Просто шиш скоморошина в восьми картинах




Скачать 271.16 Kb.
Дата03.06.2016
Размер271.16 Kb.




Борис ШЕРГИН

ПРОСТО ШИШ




Скоморошина в восьми картинах


В.Апраксина и В.Семушкина

по мотивам произведений Б.Шергина

и русского северного фольклора

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ШИШ - добрый молодец русской.

АНИСА – русска девица, краса-молодица.

МИТРОБА – черт-те что, иппузория навозна.

1-Й СКОМОРОХ, он же СОЛДАТ,

он же АМЕРИКАН.

2-Й СКОМОРОХ, он же БАБА,

он же АНПАРАТОРША.

3-Й СКОМОРОХ, он же МУЖИК,

он же ПРОФЕССОР.
Текст произносится на архангельском говоре.

Пролог

На сцену выскакивают СКОМОРОХИ. Их тексты, по усмотрению режиссера, могут произносится хором либо отдельными исполнителями в любом порядке.



- Привет, почтеннейшая публика!


Я видел мир сквозь дырку бублика!

А потому – готовьте рублики,

Готовьте уши и глаза!
- Сейчас здесь будет представленье!

Прохожим всем на удивленье!

И вы поймете, без сомнения,

Что есть на свете чудеса!


- Вот Шиш, добрый молодец русской,

Плечи широки, а лоб зело узкой.

Парень, в общем, не простак

Да влюбился, как дурак!


- А вот Аниса, красна девица,

Русска молодица!


- Богатый Американ

Набивает карман,

До девок охоч

Да и выпить не прочь!

Людей в кабак зазыват,

Всех, как липку, обдират!


- Вот баба дородна,

Вдова свободна.

Три сажени в обхват,

Больно пудин обожат.

Замуж желат,

Да никто внимания не обращат!


- Профессор ученой,

В ступе толченой!

Людей обират

Да как лечить не знат!

А ежели лечит,

До смерти калечит!

- Солдат служивый,

Ни мертвый, ни живый!

Стережет темницу

Да свойну амуницу!

Устав читат,

Да мозгов-те не хватат!


- Анпараторша заморска –

Корова холмогорска!

Злюшша да жадна –

Не платит ни рожна!

Страной повелеват

Да хрухты дó смерти обожат!


- А вот и Митроба,

Ненасытна утроба!

Черт-те что непонятно,

Неухожена, неопрятна,

Воняет скверно,

Козюлина холерна,

Амебина грязна,

Вылезла из..


На последних словах СКОМОРОХИ с визгом подбрасывает Митробу и разбегаются.

Картина 1

МИТРОБА падает, пытается подняться, но не может: к чему-то прилипла. Садится, вздыхает.


МИТРОБА.

Эх, ядрит да раскудрит!

Во, влипла!.. Да еще в «Орбит»!

О-хо-хо!.. Незавидна моя доля,

Да и «Орбит» без сахара и без соли!..

Заплевали всю мостовую сдуру…

Ну, никакой на Руси нету культуры!

Целый век мне теперя в плевке сидеть,

Да с безделья про мух скоморошины петь…

ИСТОШНЫЙ БАБИЙ ГОЛОС (из-за кулис). И чтоб духу твоего здесь не стояло! Ишь, нашелся женишок! Наша девица таперича за границей!


Сопровождаемый этим воплем из-за кулис кубарем вылетает ШИШ и сбивает Митробу.
МИТРОБА. Отлиплась! От спасибочки! Из такой беды вытянул!

ШИШ (с удивлением и подозрением оглядывает Митробу). Енто что за бедулина? Вы из каких будете?

МИТРОБА. Я Митроба, по-деревенски Икота. Мы этта, в грязной ямы хранились, митробы, иппузории… Свадьбы рядили, сами собою плодились. И вдруг свалилась к нам вредна баба – Варвара Ивановна. Уж така вредна!.. Как сверху на нас пала, всех притоптала, передавила… Хуже сулемы эта Варвара, хуже карболовой кислоты!.. Папиросу жорет, я с табаку угорела… О, кака беда!.. Еле из ямы выбралась, да вот увязла… Спасибо, ты выручил…

ШИШ. Хе, ну что ж… От застоя я тя спас, я тя обрат в яму и возверну!

МИТРОБА. Ой, дяденька, не рой меня до Варвары! Благодетель, пожалей! Все для тя сделаю! Што токма пожелашь!

ШИШ. Да што ты можешь-ти, казюлька ты навозна?

МИТРОБА. А што хошь!.. Хошь, я тя капиталом наделю?.. Хошь, я тя министром хвинансовым сделаю?.. За спасение моей жисти от Варвары!..

ШИШ. Мне твоих хвинанцев даром не нать! Прошшевай, животинушка бесполезна!

МИТРОБА. Пользительная я!

ШИШ. Ну и Бог с тобой! Жируй, пользительная, жисти своей радуйся! Прошшевай покедова! (Идет к краю сцены.)

МИТРОБА. Эй, мушшинка, рашшибесси! Там триста саженей!

ШИШ. А мне того и надобно…


МИТРОБА. Не рашшибесси, так Варвара, стервоточина, тебя спользует!

ШИШ. Да пушшай хоть загрызет!.. Триста саженей, говоришь? Эхе-хе… Мне теперя жисть совсем не мила… Без Анисушки-лапушки…

МИТРОБА. Без кого-тушки?.. Кака-така Аниса?

ШИШ. Да вот така… кака!.. Ни в Архангельском городе, ни в губернии, ни в самой Москве краше не быват!.. Сам я увидал ее на масляной, во время гулянья, да все свое спокойство вмиг и потерял… От людей слыхал, что девка насмешница, баловница, почетных родителев дочь… Каждый день все к ее двору бегал взглянуть, как с крылечка спустицца. Догляделся… Проглядел… Нонча храбрости набрался, свататься пошел. Дак меня драным валенком да по мордасам… Не хочет, мол, Аниса Шишей-лапотников, а хочет прынца мериканского, аль норвежина какого-нить галантерейного… Вот оно как!..

МИТРОБА. Да ты не смушшайси… Бабы, они завсегда хвостом крутят, выдрючиваюцца… Ты с ею с глазу на глаз поговори. Авось и понрависсе… И про прынца забудет.

ШИШ. Куды там!.. Опоздала ты со своим советом… Парус вишь?.. То Анису американ какой-ти сосватал да с собою за кордон и увез.

МИТРОБА. Мало что за кордон – не на луну ж… И там твоя Аниса сышшется.

ШИШ. Как же я ее там найду?

МИТРОБА. Дык по нюху!

ШИШ. Енто как?

МИТРОБА. Чем Аниса твойна душилась-ти?

ШИШ. Да хрен его знат!.. Што-ти армейское… То ли портянки, то ли шанель… Номер помню – пятый.

МИТРОБА. Ну дык и иди по запаху… Иде учуешь шинели той запах, там и ишши.

ШИШ. А в каку сторону иттить?

МИТРОБА. Да хоть до городу Парижу.

ШИШ. Спасибо за совет добрый, Митробушка!.. Вовек не забуду.

МИТРОБА. И не забывай! Как худа жисть привяжется, свистни! Прилечу, пособлю.

ШИШ. Ну, прошшевай, казюлечка!

МИТРОБА. Эй, мушшинка! А как звать-то тебя?

ШИШ. Да все Шишом кличут. (Уходит.)

МИТРОБА (одна). Ну, мне тоже рассиживаться тут неча… Варвара рядом. Ишь, голосок за версту долетат… Порхну-ка лучче от энтого страху в Москву, аки беженка… Тама, говорят, таких много. На каком-нить базаре грязном устроюсь, на рынке блошином… Поживу там вволю, в грязи да в толчее… (Убегая, кричит.) «В Москву! В Москву! В Москву!..»

Картина 2

Кордон страны Норвеги.

В камеру входит ШИШ под конвоем солдата с ружьем и книгой.
ШИШ. Пошто в башню замкнули? Што я, тать какой? Аль контрабандит? Кака на мне така вина, штоб без суда и следствия свободы и воли лишать?

СОЛДАТ. Твойна перва вина – што беззаконно кордон пересек…

ШИШ. Кого-кого я засек?

СОЛДАТ. Через границу нашенского осударства беззаконно, без пропуску и штенпеля пехом перешел… Добро бы на ераплане как турыст прилетел… Аль дирижаб нанял заместо извошшика… А пехом – беззаконно!

ШИШ. А иде я бы его нанял?

СОЛДАТ. А енто не моего ума дело. Где хошь. Твойна втора вина – што тугаменту при тебе не имецца. А стало быть, хто ты есть – неведомо.

ШИШ. Дык как так неведомо?! Шиш ить я! Шишом родился, Шишом и помру!

СОЛДАТ. Шиш ты али мышь, мне неведомо, потому как тугаменту при тебе не имецца.

ШИШ. Ить заладил, кольско страшилишшо!

СОЛДАТ. Лайся, лайся!.. Мне не привыкать. Все несознательны элемепты сперва про меня всяки таки слова говорят… а лет через пятьдесят затихают. (Уходит.)

ШИШ. Через пятьдесят лет?! (Свистит.) Енто на скоко меня в ентой башне-ти замкнули?! Лет на сто?.. (Ложится на лавку.) И на хрена ж мне тогда Аниса?.. Через сто-ти лет!..
Появляется МИТРОБА.
МИТРОБА. Здорово, болезный! Што это ты разлегся тута? Аль отдыхашь?

ШИШ. Да ить, вишь, в каку санаторию угодил… А как ты нашла-ти меня?

МИТРОБА. Летела к свояшнице мойной – холерине гишпанской, до городу Мадридту… Да на свист твойный и завернула. Дай, думаю, погляжу, нашел Шиш шанель енту али нет?..

ШИШ. Шанель-ти нашел, да токмо не того нумеру. Ишь, за дверьми с ружжом шагат!.. Ни пить, ни исть не дает!

МИТРОБА. А ты по углам поишш, под лавкой пошарь, может, што и отышшешь!… (Исчезает.)

ШИШ (шарит под лавкой, находит узелок). Эм-ма!.. Узелок! (Развязывает.) Ба, да тута карт колода!.. И што мне с нею делать?.. Сыграть, штоль, с кем, штоб годы мои каторжны шибче неслись? Эй, караульный!

СОЛДАТ (входит). Што нать?

ШИШ. Угостил бы табачком…

СОЛДАТ. Нету.

ШИШ. Как так нету?.. У караульного да нету!..

СОЛДАТ (раскрывает книгу, зачитывает). Часовому запрещается: спать, сидеть, прислоняться к чему-либо, принимать от кого бы то ни было и передавать кому бы то ни было какие бы то ни было предметы, оправлять естественные надобности…

ШИШ. Чего отправлять?


СОЛДАТ. Ну, енто, ежели в сортир приспичило, то нельзя…

ШИШ. А, понятно…

СОЛДАТ. На чем я остановился?

ШИШ. На естественных надобностях.

СОЛДАТ. Ага… Вот… есть, пить, курить, петь, свистеть, разговаривать, писать, читать…

ШИШ. Дак ты ж читашь!..

СОЛДАТ. Устав читать можно, а други книги нельзя!

ШИШ. А Устав рази не книга?

СОЛДАТ. Не…

ШИШ. А что ж енто?

СОЛДАТ (зачитывает). Устав Анпараторских Вооруженных Сил – есть непорушимый закон жисти и всей службы солдатов. В ем воплошшена сама передова в мире анператорска военна наука, обобшшен многолетний опыт осударственного военного строительства… Устав служит могучим средством обучения и воспитания войсков…

ШИШ. Погодь!… А про карты в твойном уставе ниче не написано?

СОЛДАТ. Про каки карты?

ШИШ. Ну, што в карты играть недозволено…

СОЛДАТ. Не, таково не написано.

ШИШ. Ну, дык сыграм давай!

СОЛДАТ (нерешительно). А на что играть бум?

ШИШ. Да хоть на шшелбаны!

СОЛДАТ. На шшелбаны?.. На шшелбаны можно!
Играют.
ШИШ (в сторону). Ты гляди, карты-ти волшебны!.. Сами холют, сами на хозяина играют!.. Шшелбан за мной!.. (Играют.) Ишшо один!.. Ишшо!.. Ишшо!.. Все, давай расплачивайся!..

СОЛДАТ. Охота была побитой рожей опосля хвалицца!.. Давай, ишшо сыграм!..

ШИШ. Да на што играть-ти? Рази што на твойну амуниццу!..

СОЛДАТ. Давай на амуниццу!.. Сдавай!

ШИШ. Как скажешь… (Играют.) Амуницца моя!.. Скидавай!

СОЛДАТ. Дык как же я теперя без амуниццы буду? Давай, ишшо сыграм, а?

ШИШ. Токмо супротив амуниццы ружжо ставь. Идет?

СОЛДАТ. Идет… (Играют.)


ШИШ. Мое ружжо! Боле с тобой играть не на што! Все мое!


СОЛДАТ. Эй, слышь, мазурик, отдай ружжо с амуниццей!.. С меня ж за него осударь анпаратор голову сымет!

ШИШ. А ничего не знаю!

СОЛДАТ. Ну… слышь, мужик… што хошь для тебя сделаю!..

ШИШ. А вот отчинùни дверь да отпусти меня!..

СОЛДАТ. Да как же я тя отпушшу?! За енто меня без суда в нужнике стопят…

ШИШ. А ты кажи, мол, Шиш а потеменки раму вынял, железно прутье вышатал да оконом и выпал.

СОЛДАТ. Рази што так… (Отпирает дверь.) Эй, дак прутье-ти на месте!..

ШИШ. А ты его заместо меня сам и вышатай!

СОЛДАТ. Мне одному невмоготу!

ШИШ. Ништо, за ночь справиссе… (Уходит.)



Картина 3

Страна Норвега.

Городская площадь. Из дома выбегает БАБА с ложкой в руке, скрывается на секунду в подвале, выскакивает, бежит обратно в дом, еще через секунду появляется снова…
ШИШ. Эй, красивая, ты пошто с ложкой-ти взад и вперед бегашь? Физкультурой занимаессе?

БАБА. На!.. Обедаю!.. Пудин хлебаю с молоком. В квартеры пуденя ложку хлебну, на погребицу гоню, там кружку молочка… Дале опять в свою квартеры за пуденем, оттуль опять в погреб… Устаешь, конешно…

ШИШ. Ты, красавица, в погребе-ти крыночку налей, домой занеси да и хлебай сижа, радуйся!

БАБА (просветлев). Молодой человек, каки вы опытны!.. В благодарность желаю за вас вытти замуж!

ШИШ. Что ты, очумела? Мне тя даром не нать!

БАБА. А кого ж те нать-то?

ШИШ. Да вот, ишшу я красавицу иноземну. Анисой звать. Может, видала где?

БАБА. Ты об энту пронблему лучче у соседа мово поспрашай. У него в смысле девок слюнки завсегда текуть, хоть и старый, козлина…

ШИШ. Спасибо, красавица! Приятного аппатиту!.. Адье!
С другой стороны площади появляется МУЖИК в подштанниках. «Распяливает» на заборе брюки и пытается с разбегу в них попасть. Промахивается. Пытается еще раз, и снова напрасно.
ШИШ. Папаша! Я сам-ти не здешний… Умоляю, объясни вкрацце, пошто эти скаковы рекорды?

МУЖИК. Вишь, на ярманку наряжаюся. Брючки вытюжил, теперь в них стремлюся попасть. Хорошо, теперя лето, дак можно на улке разбежаться, занимаясь туалетом, а зимой!.. С полатей скачем в порты!.. Также и при обувании, со стула в поставленные валенки с налету сигам. В пинжаки с лавок нырям… В преклонном возрасте дак горе…

ШИШ. Скакать-то пошто?!

МУЖИК. А у вас-то как, через голову штаны надевают? Или голы ходят подобно негритянам и алипутам?.. Нет, мы на таку низость не способны.

ШИШ. Да ты сядь да надень…

МУЖИК. Как?

ШИШ. А вот так!.. (Показывает, как надо одевать брюки.)

МУЖИК. Все хениальное просто!.. Какой прогрец и угрикультура!

ШИШ. Теперя знать будете, как штаны одевать…

МУЖИК. Постой, мил человек… Будь любезным, продай патенту на енто велико изобретение.

ШИШ. На што, на што?

МУЖИК. Я на твоем способе штанонадевания большие деньги теперя заработаю! Таку рекламну кампанию учиню!.. Возьми, родной, хоть чуток из моих будущих капиталов...

ШИШ. Да не надоть!.. Я ж так пособил, не за деньги…

МУЖИК. У-у!.. Деньги щас большо дело! При капитализьме-то! Возьми, пригодятся.

ШИШ. Эх, Бог с тобой, золота рыбка! Возьму, коли сами в руки плывут! Авось, когда и выручат!.. А скажи мне, папаша, ты поблизости не видал где иноземну красавицу? Анисой звать…

МУЖИК. Анисой? Не припомню… Ты вон к тому Мерикану зайди, у него в заведении всяких девок хватат… (Уходит.)


Из дома выбегает АМЕРИКАН с решетом, подставляет решето под солнце, убегает в дом. Через секунду – то же самое.
ШИШ. Ба! Да никак он свет в дом носит?! Вот умора! Эй, хозяин, порато ли светло в избе-ти?

АМЕРИКАН. Ужо не все сразу…

ШИШ. Дак ты лучче ставни отопри. Светло и будет.

АМЕРИКАН (открывает ставни, заглядывает в дом). Ах, господин анжинер, вы мне таку ценность сотворили… Мы ж люди полуношные – бизнес мой завсегда ночась проходит. Так что я в долгу не останусь. Приглашаю вас нынче вечером на бутылочку вина и карты… За счет заведения.

ШИШ. Дык не до карт мне… Мне бы про девицу одну вызнать…

АМЕРИКАН. Про девицу? Какие проблемы!.. Вечером и нашшот девицы потолкуем. А сейчас прошу извиняйт, бизнес, бизнес… (Уходит. Кричит за сценой.) Аниса! Куда ты, тварина, мою праздничну рубаху дела?

АНИСА (за сценой). Где ж быть твоим рубахам, кроме комоды?! Вот она! Што орешь-те, скоблено рыло, еретик! Ах ты, балда пóла, сатана плешива!

ШИШ. Она! И голос ее! И лается по-нашенски! И Анисой кличут… Хоть бы вышла, показалася…


Выходит АНИСА с ведром помоев.
АНИСА. Пошто заришься, молодец? Глаза обломашь!

ШИШ. На тебя, лапушка, любуюся… Глаз невмоготу оторвать…

АНИСА. Ох! Не русской ли вы? По говóри-те русской!

ШИШ. Русской, Анисушка! С Руси за тобой шел, хоть разок взглянуть мечтал…

АНИСА. Звать-то тебя, молодец, как?

ШИШ. Шишом кличут.

АМЕРИКАН (за сценой). Аниса!

АНИСА. О! Хозяин зовет… Прошшевай, родный, може, ишшо когда свидимся… (Уходит.)

ШИШ. Свидимся, разлюбезная моя! Нынче в вечер и свидимся! (Уходит.)

Картина 4

Дом Американа. Вечер.

АМЕРИКАН выносит сундучок, открывает пересчитывает деньги.
АМЕРИКАН. Это разве прибыль? Нет, это не прибыль! На одной торговле бизнес не сделаешь. Во всем себе отказываю… Йогурт пятый день не пью. Коплю, коплю… А денег все мало!.. То ли дело раньше!.. Бывало, таки деньги брал… А теперь никто и не заходит…

ШИШ (входит). Эй, хозяин, встречай!

АМЕРИКАН. Бог мой! (Прячет сундучок.) Господин анжинер! Всегда рад и даже щастлив! Вина бутылочку? Шампанско вино из Хранции… А может, хотите водочки?

ШИШ. Пожалуй… Только што угодно я не пью.

АМЕРИКАН. Как насчет «Смирнофф»?

ШИШ. Это как раз то, што нужно… (в сторону) … для храбрости… (Залпом выпивает стакан.)


АМЕРИКАН. Оо-о!


ШИШ. Слышь, хозяин, мне бы это…

АМЕРИКАН. В карты, в кости желаете сыграть?

ШИШ. Да нет… Я, енто…

АМЕРИКАН. А, понимайт, понимайт… Представление желательно? Я за вашу анжинерную любезность вас могу любой дамой ублажить… Вам какой породы желательно? Есть гишпанки, хранцуженки… Лично я бы рекомендовал эфиопочку – такие, знаете ли, африканские страсти.

ШИШ. Ну дак, енто, как ево…

АМЕРИКАН. Ясно-понятно, желательно вам сразу парочку?

ШИШ. Да нет, я такому зрелишшу не привычен… Может, мне для начала с русской бабой познакомицца, только без срамных дел, так, для разговору только…

АМЕРИКАН. В нашем заведении такого не принято. Да и русской женщин у нас всего одна – супругой мне приходится…

ШИШ. Ну дак енто…

АМЕРИКАН. Я понимайт… Для такого гостя, как вы, я буду делайт этта любезность… (Кричит.) Аниса, гости пришли! Готовься. (Шишу.) Платите сто рублев.

ШИШ. Говорил же, за счет фирмы!

АМЕРИКАН. Енто есть моя жена… Я хотел иметь компенсация за моральный ущерб…

ШИШ. Ну што ж, быть по сему. (В сторону.) Эх, да за погляденье на Анисушку и тышши не жалко!
В танце выходи АНИСА. Начинает раздеваться.
(В сторону.) Эх, срамота! Кабы не Аниса, давно б убег…
АНИСА продолжает раздеваться.
(Не выдерживает, вскакивает, бросает деньги на стол.) Все, будя! Прошшай, Аниса! (Убегает.)
АНИСА останавливается, прикрывается одеждой.

АМЕРИКАН смотрит вслед Шишу, потом на Анису, идет к столу.


АМЕРИКАН. Нервна нынче молодежь пошла. Даром што при деньгах… Чой-то он бормотал-то?.. Не придет, мол, боле?.. Да куды он денется, када ты разденессе… Ха! (Пересчитывает деньги.) Ну, а коли и не придет?.. Его дело. Другой клиент найдется. Кто на таку красу не позарится? Правда, Аниса?
АНИСА убегает.
Ишь, убегла, коза русска… (Пересчитал деньги.) Сто. Бизнес есть бизнес. (Уходит.)

Картина 5

Берег моря. Выходит ШИШ.


ШИШ. Эх, жисть моя горькая!.. Што делать-то?.. Снова-здорова – ни денег, ни любимой… Утопиться – и дело кончено!.. Где уж нам, Шишам, счастье искать?.. Видать, рожей не вышли. Коли полюбим, то вовсе себя сгубим… И стоило по свету шатацца, чтоб ни при чем остацца… Нету на свете счастливых стран. Эх, прими хоть ты мя, море-окиян…

АНИСА (выбегает). Погоди топиться, родный мой!

ШИШ (не оборачиваясь). А этот ты, Митроба… На свист прилетела?..

АНИСА. Не на свист, а на любовь твойну, аки летунок на свечку. Пошто не приходишь?.. Я тя целу неделю ждала… Обожаю я тя с первого взгляду и навек. Я тады тя забуду, когда закроюцца глаза…

ШИШ. Аниса!.. Ты ж меня весь мой век мучила…

АНИСА. Нет, ты меня мучил! Разве настояшший мушшина так поступат? Придешь, эдаки деньги из-за меня старому черту бросишь да издале и любуиссе!

ШИШ. Я к тебе и дороги не смел прокладывать… Думал, эдака королева…

АНИСА. А ты чем не король? Я отселе тя скоро не выпушшу… (Обнимает Шиша.)

ШИШ. Да я, Аниса, тя с семнадцати годов жадал… (Долгий поцелуй.) Што я спрошу тя, Аниса… Пошто ты за старого-ти пошла?

АНИСА. С дику, бажоной… Перед подружками нать было похвастаться, што муж иностранец. Вышла шуия, думала, што за Европа, что за Америка?.. Дале узнала… У старика тогда шикарный ресторан был, картеж… И я – главна приманка. За одно погляденье англичаны деньгами, хранцузы брильянтами платили. Я, как на горячем отюге, жила. Дале заскучала, домой в Русь тошнехонько захотела… Мужичишко заметил, што я приуныла, пачпорт отобрал, напраслину на меня возвел, будто я ему какое-то имушшество спортила… Судей купил, и присудили оне, што должна я таперича по контрахту все его прихоти забесплатно исполнять… И вот ты, Шишушка, жисть моя, явился!.. Я как из гроба встала… Увези меня, любый мой, отседова! Увези с собой в Русь!

ШИШ. Да как же я тя от живого мужа увезу?! Нас с тобой на первой границе полица и заарестует!

АНИСА. А ты выкупи меня у ентого кровопивца!.. Денег поболе предложи, он и согласицца! Он до денег шибко охоч, а дела у него сейгод не в гору идут.

ШИШ. Да у меня денег-ти алтын без гривны!.. Рази што в карты выиграть?..

АНИСА. А ты што, бажоной, никак, в карты мастер?

ШИШ. Мастер не мастер… игрывал…

АНИСА. Сходи, сразись со стариком в картишки. Он енто дело до ужасу обожат!.. Може, и выграшь.

ШИШ. Выграть-то выграю… Да ить он со мной, безденежным, и играть-от не сядет.

АНИСА. А ты евойный перстенек поставь на кон! Вот, на! (Снимает с пальца.)


ШИШ. Неловко как-то… Перстень-от евойный! Будто мы ево грабим…

АНИСА. Грабим?! А я здесь не хозяйка? Я рази гóла сюда приехала?! Мало приданого привезла? Мало ему денег здеся нажила?

ШИШ. А коль узнат, што ево перстень? Выфурнет на плошшадь, крыку наделат!..

АНИСА. Не узнат! Зело азартен, стара хихена!.. А узнат, так не обмолвицца!.. Он ентот перстенек оногды у пьяного норвежина с пальца снял. Ты, главно дело, перед им, козлом, не робей!..

ШИШ. Да уж не сробею… Эх, была не была!.. На право дело идем – любовь свою выручам!

Картина 6

Дом Американа.


ШИШ (входит). Здрав будь, хозяин! Я к те снова поразвлечься заглянул.

АМЕРИКАН. Всегда рад, всегда рад! Наше почтение постоянным клиентам! С вас две сотенных.

ШИШ. Пошто две? Прошлый раз была одна сотня!

АМЕРИКАН. Прошлый раз и водка была дешевле. Инфляция, сэр… Айн момент Аниса будет готофф, и мы начинайт наше шоу…

ШИШ. Да на хрена мне твой шоу!.. Што я, баб голых не видал?!

АМЕРИКАН. Но Аниса…

ШИШ. Што Аниса?.. Надоела мне твоя Аниса! Других девок нет?

АМЕРИКАН. Все другие – члены профсоюза работников искусства. У них бессрочная забастовка…

ШИШ. Ну, коль забастовка, давай хотя б в картишки поиграм…

АМЕРИКАН. В картишки? Айн момент! Сейчас за колодой сбегаю…

ШИШ. Да за чертом ты будешь бегать, када у меня с собой колода есть? Ее и раскинем… Ты, поди, таких карт и в руках не держал и во сне не видывал!.. (Вынимает колоду.)

АМЕРИКАН. О, майн готт!.. Што это?! Я таких карт и на всемирной выставке не видел… Так в руки и просятся. Ох, мил человек, сдавай быстрее, в руках таку красу подержать охота!

ШИШ. Тпру! Не гони! Давай о ставках сговоримся! Што супротив мово перстня поставишь?.. (Вынимает перстень.)

АМЕРИКАН (в сторону). Перстень-от больно знакомый!.. Часом, не мой?.. Спросить неудобно… может, он полицией засланный?.. Ну ладно, мы чичас енто колечко враз у ентово олуха отыграм… (Шишу.) Ставлю тышшу!

ШИШ. Да ты, никак, смеессе?!. За таку-от красоту?! Ставь боле!

АМЕРИКАН. Полторы… Ну, две!..

ШИШ. Не… Так дела не делаются!.. Так ставки не ставятся!.. Пошел я отсель… Меня тута, кажись, за дурака принимают…

АМЕРИКАН. Постой! Назови сам цену!

ШИШ. Десять тышш!

АМЕРИКАН. Идет!.. (Вынимает из сундучка деньги.) Сдавай! (Играют.)

ШИШ. Так-с! Денежки теперича мои! Ставь на кон двадцать… Или кончим на том?

АМЕРИКАН. Нет-нет! Ставлю! Сдавай!

ШИШ. Ага!.. Уже сорок!.. Сдавать?

АМЕРИКАН. Сдавай!

ШИШ. Восемьдесят! Ишшо?

АМЕРИКАН. Ишшо!

ШИШ. Сто шестьдесят!.. И-и-и, хозяин!.. Да по твоей роже видать, што нету у тебя более таких денег. А давай, с тобой ва-банк скинемся? Ты все свое имушшество ставь, а я енти деньги, перстенек да ишшо карты в придачу. Выиграшь – все вернешь, да такой колодой завладешь!!! А?!

АМЕРИКАН. Карты… имушшество… деньги… А-а-а! Согласен! Сдавай!

ШИШ. Не, ты мя на мякине не проведешь, пиши расписку… На ентой банке.

АМЕРИКАН. Ох, паразит!.. Все предусмотрел! Сдавай!


Играют.

ШИШ. Все!

АМЕРИКАН. Все!

ШИШ. Все имушшество теперя мое!

АМЕРИКАН. Ограбил!.. Голым оставил!.. Сиротой сделал!..

ШИШ. Кака же ты сирота, когда у тя Аниса есть?!..

АМЕРИКАН. Да на кой она мне безо всего-то? Где ж я ее демонстрировать буду, коли дом мой ты захапал?!.. Как же я без ентого дома бизнес свой притонный делать буду?!

ШИШ. Так от ты как состояние-ти себе награбил?! Признался, гад ползучий… на чести девичьей деньги наживал!.. Как тебе теперя таку красавицу оставлять можно?! Забираю я от тя Анису. А взамен оставляю твое имушшество да деньги… Да ишшо перстень в придачу! Все с тобой, жируй, слизня болотна!.. Пиши расписку.


АМЕРИКАН. Мое имушшество!.. Деньги!.. Перстень!.. Благодетель!!! Забирай ее, дуру!.. Забирай! А карты?..

ШИШ. Што, карты тебе оставить?.. Штоб ты ими честной народ надувал?! Не бывать тому!.. Зови жану скорее, а то передумаю!

АМЕРИКАН. Аниса! Иди сюда!
Входит АНИСА.

ШИШ. Вот, значицца, как, Анисушка!.. Ента хихена плешива тебя отпускат! Поехали домой, лапушка, в Русь… Боле нам здеся делать неча!

АНИСА. Поехали, голубь мой!.. (Уходят.)

АМЕРИКАН (один). Деньги! Имушшество! Перстень! Имушшество! Деньги!.. А карты?!. А жена?.. Ограбил!!! Обчистил, тать!.. Сиротой сделал!.. Ничего, я на них управу найду! Я самой анпараторше буду реляцыю подавайт!.. (Убегает.)



Картина 7

Граница. Шлагбаум. Возле него – СОЛДАТ.

Входят ШИШ и АНИСА.
СОЛДАТ. Стой! Стрелять буду!

АНИСА. Ой!


ШИШ. Стоим. Ты што, меня не признал?

СОЛДАТ. Как не признать… Знамо дело, признал.


ШИШ. Ну дак отпирай шлакбан! Мы ж обрат, в Русь идем! Домой, чай, и без тугаменту пушшают.

СОЛДАТ. Домой не домой, а пушшать не велено!

ШИШ. Как так не велено?!

СОЛДАТ. А вот так не велено!.. Знамо дело, харантин!..

ШИШ. Што ишшо за харантин?

СОЛДАТ. А вот то ишшо и харантин! Ты в державу нашу беззаконно проник? Проник!.. Анфекцыю вашенску приволок? Приволок!.. И про то приказ имецца!..

ШИШ. Про што приказ?

СОЛДАТ. Не про што, а про ково!

ШИШ. Ну, про ково?

СОЛДАТ. Дык про тебя! Руки вверх! Стоять! Не шевелицца! Слушать! (Достает приказ, читает.) «Всем, всем, всем! От Ея Анпараторсково Величества. Шиша паскудново как злостново распространителя Митробы заразной всем искать, хватать, в кандалы ковать и в темницы сажать. А беглу работницу Анису, как носительницу той же заразы, ко сему присовокупить». Так што стой, не шелохнись! Шаг вперед, шаг влево – щитается побег… Стрельну без упреждения.

ШИШ (про себя). От козюлина паршива! Знать, рпять каку пакость учинила!.. (Солдату.) Погодь!.. Ишшо стрельнешь!.. Спервоначалу скажи, а много ль народу слегло?

СОЛДАТ. Много не много, а одна зело важная особа…

ШИШ. Кто ж така?

СОЛДАТ. Анпараторша нашенска захворала. Никто выходить не умет… Здеся лечилася, в Тибетску волость лечицца ездила, обрат ишшо хворее привезли. Анпаратор с перетуру всех матерушших лекарей созвал, никто хворобу таку признать не может.

ШИШ (в сторону). Ясно дело, Митробина работа.

СОЛДАТ. Хорошо, Американ вразумил, што енто вы с Анисой напасть таку осударственну учинили.

АНИСА. Ах, он сволочь така!!! (Падает в обморок.)

СОЛДАТ. Строй, стрелять буду!


ШИШ (поддерживая Анису). Терпи, Анисушка, што-нить придумам!

СОЛДАТ. Так што должон я вас троих с Митробой споймать и в надлежащще место отвесть. Посему, все трое – оба кру-у-у…

ШИШ. Постой, служивый!.. Сперва скажи, большу за нас награду обешшали?

СОЛДАТ. Это вас не касаемо!.. А токмо шибко большу.

ШИШ. А желашь, вдвое больше поиметь?

СОЛДАТ. А хто ж не желат?

ШИШ. Тогда должон ты нас к анпараторше представить и докладать, што ежели я заразу принес, так токмо я и могу от заразы той излечить.

СОЛДАТ. Молчать! Не рассуждать! Руки за голову! Кру-у-угом! В анпараторский дворец шагом арш! (Уходят.)

АМЕРИКАН (вбегает). Караул!!! Кара-а-а… А где караул? Эй, служба, не спать!.. Нету… А ишшо говорят: «Граница на замке, граница на замке!..» Шлакбан есть, а замка нет!.. (В зал.) Де эта вошь солдатска?!. Куды убег?.. С кем убег?.. Пошто пост оставил?.. Отвечать, когда вас разговаривают!!! (Про себя.) Шишова работа!.. (В зал.) Мушшина с женшшиной здесь был?.. Был или не был?.. (Замечает косынку, оброненную Анисой.) Вот и ответ!.. Задушу обоих одним выстрелом!.. Куды он пошел?.. Ну, так я и пошел!… Я их де хошь достану, хоть на Украине, хоть в Аргентине, хоть на Луне… на другой половине… (Убегает.)

Картина 8

Анпараторский дворец.

Входит ПРОФЕССОР, ведет под руки АНПАРАТОРШУ. Вокруг них вьется никем не замеченная МИТРОБА.
ПРОФЕССОР (с акцентом). Осторошнее, ваше величество! Сдесь имецца ступенька!

АНПАРАТОРША. Ой!

ПРОФЕССОР. Миль пардон, но я отшень песпокойс о фашем сторофье…

АНПАРАТОРША. Ох, батюшка, дурно мне шибко…

ПРОФЕССОР (укладывая ее на кушетку). Скушайте финократу, майн либер херц.

МИТРОБА (усаживается в кресле). Неча ей виноград хавать!.. Я и сама ево люблю до обожания.

АНПАРАТОРША. Ох, батюшка, не хоцца мне штой-то…

ПРОФЕССОР (отставляет вазу с виноградом). Это есть отшень, отшень плехо!

МИТРОБА (берет виноград). А мне это есть оченно хорошо и пользительно.

ПРОФЕССОР. Фам нато перечь силы… Фы так слапы…

АНПАРАТОРША. Ох, слаба, родимый!..

МИТРОБА. На те, кобыла ты рыжа, дрова возить можно!..

АНПАРАТОРША. Ох, соколик, дай мне лекарство како!.. Шибко оне мне облехчение делают!..

МИТРОБА. Видали мы енто облехчение!.. Холуй горшки ночны мыть не успеват!..

ПРОФЕССОР. О! Я фесь ночь котофил фам нофый препарат. Он фам пыстро-пыстро толшен помогайт… Енто есть отшень ратикальное сретство, а фы есть отшень несторофф!..

МИТРОБА. Кабы не ейное лошадинное здоровье, давно бы она копыта протянула от ентих пилюль.

АНПАРАТОРША. Ох, а хужее-то мне с энтово средства не будет?

ПРОФЕССОР. Што фы!.. Што фы!.. Это есть отшень слапое сретство!..

МИТРОБА. Стрихнин…

ПРОФЕССОР. Подопное средство дают детям…

МИТРОБА. Бедны малютки!

ПРОФЕССОР. … и они пыстро-пыстро фысторавливают!.. (Поит анпараторшу лекарством.)

МИТРОБА. Врет и не краснеет.

ПРОФЕССОР. Говорю фам это как самый исвестный в стране…

МИТРОБА. Шар-ла-тан.

ПРОФЕССОР. … медик с дипломом…

МИТРОБА. Диплон купленный, всем известно.

ПРОФЕССОР. Фы толшны сейчас слип-слип… спать… Ешли проснетесь, фам отшень легче будет.

МИТРОБА. Черта с два!
АНПАРАТОРША уснула.
ПРОФЕССОР (без акцента). Уснула… Што делать, што делать?! На што мне ента медицина? Был бы каким-ништо лавошником, горя бы не знал!.. Так нет, в науку полез!.. Конечно, работенка не пыльна… Опять же, люди любы деньги плотят, когда им плохо. Но што в больных отвратительно, энто то, што они ишшо и болеют. Попробуй-ка кажного вылечи. А не смогешь, скандал учинят. Шарлатаном на весь мир прославят. Прощщевай тада репутацца!
СОЛДАТ под конвоем вводит ШИША и АНИСУ.
СОЛДАТ. Стой, ать-два!.. Кру-угом!!! Руки за голову, ноги на ширине плеч! Не поворачивацца! (Сам поворачивается, берет ружье на караул.) Ваше Анпарато…

ПРОФЕССОР. Тс-с-с…

СОЛДАТ. Ваше-ство… осподин прохвессор… Прибывший под мойным караулом осударственный преступник осмелился утверждать, што излечить их анпараторско величество способен единственно он, как имеюшший отношение к данной заразе.

ПРОФЕССОР. Понимайт, понимайт… Вы мне разрешайт иметь конфиденциальный тет-а-тет с этот тщеловек.

СОЛДАТ. Тады условия така: вылечит – мне сто рублев, не вылечит – я не виноват.

ПРОФЕССОР. Я соглашайт… (Отводит Шиша в сторону.) Я хотель узнавайт ваш медицинский кваликафисьон.

ШИШ. А хвалисьон мой такой, што враз я могу твойно прошло узреть, и какой такой ты есть медикамент, всем открыть… Как штанами спекулировал, помнишь?

ПРОФЕССОР. Бог мой, господин Шиш!.. Как я вас есть рад увидеть здесь! А енто ваша фройлен есть? О, бьен сюр, мамзель! (Солдату.) Это есть большой народный целитель!.. Я знавайт его метод и желайт иметь с ним консилиум.

СОЛДАТ. Мне што, имей… Ежели што, ответ сам иметь буш.

АНИСА (Шишу). Штой-то он все «есть» да «есть»?.. Голодный, што ль?

ШИШ. Изгаляется… (Профессору.) Ты мне своей иноземной говóрей не хвались. Знаю, горазден слова ломать. Рассказывай, што у вас здесь за лихорадство приключилось?

ПРОФЕССОР. Анпараторша наша, матушка, завсегда хрухты грязны потребляла… И ништо! Здорова была. А тута виноградинку съесть изволила – дак с ею дурно!.. Насмерть мало не отравилась. То в жар, то в озноб так и бросат!… С горшка не слезат!

ШИШ (в сторону). Как пить дать, Митроба! До дворца козюлина холерна добралась!.. (Профессору.) Ну дак ежели я ее исцелю, што мне за енто будет?

ПРОФЕССОР. Она те все што хошь сделат!.. Хошь ераплан, аль дирижаб… Хошь ахтомобиль подарит.

ШИШ. На хрена мне ахтомобиль, когды за кордон не выпускат?!

АНИСА. Шиш, милой, вылечи ты ее, сердешну… Авось и харантин отменят.

ШИШ. Погодь… Тут надо подумать… Как бы мне Митробу свою обойти и из Анпараторши выфурнить? Есть, правда, одна мысля… Попробовать, што ль?

АНИСА. Попробуй, голубь.

ШИШ. Эх, была не была!.. Покажь свою Анапараторшу!
ШИШ с ПРОФЕССОРОМ подходят к Анпараторше, спящей на кушетке. К ней прижалась довольная МИТРОБА. ШИШ берет у Профессора инструмент, осматривает пациентку.
Да, тяжелый случай… Мыло с водой глотала?

ПРОФЕССОР. Глотала.

ШИШ. В бане парилась?

ПРОФЕССОР. Парилась. Все без толку…

ШИШ. Значицца, так… Лечить бум другим средством… Как бишь ево… прохвессор?

ПРОФЕССОР. Ради… кальным.

ШИШ. Ага… И ради ево тож постараемся… Ну-тка, отойдите все отседова… Я ейно величество хипнотизировать буду.
Все отходят.
(Митробе.) Ты што ж, козюлина така, делашь? Все осударство рпечалила, Анпараторшу до слез довела. Ни стыда у тя, ни совести!

МИТРОБА. Ишь, стыдить меня задумал!.. На себя посмотри, шарлатан неотесанный. Сам-то зачем пришел, собачья твоя совесть? Мало я для тя, хамлета, старалася? Теперя для себя вольготно пожить хочу. На анпараторских харчах! Убери струмент, лучче не вяжись со мной!.. А то я тя, эскулапа запечново, на чисту воду-ти выведу!

ШИШ. Че браниссе?! Я ж, тя, холеру, жалеючи, прибежал-ти. Варвара из ямы выбралась, сюда едет, тя ишшет!..

МИТРОБА. Ой, боюсь, боюсь!.. Где она, Варвара-ти?

ШИШ. Вон, вишь, карета подъезжпт… Може, в ей и прикатила.

МИТРОБА. А я-то куды?

ШИШ. Лупи обрат в яму! К своим митробятам! Варвара туды боле не придет.

МИТРОБА. От спасибо, болезный! От, выручил!

ШИШ (громко). А таперича попрошу всех лечь на пол и закрыть глаза. Потому как я щас енту заразу анцафалитну наружным путем выпушшать буду!
Все ложатся.
МИТРОБА. Ну што ж, прошшевай теперя навсегда! Не свидимся боле.

ШИШ. Прошшевай. Хоть и помогла ты мне, а видеть тя боле охоты нету.


МИТРОБА исчезает.
Подымайтеся, огспода хорошие, боле никакой заразы нету!

АНПАРАТОРША (очнулась). Ой, што энто со мной?

ПРОФЕССОР. Вы есть здоровы, ваше величество!

АНПАРАТОРША. А енто хто?

ПРОФЕССОР. О! Это есть наш величайший друг и коллега из далекой Руси, проездом со своей фройлен.

АНПАРАТОРША. А што, он взапрад такой отменный дохтур?

СОЛДАТ. Какой дохтур, не ведаю, но в карты отменно играт.

ПРОФЕССОР. О, мадам! Он есть первейший дохтур на свете! Он ваше величество в фюнф минуи сейчас от хворобы вылечил…

АНПАРАТОРША. Неужто? (Встает, осматривает себя.) И взапрад, вылечил!.. Красота-те кака! Навеку так хорошо себя не чуйствовала!

ПРОФЕССОР (шепотом). Ваше величество! Надо бы отблагодарить…

АНПАРАТОРША. Хорошо, прохвессор, пиши анпараторский манифес!

ПРОФЕССОР. От чьего имени прикажете писать?

АНПАРАТОРША. От мово пиши… Ну, можешь супруга мово, алхоколика, анпаратора нашего, в скобках приписать…

ПРОФЕССОР. Слушаюсь, ваше величество… (Достает блокнот, пишет под диктовку.)

АНПАРАТОРША. «За спасение осударства нашенсково от беды зело паскудной путем излечения мово от хворобы лютой пожаловать рускова дохтура Мобилевской премией. А также предоставить хруиз на белом пароходе по Средизнешнему морю с заплывом во все местны таверны».

СОЛДАТ. Ваше Анпараторско величие!.. Итак казна пустехонька, жалованье за три года не плочено!.. По миру ж пойдем!..

АНПАРАТОРША. А енто не твое солдатско дело!.. Ты, знай, кордон оберегай да из ружжа по врагам стреляй!.. На кордон бего-о-ом арш!
СОЛДАТ убегает.
ШИШ. Ваше анпараторство, дозволь слово молвить! За премию Мобилевскуб весьма благодарен. Не откажусь. Как говорицца, дорог мех, да отказацца грех! А нашшот хруиза – спасибо, настранствовался! Домой бы поскоре!.. Пушшай нас ентот пароход лучче в Русь отвезет.

АНПАРАТОРША. Да будет так! Прохвессор, дописывай!.. На деньги, сэкономленные от хруиза…

ПРОФЕССОР. Построить анпараторску Академию наук!

АНПАРАТОРША. Ишь, размечтался!.. Справить анпараторше три новых туалета: от Версаччи, от Шанеля, от…

АМЕРИКАН (вбегает). Стойте! Стойте! Не пушшать их за кордон! Остановить! В тюрму засодить!..

АНПАРАТОРША. Енто што ишшо за прышш подхврстный?! Ты чавой-то здеся раскричалси?

АМЕРИКАН. Ваше величие, осударыня, ентот тать у меня всей мойные капиталы выманил!.. Путем обманного обдувания в карты!.. Да ишшо жену мойну забрал!

АНПАРАТОРША. Какие таки капиталы? Кака така жена?

ШИШ. Да брешет он все, ваше анпараторство! Он Анису – невесту мойну – за програнны деньги сам мне отдал!

АНПАРАТОРША. Постой, постой… За каки деньги?

ШИШ. За те тышши, што он подло, путем развратным, у иноземцев вымал!.. И в сундуки ховал!.. Да при ентом Анису позорил. Так што не жена она ему боле, не жена!.. И расписка от него в ентом имецца! Вот. (Протягивает Анпараторше расписку.)

АНПАРАТОРША (прочитав расписку). Енто што получаецца!.. Я тут, понимашь, гола и нишша!.. Армии, понимашь, платить нечем!.. Осударь с… голоду пухнет, скоро у полмира займем!.. А ентот клоп кабацкий в сундуках тышши перешшитыват!.. Да ишшо без всяково налогообложения!.. Прохвессор, пиши!.. Все расходы на Мобилевску премию пушшай ента мавродина и выплачиват!.. Да так штоб мне на ново платье осталось! С брыльянтами!..

АМЕРИКАН (падает на колени). О май Гот!!! Пропадаль мой мани! Пропадаль мой бизнес! О май Готт!

АНИСА. Да, не скоро мы от ентово жмота премию получим!..

ШИШ. Ништо! Приедем в Русь, деньжаи позаработам!.. С мойной-ти смекалкой да с твойной красотой!.. Говорят, там чичас порато заработать можно… Хотя, може, и брешут!..

АНИСА. Ох, милой мой, любый!.. Всех ты здесь облагодетельствовал, ково советом, а ково – и приветом!.. Кому ружжо вернул, кому здоровье, а кому – и репутацу… Пора теперя на родну сторонку взглянуть, от дел заморских отдохнуть.

ШИШ. Да, пора. Прошшевайте, люди добры. Не поминайте лихом. Ну, а мы домой, в Россию поплыли. Ничего, кажись, не забыли…

АНИСА. Разве что поклон земной отбить тем, кто нынче в зале сидит!..

1-Й СКОМОРОХ. За то, што сказку слушали и смотрели…

2-Й СКОМОРОХ. За то, што смеялись, а не свистели…

3-Й СКОМОРОХ. За то, што на ус намотали то, про што мы сказку сказали…

1-Й СКОМОРОХ. За то, што на нас смотреть притопали…



ВСЕ. И за то, што в ладоши громко хлопали!
К о н е ц


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница