Психология личности




страница12/22
Дата26.02.2016
Размер4.64 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22

При «блочном» изображении организации личности структурные и генетические взаимосвязи, а также прояв­ления личности в поведении (связи функционирования) остаются невыявленными, а разные подструктуры, даже если их в виде «этажей» надстраивают друг над другом, сливаются между собой. «Факторные» и «блочные» стра­тегии изучения организации личности, превращающие личность во вместилище черт, способностей, темперамента и пытающиеся осмыслить ее путем перечисления всех этих свойств, были охарактеризованы А.В.Петровским как «коллекционерские подходы к исследованию структуры личности».

4. Мотивационно-динамическая стратегия изучения орга­низации личности. В современной психологии мотивационно-динамическая стратегия исследования особенностей организации личности оттеснила другие подходы к изу­чению личности.

Под мотивацией в широком смысле слова понимаются побуждения, вызывающие активность организма и определя­ющие ее направленность. Представления о мотивации ис­пользуются во всех областях психологии, исследующих причины и механизмы целенаправленного поведения человека и жи­вотных. По своим проявлениям и функциям в регуляции по­ведения мотивирующие факторы могут быть разделены на три относительно самостоятельных класса. При анализе вопроса о том, почему организм вообще приходит в состоя­ние активности, анализируются проявления потребностей, влечений и инстинктов как источников активности. В том случае, если изучается вопрос, на что направлена активность организма, ради чего произведен выбор именно этих актов поведения, а не других, исследуются прежде всего проявления мотивов как причин, определяющих выбор направленности поведения. При решении вопроса, как, каким образом осуще­ствляется регуляция динамики поведения, исследуются про­явления эмоций, субъективных переживаний (стремлений, желаний и т.п.) и установок в поведении личности.

Мотивационно-динамическая стратегия исследования организации личности, исторически возникшая в русле психоанализа, характеризует такие различные подходы, как гуманистическая психология (А.Маслоу, К.Роджерс), персонологическая теория индивидуальных черт (диспозиций) личности Г.Олпорта, когнитивные подходы к личности, опи­рающиеся на «теорию поля» КЛевина, персонология Г.Мюррея и др. Так, например, Г.Олпорт, понимающий личность как динамическую организацию таких психофизических систем индивида, которые определяют его уникальные реакции на окружающие условия, более прямо, чем дру­гие представители мотивационно-динамической страте­гии, указывает источник поведения личности. Этот источник — мотив, установка, инстинкт, влечение или потребность — находится за действиями, то есть локали­зуется в пространстве индивида, внутри индивида. Моти­вационно-динамическая стратегия исследования организации личности противостоит «конституционной» стратегии анализа личности. В качестве методов изучения мотивов и потребностей используются не только прямые методы, то есть опросники, но и проективные методы ди­агностики мотивации, которые позволяют проникнуть за внешний фасад поведения и исследовать глубинные мо­тивы человеческих поступков.

Различные проективные методы объединяют три об­щих признака: а) неопределенность, неоднозначность стимуляции; б) отсутствие ограничений в выборе отве­тов; в) отсутствие оценки ответов как «правильных» или «неправильных» (Л.Ф.Бурлачук, Е.Т.Соколова).

Мотивационно-динамическая стратегия в любых про­явлениях личности «видит» иерархически организованные уровни потребностей или мотивов, причем в самых раз­ных теориях выделяются в качестве исходных базовых ди­намических тенденций базальные потребности жажды, безопасности, сексуальные влечения. Так, например, тем­перамент характеризуется Г.Олпортом как эмоциональ­ная склонность, предопределяющая восприимчивость человека, скорость его реагирования и т.д. Иными слова­ми, в мотивационно-динамической стратегии индивид­ные свойства рассматриваются как преимущественно наследственные диспозии и т.п., которые в иерархии уров­ней организации личности занимают положение самого низкого базового уровня, над котором под влиянием сре­ды надстраиваются потребности и влечения, имеющие социальное происхождение.

Для мотивационно-динамической стратегии изучения личности характерна методологическая предпосылка, ос­нованная на убеждении, что в каком-либо одном дина­мическом образовании личности, будь то влечение, диспозиция, установка, отношение, потребность или мо­тив, словно в фокусе сконцентрированы свойства лично­сти как целого. Тем самым неявно признается, что характеризуя эти образования, дают характеристику са­мой личности. Такой подход гораздо эвристичнее трех пред­шествующих стратегий исследования организации личности, так как он охватывает такую реальную харак­теристику структуры личности, как ее динамичность, и способствует разработке отражающего реальные особен­ности структуры личности взгляда на личность как на динамическую развивающуюся систему. Перспективность одного из самых глубоких вариантов этого подхода состо­ит в том, что во главу угла изучения структуры личности ставится такая центральная характеристика личности, как направленность. Направленность представляет собой ем­кую описательную характеристику структуры личности. Вместе с тем при выделении этой характеристики остает­ся открытым вопрос, как участвуют в направленном по­ведении человека те или иные индивидные свойства.

5. Поведенческо-интеракционистская стратегия изучения организации личности. В соответствии с этой стратегией «элементами» организации личности являются те или иные компоненты взаимодействия между организмом и средой, личностью и обществом. Для основных характе­ристик организации личности в бихевиоризме пред­лагаются реакции, навыки; в интеракционистских социально-психологических подходах — роли, социальные установки, поступки. Для поведенческо-интеракционистской стратегии исследования (interaction — взаимодей­ствие), особенно для различных ролевых концепций, проблемы индивидных свойств человека находятся на са­мой периферии их интересов. Однако и в этих подходах явно или неявно присутствует идея иерархии строения личности, в которой низовым уровнем становятся эле­ментарные поведенческие акты, обусловленные прежде всего индивидными диспозициями человека — его орга­ническими потребностями, влечениями и т.п.



В пяти очерченных стратегиях изучения психологической организации личности, при всем отличии стоящих за ними теоретических позиций, выбора «элементов» построения организации личности, методов диагностики черт, моти­вов, темперамента, то есть разных подструктур личности, проявляется общая тенденция размещать «индивидные» свой­ства человека в основе организации личности, характеризо­вать их как базовый или базальный уровень организации человека. Подобное представление о месте индивидных свойств в организации личности выступит более нагляд­но при сопоставлении трех различных конкретных описа­ний организации личности, принадлежащих стоящим на диаметрально противоположных позиций исследователям — основателю гуманистической психологии А.Маслоу, вид­ному представителю факторной стратегии изучения лич­ности Дж.Гилфорду и известному польскому психологу К.Обуховскому.

А.Маслоу в качестве центральной характеристики лич­ности выделяет разные иерархические уровни потребнос­тей. Соотношение этих уровней он передает с помощью следующей схемы (см. рис. 3).

В контексте факторной стратегии исследования орга­низации личности Гилфорда выделяет следующие уровни «мотивационных факторов» в поведении личности.
Рис. 3. Схема иерархии потребностей (по А.Маслоу, 1963)
А. Факторы, соответствующие органическим потреб­ностям: голод (не обнаружен в факторных исследовани­ях); сексуальное побуждение; общая активность.

Б. Потребности, относящиеся к условиям Среды: по­требность в комфорте, приятном окружении.

В. Потребности, связанные с работой: общее честолю­бие; упорство.

Г. Потребности, связанные с положением индивида: потребность в свободе (нонконформизм).

Д. Социальные потребности: потребность находиться среди людей; агрессивность.

Е. Общие интересы: потребность в риске или, напро­тив, в безопасности.

Отличительная особенность подхода К.Обуховского состоит в том, что он рассматривает организацию лично­сти в ее динамике, в режиме ее работы. В его схеме выде­ляются две достаточно автономные подсистемы: подсистема программирующих свойств личности и подси­стема базальных свойств личности. В состав програм­мирующей системы, ответственной за переработку информации, входят три компонента: знания о мире, оп­ределяющие направленность поведения человека, задачи, эмоциональные установки личности. К базальным свой­ствам относятся формальные параметры личности: общий интеллект, темперамент, характеристики экстраверсии (направленности на внешний мир) и интроверсии (на­правленности на внутренний мир), способности и т.п.

Базалъным уровнем организации личности во всех этих трех конкретных ее изображениях выступают индивидные свойства человека. И как бы их ни называли при антро-центрическом видении человека, они оказываются ниж­ним базальным уровнем, над которым воздвигается архитектурная постройка личности. Одни исследователи (поведенческо-интеракционистская стратегия) знают о существовании этих корней личности, но, занимаясь вер­хним социальным уровнем, проявляют к исследованию «корней» безразличие, как к тому, что, разумеется важ­но, но чем должно заниматься, как говорят, другое ведомство. Для представителей конституционно-антропо­метрической стратегии изучения организации личности индивидные свойства представляют основной интерес, а верхние социальные уровни организации личности свя­зываются с индивидными уровнями с помощью разных корреляций, причем главной детерминантой социально­го развития оказываются именно базальные индивидные свойства человека.

Анализируя структурные построения личности в со­ветской психологии, В.А.Ядов отмечает, что согласно одной структурной модели (К.К.Платонов и др.) по мере движения от низшего уровня к высшему уровню органи­зации личности повышается влияние социальных факто­ров и снижается регулятивная роль биологических факторов. «Согласно же принципу развития иерархически организованных систем структуры высшего уровня стано­вятся ведущим регулятором всей системы, под воздействием которых перестраиваются нижележащие образования, они «обслуживают» регулятивные функции высших образова­ний»78. Подобная позиция отражает функциональный план взаимоотношения разных иерархических связанных уров­ней организации личности как отдельной системы. Одна­ко и в этой схеме уровней организации личности нижележащими уровнями выступают преобразованные филогенетически более древние уровни индивидных свойств человека, располагающиеся по вертикальной оси «низ» — биологическое, «верх» — социальное.

Фактически подобные иерархические модели организации личности, несмотря на то что в них нижнему уровню — индивидным свойствам человека — отводится место базы, основы, фундамента, на котором стоится личность, не­вольно стали в современной психологии одной из методоло­гических предпосылок резкого разрыва между общей психологией личности, дифференциальной психологией и пси­хофизиологией индивидуальных различий (Б.И.Кочубей). Раз­мещение индивидных свойств человека на «нижнем этаже» структурной организации личности, а также их изучение вне контекста эволюционно-исторического процесса раз­вития системы, в которой протекает жизнь личности, вле­чет за собой либо абсолютизацию «первичных» базальных свойств в организации и динамике развития личности, либо их игнорирование при исследовании «верхних» со­циальных уровней организации личности. Именно превра­щение «индивидных свойств» человека в базу на деле привело к тому, что они стали периферией в психологии личности, а также обусловили возникновение разрыва, проявившегося между психологией личности и дифферен­циальной психофизиологией в виде оппозиций «формаль­ные индивидные характеристики — содержательные социальные характеристики личности»; «энергетические индивидные характеристики — информационные соци­альные характеристики», узаконив под прикрытием мно­гоэтажного здания организации личности дуализм «биологического» и «социального».

При рассмотрении индивидных свойств человека как выражающих историю человеческого вида функциональ­но—структурных качеств, выступающих в форме предпо­сылок развития личности в социально—историческом образе жизни, они утрачивают иллюзорную привилегерованность быть «первичной базой» личности. Вместо этого индивидуальные свойства становятся теми реальными пред­посылками, которые, будучи преобразованы в потоке деятельности, вносят свой вклад в развитие личности, в эволюционно-исторический процесс в целом. Они распо­ложены не под социальными качествами личности, не над ними, а в конкретной целенаправленной деятельности между людьми могут выступить и как необходимые предпо­сылки этой деятельности, совершенствуясь в ней, и как психофизиологические реализаторы деятельности, обеспе­чивающие достижение тех или иных целей, и как сред­ства, считаясь с которыми и овладевая которыми личность оценивает свои возможности, выбирает разные по слож­ности классы задач. Введение потока многообразных деятельностей в качестве основания движения личности в природе и обществе открывает путь к изучению содержа­тельных закономерностей развития и регуляции различ­ных свойств индивида в эволюционирующей системе социально-исторического образа жизни.


Схема индивидных свойств человека и особенности регуляции поведения личности

Общая схема индивидных свойств человека наиболее полно описана Б.Г.Ананьевым. Понятие «индивидные свойства» человека, введенное Б.Г.Ананьевым, в отличие от более распространенного термина «индивиду­альные свойства» более однозначно и жестко ориентирует на изучение органических предпосылок развития личнос­ти. Под термином же «индивидуальные свойства» по тради­ции подводится все, что угодно, начиная от биохимических свойств организма и кончая социальным статусом человека в коллективе. Именно индивидные свойства человека явля­ются объектом исследований дифференциальной психофизио­логии, психогенетики, нейропсихологии, а также некоторых пограничных с психологией личности дисциплин, напри­мер геронтологии — науки о старении организма.

Индивидные свойства подразделяются на два широких класса: класс возрастно-половых свойств и класс индивидуально-типических свойств. В свою очередь инди­видуально-типические свойства расчленяются на три груп­пы: конституциональные особенности (телосложение и биохимические свойства индивида); нейродинамические свойства человека; особенности индивида, связанные с функциональной геометрией больших полушарий. В школе Б.Г.Ананьева указанные два класса индивидных свойств называют первичными и полагают, что они определяют динамику таких вторичных индивидных образований, как психофизиологические функции и органические потребности. Наивысшей формой интеграции индивидных свойств че­ловека являются темперамент и задатки.

Первичные индивидуально-типические свойства харак­теризуют иногда в широком смысле слова как нейродина­мические индивидные свойства. Вторичные свойства, а также темперамент и задатки относятся к психодинамичес­ким свойствам человека. С психодинамическими свойства­ми в более узком значении связывают характеристики только темперамента.

Рис. 4. Общая схема индивидных свойств человека
Из общей схемы индивидных свойств человека, пред­ложенной Б.Г.Ананьевым, видно, какого рода классы или подклассы свойств выступают в качестве критериев клас­сификации тех или иных типологий человека. Так, если в качестве критерия.типологии используется телосложение, внешняя морфологическая конституция, то на основанииэтого критерия разрабатываются корреляционные взаи­мосвязи между строением тела и характером личности (ти­пология Э.Кречмера). Нейродинамические свойства нервной системы человека служат основой типов высшей нервной деятельности (ВНД), анализируя которые И.П.Павлов разрабатывал представления о физиологичес­ких механизмах темперамента. В обыденном сознании ус­тойчиво бытует представление о существовании «мужской» и «женской» психологии. Сравнительно недавно в психо­физиологию и нейрофизиологию вошли понятия «лево-полушарный» человек и «правополушарный» человек, основанные на разной функциональной специализации правого и левого полушарий головного мозга. В истории психологии и современной психологии встречается нема­ло направлений изучения типологии человека, основы­вающихся на тех или иных его индивидных свойствах. Подобная антропоцентрическая логика создания типоло­гий неисчерпаема, и можно предполагать, что новые от­крытия в нейрофизиологии и биохимии человека приведут к возникновению различных новых морфофизиологических или биохимических типологий человека.

Большое количество исследований нейродинамических свойств проведено в школе Б.М.Теплова—В.Д.Небылицина. Работами этой школы заложены основы отечественной психофизиологии индивидуальных различий, восходящих сво­ими истоками к учению о типах высшей нервной деятель­ности И.П.Павлова. Благодаря накопленному в этой школе богатейшему материалу о закономерностях и методиках изучения общих и частных свойств нервной системы (Б.М.Теплое, В.Д.Небылицин, Э.А.Голубева, К.М.Гуревич, Н.С.Лейтес, И.В.Равич-Щврбо, В.М.Русалов, Н.И.Чуприкова и др.) все более явственно проступает тенденция к пони­манию этих свойств как природных предпосылок инди­видуальных различий личности, прежде всего ее общих и специальных способностей.

В исследованиях В.С.Мерлина и его учеников разраба­тываются представления об интегральной индивидуальнос­ти, нацеленные на изучение роли общих свойств нервной системы в динамике индивидуального стиля деятельности и реализации мотивов личности. В этих исследованиях проводится мысль о невозможности однозначного выве­дения свойств личности из психодинамических индивид­ных свойств, например, таких индивидуальных свойств как интроверсия—экстраверсия в концепции Г.Айзенка.

Особо стоит в психофизиологии индивидных различий и возрастной психологии вопрос о возрастных изменени­ях индивида как необходимых органических предпосылок развития личности. Анализу влияния биологического возра­ста и меняющихся в связи с этим психофизиологических особенностей индивида, связи процесса созревания инди­вида с формированием личности уделяется явно недоста­точное внимание. В последнее время идеи Л.С.Выготского о необходимости изучения возрастной чувствительности, то есть особой отзывчивости на те или иные условия сре­ды, присущей различным возрастным периодам, о значе­нии сензитивных периодов для понимания развития психики нашли отклик в исследованиях Б.Г.Ананьева, а затем в работах последователя Б.М.Теплова Н.С.Лейтеса. Вопрос о сензитивных периодах развития индивида не толь­ко чисто теоретический, но и практический. И его даль­нейшее изучение может идти в направлении соотнесения возрастных периодизаций развития индивида с периоди­зациями развития личности.

В психологии личности могут быть выделены следую­щие общие особенности, характеризующие роль индивид­ных свойств человека в регуляции поведения личности.

1. При всем различии и своеобразии индивидных свойств, их вариативности (будь то возрастная чувствительность, эмоциональная возбудимость, интроверсия, нейротизм) эти индивидные свойства характеризуют преимущественно формально-динамические особенности поведения личности, энергетический аспект протекания психических процессов. Так, например, как отмечает В.С.Мерлин, темперамент не определяет содержание отношения личности к дей­ствительности, а оказывает влияние лишь на форму вы­ражения этого отношения в поведении человека.

Если эта особенность индивидных свойств не учитыва­ется, то возникает опасность встать на путь создания содержательных типологий личности на основе формальных свойств индивида. Подобные типологии исходят из методологической предпосылки, предписывающей свой­ство «быть личностью» самой натуре индивида. Внешне эту подмену трудно подметить, так как в обыденном понима­нии «индивид» отождествляется с «личностью». Вследствие этого совпадения происходит подмена личности индиви­дом, то есть возникновение индивидно-природного фетишизма. Затем на основе индивидных свойств начинают воздвигаться типологии личности. И тут даже не очень важно, что будет положено в основание классификации — телосложение (Э.Кренмер), соматотип (У.Шелдон), интроверсия—экстра­версия (Г.Айзенк) или рост, вес, быстрота запоминания.

Методологическая посылка, приписывающая свойство «быть личностью» самой натуре индивида и тем самым пре­вращающая личность в объект природы, принципиально нео­тличимый от других физических объектов, позволяет прямо переносить методические процедуры естественных наук как в область психофизиологии индивидуальных различий, так и в дифференциальную психологию личности. Так, А.Шмелев показывает, что традиционной психометрике присуща объектная парадигма анализа эмпирических данных, ко­торая может быть схематизирована в виде плоской пря­моугольной матрицы «индивид—характеристика»: «Эта модель данных описывает человека в психологических ха­рактеристиках точно так же, как и в физических характе­ристиках. То есть, это, по существу, антропометрическая модель, или антропометрическая парадигма. Психометрика оказывается частным случаем антропометрии: просто часть столбцов-признаков в таблицах оказываются не физичес­кими (рост, вес, объем грудной клетки и т.п.), а психо­логическими характеристиками (острота зрения, объем внимания и т.п.)... Эта эмпирическая парадигма не меня­ется принципиальным образом, если на месте соматичес­ких характеристик... оказываются основные свойства нервной системы»79. Объектная парадигма анализа данных переносится и в дифференциальную психологию личнос­ти, приводя к подмене индивидуальности личности на­бором универсальных черт или общих факторов, как это происходит, например, в концепции «черт личности» Р.Кэттелла. В связи с этим все острее ставится вопрос о создании иной парадигмы анализа данных, учитывающей качественное своеобразие личности.

Игнорирование того, что индивидные свойства опре­деляют «внешнюю картину поведения» (И.П.Павлов), его формально-динамические особенности, рождает у неко­торых представителей естественных наук иллюзорные на­дежды, касающиеся возможности управлять поведением личности с помощью тех или иных воздействий биологи­ческого характера. Так, например, И.С.Кон пишет о ра­зочаровании эндокринологов, пытавшихся с помощью таких гормонов, как андрогены, оказывать влияние на направленность полового поведения. В результате этих по­пыток выяснилось, что гормоны воздействуют на силу по­лового влечения, а не на его содержание. По сути, с тем же фактом столкнулись психиатры и психофармакологи, ко­торые все больше убеждаются в том, что индивидные свой­ства, лежащие в основе разных психических заболеваний, оказывают влияние прежде всего на формально-динами­ческие симптомы поведения этих больных. Содержание же симптомов, например бреда, меняется в зависимости от культуры, то есть того, что Л.С.Выготский назвал «со­циальной ситуацией развития личности». В связи с этим путь поиска причин этих заболеваний, исходящий из био­логии индивида, является односторонним.

Если дифференциально-психологическое или психо­физиологическое исследование оказывается в прокрусто­вом ложе «двух факторов», то ему ничего другого не остается при анализе проблемы соотношения индивид­ных и системных личностных свойств, как устанавливать корреляции между этими двумя рядами, чтобы заполнить зияющую пустоту между ними, или сводить один ряд свойств к другому. Между тем, как отмечал Б.М.Теплов, не существует простого параллелизма между свойствами нервной системы и характером поведения. «Свойства нервной системы, — писал он, — накладывают глубокий отпечаток на все поведение человека. Но в чем именно выражается этот отпечаток — этого нельзя вывести из простого переноса слов «сила» — «слабость», «возбуди­мость» — «тормозность», «подвижность» — «инертность» с характеристик физиологических процессов на характе­ристики поведения. Это надо изучать»80.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница