Пролог. 2 мая 1998 года. Смерть Хиде



страница9/14
Дата15.07.2016
Размер3.6 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
Глава 5. Угасание «Х».
Новое начало в Лос-Анджелесе и сольные проекты.
25 августа 1992 года «Х» собрались на Манхэттене в Нью-Йорке. Возле собора Святого Патрика на 65-й Авеню в здании Рокфеллер-центра RCA на 65 этаже расположен Радужный зал. Здесь и состоялась пресс-конференция, на которой было объявлено о заключении контракта с американским лейблом Atlantic Records, дочерней компании Warner Music International. Одновременно группа сообщила о вхождении в ее состав нового участника Хиса и об изменении названия на «X JAPAN» в связи с выходом на мировую арену.

Контракт был заключен на три года, но предусматривалась возможность его продления. В течении этого времени предполагалось выпустить 2-3 альбома и видеоклипы.

Американские журналисты начали задавать язвительные вопросы, стремясь всячески принизить японскую рок-музыку.

« Вы что, действительно надеетесь, что японская группа сможет выйти на американскую арену?»

«Музыка не имеет границ», - твердо ответил Йошики. Хотя пресс-конференция проходила на английском языке, он совершенно не терялся. Но корреспонденты подняли проблему языкового барьера. Йошики ответил так:

« Легкого пути нет, лишь постоянные усилия. Но я хочу, чтобы вы поверили нам.»

Американская пресса была настроена очень скептически по отношению к японской рок-группе и ее успеху на американской сцене. К сожалению, вопросов о музыке «Х» и ее значении не прозвучало совсем .

Необходимо было реальное подтверждение словам. Йошики понимал, что успешный выпуск альбома и концерты в Америке снимут любые возражения.


После пресс-конференции участники группы разъехались в разные стороны. У них было свободное время для сочинения музыки и занятия сольными проектами.

Напряжение перед новым стартом вызывало у Йошики прилив энергии. В связи с переездом в США контракт с Сони был завершен, и в Японии был заключен новый контракт с фирмой MMG( бывшая Ист-Вест Джапан, ныне Уорнер Мьюзик Джапан).


Йошики не стал возвращаться в Японию, а сразу приступил к записи и почти все время проводил в огромной студии. Расположенная в Северном Голливуде студия под названием «Enterprise» находилась всего в получасе езды от его дома. Проводя там долгие часы с полудня до следующего утра, Йошики погрузился с головой в работу над «Art of Life», произведением, напоминающим классическую симфонию, демо-версия которого была записана еще в 1990 году. Игра Йошики на ударных и рояле, партии гитар и баса других участников группы создавали мощное звучание, подобное оркестру. Это произведение, которое должно было изменить мир.

И хотя Йошики сократил время сна до минимума и практически все время посвятил записи, все равно ему отчаянно не хватало времени. И он продолжал работу, безнадежно мечтая о том, чтобы в сутках было 36 или 48 часов.

Со второй половины 1992 года стало очевидно, что ситуация для Йошики, как для лидера «Х», драматически изменилась. Теперь его положение стало совсем другим, нежели во времена работы над альбомами «BLUE BLOOD» и «Jealousy». Начиная с «Art of Life» он полностью взял на себя обязанности музыкального продюсера группы.

Во времена контракта с Сони группе был назначен продюсер. Однако вместе с изменением и развитием музыки и углублением ее внутреннего содержания и Йошики и другие музыканты задумались, нужен ли им продюсер, который им же самим бы указывал направление творчества. В чем же источник своеобразия «Х»? Несомненно, в чувстве стиля и вкуса Йошики и окружающих его участников группы. Музыка Йошики, словно мозаика, вбирала в себя самые разные направления и жанры — классику, хард-рок, трэш-метал, панк, джаз, поп-музыку и японские мелодии.

Серьезно приступив к записи «Art of Life», продолжавшейся до середины 1993 года, Йошики осознал:

«Понять всю суть звучания музыки «Х» и донести ее до людей можем только мы сами».

Уже после нескольких дней работы в студии он пришел к выводу, что ему придется все права и обязанности продюсера брать на себя.
Для записи Йошики старался арендовать самые лучшие студии. И хотя плата за аренду была повременной, он не считался с расходами, работая в удобное время в отличной студии. Но кроме этого приходилось арендовать студии и для репетиции вокалиста и гитаристов, и расходы становились еще больше.

В дополнение к аренде за студии добавлялась и плата за аренду оборудования, и общий размер расходов уже начинал беспокоить Йошики. Кроме того, новейшая аппаратура, установленная в японской студии, не соответствовала американской, так что постоянно приходилось использовать два комплекта.

Йошики задумался, как можно сократить непомерные расходы. Понимая, что каждый раз для записи придется нести такие затраты, он пришел к выводу, что лучше купить свою аппаратуру. Один аппарат стоил 25 000 000 йен. Так как цена была немалая, Йошики решил спросить совета у знакомого звукоинженера. Тот ответил:

«Думаю, что это хорошая мысль. Но, наверно, лучше покупать все в комплексе. Лучше купить студию целиком.»

Йошики очень хотелось иметь собственную студию, которую он мог использовать по своему усмотрению круглые сутки. И ему хотелось использовать новейшее оборудование. И если думать о будущем, то гораздо экономичнее приобрести свою студию, нежели постоянно платить арендную плату.

Выслушав совет, Йошики решил приобрести предложенную владельцем «Enterprise» студию.

Конечно, стоимость составляла несколько сот миллионов йен, но Йошики, высоко оценивший студию и осмотревший все ее уголки, не колебался. Связавшись с юристами, он начал переговоры.
Заключив контракт, Йошики стал владельцем крупной студии звукозаписи. Он сразу же позвонил Хидэ:

«Я только что купил студию, приходи посмотреть!»

Услышав такие слова, Хидэ потерял дар речи.

«Правда? Ты купил студию?»

«Да, это гораздо удобнее!»

«Ну, Йошики, ты умеешь поразить людей. Такая грандиозная покупка — и хоть бы словом обмолвился!»

Говоря эти слова, Хиде представил себе лицо Йошики, который готов рискнуть и купить студию для записи музыки «Х», и рассмеялся.
Йошики назвал свою студию « One on One Recording Studio». Собрав там новейшее оборудование, он мог вести запись на самом высоком уровне. Ему хотелось писать новую музыку, воплощая в реальность возникающие в голове мелодии. Так что для него приобретение студии сыграло положительную роль и в психологическом плане.

Студией Йошики заинтересовались и продюсеры крупных звукозаписывающих фирм, известные звукоинженеры и знаменитые артисты, такие звезды, как «Металлика», Мадонна, и Майкл Джексон. Однако у Йошики весь год был расписан полностью для своих целей.


31 октября 1992 года Йошики появился на седьмом EXTASY SUMMIT, который состоялся в Будокане, но возможности спокойно проводить время в Японии у него не было. Он сразу вернулся в Америку и продолжил работу в студии.

В следующий раз Йошики вернулся в Японию накануне Нового года. «Х» должны были выступить на ежегодной новогодней телепрограмме Кохаку, где впервые Хис должен был появиться перед зрителями как участник группы. Была исполнена песня «Куренаи». Кроме того, апофеозом стало исполнение песни «TEARS», сочиненной Йошики за несколько месяцев и ставшей темой этой телепередачи. Йошики играл на органе, и все артисты и зрители хором пели вместе. И это событие еще раз подтвердило, как далеко в прошлом остались те дни, когда «Х» называли еретиками и поучали, что нормальные рок-группы не выступают на телевидении.


После окончания Кохаку, Йошики и Хиде отправились в Мегуро Рокмэйкан и приняли участие в традиционном концерте Каунтдаун. Йошики хотелось приветствовать фанатов, с давних пор поддерживающих группу, и когда он смотрел в их лица, его сердце еще больше преисполнялось мужеством. Нужно приложить все силы для успешного мейджерского дебюта в Америке. Сейчас начался новый год и нельзя останавливаться. Словно чувствуя течение времени, Йошики не сомневался, что после отчаянного рывка вперед уже видно сияние их собственного будущего.
В начале 1993 года время, которое Йошики уделял записи, возросло еще более. Собрав в студии участников группы, Йошики постоянно проводил репетиции.

Хотя считалось, что группа приостановила свою деятельность, чтобы подготовиться к американскому дебюту, на самом деле это не соответствовало истине. Находясь в Лос-Анджелесе, музыканты собирались вместе по несколько раз в неделю, обсуждали новые песни, работали над аранжировками, репетировали. В такое время и у Хиде, и у Паты, и у Хиса появлялось много интересных фраз, рождались новые мелодии. Если же кто-то возвращался в Японию, Йошики продолжал работу над записью с оставшимися музыкантами.

Йошики был самым центром этой творческой работы. Он с головой ушел в создание новой музыки, действуя решительно, но с крайней тщательностью, чтобы не потерпеть неудачу в огромном мире американской музыки.
Йошики верил в успех своей деятельности в Америке, потому что ощущал за своей спиной надежную опору. И этой поддержкой для молодого музыканта с Востока стали первоклассные американские звукоинженеры.

Когда Йошики начал работать в студии, инженеры смогли оценить его выдающиеся способности. Однажды во время записи из кармана инженера выпала ручка. Йошики, услышав тихий стук упавшей на пол ручки, тут же нажал клавишу стоящей перед ним клавиатуры и повторил этот звук. Ведь его ухо могло уловить любой звук как музыкальную ноту. Звукоинженер прервал запись и сказал:

«Ну-ка, а этот звук?»

Стук кофейной чашки, звук ножки стула по полу, стук ручкой по столу, звук закрывающейся двери. И Йошики, словно отгадывая викторину, тут же нажимал клавишу, воспроизводя точно такой же звук. Он угадал все звуки, чем немало изумил даже видавших виды звукоинженеров. Они рассказывали об этом своим коллегам из других студий, которые приходили удостовериться своими глазами, и тогда эта игра повторялась вновь.

Они говорили:

«В Америке вряд ли найдется много людей, имеющих такой же абсолютный слух, как у Йошики. Точность его восприятия подобна научному прибору. Нет сомнений, такой талант к музыке дан от Бога».

В действительности, Йошики и сам осознавал свой дар слышать каждый звук окружающего мира в виде ноты и слушать, словно музыку. Шум города, гул ветра, стук капель из крана, далекая сирена скорой помощи — все это Йошики воспринимал как музыку. Музыка звучала в его голове, и если записать ее нотами, то возникала новая мелодия. Любые звуки заставляли работать его воображение. Однако порой это создавало проблемы. Иногда Йошики признавался инженерам:

«Я не знаю ни минуты тишины. В голове постоянно крутятся какие-то звуки».

«Тут ничего не поделаешь. Это еще одно свидетельство необычайного дара Йошики», - говорили меж собой звукорежиссеры и всегда с большим удовольствием сотрудничали с ним.
Йошики верил, что теперь сможет донести музыку «Х» и до американских слушателей. С этой верой в сердце он подходил к роялю и ударял по клавишам. А потом тщательно записывал сложные нотные партии. Сочинив новую музыку, он собирал других участников группы в студии, играл на рояле и потом спрашивал их мнение. Конечно, Хиде и другие музыканты порой тоже приносили свои новые песни. Однако, Йошики стал не в пример строже относиться к новым песням. Своя ли, чужая ли музыка никогда не удостаивалась одной только похвалы. В качестве продюсера Йошики был очень строг.
Когда все участники группы собирались вместе, то Йошики, ищущий пути развития группы, говорил о конечной цели, о том, какой должна быть их музыка:

«Мы ведь не хотим ограничиваться только Японией. Полем действий будет и Европа, и Америка. Но для этого музыка должна содержать в себе сильное послание, необходим большой масштаб. Даже если мы смогли собрать Токио Дом, смогли продать альбом миллионным тиражом, давайте пока забудем об этом. Начнем сначала, с нуля, стремясь к новым вершинам. Именно в будущем раскрывается мир для новой группы «Х»!

Хиде всегда поддерживал Йошики:

«Только мы смогли добиться такого в Японии!»

Нельзя было с этим не согласиться. Тоши, Пата и Хис придерживались того же мнения.

Стремление стать группой международного масштаба вдохновляло всех музыкантов. И каждый день они оттачивали эти мечты.

«Даже если у нас сейчас нет концертов, и до завершения альбома еще далеко, мы все равно «Х». Мы можем поддерживать единство. Нет, мы обязательно должны поддерживать единство».

Так убеждал себя Йошики, мечась между ролью артиста и продюсера.

После переезда в Лос-Анджелес единство группы усилилось. Они занимались созданием музыки, изучением английского языка. Но больше всего их сплотила общая цель — выпустить альбом в Америке.
Однако в свободное от выступлений и записи время участники группы начали работу над сольными проектами. Нет ничего удивительного в том, что талантливые артисты находят разные способы самовыражения. Фактически с того времени, как летом 1992 года был заключен контракт с новой фирмой, началась и работа над сольными проектами.
Конечно, лидером группы, который осуществлял общее руководство, был Йошики. Иными словами, созданный его творческой силой мир — это «Х». Однако, если брать отдельно от «Х», естественно, что каждый музыкант создает свой индивидуальный мир. И именно потому, что эти миры созвучны друг другу, музыканты объединяются в группу.

Йошики, веривший что «Х» всегда останется местом для возвращения, понимал, что для талантливых музыкантов сольная деятельность является положительным фактором.

»Я не против, если в свободное время кто-либо, в том числе и я, будет заниматься своим творчеством. Так как существования «Х» ничто не может поколебать, то нет проблем в том, чтобы выпускать сольные альбомы или давать сольные концерты».

Все они шли к большой цели — выходу «Х» на американскую арену, став уже взрослыми людьми. И теперь пришло время тщательно пестовать ростки творчества. Получив от лидера группы официальное разрешение, музыканты заключили контракты с разными фирмами звукозаписи и открыли свои офисы. Хидэ немедленно приступил к созданию дебютного альбома.

В феврале 1994 года вышел альбом «HIDE YOUR FACE»,который открыл совершенно новое поле деятельности для самого Хидэ и очаровал фанатов совсем другими сторонами, чем творчество «Х».
Отдавая много времени работе над альбомом «Х», Йошики тем не менее тоже занимался некоторыми сольными проектами. Одним из них был альбом, который был запланирован к выпуску совместно с фирмой «Тошиба — EMI», контракт с которой был заключен в июле 1992 года.

Самым первым сольным проектом для Йошики стал альбом классических аранжировок для написанной им «иксовской» музыки и выпуск его в качестве классической музыки. Йошики не разделял для себя музыку на классику и рок, и поэтому, в отличие от большинства произведений жанра рок-музыки, в его творениях часто использовались струнные инструменты и рояль, а также делались и оркестровые аранжировки. Однако не было ни одного альбома, где все песни были бы полностью сделаны в оркестровой версии. И Йошики, еще давно мечтавший сделать для всей музыки «Х» классические аранжировки, принялся за дело.

Инициатором проекта стал главный менеджер «Х» и исполнительный продюсер звукозаписывающей фирмы. Основным пунктом проекта было приглашение на роль продюсера Джорджа Мартина, который в свое время являлся продюсером «Битлз». И вдобавок к этому, для исполнения музыки предполагалось пригласить Лондонский филармонический оркестр, который был известен тем, что наотрез отказывался исполнять поп-музыку. Конечно, такой подбор действующих лиц представлял особенную привлекательность для Йошики.

Исполнительный продюсер тут же отправился в Англию и начал переговоры с Джорджем Мартином. Тот проявил большой интерес к музыке Йошики и заявил, что если Лондонский филармонический оркестр будет исполнять эту музыку, то он будет продюсером. Самому Джорджу Мартину, который уже много лет занимался музыкой и имел известность в кругах английской классической музыки, еще не доводилось работать вместе с этим прославленным коллективом. Таким образом, судьба проекта зависела от того, согласится ли в нем участвовать Лондонский оркестр, музыканты которого категорически отказывались иметь дело с поп-музыкой.

Не имея даже предварительной договоренности, исполнительный продюсер вылетел в Лондон и встретился с представителем оркестра. Он рассказал о Йошики, который всегда стремился исполнять классическую музыку и во время концертов и, оставаясь рок-музыкантом, в то же время стремился донести красоту классической музыки до японской молодежи.

Представитель оркестра проникся сочувствием идеям Йошики, который стремился навести мост между роком и классической музыкой, и согласился от имени оркестра принять участие в записи. И это послужило началом совместной работы над проектом.

Йошики был счастлив доверить свою музыку такому человеку, как Джордж Мартин. Он сразу приступил к отбору песен и работой над аранжировкой для оркестра. На самом деле, в его голове всегда существовали классические версии всей музыки «Х». Так что оставалось просто записать их нотами на бумаге.
В начале 1993 года Йошики приехал в Лондон и вместе с Джорджем Мартином и Лондонским филармоническим оркестром принял участие в грандиозной работе по записи. И Джордж Мартин, и музыканты оркестра, глубоко ценившие стиль и традиции классической музыки, не могли скрыть сильного впечатления от музыки «Х», получившей второе рождение. Убеленный сединами продюсер, показывая на ноты Йошикиных аранжировок, говорил:

«Я действительно счастлив, что стал продюсером такой прекрасной музыки. Спасибо!»

Во время работы он обменивался с Йошики замечаниями, стараясь добиться лучшего звучания, и выражение его лица было таким же, как во времена совместной работы с Битлз.

Альбом, получивший название «YOSHIKI presents~Eternal Melody~», вышел 21 апреля 1993 года. Отклик на него превысил все ожидания и самого Йошики, и продюсера , и менеджеров. Он поставил беспримерный рекорд продаж среди классической музыки, с образом которой . теперь навсегда было связано имя Йошики.


В следующем месяце в продажу поступило видео, над которым работал Йошики. В октябре 1992 года в Будокане состоялся очередной EXTASY SUMMIT. Йошики сделал подзаголовок: «Все были безымянны, но непобедимы». Почему-то именно в этот момент ему захотелось поделиться своими чувствами с фанатами.

«Они любят нашу музыку, поддерживают наши, возможно, безрассудные планы. Есть слова, которые нужно обязательно сказать им».

И Йошики записал страстный крик сердца буквами на нотной бумаге так же, как он обычно писал ноты. И это послание было помещено в конце фильма. Эти слова, обращенные к фанатам, исполненные решимости и благодарности, навсегда отпечатались в его сердце.
«Среди многих видов искусств музыка занимает положение, наиболее тесно связанное с масс-медиа и производителями.

Это стало называться музыкальной индустрией, или скорее музыка превратилась в один из товаров массого производства,

или же стала одним из средств продвижения различных продуктов производства.

Как отнестить к такой ситуации — за или против? У меня самого нет ответа.


В процессе того, как художник стремится к искусству — музыке, различные масс-медиа и их действия по отношению к произведению, созданному волей художника, несут в себе лишь добавочную ценность

и хотя и дают определенный косвенный стимул к творчеству,

но ни в коем случае не могут руководить им или непосредственно влиять на сам творческий процесс.

Если же думать иначе, то теряется смысл собственного существования.


Какова бы ни была ситуация, какими бы мы ни стали мейджерами, я хочу быть художником.

Среди засилия СМИ и индустрии я хочу еще раз подтвердить свои чувства как художник.


Как бы ни захватило меня течение времени, я не буду подстраиваться под него.

Как бы ни восхваляли меня масс-медиа, я не думаю, что найду в этом смысл моей жизни.


Я горжусь тем, что стремлюсь к своей мечте. Я хочу стремиться к мечте с любовью к музыке.

У всех, кто сейчас здесь, есть мечта. У всех, кто сейчас здесь, есть гордость.

Какая бы это ни была мечта, какая бы это ни была гордость, но художник, у которого они есть, обязательно сверкает.

Так я хочу думать...


Я от всего сердца благодарен

Всем артистам, которые сегодня приняли участие в концерте,

а так же всем людям, которые собрались здесь сегодня.
Йошики».

С июля по сентябрь в 48 городах Японии 64 раза состоялся показ фильма - концерта «X FILM GIGS 1993 ~VISUAL SHOCK». Йошики сам принимал непосредственное участие в составлении и редактировании этого фильма. Более 600 тысяч человек приобрели билеты на просмотр фильма, что свидетельствовало о его большом успехе. Йошики и другие участники группы вернулись в страну, чтобы принять участие в премьере, и группа снова ощутила себя единым целым.

Была и еще одна причина для быстрого возвращения музыкантов в Японию. 25 июля поступил в продажу диск «ART OF LIFE», изданный «Atlantic Records», над которым Йошики работал почти 4 года. По этому поводу было запланировано много мероприятий.
Хотя эта музыка была выпущена как альбом «Х», это произведение было создано почти полностью одним Йошики, за исключением партий баса, гитары и вокала. Первоначальный образ возник за две недели, после этого несколько месяцев ушло на то, чтобы написать ноты. После этого началась кропотливая работа по записи. Из-за сложности звучания, превосходившей классическую симфонию, работа часто стопорилась, но Йошики не опускал рук.

После этого наступил следующий этап. В противоположность всей предыдущей работе, это была импровизация на рояле. Через полгода после того, как эта запись закончилась, Йошики приступил к записи ударных.


Казалось, редактирование затянется навечно. И только через полтора года после записи ударных началась запись партий гитары Хидэ и Паты, баса Хиса и Тошиного вокала. Конечно же, и эти записи требовали не одной попытки.

В октябре 1992 года Йошики прибыл в Лондонскую студию «Эбби-роуд». Здесь проходила запись оркестровых партий с участием 56 музыкантов.

Собрав, наконец, все исходные материалы, Йошики вернулся в свою студию в Лос-Анджелесе и продолжил скрупулезную работу по сведению звуков.

И, наконец, грандиозная работа, потребовавшая огромного количества времени, была завершена.

Некоторые люди, которым Йошики, практически в одиночку работавший над этим произведением до самого конца, давал послушать запись, говорили:

«Это не столько произведение «X JAPAN», сколько самого Йошики лично».

Но сам Йошики без сомнений считал «ART OF LIFE» произведением именно «Х».

Для Йошики, который превращал внутренний огонь в творческую энергию, создание музыки, исполнение, запись были равнозначны понятию «жить». И именно группа под названием «Х» стала тем инструментом, который мог воспринять его страсть по отношению к музыке, связанной с его жизнью. Конечно, этот инструмент создал он сам, но без «Х» Йошики не представлял своей жизни. Он думал:

«Я достигаю успеха именно потому, что каждый раз бросаю вызов, что я могу сделать еще в мире, именуемом «Х», какой высоты смогу построить башни в пространстве «Х». Это не «Х» принадлежит Йошики. Это я всегда остаюсь Йошики из «Х».
На обложке завершенного альбома был помещен коллаж из портрета Йошики и снимка черепа, сделанного рентгеновскими лучами, который сочетал в себе красоту и гротеск. Конечно, автором идеи поместить на обложку снимок черепа был сам Йошики. Он пришел в больницу и попросил сделать ему рентгеновский снимок головы, но врачи отказались, заявив, что не могут просвечивать рентгеновскими лучами здорового человека. Но Йошики не сдался. Ведь для такого альбома, где он хотел показать себя подлинного, череп был очень важным символом. Он подписал документ, свидетельствующий, что он согласен с риском для своего здоровья, и после этого все-таки получил необходимый снимок.

В самый первый день продаж альбом занял первое место в чартах. Но помимо объёма продаж и позиции в чартах, альбом оказал большое влияние на широкие музыкальные круги, включая рок-музыкантов и фанатов группы. Подобно временам «Битлз» с их революционным «Белым альбомом», он пользовался огромным успехом как монументальное произведение, которое не смог бы создать никто другой, кроме Йошики. Этот альбом стал выдающимся произведением в японской музыке, направленным в будущее. Йошики был в этом убежден.


Йошики мотался между Америкой и Японией, пропадал в студии — это были его будни. Но после выхода «ART OF LIFE» он получил признание не только как артист, но и одновременно как талантливый музыкальный продюсер, так что теперь к нему отовсюду поступали предложения от других артистов по совместной работе и написанию песен.

Йошики, принявший предложение о продюсировании, сочинил песню для дуэта «NOA», который создали получившие популярность в дорамах молодые актрисы Сэндо Нобуко и Йосида Эйсаку. Эта песня под названием « Ima o dakishimete» осталась в памяти множества людей. Йошики смог точно уловить требования времени.

«Если проанализировать атмосферу общества, стремления молодежи, выражение любви, общественные веяния, все это перемешать, то возникшая мелодия должна завоевать сердца людей».

Этот замысел блестяще осуществился и подтвердил, что Йошики и вне «Х» способен создавать замечательные песни.


Йошики, считая «Х» своим главным делом, был заинтересован и в том, чтобы найти приложение новым способностям. Приведя «Х» к мейджерскому дебюту, он чувствовал в себе необходимые для продюсера интуицию, знание стратегии и опыт в экономике. Для того, чтобы издавать свою музыку, он начал задумываться о том, чтобы основать свой мейджерский лейбл, куда можно было бы привлечь для дебюта новых артистов.

И вот осенью 1993 года Йошики познакомился с новой музыкальной группой.

Она носила название «GLAY».

Менеджер «Экстази рекордз», занятый поиском новых талантов, не раз сообщал Йошики, что появилась новая интересная группа. Вернувшись в Японию, тот послушал их демо-записи и сказал: «Хочу посмотреть их на сцене.»

17 октября 1993 года «GLAY» давали концерт в лайвхаузе «Итикава CLUB GIO», расположенном напротив станции Итикава, куда и прибыл Йошики в сопровождении менеджеров. Завернувшись в черный жакет и надев темные очки, Йошики вместе с десятком сотрудников расположился в самом последнем ряду. В этот день выступали 4 группы, и народу было немного. Йошики, разглядывая зрителей, ждал появления «GLAY».

Наконец, Такуро, Теру, Хисаши и Джиро появились на сцене, и Йошики сосредоточился на их выступлении. Их собственные композиции обладали силой, техника также была отличной. Приехавшие с Хоккайдо артисты обладали и внешней индивидуальностью. Их выступление действительно производило впечатление.

Йошики еще раз убедился в том, что их музыка имеет силу очарования и решил: «Если иметь хорошую стратегию, то они будут иметь успех как мейджеры». Йошики, известный своей требовательности и к себе, и к другим, не хотел работать с кем попало. Более того, он смотрел на молодую группу и ее музыку совершенно объективно. В том, что касается бизнеса, он никогда не проявлял излишнего оптимизма. И, несмотря на это, стоя в полутемном зале лайвхауза, он принял решение работать с этой группой.

После окончания концерта Йошики сказал менеджеру:

«Не знаю, будет ли потом время. Я хотел бы сейчас поговорить с ними в офисе».

Офис «Экстази Рекордз» находился в Дайканъяме, туда Йошики и хотел пригласить группу.

Конечно, участники группы знали об «Экстази Рекордз». Кроме «Х», группа «LUNA SEA», начинавшая на этой студии, вскоре заключила мейджерский контракт и стала очень популярной. Так что для молодых артистов эта студия была синонимом счастливого шанса.

Йошики, встречая молодых артистов, обычно думал так:

«Хотя опыт и возраст у нас разный, но в том, что касается рок-музыки и способа самовыражения, мы — коллеги». В прежние времена Йошики часто встречал продюсеров и музыкальных критиков, которые под видом советов с позиций опыта пытались изменить его образ жизни и точку зрения. Каждый раз, встречаясь с такими людьми, Йошики не мог забыть свой протест и отвращение, вплоть до ненависти.

Поэтому он ни в малейшей степени не собирался делать замечания по поводу стиля и музыки «GLAY». Он хотел построить работу, сохраняя уважение к стоящим на сцене артистам.


Услышав предложение Йошики, Такуро сказал: «Мы поедем на нашем фургоне с инструментами».

Йошики поехал впереди, а следом за ним отправился фургон, где ехали музыканты.

Наконец, они прибыли в офис, и Йошики без обиняков обратился к четверым музыкантам, которые напряженно ждали его слов.

«Хотя это звучит неожиданно, но если вы согласны, я хотел бы выпустить ваш альбом на «Экстази Рекордз».

Услышав спокойный и доброжелательный голос Йошики, артисты немного успокоились.

«Кроме того, в ближайшем будущем я планирую создать новый мейджерсктй лейбл, и вы могли бы стать его первыми артистами».

Йошики добавил, что хочет назвать новую фирму «Платинум рекорд».

«Но сначала мы выпустим альбом на «Экстази рекордз». Отпечатаем 100 тысяч экземпляров. Даже если все сразу и не будет продано, нет проблем. У вас не будет обязательств. Добиться успеха в бизнесе — это моя забота».

Слушая Йошики, музыканты «GLAY» не могли вымолвить ни слова. Не говоря ни да, ни нет, они молча слушали его речь.

Мысль Йошики активно заработала. Он описал всю стратегию, которая была нужна для успешного дебюта. Какая музыка подойдет, на какой студии записываться, в какое время организовать тур. Он выдал подробнейший план, словно рассчитывал собственную деятельность. Четверо музыкантов, отзываясь на неподдельный его энтузиазм, постепенно начали высказывать и свои собственные мысли.

Какие у них планы на ближайшее будущее, какую музыку они хотели бы создавать, какие песни подошли бы для дебютного альбома. Перед лицом отыскавшего их Йошики, они продолжали разговор, стремясь не ударить в грязь лицом.

Йошики понял, что за внешней скромностью скрывается горячий энтузиазм, и это вдохновило его еще больше. Вскоре они перешли к конкретному разговору о создании музыки. Они высказывали множество идей, словно были знакомы давным-давно.


Такуро посмотрел Йошики в лицо:

«Если мы будем записываться, очень хотелось бы, чтобы Вы играли на рояле. Но это, наверное, невозможно...»

При этих словах лица всех сотрудников, присутствовавших при разговоре, обратились к Йошики. Еще не было ни одного человека, кто посмел бы обратиться с подобной просьбой к нему в первый же день знакомства. В том, что касается деятельности и выступлений Йошики, даже ближайший друг Хидэ не обращался с просьбами.

Йошики, посмотрев на Такуро, пришел в восторг.

«А ты храбрый парень!»

Йошики считал, что честолюбие Такуро является залогом того, что его планы начали воплощаться в жизнь. И это отлично. Улыбнувшись, он коротко ответил:

«Хорошо, я подумаю».

Итак, в офисе поздней ночью родился новый проект.

«При подписании контракта учтем все тонкости».

При этих словах Йошики Такуро слегка приподнялся.

«Эээ.. есть еще один вопрос...»

«Что такое?»

Йошики хотел ответить на любой вопрос, чтобы развеять все сомнения.

«Правда ли, что всем, кто подписал контракт с «Экстази рекордз», приходится много пить сакэ? И сэмпаи заставляют пить бутылку одним глотком? А если не выполнишь какое-нибудь Ваше поручение, то могут и побить?»

Йошики откинувшись на спинку софы, улыбался, глядя в потолок.

«Интересно, и где вы такое слышали?»


Конечно, в те времена, когда они только приехали из Татеямы в Токио, выпустили первый альбом, ездили по стране в фургоне, везде часто возникали скандалы. Пьяные ссоры были постоянным делом, и Йошики всегда сопровождали младшие друзья. И хотя он порой с ностальгией вспоминал свое прошлое беспутное поведение и сумбурные дни, когда никто не знал, что случится завтра, но в то же время он понимал, что это не могло продолжаться вечно.

Добившись миллионных продаж, отыграв успешный концерт в Токио Доме, нравится или нет, но он должен был осознать свои обязанности перед обществом. И теперь, сосредоточившись в первую очередь на работе в студии, он просто не имел времени пить и гулять до утра.

«Конечно, при случае я рад выпить с друзьями и младшими товарищами».

И хотя Йошики улыбался, но участники группы заметно напряглись. Однако Йошики не хотел ни к чему принуждать их. Ведь он нашел их вовсе не для того, чтобы увеличить число собутыльников, его привлек их талант.

«Раньше бывало всякое, но теперь все нормально».

Но Такуро оставался серьезным.

«Тогда мы будем заниматься только музыкой?»

«Конечно, мы будем думать только о создании музыки, записи и дебюте».

Музыканты «GLAY» согласились заключить контракт и покинули офис. Йошики, проводивший взглядом группу, которая затронула его чувства и возбудила в нем энтузиазм продюсера, в эту ночь не сомкнул глаз и все думал о предстоящих в скором времени совместных записях.
Йошики, обладающий несколькими лицами, начал приобретать вес и в общественной жизни. Многие японцы признавали его таланты, силу и рассудительность. Под брэндом «Х» были выпущены презервативы для предотвращения распространения СПИДа, Йошики можно было увидеть на плакатах метрополитена, и всегда его послания достигали людей.

Изданные книги и фотобуки становились бестселлерами. В продажу поступила кукла «Йошики старлайт».

Затем была выпущена гитара модели Йошики, и многие молодые люди, мечтавшие о рок-музыке, стремились ее приобрести. Производители косметики и нижнего белья также наперебой обращались к Йошики. Его талант, индивидуальность и способность очаровывать людей превратили его в заметный феномен общественной жизни. Производители товаров, стремящиеся к росту продаж, считали бренды «Йошики» и «Х» залог успеха на рынке.
Душа Йошики не знала ни сна, ни покоя. Веря в успех «Х», ради японских фанатов, ждущих новую музыку, ради молодых талантливых артистов, мечтающих о дебюте, он напрягал все силы, делая все возможное не ради себя, но ради кого-либо другого.
Имея жесткое расписание, Йошики верил, что баланс между «Х» и сольной деятельностью должен всегда поддерживаться.

Но налаженный механизм начал давать не заметные поначалу сбои. И первым сигналом стал случай с Тоши.

Однажды Тоши сообщил другим участникам группы, что есть предложение, которое он хочет принять во что бы то ни стало. Это было участие в рок-опере «Гамлет», которую планировалось поставить по случаю 40-летия телеканала Ниппон. Так как Тоши участвовал в программе «All Night Nippon», ему предложили главную роль принца Датского.

Хидэ, Пата и Хис молча выслушали эту новость. Они не могли сразу подобрать ответ, оказавшись в такой ситуации. Если вокалист «Х» будет играть Гамлета, это могло привести к ущербу для его имиджа.

Однако Йошики отнесся к этому без возражений. Он считал, что нужно уважать намерения Тоши в том, что касается его сольной деятельности. Но Хидэ, который всегда соглашался с Йошики, вдруг вскипел.

«Я не могу согласиться с тем, что Тоши будет участвовать в этом представлении. Выпускать альбомы, давать концерты — это все нормально. Но у Тоши, как у вокалиста «Х», есть определенный имидж, который нельзя нарушать. Это ведь не шутки!»

Йошики молча слушал Хидэ и полностью понимал его чувства.

«Я тебя хорошо понимаю. Тоши — наш единственный вокалист, и очень важно поддерживать имидж».

Хиде заговорил еще с большей силой:

«Это опера слишком расходится с созданным нами образом «Х» и образом самого Тоши. Это просто смешно! С точки зрения фанатов, Тоши, ставший Гамлетом, является частью «Х»! Нельзя участвовать в этой рок-опере, не принизив имя «Х». Я абсолютно против!»

«Тоши является единственном вокалистом, поэтому его голос, его комментарии, все его поведение связано с образом «Х». И чтобы и впредь поддерживать этот образ, нужно придерживаться определенных правил», - сказал Хидэ.

Протест Хидэ был гораздо сильнее, чем думал Йошики. Если дело пойдет таким образом, участие Тоши в рок-опере вряд ли возможно. Однако Тоши, несмотря на противодействие Хидэ, не собирался отказываться от роли.

Ситуация зашла в тупик, и Йошики подумал о Тоши. Он понимал, что Тоши исполняет трудную роль вокалиста. Если Тоши так настаивает, надо согласиться с ним.

Решив так, Йошики, вызвав Хидэ, стал убеждать его вместо Тоши.

«Давай в этот раз дадим согласие, раз Тоши так хочет выступать. То, что Тоши выступит в рок-опере в качестве Гамлета, не сможет разрушить созданный нами мир «Х». Что бы Тоши ни делал, он всегда вернется обратно в «Х». Где бы он ни был и что бы он ни делал, он все равно всегда остается вокалистом «Х».

Услышав слова Йошики, Хидэ тоже сбавил тон. И, в конце концов, забрал возражение назад.

Йошики коротко подбодрил Тоши и дал согласие.

В ноябре 1993 года рок-опера «Гамлет» в течении 10 дней шла в Накано в Сан-Плаза-холле и имела успех. На этой сцене Тоши встретил человека, изменившего его судьбу. Это была молодая актриса, исполнявшая роль Офелии и пленившая зрителей своей игрой.

Впоследствии Тоши женился на ней и через нее познакомился с другим миром, отличным от «Х». Новый опыт постепенно изменял Тоши. И, в конце концов, он стал искать свой собственный путь в жизни, отдельный от «Х». В сердце Тоши возник сильный конфликт, в итоге отдаливший его от группы.

Конечно, в это время ни Йошики, ни Хидэ, ни сам Тоши даже представить себе не могли, что через 4 года Тоши уйдет из «Х».

.

30 и 31 декабря состоялись ставшие традиционными концерты «Х» в Токио Доме. Возбуждение заполнившей зал до отказа публики, которая мечтала после долгого перерыва увидеть живое выступление переехавших в Америку артистов, достигло небывалой высоты.


Йошики хотел показать еще более яркое выступление, чем два года назад. Он заказал специальную сцену для ударной установки, которая располагалась бы в центре арены среди зрительских мест и могла бы подниматься вверх. Ему хотелось покинуть замкнутое пространство студии и быть как можно ближе к фанатам. И хотя яростная игра наносила вред его телу, прежде всего он хотел выразить шквал своих чувств.

Конечно, с точки зрения Йошики, время, проводимое в студии, не было полностью спокойным. Когда долгими часами он, сидя на стуле, подбирал звуки один за другим, психологическое напряжение росло, и часто его сердце билось учащенно. Но он знал, что ничто не могло сравниться для него с восторгом от криков фанатов, слушающих музыку «Х». И среди этих криков барабанить, не думая более ни о чем.


Раздались звуки вступления, и участники группы один за другим появились на сцене, встреченные громкими приветственными криками. Вскоре после начала Йошики снял белый жакет. Избавившись от мешавшей одежды, он намеревался показать самое лучшее исполнение.

Повреждения его шейных позвонков не могли исцелиться, и каждый раз, когда он брал в руки палочки, его пронзала сильная боль. Однако он не прекращал игры до тех пор, пока исчерпав всю энергию, не падал без чувств.

В соответствии с ритмом игры Йошики освещение менялось. Особое устройство подняло ударную установку высоко вверх, и она начала медленно вращаться. Пот застилал ему глаза, дышать стало трудно. Отчаянно размахивая головой, он ощущал какой-то необычайный экстаз и чувствовал себя по-настоящему счастливым.
И все участники группы, занятые сольными проектами, ощутили себя на этой сцене единым целым. Эти новогодние концерты предоставили отличную возможность познакомить зрителей с новым участником группы и новой музыкой. И прежде всего, в качестве нового басиста был представлен Хис.

Артист, упрямо сжав губы, играл на басу перед огромным залом, и в нем не чувствовалось и намека на страх. И задолго до конца представления стало ясно, что Хис стал составной частью огромной картины под названием «Х».

Кроме того, на этом концерте была исполнена сочиненная Йошики четыре года назад композиция «ART OF LIFE».

30 июля 1992 года на одном из концертов Йошики неожиданно уже исполнял классическую версию для рояля и оркестра из 77 человек. Но полной версии в исполнении «Х» пока никому не доводилось услышать.

Эта музыка, сочетавшая в себе тщательно построенное сложнейшее звучание и необычайную взрывную силу, получила второе рождение. И хотя напряжение не покидало Йошики, но страха не было. Он думал о том, какие возможности откроются у этой музыки с различными импровизациями участников группы и с вибрациями живого голоса Тоши.

Мелодия, которую он играл на рояле, в какой-то момент превратилась во вступление к «ART OF LIFE». И повинуясь сигналу Йошики, музыка жила и менялась на сцене, словно живое существо, обладающей своей волей, созданное из звука и света. К основной мелодии рояля присоединились гитары, бас, ударные, развиваясь, и потом затихая. Превосходящее все границы жанра, это было произведение, в котором в музыку была вплетена жизнь и судьба самого Йошики,

После окончания исполнения, которое потрясло публику, Йошики понял, что именно в этот момент эта музыка родилась в подлинном смысле этого слова.

На следующий день после третьего выступления на Кохаку, они примчались в Токио Дом. А после этого их ждал Каунтдаун в Мегуро. Едва успев переодеться, все участники группы вышли на сцену в хаори и хакама и вместе со зрителями вели отчет времени до нового года.


Два дня успешных концертов показали, что несмотря на переезд в Америку, доверие участников группы друг к другу усилилось. И Йошики, и другие участники группы, и окружающие их фанаты твердо верили, что «Х» будет существовать вечно. И Йошики, вместе с другими участниками веселившийся на сцене, не мог и предположить, что когда-нибудь настанет день распада «Х».
Каталог: diana


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница