Пролог. 2 мая 1998 года. Смерть Хиде


Смены состава и присоединение Хиде



страница5/14
Дата15.07.2016
Размер3.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Смены состава и присоединение Хиде.
В апреле 1986 года второй сингл группы Х под названием «Orgasm» поступил в продажу. Йошики сам обзвонил мгазины, продающие индисовские записи, и договорился о поставке дисков. Он получил заказы от заинтерсовавшихся точек примерно по 10 дисков ценой 1000 йен. К тому времени Йошики переехал из квартиры товарища в Мейдзиро и снял квартиру, которая стоила гораздо дешевле, чем жилье в Экоде. Все 2500 экземпляров от привез к себе домой, и своими руками раскладывал их на партии и паковал в коробки. Комната была завалена так, что негде было спать, но Йошики никому не мог поручить важную работу по подготовке дисков к продаже.
Импульсивный, всегда идущий своим путем, Йошики тем не менее тщательно продумал стратегию Х как группы. Это проявлялось во многих областях, и одним из примеров может служить рекламная компания.

«Если поместить рекламу в музыкальных журналах, это произведет большой эффект», -

говорил Йошики каждый раз, когда брал в руки журнал. И так же, как он звонил напрямую на фабрику и печатное издательство, он обратился в редакцию журнала, чтобы узнать условия размещения рекламы. Ему объяснили, что рекламу можно размещать через рекламное агентство или непосредственно через издательство журнала. После этого он узнал о расценках. Оказалось, что стоимость рекламы зависит от тиража журнала, а также от того, на какой странице она размещена.

Йошики сумел найти несколько сотен тысяч йен и поместил рекламу сингла в журналы. Это дало большой отклик повсюду. Еще не бывало такого, чтобы индисовская группа, выпуская сингл, сама давала рекламу в журналах. Не столько фанаты группы, сколько менеджеры лайвхаузов не могли скрыть своего изумления.


После этого Йошики нашел еще один, немыслимый, казалось бы, способ поднять популярность группы. Это было выступление в популярной юмористической телевизионной программе.
Реклама в прессе и выступление на телевидении изменило аудиторию группы, многие люди, узнавшие Йошики из телепередачи, потом приходили на концерты, и число зрителей в лайвхаузах возросло в несколько раз. Обычно реакция людей, которые не посещают постоянно лайв-хаузы, бывает иной. Но на концертах Х с самого начала устанавливалась шумная атмосфера. Молодые люди, до отказа заполнявшие зал, прыгали, чуть не разрываясь от переполнявшей энергии. Глядя на Йошики, стучавшего по барабанам с яростной силой, подобно спортсмену, всем телом воспринимая музыку Х, полностью погружались в ритм.

Перед глазами восхищенных фанатов Йошики, чье гибкое тело скрывало и физическую силу, и одновременно обольстительность, представал в образе ангела, которых изображают в церквях.

Однако Йошики, который шел вперед, опираясь лишь на собственные силы, приходилось встречать и противодействие. Растущая популярность имела и обратную сторону, в мире лайвхаузов Х стали подвергать остракизму, приклеили ярлык группы, заботящейся лишь о внешнем имидже.

Однако Йошики не терял уверенности в своих силах.

«Если продолжать бежать, то рано или поздно обязательно увидишь цель. У меня теперь путей для отступления нет».
И Йошики чувствовал, что группа Х с оглушительным грохотом набирая ускорение, движется вперед.
На деньги, вырученные от концертов, Йошики купил дешевый подержанный минивэн и, задумав устроить тур по случаю выхода сингла, начал подготовку. Масштабное турне, которое должно было пройти по районам Токио, Нагои и Осаки, стало для группы новым вызовом. И в случае успешного завершения тура область деятельности группы резко расширится.
Однако к тому времени, как начался тур по крупнейшим городам, среди участников группы начались разногласия. Джун и Хикару, которых Йошики считал наконец-то найденными постоянными участниками группы, начали ему противоречить. Раскол становился все больше, и в конце концов, исправить что-либо стало невозможно. Они бросали в адрес Йошики язвительные замечания:

«Музыка Йошики совсем перестала быть хард-роком. Мы хотим играть настоящий хард-рок».

«Мы не хотим играть в группе, которая участвует в телепрограммах и получает слишком много разных влияний отовсюду».

Во время тура они прямо на сцене объявили в микрофон о своем отделении от Х и создании новой группы.

«Теперь мы хотим создать совсем другую группу. Это будет группа, исполняющая классический хард-рок. Потому что здесь это стало невозможным».

Йошики, которого глубоко ранили эти резкие слова, ничего не мог поделать, кроме как смотреть им в спину.

Конечно, играть в группе или уйти из нее — это личное дело каждого. Но как можно объявить такое прямо среди концерта, еще и посмеиваясь при этом!

Больше Йошики с Хикару и Джуном не разговаривал. Собрав все свои силы, он закончил запланированный тур. Хикару и Джун сразу покинули группу.


Хотя первый тираж сингла в 2500 экземпляров был распродан, но Йошики не стал делать повторную допечатку, так как принимавшие участие в записи Джун и Хикару ушли из группы.

Йошики, не раз уже расставашийся с испытанными участниками группы, думал, что и теперь не стоит расстраиваться. Нужно снова вместе с Тошимицу приступить к поискам новых людей. И вдруг на него нахлынуло отчаяние. Может быть, он так никогда и не сможет найти таких участников, каких бы ему хотелось.

В растерянности он прислушавлся к тому, что творилось вокруг.
Директора лайвхаузов и присутствующие на концертах музыкальные критики не переставали насмехаться:

«Выступить в юмористической телепрограмме — все равно, что нанести рок-группе смртельную рану. Теперь таких и рок-группой-то не назовешь. Х должны прекратить выступления. И вообще, лучше всего распустить группу».

Каждый раз, слыша такие слова, Йошики вскипал:

«Что за чушь — загонять рок-музыку под один шаблон!»

Но Йошики, мужественно боровшийся с этим, всегда был один.

И теперь, когда в группе вновь остались лишь ударник и вокалист, он не мог не упрекать себя.

Со времени окончания школы прошло три года, Йошики исполнился 21 год. И все эти годы он полностью, не отвлекаясь ни на что, посвятил Х.
Не боясь неизведанного, без долгой подготовки ворвавшийся в мир рок-музыки, Йошики не стал поступать в музыкальный институт и отказался от карьеры пианиста. Но об этом он не жалел. Но когда группу покинули те двое, в которых он верил, как в настоящих участников группы, то в груди у него возникла пустота. И он мог видеть лишь себя, согнувшегося от удара. Йошики, рассеянно глядя в пространство, видел лишь неподвижную фигуру ударника Х.
Рок-музыка, возникшая во второй половине двадцатого столетия, несла в себе колоссальную энергию, способную сметать все преграды. Для Йошики, с юных лет принявшего рок как способ самовыражения, продолжать деятельность группы означало продолжать верить в себя.

Его чистый энтузиазм, который привел его в лайвхаузы, распахнул многие двери. Однако продвигаясь вперед по этому пути, и в самом мире рок-музыки, которая стала символом борьбы за свободу, ему пришлось столкнуться с существованием ограничений и общепринятого мнения. И теперь, не в силах преодолеть эти ограничения, он чувствовал себя прозябающим в углу этого мира.


Невольно Йошики вспомнил себя во времена старшей школы, когда каждый раз, открывая глаза, он был одержим мыслями о смерти и чувствовал отвращение к жизни.

Но теперь он стал другим. С бешенной скоростью стуча по барабанам, пугая окружающих резкими взрывами эмоций, он может менять энергию восхищения смерти на энергию жизни. И энергия, которая затрачивалась на разрушение, теперь побуждала его стремиться к совершенству.

«Музыка Х — это не хард-рок и не хэви-метал».

«Группа, которая участвует в телепередачах, не может исполнять хард-рок».

Чем больше Йошики слышал такие высказывания, тем сильнее в его сердце становилось стремление к музыкальному совершенству. Он запирался в студии, арендованной на ночь за 500 йен в час, и до утра продолжал барабанить.

И во время записи Йошики тоже стремился к совершенству. Многие музыканты не могли выдержать его требовательности и упорства, когда он указывал на ошибки в игре и без конца повторял дубли, и покидали группу.

Подлинное лицо Йошики, в котором вне всякого баланса уживались разрушение и созидание, совершенство и незавершенность, тишина и шум, жизнь и смерть, покой и движение, и все это в единый момент переходило друг в друга, подлинное его лицо знал только Тошимицу.

После ухода Джуна и Хикару Йошики начал терять уверенность в себе как в лидере группы. Изо всех сил стараясь ради Х, но не достигая результатов, он видел себя слово летящим высоко в небе и потерявшим направление. Переполненная мыслями душа Йошики погрузилась во тьму. С побледневшим лицом он высказал вслух одолевавшие его беспокойные мысли. И единственным собеседником, который его выслушивал, был Тошимицу.

«Если так пойдет и дальше, наверное, нам никогда не найти новых участников группы. Уже все опротивело. Может, лучше бросить?»

Глядевший на расстроенного Йошики его друг Тошимицу совершенно не изменился.Это был все тот же Тоши, который три года назад сидел в комнате Йошики и с аппетитом ел арахисовый шоколад.

«Разве до сих пор мы уже не добились чего-то? Все будет в порядке, Йошики. Все наладится. И дальше будем стараться вместе».

Пока Йошики слушал голос Тошимицу, в голове у него переплеталось множество мыслей. Разбивая мораль, желая разрушить существующий образ мыслей, демонстрируя это всеми своими действиями, Йошики двигался вперед под действием силы отрицания. Иными словами, если бы перед ним не возникало препятствий, еще не известно, смог бы он добраться до цели.

Только полностью разрушив все препятствия на своем пути...

Йошики посмотрел в лицо Тошимицу, и его беспокойство исчезло, как лопнувший

мыльный пузырь.

«Да, Тоши, в который раз будем искать новых участников группы».

У Йошики часто бывало предчувствие, что завтра его жизнь может оборваться. Именно поэтому он хотел жить полной жизнью сейчас, в каждое мгновение. Поэтому в его пульсирующем сердце сразу запечетлевались новые цели и звали его вперед.
Во второй половине 1986 года Йошики начал искать гитариста и басиста. Он решил еще раз найти общие точки с Тайджи, который покинул группу около года назад из-за музыкальных разногласий, и снова позвонил ему. Тайджи с тех пор не присоединился к другой группе.

«Давай еще раз попробуй поиграть в Х? Нам нужен басист».

Тайджи молча выслушал предложение Йошики. Тот знал, что Тайджи так просто не меняет свих убеждений, и между ними сушествовали конфликты и противоречия, но в то же время считал, что они смогут двигаться вместе к одним целям.

Наконец, он договорился с басистом, теперь необходимо было искать гитариста. Йошики нашел гитариста по имени Исао, который был известен свой техничной игрой. Посетив Исао, который жил в Кокубундзи, он заручился его согласием присоединиться к Х.

Йошики, и сам удивленный тем, что удалось собрать таких сильных музыкантов, надеялся, что именно теперь Х смогут по-настоящему проявить себя в музыке.

«Хочу, чтобы в Х было две гитары», - говорил Йошики, и все были с ним согласны.

Йошики вспоминал всех друзей и знакомых, кто мог бы стать кандидатом в гитаристы. И хотя хороших музыкантов было очень много, но лишь один воплощал его идеал. Йошики еще не встречал гитариста лучшего, чем Хидэто Матсумото, лидер группы SAVER TIGER.

«Хидэ-чан просто рожден, чтобы стать гитаристом Х. Это же очевидно!» - говорил Йошики своему другу Тошимицу. «Когда-нибудь Х станет лучше, чем SAVER TIGER, и я его все равно переманю», - заявлял он не раз.


Йошики узнал о существовании Хидэто в то время, как Х только начали свои выступления в лайвхаузах. Он был на сольном концерте SAVER TIGER, который состоялся в клубе EXPLOSION, и был потрясен их энергетикой и особым стилем. Казалось, сила Хидэто задавала тон всей группе. Они совершенно не придерживались определенных рамок, являясь и модными, и в тоже время дикими. Их выступления, напоминавшие BLACK SABBATH времен Оззи Осборна, и особенно игра Хидэто на гитаре, производили огромное впечатление на зрителей.

Это группа была действительно популярной и имела множество фанатов, так что слухи о том, что вскоре состоится их настоящий дебют, были не лишены оснований.

Хидэто, в свою очередь, тоже был наслышан о Йошики, о котором в компании общих друзей говорилось больше, чем о ком-либо другом.

Впервые Хидэто увидел Йошики во время концерта Х в лайвхаузе в Йокогаме, и с первого взгляда Йошики запал ему в душу.

ДляХидэто, родившегося в Йокосуке, районы Сенан и Йокогамы имели особое значение. Едва он вошел в зал, его охватило напряжение.
Посмотрев концерт, во время которого ломали гитары, расколотили ударную установку, взрывали фейерверки, Хидэто, немного волнуясь, отправился в гримерку. Среди покрытых толстым слоем косметики светловолосых музыкантов он никак не мог найти Йошики. Вскоре тот выскочил из туалета и появился прямо перед Хидэто:

«Добро пожаловать, я Йошики».

Казалось, этот обаятельный человек — совсем не тот, что кричал во время концерта грубые слова в зрительный зал.

Когда Хидэто увидел перед собой Йошики, чем-то похожего на иностранного ребенка, его напряжение совершенно исчезло. Он спокойно начал разговор:

«Надо же, как все полностью разломали, словно над сценой огромный Обаку пронесся, интересно получилось».

«Да, да, хорошо получилось», - отвечал довольный Йошики и пригласил Хидэто на пати, которая как всегда проходила после концерта.

«Если сможешь, приходи, там тоже будет весело».

Хидэто с радостью принял это приглашение.

В переполненном ресторане, увидев Хидэто, Йошики растолкал людей и приготовил ему место.

«Я слышал, что у Х вечеринки класные, но действительность превзошла ожидания».

Эти слова очень порадовали Йошики.

«Ну, сегодня еще скромно, обычно еще больше народу собирается».

Среди шума, смеха и гвалта Йошики и гитарист, который был старше его всего на год, сидели рядом и неторопливо вели разговор. В этот момент оба поняли, насколько совпадают их мысли и чувства.

В дальнейшем Йошики часто встречался с Хидэто и в других местах, не связанных с лайвхаузами. Окружающие очень удивлялись, видя ведущих теплую беседу лидера популярной группы SAVER TIGER и лидера группы Х, которая того и гляди прекратит свое существование из-за отсутствия музыкантов. Немало нашлось доброжелателей, которые советовали Хидэто «держаться от этого Йошики подальше» и не выступать с ним вместе на одной сцене. Хидэто удивлялся количеству недоброжелателей Х, но их дружба с Йошики день ото дня становилась все крепче.

Однажды SAVER TIGER давали концерт в Йокогаме в лайвхаузе под названием yokohama 7th AVENUE. Йошики услышал про это и примчался на машине из Токио в Йокогаму. Пока он смотрел концерт, в нем окончательно окрепла решимость.

«Сегодня я его точно приглашу».

Йошики не мог допустить, чтобы сверкающий на сцене Хидэто не стал еще одним участником Х.

Немало выпив на послеконцертной вечеринке, Йошики, не смотря на то, что рядом сидели музыканты группы, воскликнул:

«Хиде, присоединяйся к Х!»

Сидящий рядом с Йошики товарищ скорее протянул руку и зажал ему рот.

«Йошики-сан! Нельзя в таком месте! Если переманивать к себе лидера перед лицом группы, может быть большой скандал!»

«Это не имеет значения. Сегодня я хочу сказать ему напрямую!»

Но больше всех был удивлен сам Хидэто. Он схватил Йошики за руку и отвел его в угол кафе.

«Пожалуйста, не говори это в таком месте, Йошики. Давай тут поговорим».

Другие участники группы услышали Йошики и раздались возмущенные голоса. Но большое количество сакэ, которое обычно служило началом ссор, в этот раз помогло избежать скандала. Йошики и участники группы SAVER TIGER, уже сильно пьяные, не подрались, а мирно смеясь, продолжили гулять до утра.

Продолжавший пить Йошики повернулся к Хидэто и серьезно сказал:

«Хиде, ты и я в будущем обязательно будем вместе!»

Йошики знал, что многие группы были бы рады видеть Хидэто в своих рядах, но он верил, что Хидэто обязательно станет одним из Х.

Хидэто слушал самоуверенные слова Йошики и только молча улыбался.
Но в действительности в SAVER TIGER тоже были немалые проблемы с составом. Несмотря на популярность, из-за противоречий между музыкантами во второй половине 1986 года группа была вынуждена прекратить свою деятельность.

Когда было принято решение о роспуске группы, в которую Хидэто вложил всю свою душу, он позвонил по телефону Йошики.

«Я ухожу из группы».

«Что случилось?»

На вопрос Йошики Хидэто коротко ответил:

«Мы решили распустить SAVER TIGER. Взаимопонимания между участниками не стало, и мы не смогли продолжать вместе».

Голос его звучал необычайно расстроенно.

«У меня есть лицензия косметолога. Вернусь домой в Йокосуку, стану косметологом. О гитаре придется забыть».

«Неужели? Ты не изменишь решения?»

«Я уже решил».

Йошики, который до сих пор настойчиво звал Хидэто к себе в группу, услышал его твердое решение, произнесенное сдавленным голосом, и решил принять его. Он глубоко уважал чувства Хидэто и не стал звать его в группу.

«Что ж, возможно, так будет лучше».

На этом разговор закончился.

Однако на душе у Хидэто покоя не было. Через два-три дня, так и не начав новую жизнь, он снова позвонил Йошики.

«Йошики, что ты сейчас делаешь?»

«Сейчас у нас репетиция в студии в Икэбукуро».

Услышав это, Хидэто сразу спросил:

«Вот как! А можно я приду посмотреть?»

«Конечно, можно!»

Через некоторое время приехавшего Хидэто встретили Йошики, Тошимицу, Тайджи и Исао. Хидэто устроился на полу студии и внимательно наблюдал за репетицией четверых музыкантов. Начавшись в восемь часов вечера, репетиция закончилось около двух часов ночи. Йошики обратился к Хидэто:

«Мы пойдем выпить, Хидэ, пойдешь с нами?»

«Да».


Йошики понял, что друг тяжело переживает роспуск своей группы. Представляя себе всю горечь таких чувств, он не мог найти слова сочувствия и утешения.

И вдруг посреди несерьезного разговора Хидэто тихо произнес, так чтобы его слышал только Йошики.

«В Х все еще нужен гитарист?»

«Да».


После ответа Йошики Хидэто вновь замолчал.

В баре Йошики, понимая чувства Хидэто, завел незначащий разговор. Неожиданно Хидэто произнес:

«Я присоединяюсь».

«Что?»


Хотя Йошики отлично понял смысл слов, но не мог не переспросить еще раз.

«Ты это серьезно?»

Для Хидэто не имела значение плохая репутация Йошики и всей группы. Он знал, что сможет быть в группе только с Йошики, который мог тпонять его боль после потери

SAVER TIGER.

“Да, я присоединяюсь к Х».

Йошики, не в силах сдержать переполнявших чувств, вскочил и издал дикий крик радости. Остальные участники группы были тоже очень рады. Ведь считавшийся лучшим гитарист связал теперь свое имя с Х.

Теперь Йошики чувствовал, что способен свернуть горы. И может быть, теперь они смогут изменить мир рок-музыки. Йошики исполнился 21 год, и он чувствовал небывалую силу в каждом вдохе, в каждом ударе сердца.

В конце 86 года, вскоре после присоединения Хидэто, произошел еще один инцидент. Гитарист Исао попал в аварию на мотоцикле, его положили в больницу, после чего он вынужден был оставить группу.

«В Х должно быть две гитары», - говорил Хидэто, и Йошики кивал в подтверждение:

«Да, необходимо срочно искать второго гитариста».

И Йошики пообещал Хидэто обязательно найти второго гитариста.
2 января 1987 года Йошики позвонил одному знакомому гитаристу. Это был Ишидзука, который время от времени выступал в Х в качестве саппорт-гитариста. Незадолго до этого Йошики, Тошимицу и Тайджи втроем делали запись для альбома «SKULL TRASH ZONE VOLUME I» и партию гитары поручили исполнить Ишидзуке. «Stab Me In The Back» и «No Connection» были записаны, и после этого Ишидзука вновь вернулся к работе в магазин видеопроката. Он до сих пор не был занят в постоянной группе.

«Пата, это Йошики. Чем ты сейчас занят?»

«Все так же, подрабатываю в видеопрокате».

Йошики вкратце рассказал ему о присоединении Хидэто и, вспомнив игру Ишидзуки, окончательно принял решение.

«Пата, присоединяйся к Х. Кроме тебя никто не сможет играть вместе с Хидэ».

Пата, как обычно, не тратил времени на долгие раздумья.

«Хорошо».
Йошики был глубоко взволнован тем, что наконец-то удалось собрать в группе полный состав.

И хотя они встречались каждый день на репетициях, по вечерам им не хотелось расставаться, и они вместе пили до следующего утра. Каждый раз, когда они вместе приходили в столовую, расположенную недалеко от арендованной студии, Йошики тихо шептал:

«Теперь у меня есть еще одна семья».
Йошики охватило предчувствие, что вскоре начнутся важные события. И хотя на первый взгляд никаких значительных изменений не замечалось, но в воздухе словно что-то назревало. Подобно точнейшему прибору, Йошики с его восприимчивостью уже понял, что

создание Х станет первым признаком возникновения новой японской рок-музыки.



Глава 4. Память о быстром беге.
Выпуск Vanishing Vision.
В 1987 году все пятеро участников группы «Х» почти все время проводили в студии. Йошики, стремясь к скоростной игре на ударных, постоянно тренировался и мог барабанить с потрясающей скоростью, но вовсе не из-за необходимости следовать стилю трэш-метал, ему просто очень нравилась музыка с быстрым ритмом.

Йошики искренне верил, что музыка «Х» способна завоевать сердца людей, оказать большое влияние на них. В то же время музыкальные критики и музыканты из других групп постоянно ругали «Х» и исполняемые группой песни, ставя их на все более низкие позиции.

«Я буду продолжать создавать такую музыку, какую считаю нужной. В музыке нет правильных и неправильных решений. Пусть говорят что хотят, мне все равно».

Такая жесткая позиция Йошики способствовала упрочению своеобразной оригинальности группы. Но тогда их считали еретиками, которые далеко отошли от основных групп, исполняющих хэви-металл, и все вокруг были уверены, что их популярность продлится недолго.

Группы, которые стремились стать мэйджерами, рассматривали высказывания музыкальных критиков, авторов статей и редакторов музыкальных журналов, как ценные указания. Многие музыканты очень беспокоились о том, какое впечатление производит их музыка. На послеконцертных вечеринках обязательно появлялись и критики. Музыканты с почтением относились к ним. И вся вечеринка превращалась из радостного праздника в особую встречу, где проводились разбор и критика выступления, музыки, костюмов и давались рекомендации на будущее. Перед лицом критиков молодые рок-музыканты сидели, сложив руки на коленях, и лишь послушно кивали их словам.

Йошики, глядя на группы, которые следовали таким советам критиков, не мог скрывать разочарования. Они думали, что заслужив одобрение критиков, смогут кратчайшим путем достигнуть положения мэйджеров, но при этом Йошики видел, что они теряют дух рок-музыки.

Как и следовало ожидать, критики, оказывавшие сильное влияние на фирмы грамзаписи и средства массовой информации, выступали как могущественная сила по отношению к музыкантам. Те из них, кто радовался, удостоившись одобрения со стороны критиков, нередко говорили Йошики:

«Тот критик обратил на нас внимание, теперь и статья в журнале появится!»

«Мы работаем серьезно, поэтому и получили похвалу критиков. Теперь уже скоро выпадет случай, чтобы заключить контракт с фирмой звукозаписи».

Музыкальные журналы, специализирующиеся на рок-музыке, тоже писали в основном о группах, близких к музыкальным критикам.

«Не стоит писать обо всех молодых группах, которые стремятся к хард-року, а только о тех, кто серьезно относится к музыке. Те же, у кого только яркая косметика и прически, вовсе не являются рок-музыкантами», - заявляли некоторые критики и с пренебрежением отзывались об «Х».

Однако, те группы, которые нравились критикам, следовали легковесным советам и постепенно теряли свою индивидуальность. Йошики терпеть не мог группы, которые ради увеличения продаж делали все, чтобы попасть в милость критикам.

«Рок-музыка — это ведь не просто продажи. Рокером можно назвать лишь человека, чья душа пылает огнем».

Заявляя так, Йошики гордился собственным индивидуальным стилем, но окружающие воспринимали его музыку весьма холодно.

«У этой группы лишь броский внешний вид».

«У них в музыке - только быстрые ударные».

И такие разговоры за спиной не прекращались. Но Йошики совершенно не обращал на них внимания.

« Хочется говорить — пусть говорят. Если невозможно стать мейджерами без того, чтобы им угодить, значит, останемся на всю жизнь индисовской группой. И будем делать музыку, не уступающую ни в чем мейджерским группам. И наш альбом станет большим хитом!»

Чем больше критики и другие группы говорили о том, что для «Х» мейджерский дебют невозможен, тем сильнее проявлялся в Йошики дух противоречия.

В мире рок-музыки «Х» были полностью окружены противниками. Однако, после того, как к группе присоединился Хидэто, который во всем поддерживал Йошики, группа стала давать еще более впечатляющие представления. Однажды они втащили на сцену 20-килограммовый баллон с углекислотой и безрассудно катали его, выпуская белый газ. Йошики прыгнул в зрительный зал, нечаянно толкнув Хидэто, который попал под баллон и получил травму.

Чем более яростными и эмоциональными становились выступления, тем причудливее становился и внешний вид музыкантов. В какой бы толпе они ни находились, люди старались обходить их стороной.

Фантазия Йошики казалась неистощимой. Когда с прекрасным макияжем Йошики появлялся на сцене, девушки фанатки громко кричали: «Йошики красивый!» Женская одежда и яркие аксессуары, в которых Йошики появлялся на сцене, создавали разительный контраст с его яростной игрой на ударных. Этот контраст вызывал у фанатов горячий энтузиазм. Но Йошики вовсе не стремился демонстрировать феминизм или что-то в этом роде. Все это было только для того, чтобы достичь наибольшей выразительности выступления.

«Раз это нравится, то попробую некоторое время такой женственный стиль. Постараюсь выглядеть еще более красивым».

С каждым разом Йошики выглядел еще более красивым, и из зала доносились доселе неслыханные приветственные крики. И через некоторое время зал стало заполнять множество фанатов, копирующих одежду и макияж Йошики и Хидэто.

«Надо же, у них макияж получается еще лучше, чем у меня», - посмеивался Йошики, обводя глазами зрительный зал. Видя перед собой десятки людей, одетых и накрашенных точно так же, как он, музыкант чувствовал себя с ними единым целым.

Группа «Х», проникнутая собственным стилем, рождала особое единство взглядов не только на музыку, но и на одежду и на прически.


Однако, хотя музыка «Х» завоевывала сердца фанатов, и множество людей собиралось на концерты, она не могла найти понимание у других групп и представителей мира рок-музыки. Лидеры многих рок-групп с холодным осуждением говорили о Йошики:

«С «Х» надо что-то делать».

«В таком виде, как сейчас, это просто позор для хард-рока».

Замалчивая эмоциональный подъем, возникающий во время концертов, они не давали себе труда дать оценку с точки зрения музыки. Тем не менее, они считали Йошики зачинщиком, разрушающим образ хард-рока и хэви-метал.


В то время в лайвхаузах, где имелось фортепиано, Йошики иногда устраивал сольные выступления, исполняя наизусть музыку Баха, Моцарта и Шопена, что производило огромное впечатление на слушателей. Не только фанаты были изумлены, но и работники лайв-хаузов и выступающие на одной сцене группы. Растерянно глядя на Йошики, полностью отрицающего здравый смысл, они все равно продолжали осуждать его.

Время от времени перед Йошики, который вовсе не нуждался в том, чтобы становиться объектом обсуждения, возникали известные критики и начинали публично высказывать свое нелицеприятное мнение о группе.

«Я уже давно наблюдаю за «Х». Что касается музыки, у вас есть неплохие вещи. Поэтому вы должны работать серьезно. Может быть, тогда вам выпадет шанс для мейджерского дебюта. И прежде всего, нужно прекратить валять дурака на сцене. А те фанаты, которые радуются этому, вовсе не настоящие фанаты рок-музыки. И вообще, группа, которая не может серьезно работать в индустрии, не имеет будущего».

Высказав все, что хотелось, в одностороннем порядке, критик удалялся, а Йошики со злостью смотрел ему вслед и с трудом сдерживал гнев. Он не собирался ни на йоту менять свои убеждения и был далек от благодарности за такие советы критиков.

«Мы не хотим, чтобы о нашей музыке говорили всякую ерунду. Наплевать на их слова».

В сердце Йошики крепло чувство противоречия. Во всех критиках он стал видеть врагов. Увидев какого-нибудь критика на концерте, он тут же начинал кричать:

«Чего сюда заявились? Нечего вам здесь делать!»

Иногда, даже будучи на сцене, он спускался вниз и сам прогонял их. Изгнанные критики не могли понять причины такого поведения Йошики. Поэтому еще больше распространялась дурная слава о нем, как о грубияне и дебошире.


Тур «Х» собрал полные залы во всех городах, но это не уменьшило враждебности по отношению к группе. В журналах появлялись статьи с заголовками, выставляющими группу в дурацком свете.

«Х» — это что еще такое?»

«Х» - группа, которая достигла популярности только благодаря дешевым внешним эффектам».

Такого рода статьи стали появляться все чаще. Прочитав их, Йошики возмущался, брался за перо, писал длинное опровержение и посылал его в редакцию.

Порой он сам звонил по телефону и возмущался:

«Это Йошики из группы «Х». Сколько можно выставлять нас дураками!»

Однако горячность Йошики не только не решала проблемы, но напротив, приводила к еще большим трудностям. Противодействие критиков стало неодолимым.

Но наряду с Йошики, занявшим непримиримую позицию, еще один человек был сильно обеспокоен ситуацией вокруг группы. Это был Хидэто.

Еще со времен «SAVER TIGER» он бы знаком с многими критиками, и, завидев кого-либо из них, Хидэто пытался увещевать Йошики, который даже не пытался скрыть свой гнев.

«Йошики, я тебя понимаю. Но ведь иногда такие связи могут оказаться очень важными! Критики думают, что они выращивают группы, верят, что способствуют развитию японской рок-музыки. Если же действовать так, как ты, можно просто поссориться со всеми, могут возникнуть большие проблемы. Разве не лучше будет использовать критиков? Давай, хотя бы один раз встретимся с одним моим знакомым критиком, попробуем поговорить спокойно. Критик ведь тоже человек, когда познакомится с тобой, сможет понять твое мнение».

«Хорошо, Хидэ, будь по-твоему. Согласен на встречу».

И Йошики, который прислушивался к советам Хидэ, пообещал встретиться с одним известным критиком.

Пришедший на встречу критик был известным человеком, имеющим большое влияние в мире рок-музыки. Как только они втроем начали разговор, критик с искренним видом начал поучать Йошики.

«Так, как вы делаете, продолжать нельзя. Техника у вас более или менее есть, поэтому необходимо подумать о стиле. Всем нужно покрасить волосы в черный цвет, костюмы сделать в армейском стиле. Думаю, это приведет к успеху. А после этого я познакомлю вас с менеджерами фирм звукозаписи. Так что старайтесь!»

Йошики вскочил:

«Это что за чушь?»

Хидэто схватил Йошики за руку, но не мог его удержать. Йошики, не раздумывая, выпалил первые пришедшие на ум слова:

«Мы делаем музыку вовсе не для критиков!»

Хидэто, встав рядом с Йошики, зашептал ему на ухо:

«Перестань, сдерживайся!»

Йошики вспомнил лица участников группы и решил изо всех сил сдержаться и не ударить стоящего перед ним противника.

«И что же, каким образом «Х» собирается продолжать свою деятельность?»

Услышав вопрос критика, в голосе которого явственно звучали оценивающие ноты, Йошики с нажимом ответил:

«Мы планируем самостоятельно выпустить альбом. Когда он будет готов, проведем тур по стране. А потом, чтобы еще больше привлечь внимание и к музыке «Х», и к внешнему виду, мы думаем выступить на телевидении!»

Ошеломленный критик едва вымолвил:

«Да вы просто скатитесь в андеграунд! Рок-группы никогда не выступают на телевидении!»

Сопротивлявшийся любому давлению Йошики вскинул голову:

«Именно поэтому мы будем на телевидении. Обязательно выступим!»

В ответ на заявление Йошики критик только вздохнул:

«Даже если вы и сможете выступить на телевидении, то в эту же минуту вы потеряете доверие фанатов. Поверьте моему опыту, рок-фанаты отворачиваются от групп, которые выступают на телевидении. Разве это хорошо?»

Но Йошики совершенно не мог выносить, чтобы кто-то указывал ему, что делать.

« А я так не думаю. Я верю, что наши фанаты будут с нами».

После такого заявления Йошики разговор прекратился. Они разошлись, словно параллельные линии, но Йошики оставался спокоен. Хидэто, который молча слушал разговор двоих, посмотрел на спокойного Йошики и поразился. Когда критик ушел, Хидэто, принявший решение, положил руку Йошики на плечо и сказал:

«Йошики! Теперь я понял. «Х» придется пробиваться самим. Поэтому будем работать, не обращая внимания на слова критиков. Будем создавать прекрасную музыку с отличными аранжировками, так, чтобы никто не мог нас ни в чем упрекнуть».

Конечно, Йошики думал точно так же.

«Да, именно так. Мы еще только начинаем. Нам нужно стать настоящими профессионалами. С сегодняшнего дня будем упражняться еще больше».


По сравнению с другими группами, «Х» проводили огромное количество репетиций, но чтобы выпустить альбом, необходимо было до предела сконцентрировать все усилия.

Для репетиций необходимо было арендовать студию за 250000 йен в месяц. Было решено, что каждый участник группы будет вносить каждый месяц по 50000 йен. Для

Тошимицу, Ишидзуки и Тайджи, живущих только на свои заработки, это была большая сумма. Тошимицу, который закончил годичные курсы настройщиков фортепиано, в свободное от работы в группе время подрабатывал в качестве бармена. Ишидзука продолжал работать в видеопрокате, а Тайджи зарабатывал уборкой в лав-отеле. Иногда им не удавалось набрать нужную сумму, и тогда приходилось продавать личные вещи. Снижая расходы на жизнь до минимума, они собирали деньги на арендную плату. Три раза в неделю они собирались в студии и репетировали допоздна без малейших сомнений.

Из-за аккуратного характера Тошимицу ему поручили вести денежный учет. К определенному сроку он собирал деньги со всех участников группы, относил их в банк и оплачивал аренду студии.

Йошики увеличил количество репетиций группы, но кроме того добавил и число собственных тренировок. Четыре раза в неделю он в одиночестве запирался в студии. Он хотел быть полностью уверен в собственной технике, поэтому упражнялся до тех пор, пока не исчезали малейшие сомнения. Среди других групп Йошики был известен своей скоростью, но он хотел играть еще быстрее.

«Хочу стать самым быстрым ударником в мире!»

Он заставлял свое тело двигаться все быстрее, словно в него вселялся какой-то дьявольский дух.

«Йошики, как ты можешь барабанить так быстро? Словно видео с убыстренной скоростью! Конечно, Йошики — самый быстрый ударник в мире».

Но как бы Хидэто и Тошимицу не расхваливали его игру, Йошики не был полностью доволен. Сыграв длинный кусок, он удивлял товарищей таким восклицанием:

«Эх! В первой части ошибся!»

Конечно же, кроме Йошики никто не заметил никакой ошибки. После этого он продолжал барабанить еще более быстро.

Увлеченные репетициями, они горели воодушевлением. Однако чем больше времени уделялось упражнениям, тем острее становился денежный вопрос. Хотя Йошики получал деньги от матери, платить за студию становилось все тяжелее. Но он не хотел сокращать репетиции и тратить время на работу, поэтому пришлось вновь обратиться к матери с просьбой увеличить сумму и таким образом решить эту проблему.


Во время репетиций «Х», словно на тренировках спортсменов, были необходимы физическая сила и сила духа. В студии, благодаря огромной концентрации Йошики, царило напряжение вплоть до мурашек по коже. Однако никто из музыкантов не хотел отступать. Все они верили, что самый правильный путь для «Х» — это следовать за Йошики, рвущимся вперед.

Однажды во время такой напряженной репетиции Хидэто заговорил с Йошики о песне «Kurenai», слова и музыку к которой написал Йошики:

«Я очень люблю эту песню, но последнее время мы ее почти не играем. Если сделать аранжировку в рок-стиле, звучание будет гораздо лучше, как ты думаешь? Сейчас только скорость подчеркнута, так что напоминает поп-песни. Давайте сделаем аранжировку, которая возможна только в «Х»!

Во время бесчисленных репетиций возникало звучание, подобное ясному свету звезд. Йошики почувствовал, что во время работы над аранжировками и исполнением песен стала возникать понятная лишь участникам группы чудесная гармония


К началу весны 1987 года в душе у Йошики созрело множество замыслов. Хотя, изнуренный увеличившейся нагрузкой, он похудел, но глаза его сияли. Благодаря упорным тренировкам тело его покрылось мышцами, как доспехами, и все чувства внутри обострились. Он вел образ жизни, перепутав день и ночь, но чувствовал себя бодрым. Его охватывало то же чувство, когда поднимаешься по крутому склону холма, достигаешь вершины, сильный ветер бьет в лицо, и ты смотришь вниз, где расстилается прекрасное море. Создаваемая им музыка, словно освежающее прикосновение, пронизывала все тело. И эти чувства наполняли его уверенностью и решимостью. И какие бы критики ни становились на его пути, Йошики верил, что у него есть достаточно сил, чтобы бороться с ними.
В перерывах между репетициями все пятеро воодушевленно обсуждали будущее группы. Йошики в нескольких точных словах предложил план будущей деятельности «Х».

«Прежде всего, проведем сольный концерт. И, конечно, выпустим первый альбом».

Все музыканты, мечтавшие поскорее продемонстрировать свои достижения, радостно согласились с этим планом.
Йошики начал искать лайвхауз, где можно было бы провести сольный концерт. Планы быстро приобрели конкретные очертания, и вскоре уже было составлено расписание. В июле 1987 года состоится концерт в Токио в THE LIVE STATION, а в августе в Бурбон-хаузе в Осака. Кроме того, было решено провести концерт в Мегуро в лайвхаузе под названием Рокумейкан. Это был лайв-хауз с богатыми традициями, и группе уже доводилось выступать на его сцене. Однако тогда это было выступление в числе нескольких групп, а проводить сольный концерт, испытывая все напряжение и ответственность, им еще не доводилось. Для многих рок-групп заветной мечтой было отыграть сольный концерт в таком месте.

Музыканты усиленно репетировали перед такими важными выступлениями и обменивались идеями о том, как привлечь побольше зрителей. Ведь если билеты не будут распроданы и в зале останутся свободные места, то сбудутся предсказания критиков. Йошики ни в коем случае не хотел потерпеть поражение.

«Мы ни в коем случае не должны провалиться на первом же концерте. Нужно сделать что-то такое, на что способны только «Х». Может, всем фанатам, кто придет на сольный концерт, сделаем подарки?» - предложил Йошики.

«Ты серьезно? Сколько же денег понадобится для такого! Мы едва можем платить за студию!»

Но Йошики словно бы и не слышал слов Тошимицу.

«Что-то хорошее. Например, холодильник! Придешь на концерт — получишь холодильник, ведь здорово!»

Все восприняли эти слова как шутку и посмеялись, хотя когда речь шла о Йошики, никогда нельзя было знать его подлинных намерений.

«А как его тащить, холодильник-то? Это не пойдет», - заявил Тайджи.

«Да, холодильник не подходит, тогда, может, микроволновку?»

Хотя это была шутка, казалось, его фантазия вышла далеко за пределы здравого смысла. Но ему хотелось придумать что-то небанальное, такое, что не могли бы придумать другие. Разошедшись, Йошики стал быстро предлагать совершенно нелепые вещи. Называя одно за другим все, что придет в голову, он исчерпал все электротовары, а потом принял серьезный вид и предложил план, требующий их собственных усилий.

«Хорошо, я все понял. Отставим электротовары и сделаем свой видеоклип. И тем фанатам, кто придет на концерт, раздадим видеокассеты бесплатно».

Остальные еще не поняли, где кончились шутки и начался серьезный разговор, а Йошики уже изложил план по созданию клипа. Дело в том, что у Йошики был один знакомый журналист из музыкального журнала, который занимался и видеосъемкой. Однажды он сказал, что хочет снять «Х» на видео. Тогда же он обещал Йошики сделать это бесплатно.

«Если это поручить ему, то можно не заботиться об операторе и аппаратуре, и тогда расходы будут минимальны».

Остальные участники группы казались не вполне удовлетворенными этим планом. Тошимицу сказал:

«Конечно, это гораздо лучше, чем электротовары, но все же потребуется немало денег, чтобы раздать потом видеоклипы бесплатно!»

«Да, но я уже все решил. Прежде всего, до завтра все должны сдать по 30000 йен!»

Этот приказ не подлежал обсуждению, и на следующий день все принесли требуемую сумму. Все деньги сдали, ответственному за финансы, Тошимицу, а Йошики, не взяв из них ни копейки, отправился к журналисту, чтобы обсудить создание клипа. Тот подтвердил свое согласие сделать работу бесплатно, и они сразу перешли к обсуждению содержания клипа, каков будет сюжет и что можно снять. Под влиянием энтузиазма Йошики этому журналисту вдруг пришла в голову идея:

«Было бы очень хорошо, чтобы в клипе появились байкеры».

Действительно, байкеры как нельзя лучше подходили в качестве символа энергии рок-музыки. Йошики, почти не раздумывая, ответил:

«Да, наверное, это будет хорошо. Надо будет собрать байкеров».

Йошики вспомнил, что еще раньше он бывал в одном баре, хозяин которого ездил на мотоцикле марки Харлей Дэвидсон. Йошики познакомился тогда с этим хозяином, который оказался лидером местных байкеров. И теперь Йошики отправился к этому человеку, рассказал о плане снять видеоклип и завел разговор об участии в этом байкеров. Конечно, он предупредил, что никакого бюджета у них нет.

«Хорошо, мы все соберемся и поможем снять клип. Около 50 машин будет нормально. Ничего, что бесплатно. Когда-нибудь «Х» будет знаменитой группой, тогда сделаете рекламу моему бару, этого будет достаточно».

«Обещаю».

Йошики, улыбаясь, выслушал слова хозяина бара и уверенно сказал:

«Это обещание я обязательно когда-нибудь выполню, и, может быть, ждать придется не так уж и долго».

Через несколько дней начались съемки. Были выбраны три песни - «XCLAMATION», «Stab Me In The Back» и «Kurenai».

Хотя съемка, осуществляемая столь малым персоналом, была немного суетливой, но никто из участников не мог скрыть воодушевления. Как бы то ни было, появление мотоциклистов на «харлеях» для съемок «Х» было великолепным. Сцена, где 50 байкеров мчатся вместе, по силе воздействия не уступала кадрам какого-нибудь голливудского фильма. Байкеры, ездившие вокруг в произвольном порядке, издавая оглушительный рев, представляли собой впечатляющее зрелище.

Кроме того, в клип, среди сцен выступления «Х», по требованию Йошики, который хотел выразить как можно больше, включили сцену с игрой на горящих барабанах. Йошики настоял на ней, невзирая на опасность ожогов.

Он привез из дома старую ударную установку, которую получил в подарок на 11 лет, установил ее на пустынном берегу реки Тамагава, потом облил бензином и поджег. Поднявшееся пламя и черный дым охватили Йошики, и на этом фоне были сняты кадры, как он с безумной скоростью стучал по барабанам.
Съемка заняла один день, а следующий день был занят монтажными работами. Через пару дней видеоклип был готов, и имел качество, которое невозможно себе представить при нулевых затратах на его изготовление.

«Получив такой клип, фанаты, конечно, очень обрадуются! А теперь нужно сделать обложку».

Йошики, которому очень понравился видеоклип, решил и обложку изготовить своими руками.

Через несколько дней Йошики попросил одного из младших товарищей, живущего в квартире в Мацудо, пустить его на сутки в одну из комнат. Обычно эта комната содержалась в беспорядке и использовалась как студия. Музыканты сами оклеили унылые стены комнаты черной бумагой. После этого сильно накрасились и стали фотографировать друг друга, поочередно наводя объектив и щелкая затвором.

На получившихся фотографиях были видны странные фигуры. Отобрав несколько снимков, Йошики сделал коллаж и, изготовив клише, отнес его в знакомую типографию.
Готовый 15-минутный клип очень понравился всем участникам группы. Его создание стало возможным только благодаря помощи друзей и знакомых. Если бы пришлось собирать столько байкеров и платить им вознаграждение, это составило бы миллионы йен.

«Если действовать, то все возможно», - повторяли они друг другу.


Чтобы раздать зрителям кассеты с клипом, нужно было проделать еще работу. Серьезную трудность представляла необходимость размножить видео. На собранные в самом начале 150000 йен закупили видеокассеты. Но деньги для перезаписи найти никак не удавалось. Тогда Йошики поручил это Ишидзуке, который продолжал работать в магазине видеопроката.

«Пата, если ты после работы сможешь переписать видео, то получится бесплатно».

И действительно, в магазине имелось все необходимое оборудование для перезаписи видеофильмов.

«Пата, давай! Вот тут и видеокассеты уже приготовлены».

Увидев в квартире Йошики 1000 видеокассет в коробках, которые выглядели как целая гора, Пата сморщился.

«Ты это серьезно?»

Даже обычно спокойный и невозмутимый Пата оторопел от немыслимого задания.

Однако он хорошо знал Йошики и понял, что отступать некуда.

«Ничего не поделаешь. После закрытия магазина как-нибудь попробую».

Несколько дней подряд Ишидзука целыми ночами переписывал кассеты, и наконец, все было готово.

«Эти видеокассеты мы будем раздавать в Осаке и Мегуро».
Конечно, возражать никто не стал. Все двигалось со скоростью, заданной Йошики. Во всех лайвхаузах распространилась информация о том, что в Мегуро и в Бурбон-хаузе в Осаке состоятся сольные концерты под названием «Video GIG» с раздачей подарков. На состоявшийся перед ними концерт в Токио в THE LIVE STATION пришло 300 человек, установив рекорд заведения по посещаемости.

Билеты на концерты с подарками разошлись моментально. Без сомнения, этому способствовало объявление, что первым двухстам зрителям в подарок будет вручен видеоклип. И старые фанаты «Х», и байкеры, которые принимали участие в съемках, рассказывали об «Х», в результате чего множество людей передавало из уст в уста новости о замечательной группе.

В Осаке на концерт пришло 530 человек, в Токио — 350, и везде первым пришедшим двумстам зрителям вручили видеоклипы.

Мощь и скорость представления пятерых артистов, чудесный голос Тошимицу слившись в единое целое, заполнили зал. На этих концертах группа и зрительный зал, казалось, объединялись в потоке музыки.

Известия о сольном концерте «Х» в тот же день распространились по всем лайвхаузам страны и стали главной темой дня. Не было другой группы, которая могла бы собрать такое число зрителей, показать такую высокую технику исполнения, достигнутую многочасовыми репетициями, и яркое звучание, да вдобавок еще и бесплатно раздавать видеоклип.

«Видно, они все там, в «Х», сынки богачей».

«А эти мотоциклисты, наверное, служат в охране их родителей».

Сразу же стали распространяться совершенно безосновательные слухи. Конечно, никто не мог и представить себе, что съемки клипа заняли всего два дня и не стоили никаких денег.


После концерта в Осаке, когда закончилась шумная послеконцертная вечеринка, Йошики вышел из бара и посмотрел на светлеющее небо. Приятный ветерок обдувал разгоряченное алкоголем тело.

«Войди в этот поток, текущий перед глазами».

В этот момент Йошики словно услышал чей-то голос.

«Спокойно доверься себе. Потому что все, что вы можете — это вложить свою душу в музыку».

Йошики показалось, что этот голос похож на голос отца.
Среди суеты дней нельзя сказать, чтобы Йошики совсем не чувствовал искушение смерти. Порой, находясь в полудреме, он не всегда осознавал, жив ли еще или уже умер. Однако, охваченный воодушевлением концерта, он решил следовать голосу, громко звучащему в его душе.

«Люди могут жить именно потому, что в конце должны умереть. Но до этого момента ты можешь жить».

Йошики, который в десятилетнем возрасте словно ощутил касание смерти, все же продолжал жить до сих пор и чувствовал, что мог бы посмотреть смерти в лицо.
На волне успеха «Х» решили провести тур по стране. На вырученные деньги, которые учитывал Тошимицу, они купили автофургон и отправились на концерты по лайвхаузам страны. Водительские права были только у Йошики и Хидэто, но последний заявил, что сможет вести машину только днем. «Я в темноте плохо вижу, что-то вроде «куриной слепоты. Так что днем я смогу вести машину, а когда стемнеет, пусть за рулем будет Йошики».

Однако обычно все переезды совершались по ночам, и Йошики приходилось проделывать путь в тысячи километров практически одному. Однако он совершенно не чувствовал усталости. Сольные концерты способствовали росту популярности группы, и в лайвхаузах, куда «Х» приезжали впервые, их уже ждали фанаты, желающие увидеть концерт. Полностью проданные места стали обычным делом. И Йошики, переполненный энергией ускорения, не замечал трудностей и усталости.

Когда их фургон, нагруженный аппаратурой, прибывал к лайвхаузу, там уже ждали фанаты.

Пытаясь пробиться через толпящихся фанатов, артисты начинали выгружать аппаратуру. Йошики не мог не видеть, насколько изменилась окружающая обстановка.

Полные залы приносили немало денег, эта сумма достигала нескольких сотен тысяч йен. Это были исключительные гонорары для любительской, в сущности, группы, живущей за счет концертов. Доходы «Х» по сравнению с тем, что было несколько месяцев назад, неизмеримо выросли.

Ответственный за финансы, Тошимицу завел книгу бухгалтерского учета, чтобы планомерно расходовать деньги. Он старался аккуратно планировать все траты, например, расходы на бензин, на еду, на отели, плату за проезд по скоростным трассам, расходы на вечеринки после концертов. Однако, ни разу его планам не суждено было осуществиться. На вечеринках после концерта саке лилось рекой. После чего Йошики, Хидэто и Тайджи начинали шуметь и вести себя словно ученики на школьной экскурсии. Из-за этого шума начинались ссоры и скандалы с другими посетителями. Остановить их было совершенно невозможно не только работникам бара, но и спокойным Тошимицу и Ишидзуке. В конце концов, все заработанные деньги уходили на возмещение убытков, и часто музыканты оставались вообще без копейки в кармане. Истратив на штрафы деньги, которые предназначались для оплаты отеля, они были вынуждены ночевать в машине или под открытым небом. Каждый день они говорили, что сегодня-то точно будут ночевать в отеле, но, в конце концов, оказывались в парке на скамейке. Зимой им приходилось терпеть холод, а летом — укусы комаров.

Постоянно тревожный Тощимицу каждый день говорил: «С сегодняшнего дня перестаньте буянить! Давайте ночевать в отеле!» Йошики согласно кивал, но как только начиналась вечеринка, все советы Тошимицу вылетали у него из головы. Причиной такого поведения Йошики было еще одно обстоятельство. Возбуждение, испытанное на концерте, когда он исполнял собственную музыку, яростно стучал по барабанам, заставляло его вести себя более необузданно.

Когда они были в Кансае, то за неимением денег останавливались переночевать у родственников Тошимицу. Хотя «Х» и добились большого успеха на фоне других групп, они не чувствовали себя богатыми. Чтобы как-то поправить финансовое положение, Йошики придумал продавать товары — тургудс.

«Сделаем стикеры и будем всем продавать».

План состоял в том, чтобы изготовить оригинальные стикеры с символикой «Х» и продавать во время концертов по 300 йен за штуку.

«Фанаты, которые собираются в лайвхаузе, обязательно будут их покупать!»

Хидэто был полностью согласен с этим планом. Йошики тут же заказал стикеры, которые загрузили в фургон вместе с аппаратурой и инструментами.

Хидэто сказал:

«Стикеры — это товар, поэтому нельзя брать и наклеивать их просто так, даже самим. Это важный источник дохода для группы».


Однажды, когда музыканты ехали в Осаку по скоростной трассе, вдруг задняя дверь фургона открылась и весь груз: аппаратура, инструменты, косметика - вывалился прямо на дорогу. Йошики резко затормозил, остановился у обочины и выскочил на шоссе, по которому мчались машины со скоростью более 100 км в час, чтобы собрать вещи. И хотя это походило на самоубийство или трюк каскадеров, все остальные последовали за ним.

Через некоторое время они собрали аппаратуру и инструменты, но косметика разбилась при падении и не подлежала использованию. Несколько сотен новых стикеров валялись разбросанными по всей дороге. Хидэто с изменившимся лицом воскликнул:

«Стикеры тоже нужно собрать все до одного!»

Собирать маленькие кусочки бумаги, разбросанные на большой территории шоссе, по которому на бешеной скорости неслись машины, было чистым безумием. Все впятером они кружили по шоссе, уворачиваясь от автомобилей. Больше всего они боялись не попасть под колеса, а случайно наступить на стикер и оставить на нем след.

Через некоторое время раздался звук сирены, подъехала патрульная машина, и полицейский заявил через громкоговоритель:

«Вы что тут делаете? Это же опасно! Немедленно возвращайтесь на обочину!»

Хидэто, стоя среди дороги, поднял руку, показывая полицейскому стикер.

«Извините, нам нужно собрать стикеры, это очень важно, мы не можем их здесь оставить. Разрешите нам еще немного пособирать их».

Освободившись от контроля полиции, они продолжили собирать стикеры. Вечером в отеле они по одному отмывали запачканные стикеры и вытирали их полотенцем.

«Как жаль, почти две трети не смогли собрать».

Йошики утешал расстроенного Хидэто:

«Ничего, напечатаем новые».

И они молча продолжали вытирать грязь со стикеров.

После этого происшествия стикеры не стали грузить вместе с аппаратурой, а упаковали в коробки и поставили под пассажирские сидения, чтобы не беспокоиться о сохранности ценного груза.


К концу осени — началу зимы 1987 года «Х» во многом изменились Уже прошло то время, когда и техника исполнения и звук были несовершенными. Сейчас во всех лайвхаузах страны их встречали как звезд. Охваченные небывалым подъемом, они были на седьмом небе от счастья. Все доводы критиков были полностью опровергнуты.
Йошики решил начать подготовку к выпуску нового альбома. Выпуск альбома индисовской группой на свои средства был не такой уж редкостью, но случай с «Х» был другим. Отказавшись от контракта с фирмой, они хотели сделать все сами. Теперь все чаще с Йошики стали связываться представители звукозаписывающих фирм, которые занимались поиском новых талантов. Начиная с фирмы, представители которой хотели встретиться и поговорить, и заканчивая той, которая уже была готова заключить контракт, Йошики посетили представители около 5 фирм. Йошики совершенно не удивляло, что фирмы теперь признали музыку «Х» и даже готовы заключить контракт. Скорее, ему казалось, что это произошло слишком поздно. Ничто не могло поколебать его уверенность в способности создавать музыку в соответствии с требованиями времени, и постоянные упражнения еще более укрепляли ее.
Итак, «Х», продолжавшие выступать и готовившиеся к записи альбома, были просто завалены предложениями от фирм. Йошики был уверен, что если бы представители фирм не ощутили на своем опыте горячую энергетику концертов группы, они бы не проявили такой интерес. Уверенность Йошики в себе возросла еще больше.
Отзывы критиков тоже изменились на 180 градусов. Среди окружающих поползли слухи, а не заключили ли «Х» уже контракт с фирмой, и многие гадали, когда это произошло и с какой именно фирмой. Йошики встречался с менеджерами и директорами фирм и вел переговоры. Но он вовсе не был лидером такого типа, который только посещает менеджеров записывающих фирм. Менеджеры и директора этих фирм убеждали в огромной разнице в масштабах деятельности индисовских и мейджерских фирм. Но для Йошики не существовало рамок здравого смысла в музыкальном мире. Он считал, что мейджерский контракт с фирмой — это не единственный возможный путь.

«Мы планируем запись альбома. Если мы заключим контракт, то каков будет бюджет альбома?»

Услышав предполагаемую сумму, Йошики не удивился.

«А, вот как...»

Сумма была не намного больше той, что он и предполагал.

«А каковы будут расходы на рекламу?»

И он узнал, сколько денег предполагается выделить на рекламу новой группы. Про себя он подумал: «Такие суммы мы, наверное, и сами сможем найти».

Существовала опасность, что если заключить мейджерский контракт, то можно потерять свободу. Йошики знал, что нередко группе приходилось исполнять то, что указывали директора и продюсеры, а то, что хотела группа, делать не разрешалось.

«Спасибо, понятно. Свяжемся позднее».

Интерес Йошики к заключению контракта постепенно совсем угас. Они уже начали работу над альбомом, и отдавать это в чужие руки не имело смысла.

Он сказал участникам группы:

«До сих пор мы работали как индисовская группа и, наконец, чего-то достигли. Если сейчас стать мейджерами, то все, что мы сделали до сих пор, потеряет смысл. Именно поэтому этот альбом нужно сделать самим от начала и до конца».

Йошики вспомнил лица критиков, которые настойчиво советовали заключить контракт с фирмой.

«Если мы будем делать альбом в угоду фирме, он не будет полностью «иксовским» альбомом. Но если мы все сделаем сами, то альбом «Х» непременно будет иметь успех».


В конце концов, Йошики объявил фирмам, что в настоящее время не собирается подписывать контракт ни с одной из них.

«Честно говоря, идея стать мейджерами в настоящее время не кажется нам привлекательной.

Сейчас мы заняты работой над альбомом. Расходы по записи мы сможем взять на себя. Так что сейчас нет никакой необходимости заключать контракт.»

То, что Йошики отказался от предложений заключить контракт со звукозаписывающей фирмой, явилось шоком для окружающих.

Йошики сказал участникам группы:

« Мы все сделаем сами, не полагаясь на помощь фирмы. Если наш индисовский альбом будет лучше, чем альбомы мейджерских групп, это будет отлично! Кроме нас, никто не сможет сделать такое!»

Все поддержали воодушевленного Йошики.

«Да, сейчас мы сможем сделать отличную запись!»

«А те, кто считает нас дураками, пусть-ка послушают потом отличный альбом!»

И Хидэто, и Тошимицу поддержали Йошики уверенными словами. Идея выпустить альбом самим стала мечтой, которая еще сильнее объединила группу.


Однако для воплощения в жизнь этой мечты нужно было решить проблему с деньгами. Чтобы выпустить индисовский альбом, необходимо было заранее собрать всю сумму денег. Конечно, если все делать самим, можно было ухитриться и вписаться в сумму примерно 2-3 миллиона йен, но Йошики не хотел делать первый альбом «Х» слишком дешевыми способами. На все расходы — от производства до рекламы, по предварительным подсчетам, требовалось около 10 миллионов йен.

Такую большую сумму денег могла дать только мать Йошики.

Решившись, Йошики позвонил матери и объяснил ситуацию:

«Мама, я хочу выпустить альбом «Х». Это будет не сингл, а целый альбом. Поэтому предстоят большие расходы на запись...»

«И сколько же нужно денег?»

«Приблизительно 10 миллионов йен».

Мать замолчала, а потом заговорила с небывалой силой:

«Если таким образом заниматься музыкой, то в будущем ты не сможешь зарабатывать на жизнь. Ты без конца просишь деньги. Йошики, я хочу, чтобы ты задумался о своей жизни и нашел настоящую работу».

Хотя мать не знала тонкости шоу-бизнеса, она исходила из здравого смысла и полагала, что невозможно всю жизнь заниматься рок-музыкой и сделать ее профессией. В школьные годы она поддерживала это увлечение сына, но мысль о том, что он всю жизнь будет играть в рок-группе, не укладывалась у нее в голове.

« С тех пор, как ты закончил школу, и до сегодняшнего дня ты делал все, что хотел. Хотя бы сейчас вернись назад, закончи школу косметологов, у тебя будет профессия и ты сможешь вести нормальную жизнь!»

До замужества мать Йошики училась в профессиональной школе косметологов, сдала государственный экзамен и получила лицензию косметолога. И хотя она фактически не работала по специальности, а сразу вышла замуж, но она всегда считала, что такая профессия всегда будет служить надежным источником дохода.

«Я понял, мама. Я прошу денег в последний раз! Больше никогда не буду просить. Пожалуйста, только в этот раз! Если у меня ничего не получится, то стану косметологом».

Йошики отчетливо услышал, как мать вздохнула. Если продолжая тур, выпустить отличный альбом, они непременно завоюют мир японской рок-музыки. И эту уверенность ничто не могло погасить.

«Время пришло. Сейчас или никогда. Как только я смогу собрать всю сумму, я сразу же верну их».

Мать, выслушав Йошики, прервала разговор, не дав немедленного ответа.

Коки, младший брат Йошики, молча смотрел на мать, взволнованную звонком Йошики. Находясь в той же комнате, он слышал весь разговор от начала до конца. Услышав слова брата, обратившегося с неслыханной просьбой, он вдруг ощутил какое-то освежающее чувство.


Коки, в полную противоположность Йошики, намеревался жить обычной спокойной жизнью. Беспокоясь о матери, которая продолжала работать после гибели отца, он планировал закончить университет и устроиться на работу государственным служащим или в крупную компанию. Но с другой стороны, он восхищался старшим братом, который полностью отвергал здравый смысл. Способность Йошики действовать, ничего не страшась, вызывала гордость у младщего брата. И ему захотелось хотя бы на шаг приблизиться к такому старшему брату. Его не останавливало то, что это казалось безрассудством.

Коки спокойно сказал озабоченной матери:

«Мама, дай, пожалуйста, денег. Ведь Йо-чан сказал, что это в последний раз. Надо помочь ему еще раз».

Сказав так, Коки дал Йошики замечательный шанс. Ведь иначе достать такую большую сумму денег было бы невозможно.

По настоянию Коки мать снова взяла телефонную трубку. Она взяла с Йошики обещание, что это в последний раз. Вскоре она перечислила ему на счет 10 миллионов йен.
Получив деньги, Йошики сосредоточился на альбоме. План был прост. Все пишут музыку и слова, затем все вместе делают аранжировки. И в конце все вместе выберут песни для записи.

Конечно, в основном музыку писал Йошики, однако, за исключением Ишидзуки, и все остальные приняли участие в написании музыки и слов. Их охватил азарт состязания, ведь никто не знал, какие песни будут выбраны для записи, и это помогало им в сочинении.


Зимой 1987 года началась запись. Песни «Х» росли, словно живые существа, и с течением времени изменяли свою форму. Хотя фактически обязанности продюсера исполнял Йошики, но обсуждения аранжировок велись до тех пор, пока не было достигнуто полное согласие всех участников группы. И хотя порой из-за противоречий возникали горячие споры, но ничто не могло нарушить единство чувств, которые все вкладывали в запись.

Но чем больше страсти было вложено в процесс записи, тем больше возрастали расходы. Хотя у них и была требуемая сумма денег, но все приходилось делать самим. В том числе и вести борьбу со временем. Каждый лишний час, проведенный в студии, увеличивал расходы. В итоге в целях экономии Йошики сократил время для записи ударных до двух дней.

«Сегодня нужно закончить запись ударных. Если перенести на завтра, то плата за студию превысит бюджет».

Йошики ни в коем случае не хотел допускать никаких компромиссов в том, что касается качества музыки. Поэтому, поглядывая на часы, он добивался небывалой концентрации, чтобы завершить запись ударных за короткое время. И не только Йошики, все музыканты старались за короткое время показать наилучшее исполнение.


В начале 1988 года Йошики почувствовал, что события начинают ускоряться. И на это указывала не столько реакция мира музыки, сколько отклики фанатов.

15 января в Йокогаме в магазине музыкальных инструментов состоялась автограф-сессия «Х», во время которой в небольшое помещение набилось около 500 фанатов, так что не возможно было пошевелиться. Для того, чтобы контролировать возбужденную толпу, пришлось заручиться помощью полицейских.

Известия о том, что группа работает над полным альбомом, широко распространились не только среди друзей, но и в музыкальных кругах. И хотя Йошики не собирался заключать мейджерский контракт, восхищенные успехами группы, менеджеры и директора не теряли надежды уговорить его.
Когда запись подошла к завершению, Йошики занялся подготовкой обложки и размещением рекламы в журналах. Хотя они были сделаны своими руками, но качество было высоким.

«Только сами участники группы могут выразить всю сущность «Х».

Такие слова говорил не только Йошики, но и все музыканты начинали ощущать гордость профессионалов. Йошики чувствовал, что близок момент, когда рухнет огромная стена, преграждающая им путь.
14 апреля 1988 года поступил в продажу первый альбом «Х» «VANISHING VISION». На обложке была изображена девушка, чья грудь была рассечена ножом. Этот шокирующий дизайн точно подходил к музыке «Х». Там же были помещены фотографии всех участников группы и латинскими буквами подписаны имена, которые стали их артистическими псевдонимами. YOSHIKI, HIDE, TOSHI, TAIJI, PATA.

«Отныне Хаяши Йошики больше не существует. Всю оставшуюся жизнь я буду Йошики из «Х».

Став YOSHIKI, он решил всю свою жизнь посвятить музыке «Х». Изменив имя, он отрезал себе пути возврата к прошлому. Другие участники группы чувствовали то же самое. Мацумото Хидэто стал HIDE, Деяма Тошимицу —TOSHI, Савада Тайджи - TAIJI, Ишидзука Томоаке - PATA.

Йошики верил, что название группы «Х», являясь буквой алфавита и обозначая неизвестность, является знаком перемен во всем мире рок-музыки.

«Сейчас все только начинается», - шептал Йошики, вспоминая себя, вступившего 4 года назад, после окончания школы, на неизведанную дорогу.
Лето, когда в десятилетнем возрасте он заглянул в бездну. Он вспоминал, как будто это было вчера, те дни, когда в голове теснились мысли о собственной ранней смерти. Он верил, что лучший способ покончить с печалью и горем — это смерть. Но его продолжавшее жить тело словно горело в вихре бледного пламени. Рисуя в своем воображении разлагающуюся плоть, юный Йошики успокаивался. Уже близко то время, когда не надо будет думать о будущем, не надо будет мучиться. Думая об этом, он мог заснуть глубоким сном.

Но как же он смог дожить до 22 лет, проводя столько времени в ожидании смерти? Ответ был только один. Только потому, что рядом с ним всегда была музыка. Лишь познакомившись с рок-музыкой, начав играть на ударных, он ощутил биение сердца и чувствовал, как кровь бежит по телу. И именно в эти моменты восхищавшийся смертью Йошики восхвалял жизнь. И эти мгновения, один за другим освещавшие Йошики, давали ему силы жить дальше. Голубое пламя, возникшее внутри, подгоняло его вперед. Восхищение смертью превратилось в страсть к музыке, подтверждающей его собственное существование.


В конце концов, Йошики уже не был тем мальчиком, который ничего не имел. Его окружали друзья, которых он называл семьей, сотни нотных листов, исписанных сочиненной им музыкой, множество фанатов, кричащих от восторга на концертах «Х».

Одиночество осталось. Он не знал, как долго сможет прожить среди бурного потока. Но он также знал, что у него есть силы, чтобы не погибнуть и плыть. Он не боялся ни ран, ни потери крови.

Нужно продолжать двигаться вперед до тех пор, пока его тело не рассыплется на мельчайшие частицы. И если он когда-нибудь остановится, то спокойная тьма поглотит его.
Йошики говорил:

«Я хочу играть на ударных, пока не иссякнет моя жизнь. И я хочу, чтобы все, кто послушает этот альбом, поняли, что все мы выложились не наполовину, а полностью».


Куда приплывет корабль под названием «Х» с пятью людьми на борту, не знал даже сам Йошики. Но компас находился только в его руках.

«Х» направляется в неизведанное, чтобы создать мир, отличный от мира других рок-групп.»

В эти слова он вкладывал всю свою уверенность в группе.
17 апреля в Синдзюку UK Эдисон состоялась автограф-сессия, посвященная выпуску альбома. Из-за страшной давки 1000 фанатов ее прищлось спешно прервать. Но это не помешало росту продаж. Первое издание составило 10 тысяч экземпляров. И хотя для индисовского альбома это было неслыханное количество, оно разошлось за неделю. Сразу же было решено сделать следующий выпуск, что не могло не радовать всех участников группы. Но сюрпризы на этом не закончились. Внезапно, с эффектом разорвавшейся бомбы, заняв первое место в индисовских чартах, этот альбом установил беспримерный во всей истории индисовских групп рекорд по продажам. Йошики, как лидер группы, проявлял по отношению к «Х», к их музыке, полную самоотверженность.

Теперь он чувствовал, что не стоит оглядываться на свое прошлое. Все, что теперь у него есть — это две руки. Когда идешь в пустыню, то даль не видна из-за пыльной дымки. Но это не страшно. Без сомнения, гораздо страшнее завязнуть на месте.


Итак, началось путешествие, цель которого неизвестна.

Каталог: diana


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница