Поэтому многое зависит от того, сможете ли вы привлечь личного тренера на свою сторону. Это очень важно. Если он не будет верить в то, что вы делаете, он не будет этим заниматься. А привлечь личного тренера вы сможете только как можно больше общаясь с ним. Но я согласен, у нас есть такие проблемы в ВМХ с личными тренерами. Не все личные тренеры одинаковы, все они разные: у всех разная степень эгоизма, и это основная проблема человеческих взаимоотношений. Нет такого-то определенного решения, но я прекрасно вас понимаю.

[смена говорящего]

Я хочу поддержать то, что было сказано. Вернемся назад, к вчерашнему обсуждению. Мы говорили, что наиболее важный набор навыков, который нужно развивать, — это управление взаимоотношениями между людьми. Однажды кто-то очень просто описал лидерство. Если вы хотите, чтобы люди остались с вами, вам нужно две вещи: 1) умение научить и 2) умение убедить. Наша задача состоит в общении и в том, чтобы заставить людей поверить в ценность того, что мы делаем. И здесь все совершенно понятно, как говорил я и все другие тренеры. Сам процесс ориентирован на спортсмена, а тренер выполняет роль руководителя и дирижера оркестра. При этом тренер ни в коем случае не теряет своей значимости как личность. Тренеры должны понять, что им необходимо повышать свою значимость. Эти проблемы встречаются часто. Несколько лет назад у нас в Великобритании был такой спортсмен Аде Мафе, один из самых одаренных спринтеров, которых я когда-либо видел. Он смог пройти в полуфинал Олимпийских игр, затем прошел в финал и проиграл на дистанции 200 м. Его тренер никогда не ходил ни на какие конференции. Он никогда не желал ни с кем говорить. Я всеми силами пытался поговорить с ним, и знаете, в чем была проблема? Его единственное образование не имело никакого отношения к его работе: он был дублером-каскадером в шоу Бенни Хилла. Он занимался этим и показывал сумасшедшие трюки в комедийной программе. И этот человек отвечал за одного из самых важных спортсменов в моей команде. Не всех можно привлечь на свою сторону. Как уже говорилось здесь, самое главное — наладить взаимоотношения. Нужно уметь убедить людей в том, что важно для вас, но нужно уметь и научить их. Иногда, конечно, люди не хотят учиться. Надеюсь, нам попадется не слишком много таких.

[смена говорящего: переводчик]

Я хотел бы немного развить эту тему, потому что эта проблема касается не только триатлона: другие виды спорта, такие как пятиборье, тоже сталкиваются с ними. Тренеры сталкиваются с проблемой, как наладить отношения и организовать взаимодействие между тренерами по отдельным дисциплинам, а также различными специалистами, врачами, физиологами, психологами и так далее. Здесь нет единого рецепта, но есть пути решения. Я бы предложил следующее: все специалисты, причастные к процессу, должны взаимодействовать только с тренером, а не со спортсменом, потому что спортсмен не должен получать информацию из разных источников. Спортсмен должен получать информацию из одних рук, а именно от тренера, а не от разных специалистов. Тренер должен собирать эту информацию и передавать ее спортсмену, чтобы не получилось так, что утром врач сказал одно, потом тренер сказал другое, потом психолог сказал третье, и спортсмен не знает, что ему делать. Тогда точно будет конфликт. Специалисты должны влиять на тренера. И решение только в том, что специалисты и главный тренер могут действовать методом убеждения, они должны убеждать тренера, работающего со спортсменом, в тех выгодах, которые дают ему специалисты — действовать методом убеждения, а право тренера решать, принять это или не принять.

[смена говорящего]

Здесь нужно быть очень осторожным. Если у вас есть команда людей, с которыми вы работаете как тренер, между вами должно быть доверие. Нет доверия — нет работы. Допустим, вы тренер, и вы работаете со мной, но мне нужен еще и психолог — здесь мне нужны личные, профессиональные взаимоотношения. Конечно, затем эту информацию нужно будет обсудить с вами. Но что делать, если мне нужно поговорить с врачом? Это конфиденциальные темы, о которых я не хотел бы распространяться. В конце мы проанализируем, что можно вам сказать, чтобы вы приняли нужное решение. Но вы не должны вмешиваться в эти отношения, вы не можете решить, что вы единственный человек, с кем нужно говорить. Ничего не выйдет. Поверьте, так ничего не получится. Нужно доверие. Вы дирижер оркестра, вы дирижер. Вы управляете всеми остальными, чтобы получить нужный результат. Но не забывайте, что вы пригласили их именно потому, что они разные. Спасибо.

[смена говорящего]

Хочу сказать, что я абсолютно согласен с Фрэнком. Как главный тренер, вы приглашаете людей, которые, с вашей точки зрения, могут быть полезными для спортсменов. Если тренер не является супер-специалистом во всем на свете, иногда он может оказаться не в состоянии донести правильную мысль до спортсмена. Если вы, как тренер, выбрали этих конкретных специалистов — физиолога биомеханика, психолога и диетолога — для своего спортсмена, это значит, что вы им доверяете достаточно для того, чтобы они могли говорить с вашим спортсменом. В противном случае, если вы не доверяете тому, что они могут сказать, или они не способны донести правильную мысль до спортсмена, вы, как тренер, должны найти кого-то получше. Но, если бы я был главным тренером, я бы подобрал таких специалистов, которым я бы мог доверять в общении со спортсменом. С моей точки зрения, тренер должен уметь очень четко отсеивать всякую чушь. Он должен уметь отделить тех, кто полезен, от тех, кто просто хочет попасть в команду, чтобы получить награды и почести. Тренер должен понимать, кто старается помочь и внести свой вклад, а кто просто хочет регалий.

[смена говорящего]

Это очень полезное замечание, Иниго. Большое спасибо. Перед перерывом мы должны рассмотреть еще один вопрос. Первый вопрос заключался в том, что вы как тренер делаете или сделали, чтобы более эффективно использовать ресурсы науки для своего спортсмена. Второй вопрос: как вы, будучи тренером, определяете необходимые объемы научного вмешательства и количество времени на такое вмешательство в рамках годовой тренировочной программы для спортсменов? Как вы отбираете специалистов и области? Джек сказал очень правильную вещь: вы отбираете специалистов, вы выбираете людей, поэтому здесь тренеру нужен ответственный подход, так как он слагает с себя часть обязанностей. Как бы вы принимали решение? И сколько времени вы выделили бы в годовой программе? Приблизительно. Сколько бы вы отвели этому времени?

[смена говорящего: переводчик]

Прошу прощения Фрэнк, у меня есть вопрос по предыдущей теме. Вопрос по первой теме, которую мы обсуждали. Можно задать его сейчас? Я хотел сказать, что в свое время Фрэнк был тренером двукратного олимпийского чемпиона Дейли Томпсона. Было бы очень интересно услышать практические советы от Фрэнка, потому что он работал со своим олимпийским чемпионом в команде. Хотелось бы узнать, как у них распределялись функции, которые привели к такому замечательному успеху.

[смена говорящего]

В десятиборье десять разных дисциплин. Я, конечно, довольно умный, но не настолько, чтобы быть экспертом во всех десяти. Я нанял тренера по прыжкам в длину который был одним из моих спортсменов, тренера по метанию копья, который также был одним из моих спортсменов, но я не занимался Дэвидом Оттли, серебряным медалистом по метанию копья. Он завоевал серебряную медаль на Олимпиаде 84-го года, но его тренировал венгерский тренер Николас Мемеш. Я разработал программу физической подготовки. Также со мной работал тренер из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, который занимался метанием ядра и диска, и еще один тренер, который отвечал за прыжки с шестом. Моя задача состояла в том, чтобы обеспечить нужный набор тренерских навыков. И у всех из них было ярко выраженное эго. У каждого из них. Весь фокус состоит в том, и я говорил об этом вчера, чтобы не сделать своего спортсмена жертвой собственной ограниченности. А все мы в чем-то ограниченны. Мы не может быть мастерами во всех областях. Мы должны очень быстро понять, чего мы не знаем, признать это и найти людей, которые обладают необходимыми знаниями. Также для Дейли мы пригласили специалиста по биомеханике. Я пытался найти диетолога, но это было бесполезно, потому что он каждый день питался в Макдональдсе и не желал обсуждать вопросы своего питания. В психологе необходимости не было, потому что он сам был хорошим психологом. Я приведу пример мотивации.

Я помню один из вечеров. Я работал в Калифорнии, и как раз закончился рабочий день. Это был прекрасный солнечный день. Мою кожу пощипывало от солнца. Я сидел на балконе и смотрел на пляж Амиш Капистрано. Я наблюдал за пеликанами, низко летящими над водой в Сан-Диего. И вот я смотрю на это прекрасное золотистое солнце, тающее в океане, слушаю дельфинов и думаю: «Как я объясню жене, что тружусь здесь, в Калифорнии, как вол?» Тут внезапно я вижу лицо Дейли Томпсона, и он говорит: «Фрэнки, кто самый лучший спортсмен, которого ты когда-либо видел?» Я спросил: «Вообще?» «Да, включая фильмы и все остальное, Фрэнки. Кто самый лучший спортсмен, по твоему мнению?» «Ну, наверное, Джесси Ортиз». «Неверно. Ты сейчас смотришь на него».

Мне кажется, что одним из важных аспектов, который частично отвечает на второй вопрос, является вопрос о том, как понять, кого следует пригласить в команду? Вы должны очень хорошо знать своего спортсмена, свои собственные ограничения, чтобы убрать их совместными усилиями.

Сегодня речь идет не столько о приглашении научных специалистов, сколько о поиске того, кто знает что-то лучше, чем я. При этом вам придется руководить всем этим оркестром. Мог ли я позволить Арту Венегасу, тренеру по силовым упражнениям, сделать Дейли настолько сильным, чтобы это отрицательно сказалось на его скорости и выносливости? Все равно вы полностью отвечаете за всю мозаику и создание целостной картины.

Поскольку сравнение с оркестром довольно удачное, давайте подумаем, о чем идет речь. Вы дирижер. Вы наблюдаете за всеми. У вас есть первые скрипки, тромбоны, арфы и литавры. Вы знаете, что вам нужны все эти инструменты, как элементы науки. Вы знаете, что вам нужны все они. Но вам нужны и достаточно хорошие исполнители, которые могли бы на них играть. Вы знаете наверняка, что не можете играть на всех инструментах, и, разумеется, вы не можете играть на них лучше, чем профессиональные музыканты.

Допустим, здесь у нас очень сильная, позитивная и агрессивная личность. А здесь у нас новичок, только что закончивший колледж. Вы не можете позволить второму доминировать над первым в оркестре. Вы создаете собственную целостную музыку. Мне нужно собрать всех воедино, потому что здесь у меня солист и я хочу сыграть незабываемую музыку. Я должен собрать вас вместе и сделать его величайшим спортсменом в мире. Именно так, я считаю, мы должны мыслить.

Послушайте. Сейчас у нас будет кофе-брейк, но, прежде чем мы разойдемся, давайте кое-что сделаем. Я хочу сделать вместе с вами одну очень интересную вещь, и мне нужна ваша помощь. Отложите, пожалуйста, свои ручки и все остальное и отодвиньте столы, чтобы вы смогли встать, но пока сидите на своих местах. Поняли? Сделаем? Уберите все, что мешает. Готовы? Сидите. Сидите, пожалуйста. Сидите. Сидите. Вот что мы будем делать. Итак. Остаемся на своих местах и начинаем говорить очень медленно. Я дам вам знак, мы потренируемся и все сделаем правильно.

Начинаем вот так. Все говорим: «О, хорошо». Затем, привстаем и говорим: «О, очень хорошо». Затем еще привстаем и говорим: «О, очень, очень хорошо». Отлично! Поняли? Давайте потренируемся. Готовы? Начинаем тихо, а потом все громче и громче. Готовы?

«О, хорошо!» «О, очень хорошо!» «О, очень, очень хорошо!» Отлично! Поняли? Это была тренировка. А теперь мы готовы к олимпийскому выступлению. Сядьте. Пожалуйста, сядьте. Начинается олимпийское выступление. Готовы? Мы собираемся сказать, как хорош он был сегодня. Так мы высказываем свое восхищение. Готовы? «О, хорошо!» «О, очень хорошо!» «О, очень, очень хорошо!» Отлично! Хорошо. Время кофе.

[смена говорящего: переводчик]

Уважаемые коллеги, вопрос, мягко говоря, довольно сложный был поставлен. Дело в том, что та система, которую мы сегодня обсуждаем, это не секрет, была создана и весьма успешно работала на необъятных просторах Советского Союза, и текущий научный подход к тренировочному процессу включает не столько методического свойства вопросы, сколько технологического. Сейчас наиболее важным является скорость передачи информации, а не способ ее получения.

Дело в том, что большинство параметров, за исключением каких-то единичных случаев, мы измеряли и 20, и 30 лет назад. Но скорость, с которой мы получали измерительные показатели, сегодня существенно изменилась, и мы можем дать научную рекомендацию тренеру в течение 20–30 минут, на что раньше ушло бы 3, 4 дня, а то и неделя.

Поэтому мое первое предложение: нам необходимо создать бюллетень, в котором вы все методики, используемые в группах видов спорта, могли бы изложить с их функциональными возможностями и предоставить нашим тренерам, чтобы они могли подобрать себе ту приборную базу, которая позволила бы им в кратчайшие сроки получать информацию о своем спортсмене, или пригласить человека, владеющего этими методиками и способного в точном соответствии с тренерским запросом предоставить эту информацию.

Второе предложение: целесообразность и эффективность информации, получаемой в ходе тестирования и соревнований, будет намного выше, если она будет обсуждаться совместно со спортсменами. Современные спортсмены очень грамотные люди. Многие из них имеют высшее образование, знают не один язык, и прятать от них данные бессмысленно и непрофессионально. Спортсмены профессионального класса должны четко представлять, для чего они тренируются и какие состояния они должны переносить — это будет подспорье, в том числе, и для тренера. Это поднимет его рейтинг и уважение в глазах спортсменов. В обязательном порядке, на мой взгляд, необходимо иметь базовую организацию, в прошлом эту миссию выполнял Всероссийский научно-исследовательский институт физической культуры и спорта, где будут отделы по видам спорта или по группам видов спорта, где специалисты по видам спорта будут работать, специализироваться, повышать свой профессиональный уровень. Дело в том, что мы сейчас изучаем все, что делается вокруг спорта — медики, психологи, — но не сам вид спорта, не его биомеханику, не его структуру движений, не участие спортсмена в самом процессе. Вот это у нас сейчас страдает. Отсюда у нас мало специалистов по технической подготовке, мало специалистов, которые могут сказать, какие факторы лимитируют достижение спортивного результата. Вот, собственно, и все.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница