Психология личности




страница19/22
Дата26.02.2016
Размер4.64 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

ЛИЧНОСТИ


Всё умирает на земле и в море.

Но человек суровей осужден:

Он должен знать о смертном приговоре,

Подписанном, когда он был рожден.

Но, сознавая жизни быстротечность,

Он так живет — наперекор всему, —

Как будто жить рассчитывает вечность

И этот мир принадлежит ему.


С.Маршак



глава 14

индивидуальность личности и ее ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

Жизненный путь личности — это путь становления ее индивидуальности (С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев). Чтобы понять закономерности развития индивидуальности личности, полный противоречий процесс персоногенеза, не­обходимо проделать движение в направлении от личности к деятельности и увидеть личность еще в одной проекции — «личность как субъект выбора».

Говоря о превращении личности на определенном этапе ее развития из «элемента», усваивающего в ходе его первоначального формирования нормы и ценности социальной культуры, то есть функционально-ролевые системные качества той или иной общности, в субъект социальной группы и класса, А.Н.Леонтьев подчеркива­ет, что на этом рубеже коренным образом изменяется «ме­ханизм» формирования личности. Чем более зрелой становится личность, чем более разветвленной становится система ее связей, реализуемых потоком деятельности в об­ществе, чем чаще сталкивается она с проблемой выбора между различными и порой весьма противоречивыми мо­тивами, тем менее действенной становится привычная для психолога формула о личности как продукте прошлого опыта, тем утопичнее выглядят попытки вывести все по­ступки и действия человека, апеллируя исключительно к его биографии.

Дело заключается в том, что вследствие изменения ме­ханизма формирования личности прошлые события и соб­ственные действия субъекта фактически перестают выступать для него «...как покоящиеся пласты его опыта. Они становятся предметом его отношений, его действий и потому меняют свой вклад в личность. Одно в этом про­шлом умирает, лишается своего смысла и превращается в простое условие и способы его деятельности — сложивши­еся способности, умения, стереотипы поведения; другое открывается ему совсем в новом свете и приобретает преж­де не увиденное им значение; наконец, что-то из прошло­го активно отвергается субъектом, психологически перестает существовать для него, хотя и остается на складах его па­мяти. Эти изменения происходят постоянно, но они могут и концентрироваться, создавая нравственные переломы. Возникающая переоценка прежнего, установившегося в жизни приводит к тому, что человек сбрасывает с себя груз своей биографии (курсив наш — А. А.)»116.

Изучая человека как субъект выбора, исследуют то, как личность преобразует, творит действительность, в том числе и самое себя, вступая в активное отношение к сво­ему опыту, к своим потенциальным мотивам, к своему характеру, способностям и к продуктам своей деятельно­сти. При анализе человека как индивидуальности исследова­тели сталкиваются с такими проблемами психологии, как проблемы воли, характера, способностей и одаренности, или, иными словами, проблемы анализа индивидуальности личнос­ти, которые, несмотря на обилие попыток их изучения в ис­тории психологии, до сих пор остаются terra incognita и одновременно «синей птицей» для психологов самых разных школ и направлений.

Эпизодические всплески интереса ко всем этим про­блемам сменяются долгими периодами разочарования, проявляющимися в признании отсутствия общих теоре­тических подходов, и методических схем к их исследова­нию, а порой и в форме прямого отказа от их изучения методами традиционной «объяснительной» психологии, решительно высказанного представителями описательной «понимающей» психологии В.Дильтеем и Э.Шпрангером. Одним из главных препятствий, затрудняющих продвижение в области исследования указанного круга проблем, является то, что большинство из них ставились изолиро­ванно, выхватывались из контекста не только той или иной теории личности, но и, прежде всего, из общепсихоло­гической теории в целом. Вследствие этого часть принималась за целое, характер растворялся в личности, способности отрывались от воли, воля коррелировалась с типом телосложения, а затем из всего этого, без заранее выбранного фасона, как бы «скраивалась» индивидуаль­ность личности. При рассмотрении же проявления инди­видуальности личности в особой проекции — проекции личности как субъекта выбора — открывается возможность корректно поставить некоторые вопросы изучения инди­видуальности и наметить в ряде случаев методические пути их решения.


Продуктивные и инструментальные проявления индивидуальности

При изучении проявлений ин­дивидуальности могут быть выде­лены два плана анализа этих проявлений: продуктивный и ин­струментальный.

Под продуктивными проявлениями индивидуальности прежде всего имеются в виду те процессы активности, в которых человеку приходится осуществлять выбор между различными мотивами, позициями и ролями, отыскивать, а иногда и создавать приемы и средства для овладения своим поведением, использовать различные защитные механизмы и средства для разрешения и перестройки при­водящих к отклонению от нормативно заданной линии поведения ситуаций.

К продуктивным проявлениям личности как субъекта деятельности также «относятся те преобразования, те «лич­ностные вклады» (В.А.Петровский), которые личность сво­ими действиями вводит в смысловую сферу других людей и культуру. Если продуктом первого обозначенного круга проявлений индивидуальности является, прежде всего, пре­образование себя, то продуктом второго круга проявле­ний — преобразование других. Нет нужды специально оговаривать условность последнего разграничения, кри­терием которого является исключительно позиция иссле­дователя, в зависимости от которой объектом анализа становятся либо те, либо другие продуктивные проявле­ния индивидуальности. В реальности же оба этих аспекта нерасторжимы, и личность, как правило, изменяет себя через преобразования социальной реальности.

К инструментальным проявлениям индивидуальности относятся характер и способности. При этом характер по­нимается как фиксированная форма смыслового опыта, смыс­ловых установок личности, актуализирующихся в присущем данной личности индивидуальном стиле действования, по­средством которого достигаются те или иные мотивы ин­дивидуальности Если мотивационные линии задают стратегию жизни человека, то характер определяет так­тику поведения человека, действующего ради достижения своих мотивов

Что же касается способностей, то они, как отмечают придерживающиеся самого разного понимания генезиса отечественные психологи (А.Н.Леонтъев, С.Л.Рубинштейн, Б.М.Теплое), определяют меру успешности и эффективно­сти деятельности, а тем самым в конечном итоге и сте­пень продуктивности проявлений личности как субъекта деятельности



В целом индивидуальность понимается как совокупность смысловых отношений и установок человека в мире, которые присваиваются в ходе жизни в обществе, обеспечивают ори­ентировку в иерархии ценностей и овладение поведением в ситуации борьбы мотивов; воплощаются через деятельность и общение в продуктах культуры, других людях, себе самом ради продолжения существования образа жизни, являющего­ся ценностью для данного человека. При анализе развития индивидуальности различают функциональную динамику ее развития, наиболее явно проявляющуюся в проблемно-конфликтных ситуациях (например, стресс, фрустрация, конфликт, кризис) и изменения ее психологического возраста в ходе жизненного пути.
глава 15

мотивационно-смысловые отношения индивидуальности и их динамика

В одном из вузов столицы однажды произошла исто­рия, доказывающая, сколь важно различать знания чело­века о мире и его мотивационно-смысловые отношения к миру. Об одном выпускнике вуза вдруг стало известно, что он — глубоко верующий человек. В результате его обвинили в неискренности «Почему вы обвиняете меня в неискрен­ности?» — спросил студент. «Но как же, — ответил преподаватель, — Вы сдавали экзамены по марксистско-ленинской философии, научному атеизму только на от­личные оценки, скрывая от нас свою веру в бога». «Простите, — ответил студент, — я действительно сдавал экзамены по всем этим предметам. Но никто ни разу не спросил меня, верю ли я в то, что сдаю на экзамене». Можно сколь угодно много знать о мире, но до тех пор, пока зна­ние не воплотится в подлинную веру, оно не обусловит поведение индивидуальности, не превратится в путевод­ный ориентир в ситуации выбора. В личностных смыслах чужая боль переживается как своя, а соломинка приобре­тает для утопающего смысл спасения жизни. Вера, совесть, честь и т.п. — все это мотивационные смысловые установки индивидуальности, которые формируются в деятельности, в делах и поступках человека и изменяются вместе с пере­менами в его судьбе.

В отечественной психологии представления о мотивационно-смысловых отношениях индивидуальности начина­ют формироваться в исследованиях школы Л.С.Выготского, А.Н.Леонтьева, А.Р.Лурии. Еще в работе Л.С.Выготского «Мышление и речь» предпринимается попытка найти еди­ницу, выражающую единство аффективных и интеллектуаль­ных процессов. «Анализ, расчленяющий сложное целое на единицы... — пишет он, — показывает, что существует дина­мическая смысловая система, представляющая собой един­ство аффективных и интеллектуальных процессов. Он показывает, что во всякой идее содержится в переработанном виде аффективное отношение человека к действитель­ности, представленной в той идее. Он позволяет раскрыть прямое движение от потребности и побуждений к известно­му направлению его мышления и обратное движение от ди­намики мысли к динамике поведения и конкретной деятельности личности»117.

Позднее А.Н.Леонтьевым и П.Я.Гальпериным выделя­ется понятие личностного смысла — отражения в сознании личности отношения мотива деятельности к цели действия. Будучи порождением жизни, жизнедеятельности субъекта, система личностных смыслов является характеристикой индивидуальности человека. В них действительность откры­вается со стороны жизненного значения знаний, пред­метных и социальных норм для самого действующего ради достижения тех или иных мотивов человека, а не только со стороны объективного значения этих знаний.

Личностный смысл представляет собой индивидуализи­рованное отражение действительности, выражающее отношение человека к тем объектам, ради которых развер­тывается ее деятельность и общение. Самые различные про­явления культуры и, шире, общественных отношений, усваиваемые субъектом в процессе интериоризации со­циальные нормы, роли, понятия языка, ценности и иде­алы, воспринимаемые им действия и поступки других людей могут приобрести для него личностный смысл, стать «значением-для-меня». Взаимоотношения между опредмеченными в действительности значениями и лично­стными смыслами — это взаимоотношения между социальным и индивидуальным в жизни личности. Вве­дение представлений о личностных смыслах позволяет понять двойственную качественную структуру такого общественного явления, как индивидуальность человека. Личностно-смысловые качества не противостоят соци­ально-типическим системным качествам личности, а представляют собой специфическую, преобразованную в процессе деятельности форму их существования в ин­дивидуальной жизни личности.

Личностный смысл представляет собой важный, но не единственный момент функционального развития мотивационно-смысловых отношений личности. При анализе этих отношений необходимо учитывать движение как от деятельности к индивидуальному сознанию, так и от ин­дивидуального сознания к поведению индивидуальности.

В этом функциональном развитии выделяются следую­щие составляющие мотивационно-смысловых отношений субъекта к миру, другим людям и самому себе: социальная позиция субъекта как члена той или иной социальной общ­ности; побуждающие субъекта к деятельности мотивы, за­даваемые этой позицией; реализуемые деятельностью объективные отношения субъекта к объектам и явлениям; приобретенный в свете тех или иных мотивов личностный смысл; личностный смысл как отражение в индивидуальном сознании отношения субъекта к этим объектам и явлениям; выражающие личностный смысл в поведении смысловые ус­тановки; регулируемые смысловыми установками поступки и деяния личности.

Особенности мотивационно-смысловых отношений индивидуальности

Мотивационно-смысловые отношения индивидуальности личности обладают рядом особен­ностей. Центральная из этих особенностей — производностъ мотивационно-смысловых отношений от места человека, его со­циальной позиции в обществе и набора возможных мотивов деятельности, задаваемых этой социальной позицией. Детер­минированность мотивационно-смысловых отношений социальной позицией и обусловленность этой позицией отношений деятельности субъекта определяют другие осо­бенности их психологической природы: опосредованность изменения мотивационно-смысловых отношений изменением лежащей в ее основе деятельности (принцип деятельностного опосредствования мотиваци­онно-смысловых отношений индивидуальности); недостаточность осознания личностью смысла для его изменения; невозможность непосредственного воплощения личност­ного смысла в значениях.

Из принципа деятельностного опосредствоавания мотивационно-смысловых отношений вытекает, что переме­на социальной позиции человека в мире влечет за собой переосмысление его отношений к действительности. В ряде случаев резкая перемена социальной позиции человека может привести к глубоким перестройкам всей совокуп­ности личностных смыслов, порой драматически прояв­ляющихся в таким феноменах, как феномены «потери себя» и утраты смысла существования (А.Г.Асмолов, Б. С.Братусь, Б.В.Зейгарник, Е.В.Субботский, Л.С.Цветкова, А.У.Хараш, В.А.Петровский).

Принцип деятельностного опосредствования личност­ных смыслов позволяет отграничить личностные смыслы от существующих на поверхности сознания субъективных переживания вроде симпатий, антипатий, желаний, хотений и т.п., изменяющихся непосредственно под влиянием речевых воздействий. Подобные субъективные переживания, как и эмоции, выполняют функцию оценки личностных смыс­лов и тем самым способствуют осознанию субъектом его отношения к действительности. При несовпадении субъек­тивных переживаний и личностных смыслов, например несовпадении антипатии к близкому человеку возникшей в какой-либо прямо не затрагивающей мотивы субъекта ситуации, и личностного смысла этого человека, изме­нятся, скорее, направленность и знак субъективных пе­реживаний, чем личностный смысл этого человека.

В психологии представление о переживании используется в трех значениях: 1. Любое эмоционально окрашенное яв­ление действительности, непосредственно представлен­ное в сознании субъекта и выступающее для него как событие его собственной индивидуальной жизни. 2. Стрем­ления, желания и хотения, непосредственно представляю­щие в индивидуальном сознании процесс осуществляемого субъектом выбора мотивов и целей его деятельности и тем самым способствующие осознанию отношения личности к происходящим в ее жизни событиям. 3. Дея­тельность, возникающая в ситуации невозможности дос­тижения субъектом ведущих мотивов его жизни, крушения идеалов и ценностей и проявляющаяся в процессе преобразования психологического мира человека, направленном на переосмысление его существования (лингвистически производно от термина «пережить»)118.

В первом широком значении термина «переживание» восходящем корнями к интроспективной психологии со­знания, акцентируются такие особенности переживания, как непосредственная данность и принадлежность содер­жаний сознания субъекту. В отечественной психологии были преодолены присущие субъективистской трактовке созна­ния ограничения, заключающиеся в сведении пережива­ния преимущественно к аффективным состояниям субъекта, резком отрыве представленного переживания знания о действительности от отношения субъекта к этой действительности, а также в изучении переживания вне контекста реального процесса жизнедеятельности субъекта. Характеристика того или иного психического факта как переживания указывает на укорененность данного факта в индивидуальной жизни личности (С.Л.Рубинштейн).

Во втором значении раскрывает функция таких особых форм переживания, как стремления, желания и хотения в регуляции деятельности личности. Эти формы пережива­ния отражают в сознании динамику борьбы мотивов, вы­бора или отвержения целей, к которым стремится человек. Субъективно выражающийся в переживании тот или иной мотив прямо в них не содержится. Это и создает впечатле­ние, будто сами переживания побуждают поведение лич­ности. В действительности же переживания выступают как внутренние сигналы, посредством которых осознаются личностные смыслы происходящих событий, в сознании осуществляется выбор возможных мотивов и регуляции динамики поведения личности (А.Н.Леонтьев).

Третье значение термина «переживание» фиксирует его как ту особую деятельность, возникающую в критической жизненной ситуации, с помощью которой человеку удается перенести, как правило, тяжелые события, вернуть утрачен­ную осмысленность существования. Подобного рода деятель­ность развертывается тогда, когда никакие внешние преобразования ситуации, никакое новое знание о ней не могут вернуть человеку смысл жизни (например, утра­та близкого человека). Продуктом такой деятельности яв­ляется происходящее вследствие переоценки ценностей, своего места в мире обретение смысла своего существова­ния (Ф.Е.Василюк). Разработка этой грани проблемы пе­реживания позволяет воплотить мысль о том, что сознание человека не только отражает объективный мир, но и тво­рит его.

Итак, кардинальное отличие мотивационно-смысловых отношений от таких существующих на поверхности сознания образований, как субъективные переживания (желания, хотения и т.п.), изменяющихся непосредственно под влиянием вербальных воздействий, состоит в том, что изменение личностных смыслов и смысловых установок всегда опосредствовано изменением деятельности, реализующей объективное отношение субъекта к миру: Производностъ смысловых образований личности от порож­дающей их совокупности деятельностей, ее места в системе общественных отношений представляет собой центральную характеристику их природы, выражающую социальную дeтерминацию этих образований. Яркие факты, полученные в самых разных исследованиях по психологии личности, доказывают то, что, только изменив социальную пози­цию субъекта, его место в системе общественных отношений, можно трансформировать смыслообразующие мотивы личности и ее установки. В зарубежной психологии проявления утраты психосоциальной иден­тичности личности, «потери себя» у возвратившихся с войны американских солдат при резких изменениях места в системе социальных отношений описаны Э.Эриксоном.

Динамика смысловых отношений личности не сводит­ся тем не менее к их изменению через смену социальной позиции личности. Эти отношения обладают и своим соб­ственным движением, своей внутренней динамикой. Раз­гадку механизма внутриличностной динамики следует искать в той иерархической связи между смысловыми си­стемами, возникновение которой и знаменует, собствен­но говоря, момент рождения личности. А.Н.Леонтьевым описана психологическая сущность феномена «горькой кон­феты», за которым стоит полимотивированность, соподчиненность действий маленького ребенка. Конфликт между мотивом, побуждающим и направляющим деятельность ребенка, выражающую его отношение к взрослому, и мотивом получить награду приводит к тому, что достиг­нутая цель действительно приобретает для ребенка резко негативный личностный смысл. «Несмотря на всю наи­вность, с которой проявляются эти первые соподчине­ния жизненных отношений, именно они свидетельствуют о начавшемся процессе того особого образования, кото­рое мы называем личностью»119. Именно противоречие, а иногда и конфликт между находящимися в определенной иерархической связи мотивами личности выступает как механизм особого внутреннего движения в индивидуаль­ном сознании: «Оно заключается в соотнесении мотивов друг с другом: некоторые занимают место подчиняющих себе другие и как бы возвышаются над ними, некоторые, наоборот, опускаются до положения подчиненных или даже вовсе утрачивают свою смыслообразующую функ­цию. Становление этого движения и выражает собой ста­новление связной системы личностных смыслов — становление личности»120.

Несмотря на важность выявления конкретных законо­мерностей внутриличностной динамики, разработка этой проблемы до сих пор находится в зачаточном состоянии. В настоящее время фактически единственной работой, по­священной экспериментальному изучению внутрилично­стной динамики смыслов, является исследование В.В.Столина, в котором разрабатываются представления о конфликтных смыслах как единицах самосознания лич­ности.

При изучении внутриличностной динамики важно учи­тывать тот факт, что смыслы часто не осознаются.



Неосознанные мотивы и смысловые установки личности представляют собой нереализованные предрасположенности к действиям, детерминируемым тем желаемым будущим, ради которого осуществляется деятельность и в свете которого различные поступки и события приобретают личностный смысл. О существовании этого класса неосознаваемых яв­лений индивидуальности стало известно благодаря иссле­дованиям отсроченного постгипнотического внушения, приводящего к выявлению действия, импульс которого неизвестен самому совершившему это действия после выхода из гипнотического состояния человеку. Подобные явления в психопатологии, которые описывались как раз­двоение сознания, симптомы отчуждения частей собствен ного тела, выполняемые в сомнамбулическом состоянии действия при истерии, и были обозначены термином «под сознательное» (П.Жане).

Впоследствии для объяснения природы этих явлений, а затем и для понимания разноуровневых мотивационных структур личности З.Фрейдом было введено понятие «динамическое вытесненное бессознательное». Под бессознательным понимались нереализованные влечения, которые из-за конфликта с социальными запросами общества нд допускались в сознание или изгонялись, отчуждались из него с помощью такого защитного механизма психики, как вытеснение. Будучи вытесненными из сознания личности, эти влияния образуют сферу неосознаваемых ди­намических диспозиций — скрытые аффективные комплексы, предрасположенности к действиям, активно воздействующие на жизнь личности и проявляющиеся порой в непрямых символических формах (юморе, снови­дениях, забывании имен и намерений, обмолвках и т.п.)

Существенная черта этих динамических проявлений состоит в том, что осознание личностью причинной связи не­реализованных влечений с приведшими к их возникновению в прошлом травматическими событиями не приводит к исчезновению обусловленных этими влечениями переживаний (например, страхов), так как узнанное субъектом восприни­мается им как нечто безличное, чуждое, происходящее не с ним. Эффекты бессознательного в поведении устраняются только в том случае, если вызвавшие их события прожива­ются личностью совместно с другим человеком (например, в психоаналитическом сеансе) или с другими людьми (группо­вая психотерапия), а не только узнаются ею.

Особо важное значение для понимания этого класса проявлений бессознательного и приемов его перестройки имеют феномены и механизмы бессознательного в меж­личностных отношениях, связанных с установлением эмо­циональной интеграции, психологическим слиянием взаимодействующих людей в одно нераздельное целое. К этим феноменам относятся эмпатия, первичная идентифи­кация (неосознанное эмоциональное отождествление с притягательным объектом, например младенца с мате­рью), трансфер (возникающий в психоаналитическом се­ансе перенос нереализованных стремлений пациента на психоаналитика, обеспечивающий их эмоциональное еди­нение, некритичное принятие ими друг друга), проекция (неосознанное наделение другого человека присущими данной личности желаемыми и нежелаемыми свойства­ми). Во всех этих проявлениях бессознательного побуждаю­щий человека мир и сам человек представляют одно неразрывное целое.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница