Психология смысла природа, строение и динамика смысловой реальности




страница26/28
Дата26.02.2016
Размер7.8 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
субъекта. Обращение к онтологии жизненного мира, выход в про­странство отношений субъекта с миром позволяет обнаружить но­вый методологический статус понятия смысла как центрального понятия неклассической психологии, позволяющего преодолеть бинарные оппозиции аффекта и интеллекта, внутреннего и внеш­него мира, глубинных и вершинных механизмов, сознания и бес­сознательного. Предложенный в работе новый методологический подход к проблеме смысла позволяет разрешить видимые противо­речия между разными его определениями, увидев его как единство трех аспектов, включенное в три разных системы отношений: онто­логического аспекта, задаваемого динамикой жизненных отноше­ний субъекта с миром, феноменологического аспекта, задаваемого динамикой процессов презентации в образе мира субъекта смыслов значимых объектов и явлений, и деятельностного аспекта, задавае­мого динамикой психологических процессов личностной регуляции жизнедеятельности.

Следствием признания многомерности феномена смысла стала замена понятия смысла, создающего у исследователя иллюзию дис­кретности, единичности и однозначности, континуальным поняти­ем смысловой реальности. Можно говорить также о «смысловой ткани» жизнедеятельности, по аналогии с такими понятиями как «чувственная ткань» (Леонтьев А.Н., 1977), «биодинамическая ткань» (Зинченко, Моргунов, 1994), «эмоциональная ткань» (Дорфман, 1997). Смысловая реальность проявляет себя во множестве разно­образных форм (в том числе превращенных форм), связанных слож­ными отношениями и взаимопереходами и включенных в общую динамику. Каждая из форм проявления смысловой реальности ха­рактеризуется тремя названными выше аспектами, причем онтоло­гический аспект — характеристика самих жизненных отношений, порождающих психологические феномены, но не входящих в их круг — является общей связующей основой разных смысловых струк­тур и механизмов. Таким образом, выход в онтологический план ана­лиза является необходимой предпосылкой адекватного понимания любого отдельно взятого смыслового феномена как элемента единой системно организованной смысловой реальности, а также его эмпи­рического исследования и воздействия на смысловую сферу. Это по­ложение формулируется нами как принцип бытийного опосредования смысловых феноменов и процессов. В работе получила развернутое опи­сание на конкретно-психологическом уровне как синхроническая (структурно-функциональная), так и диахроническая (развернутая во временной динамике) организация смысловой реальности.

На уровне исследовательской методологии и методов психоло­гического изучения смысловой реальности и воздействия на нее

442 заключение. Что за смыслом?

разработанные нами теоретические положения нашли воплощение а) в формулировании общих методологических принципов изуче­ния смысловой реальности — принципа бытийного опосредования и принципа дополнительности; б) в анализе и обосновании усло­вий использования разных неспецифических методических подхо­дов к изучению смысловой реальности; в) в разработке новых ис­следовательских и диагностических методик (тест смысложизненных ориентации, методика предельных смыслов, методика ценностного спектра); г) в разработке методологических основ и общей кон­цептуальной схемы смыслотехники — методологии воздействия на смысловую сферу и смысловой саморегуляции, — а также некото­рых конкретных смыслотехнических процедур, в частности, тренин­га смыслового выбора. Разработанные подходы нашли практическое применение в таких прикладных областях как психодиагностика, судебно-психологическая экспертиза, психология рекламы.

Одним из наиболее существенных теоретических результатов ра­боты нам видится обоснование смысловой регуляции жизнедеятель­ности как основополагающей характеристики человеческого способа существования и как конституирующей функции личности. Несколь­ко упрощая, можно говорить о личности как об органе смысловой регуляции. Таким образом, последовательная разработка категории смысла приводит нас к новому взгляду на личность в целом, что дает основание говорить о смысловой концепции личности.

Итак, понятие смысла претендует на объяснение весьма широко­го круга явлений и закономерностей. Вспомним, однако, очерченную Л.С.Выготским (1982, с. 302—309) закономерность развития научных идей — от открытия нового факта до выхода исчерпавшей себя идеи «в отставку». Не чревато ли расширение нами сферы приложения по­нятия смысла как объяснительного принципа выхолащиванием его содержания? Не превратилось ли оно преждевременно, еще не сыг­рав своей конструктивной роли, в «открытие, раздувшееся до миро­воззрения, как лягушка, раздувшаяся в вола» (там же, с. 304)? Чтобы избегнуть этой опасности, необходимо четко ограничить сферу дей­ствия смыслового подхода, вписав его в более широкий контекст и обозначив отношения смысловой реальности с другими психологи­ческими реальностями, требующими иных подходов.

Отчасти этому служит мультирегуляторная модель личности, представленная в разделе 2.7. Из этой модели следует, во-первых, разведение плоскости психических и плоскости личностных процес­сов и механизмов, на что указывал еще А.Н.Леонтьев (1983 а), и, во-вторых, понимание смысловой регуляции как одной из по мень­шей мере шести систем регуляции человеческой жизнедеятельнос­ти. Хотя смысловая регуляция рассматривается как наиболее важная



заключение. Что за смыслом? 443

для понимания личности и, более того, как конституирующая лич­ность как таковую, она не отменяет и не подменяет другие формы и механизмы регуляции, полноценно и адекватно описываемые в тер­минах более традиционных подходов.

Легко также поддаться искушению принять предложенную в данной книге концепцию за высший объяснительный принцип применительно к регуляции деятельности и развитию личности. Дей­ствительно, смысловая регуляция специфична для человека, кон­ституирует личность, дает человеку свободу от ситуации, позволяет ему взаимодействовать с миром в целом, осознанна, опосредована... Что еще надо для полного счастья и самоактуализации?

Только одно: объяснение на основе смысловых механизмов в сочетании с более простыми объяснительными логиками при всей своей изощренности не выходит за пределы «постулата сообразнос­ти» (Петровский В.А., 1975; 1996), поскольку налицо заданный из­начально регуляторный принцип, определяющий иерархическую систему критериев, с которыми сообразуется вся активность субъек­та. Есть формы поведения человека, которые не поддаются смысло­вому объяснению. Это и описанные В.А.Петровским (там же) феномены неадаптивной активности, и сконструированная Ф.Е.Ва-силюком (1984) ситуация ценностного выбора, когда оказывается невозможным сравнить альтернативы в единой системе координат, как это происходит в более простых случаях (Леонтьев Д.А., Пилип-ко,-1995).



С этой невозможностью нам пришлось столкнуться эмпирически. В процессе разработки методики ценностного спектра мы пробова­ли предъявлять список бытийных ценностей А.Маслоу (1999) с ин­струкцией их прямого ранжирования по степени значимости, как это делается в широко известной методике изучения ценностных ориентации по М.Рокичу (см. Леонтьев Д.А., 1992 в). Оказалось, что испытуемые (студенты Литературного института) не в состоянии выполнить это задание и отказываются ранжировать бытийные цен­ности. Таким образом, если принять положение А.Маслоу (1999) о бытийных ценностях как основных мотивах людей, достигших в сво­ем развитии уровня Бытия, мы видим, что эти ценности принци­пиально неиерархичны, то есть не могут быть сопоставлены и ранжированы по степени значимости. В свою очередь, только такая невозможность и создает предпосылку для истинно свободного вы­бора, поскольку любая предзаданная иерархия побуждений (в том числе смысловая) отрицает свободу (Василюк, 1984).

Итак, человек (хотя, безусловно, не всякий человек) способен, по-видимому, трансцендировать и смысловую регуляцию, выйдя на еще более высокий уровень регуляции отношений с миром, харак-



444

заключение. Что за смыслом?


теризующийся неадаптивностью и неиерархичностью побуждений. В мультирегуляторной модели (раздел 2.7.) этот уровень связывается с логикой свободного выбора. Если концепция смысловой регуля­ции, основанной на логике жизненной необходимости, описывает целостную детерминацию жизнедеятельности личности ее жизнен­ным миром на языке смыслов, то концепция регуляции более вы­сокого уровня, основанной на логике свободного выбора, должна описывать самодетерминацию личности на языке взаимодействия механизмов свободы и ответственности. Эта экзистенциальная кон­цепция еще не разработана; работа над ней только началась (Леон­тьев Д.А., 1993; 2000; Калитеевская, 1997). Вместе с тем только с ее помощью можно будет понять такие процессы как, скажем, целе­направленная перестройка личностью своих отношений с миром, своих смыслов.

Вызов психологии личности брошен также «психологической топологией пути» М.К.Мамардашвили (1995), значение которой не­возможно переоценить. М.К.Мамардашвили вскрывает целый пласт «антропологической феноменологии», как это можно было бы на­звать; при этом он характеризует эти феномены как ничем не детер­минированные в традиционном понимании этого слова, констатируя необходимость сознательного «усилия» для их порождения и «удер­жания», усилия, которым мир, еще не сотворенный, творится ежед­невно и ежеминутно. То, что называют психологической наукой, замечает он, не имеет отношения к реальной психологии людей, а такое явление как личность «вообще не находит в психологии места» (с. 127). Этот вызов, пожалуй, наиболее ярко и полно выражает сегод­няшнюю «модель потребного будущего» и «модель должного» и зада­ет новые ориентиры для неклассической психологии личности: от жизнедеятельности к жизнетворчеству, от смысловой регуляции к регулированию смыслов, от психологии «изменяющейся личности в из­меняющемся мире» — к психологии личности, творящей и изменяю­щей себя и свой жизненный мир.



литература

Абишев К. Человек. Индивид. Личность. Алма-Ата: Казахстан, 1978. — 168с.

Абрамова З.А. Изображения человека в палеолитическом искусстве Евразии. М.; Л.: Наука, 1966. — 223 с.

Александрова Ю.В. Нравственное переживание как путь преодоления «раскола» смысла жизни // Психолого-педагогические и философские ас­пекты проблемы смысла жизни / Под ред. В.Э.Чудновского, А.А.Бодале-ва, НЛ.Карповой. М.: Психологич. ин-т РАО, 1997. С. 140—144.

Анохин П.К. Избранные труды. Философские аспекты теории функци­ональной системы. М.: Наука, 1978. — 400 с.

Андреева Г.М. К построению теоретической схемы исследования соци­альной перцепции // Вопр. психол. 1977. № 2. С. 3—14.

Андреева Г.М. К проблематике психологии социального познания // Мир психологии. 1999. № 3 (19). С. 15-23.

Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.: На­ука, 1991.-248 с.

Анциферова Л. И. Некоторые теоретические проблемы психологии лич­ности // Вопр. психол. 1978. №1. С. 37-50.

Анциферова Л.И. Личность с позиций динамического подхода // Пси­хология личности в социалистическом обществе. Личность и ее жизнен­ный путь / Отв. ред. Б.Ф.Ломов, К.А.Абульханова-Славская. М.: Наука, 1990. С. 7-17.

Анцыферова Л.И. Психологическая опосредованность социальных воз­действий на личность, ее развитие и формирование // Психологические исследования социального развития личности / Отв. ред. И.А.Джидарьян. М.: ИП АН СССР, 1991. С. 5-38.

Апресян Р. Г. Когнитивный аспект функционирования эмоций и ин­теллекта в нравственности // Рациональное и эмоциональное в морали / Под ред. А.И.Титаренко, Е.Л.Дубко. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. С. 6—26.

Арагон Л. Надо называть вещи своими именами // Называть вещи сво­ими именами: программные выступления мастеров западноевропейской литературы XX в. М.: Прогресс, 1986. С. 119—128.

Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. - 128 с.

446

литература


Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики: Дис.... д-ра пси-хол. наук. М., 1986. — 498 с.

Артемьева Е.Ю. Психология субъективной семантики: Автореф. дис.... д-ра психол. наук. М., 1987. — 32 с.

Артемьева Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики. М.: Смысл, 1999. - 352 с.

Арутюнян Э.А. Микросреда и трансформация общественных ценнос­тей в ценностную ориентацию личности // Образ жизни и ценностные ориентации личности. Ереван: Изд-во АН Арм. ССР, 1979. С. 49—61.

Асеев В.Г. Мотивация поведения в ситуации ожидания события // Те­зисы научных сообщений советских психологов к XXII Международному психологическому конгрессу. Ч. II. М.: Наука, 1981. С. 316—317.

Асеев В. Г. Личностная значимость и вероятность событий // Проб­лемы психологии личности: советско-финский симпозиум / Отв. ред. Е.В.Шорохова, О.И.Зотова. М.: Наука, 1982. С. 236-243.

Асеев В.Г. Личность и значимость побуждений. М.: ИП РАН, 1993.

- 224 с.


Асмолов А.Г. О месте установки в структуре деятельности: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1976. — 24 с.

Асмолов А.Г. Деятельность и уровни установок // Вести. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1977 д. № 1. С. 3—12.

Асмолов А.Г. Проблема установки в необихевиоризме: прошлое и на­стоящее // Вероятностное прогнозирование в деятельности человека / Под ред. И.М.Фейгенберга, Г.Е.Журавлева. М.: Наука, 1977 б. С. 60—111.

Асмолов А.Г. Деятельность и установка. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979.

- 150с.


Асмолов А.Г. Основные принципы психологического анализа в теории деятельности // Вопр. психол. 1982. № 2. С. 14—27.

Асмолов А.Г. О предмете психологии личности // Вопр. психол. 1983. №3. С. 118-125.

Асмолов А.Г. Личность как предмет психологического исследования. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 104 с.

Асмолов А.Г. Психология индивидуальности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1986. - 96 с.

Асмолов А.Г. Психология личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990.

- 336 с.


Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. М.: Ин-т практической психол.; Воронеж: МОДЭК, 1996 а.

- 768 с.

Асмолов А.Г. Историко-эволюционный подход в психологии личности: Дис.... д-ра психол. наук. М., 1996 б. — 141 с.

Асмолов А.Г., Братусь Б. С., Зейгарник Б.В., Петровский В.А., Суббот-ский Е.В., Хараш А.У., Цветкова Л.С. О некоторых перспективах иссле­дований смысловых образований личности // Вопр. психол. 1979. № 3. С. 35-45.

литература 447

Асмолов А.Г., Насиновская Е.Е., Васина Е.З. Принципы исследования смысловых образований личности // Развитие эргономики в системе дизайна: Тезисы докладов Всесоюзной конференции. Боржоми, 1979. С. 219-224.

Асмолов А.Г., Петровский В.А. О динамическом подходе к психологи­ческому анализу деятельности // Вопр. психол. 1978. № 1. С. 70—80.

Асмус В.Ф. Чтение как труд и творчество // Вопр. лит. 1961. № 2. С. 36-46.

Бадхен А. Психотерапия и духовные традиции // Бадхен А., Каган В. Новая психология и духовное измерение. СПб.: Институт ГАРМОНИЯ, 1995. С. 47-72.

Бажин Е.Ф. Влияние личностного фактора на процессы слухового вос­приятия // Клинико-психологические исследования личности: материалы симпозиума / Под ред. В.Н.Мясищева, Б.Д.Карвасарского, И.М.Тонко-ногого.Л., 1971. С. 79-83.

Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд A.M. Опросник уровня субъек­тивного контроля. М.: Смысл, 1993. — 16 с.

Базылев Б.П. К вопросу о соотношении значения и смысла в ораторс­кой речи // Общение: теоретические и прагматические проблемы / Ред. Е.Ф.Тарасов, Ю.А.Сорокин, Н.В.Уфимцева. М., 1978. С. 11—19.

Басина Е.З. Идентификация с другими как механизм формирования смысловой сферы личности: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1986. -23с.

Бассин Ф.В. Проблема бессознательного. М.: Медицина, 1968. — 486 с.

Бассин Ф.В. О развитии взглядов на предмет психологии // Вопр. пси­хол. 1971. №4. С. 101-113.

Бассин Ф.В. К развитию проблемы значения и смысла // Вопр. психол. 1973. № 6. С. 13-24.

Бассин Ф.В. У пределов распознанного: к проблеме предречевой фор­мы мышления // Бессознательное: природа, функции, методы исследо­вания / Под ред. А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассина. Тбилиси: Мецниереба, 1978. Т. 3. С. 735-750.

Боткин Л.М. Культура всегда накануне себя // Красная книга культу­ры/Сост. В.Рабинович. М.: Искусство, 1989. С. 117—130.

Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. М.: Худ. лит., 1975. — 504с.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. — 423с.

Бахтин М.М. К философии поступка // Философия и социология на­уки и техники. Ежегодник 1984—1985. М.: Наука, 1986 а. С. 80—160.

Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М.: Худ. лит., 1986 б. — 543с.

Бахтин М.М. Работы 1940-х — начала 1960-х гг. // Собрание сочине­ний: В 7 т. М.: Русские словари, 1996. Т. 5. — 731 с.

Безменова И.К., Гулевич О.А. Аттитюды и их взаимосвязь с поведени­ем. М.: РПО, 1999. - 144 с.

448

литература



HI I '

Белобородое А.Г. Образ права как смысловой уровень правового созна­ния и его особенности у преступников: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1999. - 24 с.

Белоусова А.К. Общение в совместной мыслительной деятельности: теоретический анализ проблемы // Личность в деятельности и общении / Отв. ред. В.А.Лабунская, А.К.Белоусова. Ростов-на-Дону: Гефест, 1997. С. 61-84.

Белянин В.П. Библиопсихологический аспект оптимизации функцио­нирования художественного текста // Оптимизация речевого воздействия / Отв. ред. Р.Г.Котов. М.: Наука, 1990. С. 169-180.

Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. М.: Прогресс, 1988. — 400 с.

Бернштейн Н.А. О построении движений. М.: Медгиз, 1947. — 256 с.

Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии ак­тивности. М.: Медицина, 1966. — 349 с.

Верток Н.М. Жизненные стереотипы больных истерией как особая форма нарушения саморегуляции: Автореф. дис. ... канд. психол. наук. М., 1988. - 25 с.

Библер B.C. От наукоучения — к логике культуры: два философских введения в двадцать первый век. М.: Политиздат, 1991. — 413 с.

Библер В. О культуре, об ее доминанте и еще — о цивилизации // Здесь и теперь. 1992. № 1. С. 118-131.

Бибрих P.P. Исследование видов целеобразования. Кишинев: Штиин-ца, 1987. - 131 с.

Бодалев А.А. Восприятие человека человеком. Л.: Изд-во Ленингр. ун­та, 1965. - 123 с.

Бодалев А.А. Формирование понятия о другом человеке как личности. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1970. — 135 с.

Божович Л.И. Избранные психологические труды. М.: Международная педагогическая академия, 1995. — 209 с.

Болтенко В.В. Изменение личности у престарелых, проживающих в домах-интернатах: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1980. — 21 с.

Болтенко В.В. Патопсихологическое исследование студентов, больных шизофренией // Патопсихология: Хрестоматия / Сост. Н.Л.Белопольская. М.: Изд-во УРАО, 1998. С. 204-209.

Болъшунов А.Я. Соотношение целеобразования и смыслообразования в продуктивной мыслительной деятельности: Автореф. дис.... канд. психол. наук. М., 1985. - 24 с.

Борисов Е. «Явление и смысл» Г.Шпета в контексте развития феноме­нологии Гуссерля // Шпет Г. Явление и смысл: феноменология как ос­новная наука и ее проблемы. Томск: Водолей, 1996. С. 183—191.

Братусь Б. С. Один из возможных подходов к проблеме патологии лич­ности // Журн. невропатологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. Вып. 6. 1971. Т.71. С. 851-854.

Братусь Б. С. Психологический анализ изменений личности при ал­коголизме. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1974. — 96 с.

литература 449

Братусь Б. С. К изучению смысловой сферы личности // Вести. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. 1981. № 2. С. 46—56.

Братусь Б. С. Общепсихологическая теория деятельности и проблема единиц анализа личности // А.Н.Леонтьев и современная психология / Под ред. А.В.Запорожца и др. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1983. С. 212—219.

Братусь Б.С. Нравственное сознание личности: психологическое ис­следование. М : Знание, 1985. — 64 с.

Братусь Б.С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988. — 304 с.

Братусь Б.С. Психология. Нравственность. Культура. М.: Менеджер; Роспедагентство, 1994. — 60 с.

Братусь Б.С. Личностные смыслы по А.Н.Леонтьеву и проблема вер­тикали сознания // Традиции и перспективы деятельностного подхода в психологии: школа А.Н.Леонтьева / Под ред. А.Е.Войскунского, А.Н.Ждан, О.К.Тихомирова. М.: Смысл, 1999. С. 284—298.

Братусь Б. С., Сидоров Л И. Психология, клиника и профилактика ран-него алкоголизма. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1984. — 145 с.

Бреслав Г.М. Система эмоциональной регуляции деятельности в про­цессе целеобразования // Психологические механизмы целеобразования / Отв. ред. О.К.Тихомиров. М.: Наука, 1977. С. 95—109.

Брехт Б. Об экспериментальном театре // Называть вещи своими име­нами: программные выступления мастеров западноевропейской литера­туры XX века. М.: Прогресс, 1986. С. 331—344.

Брожик В. Марксистская теория оценки. М.: Прогресс, 1982. — 261 с.

Брудный А.А. Психологическая герменевтика. М.: Лабиринт, 1998. — 335 с:

БрунерДж. Психология познания. М.: Прогресс, 1977. — 412 с.

Брушлинский А.В. Мышление как процесс и проблема деятельности // Вопр. психол. 1982. № 2. С. 28-40.

Вайзер Г.А. Смысл жизни и возраст // Психолого-педагогические и философские аспекты проблемы смысла жизни / Под ред. В.Э.Чудновско-го, АА.Бодалева, Н.Л.Карповой. М.: Психол. ин-т РАО, 1997. С. 91—110.

Васильев И.А. Соотношение процессов целеобразования и интеллекту­альных эмоций в ходе решения мыслительных задач // Психологические механизмы целеобразования / Отв. ред. О.К.Тихомиров. М.: Наука, 1977. С. 68-95.

Васильев И.А. К анализу условий возникновения интеллектуальных эмоций // Психологические исследования интеллектуальной деятельнос­ти / Под ред. О.К.Тихомирова. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979. С. 55—62.

Васильев И.А. Роль интеллектуальных эмоций в регуляции мыслитель­ной деятельности // Психол. журн. 1998. № 4. Т. 19. С. 49—60.

Васильев И.А., Поплужный В.Л, Тихомиров O.K. Эмоции и мышление. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. — 192 с.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница