Пролог. 2 мая 1998 года. Смерть Хиде



страница4/14
Дата15.07.2016
Размер3.6 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Обещание близкому другу.
Йошики успешно готовился к экзаменам в музыкальный институт и вскоре с последнего места по успеваемости поднялся в первую сотню. Однако для экзаменов были необходимы не только учебные дисциплины. Так как Йошики был единственный в школе, кто собирался поступать в музыкальный институт, ему приходилось порой пропускать занятия в школе, чтобы упражняться дома в игре на фортепиано.

Во время игры эмоции переполняли Йошики, и сердце его словно очищалось. Как летний ливень, внезапно хлынувший на иссушенную раскаленным солнцем землю, внезапно наполняет ее живительной влагой и смывает всю пыль, так и сердце Йошики омывалось мелодией, которая наполняла все его тело. В эти моменты он становился подлинным собой.


В школе Ава пока не было прецедента, чтобы кто-то из учеников поступил в музыкальный институт. Однако учителя, которые оценили серьезность намерений Йошики и вздохнувшие с облегчением на третьем году обучения, теперь не жалели сил для его поддержки. И хотя крашенные волосы и длинный пиджак никуда не исчезли, но все трения с учителями полностью прекратились.
Подготовка к экзаменам занимала много времени, но Йошики, хотя и с трудом, но продолжал деятельность Х. Для него совместные репетиции с участниками группы были единственной отдушиной. Собираясь время от времени, они репетировали сочиненные Йошики песни и понемногу расширяли свой репертуар. Постепенно дистанция между Х и другими группами старшеклассников, которые лишь копировали песни известных музыкантов, становилась все больше.
Однако каков же их собственный уровень? И Йошики, и Тошимицу, верившие в свою музыку, не раз задавались подобным вопросом.

Йошики и Тошимицу, стоя на сцене во время праздника культуры, почувствовали огромное воодушевление и были потрясены откликом слушателей. Среди школьных групп практически не было таких, кто бы исполнял собственные песни, поэтому они понимали, что новизна музыки стала одной из основных причин их популярности. Однако каков же их уровень по сравнению с другими группами, этого они совершенно не могли понять.


«Что же, надо как-нибудь принять участие в конкурсе», - предложил Йошики, и ни у кого из участников группы возражений не было. И вот вскоре после того, как они перешли в третий класс старшей школы, они подали заявку на участие в конкурсе EastWest провинции Тиба, организованный фирмой Ямаха.
Впервые им предстояло поехать на выступление из Татеямы в город Тиба. В отличии от праздников культуры, где не разрешалось выступать в обычной одежде, здесь музыканты вышли на сцену в одинаковых футболках и черных брюках. Йошики сделал макияж и поставил волосы вертикально. Тошимицу, обмотанный цепями, пел, чередуя пение с громкими криками, словно угрожая залу. Один из участников группы как раз накануне выступления был наказан учителями и выступал с бритой головой.

Мелодия выбранной для конкурса песни «I'LL KILL YOU» и высокий голос Тошимицу сразу выделялись на фоне других групп. Во время сольной части гитарист также показал великолепную игру, удивив судей и слушателей.


В этот день одним из слушателей в зале был родившийся и выросший в городе Тиба Ишидзука Томоаки, который оставил старшую школу и организовал с друзьями рок-группу в качестве гитариста. Яркое выступление пятерых музыкантов из Татеямы и замечательная техника ударника вызвали у него огромный интерес. Однако в тот день они не обменялись и словом, и лишь спустя четыре года, в 1987 году, Ишидзука войдет в состав группы под именем Пата в качестве гитариста. Придется ждать еще несколько лет, пока Йошики и Ишидзука вновь встретятся в лайвхаузе и познакомятся друг с другом.
После того, как выступления закончились, организаторы объявили победителей. И хотя Х как группа не получила награды, но Йошики был награжден как лучший ударник. Участвуя в конкурсе ради того, чтобы проверить свои силы, он смог занять первое место среди ударников. Получив небольшую почетную грамоту, Йошики пытался сохранить выражение лица неизменным, но конечно же, не мог скрыть ликования. 17-летний музыкант был преисполнен гордости за собственную игру, за уникальность музыки Х, за то, что смог донести ее до других.
Постепенно приближалось время вступительных экзаменов. Необходимо было отправлять документы в выбранный интститут, и для этого необходимы были определеные результаты. Поэтому учебная нагрузка увеличилась еще больше.

И вот как раз перед началом зимних каникул Йошики, проводящего время в подготовке к экзаменам, навесил Тошимицу.

Еще со времен младшей школы они часто собирались у Йошики в комнате и слушали музыку. В средней школе главной темой разговоров, которые они вели словно двоюродные братья, стала любимая обоими рок-музыка и дела группы. В этот день Йошики и Тошимицу до поздней ночи обсуждали судьбу Х после окончания школы.
Йошики достал из холодильника банку сока и угостил Тошимицу, который с аппетитом продолжал набивать рот арахисовым шоколадом. Йошики боялся появления угрей, поэтому к шоколаду не притрагивался и только с завистью смотрел на друга.

«Тоши, до чего ты вкусно ешь!» - не выдержал он.

В детстве Йошики попал в больницу с приступом пищевой аллергии на шоколад, который после этого на долгое время стал запрещенным продуктом. В средней школе аллергия на шоколад прошла, однако из-за боязни угрей он сдерживался изо всех сил и, глядя на Тошимицу, весело уплетающего любимый шоколад, все-таки не съел ни кусочка.
Через некоторое время разговор возобновился с новой силой. Тошимицу посмотрел на Йошики.

«Так что мы теперь будем делать?» - спросил он, имея в виду дальнейшую судьбу группы.

Он еще раз напомнил о воодушевлении во время выступления на последнем празднике культуры в школе, о победе на конкурсах. В другом конкурсе, после того, который организовала Ямаха, Тоши был награжден как лучший вокалист и впервые ощутил гордость как вокалист группы Х. Небольшая награда, казалось, освещала дорогу в будущее.

«Наверное, мы еще лучше, чем сами думаем об этом!» - сказал Йошики, и Тоши был полностью согласен.

Конечно, Йошики уже рассказал Тошимицу о своем решении поступать в музыкальный институт. Тошимицу, конечно, тоже готовился к экзаменам, но он до сих пор так и не определился с выбором института. И вот, наконец, он объявил свое решение:

«Я долго думал, и решил, что не буду поступать в институт. Я хочу поехать в Токио и продолжать заниматься рок-музыкой. Йошики, давай вместе? Если мы будем с тобой, если мы будем Х, у нас все получится!»

Слушая эти слова, Йошики думал о Тошимицу, которого он знал с пятилетнего возраста.

Они вместе увлеклись музыкой KISS, вместе организовали рок-группу, и в то же время по характеру и образу действий они были словно прямая противоположность друг другу. В отличии от Йошики, который в средней школе зарекомендовал себя хулиганом и у которого постоянно были проблемы, Тошимицу был спокойным, серьезным учеником с отличными успехами. В средней школе он был членом школьного совета, в старшей школе входил в команду волейболистов и никогда не нарушал дисциплину и не участвовал в драках. Но он организовал группу вместе с Йошики, имеющим репутацию хулигана, исполнял тяжелый рок, и вполне вероятно, что это вызывало беспокойство его семьи и близкого окружения. Однако создав группу вместе с Йошики, Тошимицу ни разу не выказал каких-либо сомнений или колебаний. Что бы ни случилось, он всегда поддерживал планы Йошики, как лидера группы, и все его идеи, и воплощал своим пением созданные Йошики музыкальные образы. Нарушающий правила, разбивающий все преграды на своем пути Йошики и внимательный к окружающим, способный принять другое мнение Тошимицу. Прямо противоположные характеры и образ мыслей. И тем не менее у Йошики не было никого другого, с кем можно было бы обсудить все дела, касающиеся рок-музыки и их группы.


И может быть, именно вместе с Тошимицу они смогут создать ту рок-группу, о которой они мечтали. Словно что-то вдруг сдвинулось у Йошики внутри.
Он оглянулся на тот год, который провел, уйдя с головой в подготовку к вступительным экзаменам. И в этот момент ему показалось, что он очнулся от глубокого сна. Все это время, когда он сосредоточился на подготовке к экзаменам и сдерживал бушующую во всем теле энергию, все это время показалось ему сном среди белого дня, от которого он, наконец, смог вернуться к действительности. И теперь, разговаривая с Тошимицу, он вдруг начал понимать, что именно этот год, когда он стремился к поступлению в институт, был бегством от реальности, был просто сном. Конечно, стать пианистом очень нелегко. Но действительно ли это то, что сможет зажечь в нем огонь? Теперь Йошики в этом сомневался.
Последнее время Йошики стремился обуздать бушующую в теле неизмеримую энергию и мечты и покончить с бурным образом жизни. Поступить в институт — это означало бы стать взрослым. Кроме того, он всегда мечтал стать пианистом.

Конечно, если идти проторенной дорогой, то все окружающие успокоятся. Мать до сих пор волновалась о нем, а ведь именно спокойствие близких, а не свое собственное, было для Йошики очень важно. Конечно, рок-музыка и Х были для него незаменимы, но ведь можно будет продолжать совмещать участие в группе с учебой, как теперь в школе, так и потом в институте.

Однако пока Йошики смотрел и слушал Тошимицу, его мысли приняли обратное направление.

«Разве не я всегда терпеть не мог половинчатые решения?»

С тех пор, как Йошики в десятилетнем возрасте потерял отца, в его ушах постоянно звучал вопрос: «Зачем человек живет?» Этот вопрос, на который он искал и не мог найти ответа, постоянно мучил его. И только когда в него хлынула энергия рок-музыки, словно прославляющая жизнь, только тогда смерть, казалось, отступила от него.

Однако в этот год, когда почти все время уходило на подготовку к экзаменам, Йошики провел, отвернувшись от вопросов жизни и смерти. Его сердце было словно закрыто стеной под названием реальность. И теперь, глядя в лицо Тошимицу, он вдруг задумался, не было ли это большой глупостью. Если перестать задавать вопрос, для чего человек живет, то вместе с этим уйдут и восторг и гнев. А разве можно такое допустить?

Ему казалось, что внутри него поднимается мощный поток. Во время яростной игры на ударных он всегда чувствовал себя живым. И этим, возможно, он может противостоять усиливающимся мыслям о смерти. Йошики подумал, что и этого уже достаточно.

В одно мгновение словно яростный, ничем не удержимый поток воды подбросил его.

Йошики немедленно заявил Тошимицу:

«Что ж, если делать — то не останавливаться на полпути. Если мы решим ехать в Токио, если будет решаться судьба Х, то я не буду поступать в институт. Тоши, вместе с Х мы покорим Японию, нет, покорим весь мир!»

«Да! Вместе мы сможем все!»

Им не надо было много слов, чтобы подтвердить свои чувства и мысли. Решив самое главное, они перешли к обсуждению конкретных планов. Если переехать в Токио, то продолжать играть в том же составе будет затруднительно. По всей видимости, придется искать новых участников группы. Кроме того, оба они совершенно не имели информации о жизни музыкантов, поэтому чувствовали себя неуверенно, вступая в незнакомый мир. Нужно было собрать информацию о деятельности лайвхаузов. Йошики понимал, что необходимо стремиться стать профессионалами.

«Что же, обратого пути нет».

Когда-то еще в средней школе Йошики хотел стать рок-звездой, и именно это стало теперь его целью. И поэтому поступать в музыкальный институт он не будет. Придется огорчить мать и учителей, иного выхода нет.


А потом Йошики и Тошимицу одновременно улыбнулись, словно увидели впереди свое будущее. Это обещание, которым они обменялись, будет нерушимым, в этом Йошики поклялся в своем сердце.
Когда после зимних каникул наступил третий семестр, Йошики объявил о своем решении классному руководителю:

«Я не буду поступать в институт. Пожалуйста, отзовите документы».

« Но ведь уже пришло разрешение на поступление! О чем ты думаешь в такое время!»

Учитель чуть не потерял дар речи.

«Я решил поехать в Токио и продолжать играть в группе. Хочу заниматься тем, что мне больше по душе, нежели поступать в институт».

Другие учителя, которые к тому времени поддерживали Йошики, только качали головами. Конечно, старые предубеждения, что те, кто любит рок-музыку, непременно являются хулиганами, уже развеялось. Однако в понятия здравого смысла не укладывалось решение играть в рок-группе вместо поступления в институт. Много раз Йошики вызывали в учительскую и часами убеждали одуматься, но все было напрасно.

Мать, услышав о внезапном решении, постоянно просила сына поступать в институт. «Учись в институте и одновременно играй в группе, разве это не выход?»

Но Йошики не поддавался уговорам.

«Если поступать в институт, неизвестно, что будет дальше. Хотя я люблю фортепиано, но не хочу быть учителем музыки. Я все равно хочу играть в группе. Мама, для меня это будет самое лучшее!»

Если Йошики что-то твердо решил, то никто не мог его остановить. И мать, которая знала это лучше всех, в конце концов дала свое разрешение.


К тому времени Йошики не раз бывал в Токио на концертах разных групп, начиная с Kiss и Iron Maiden, но это были только выступления зарубежных артистов. Поэтому живя в Татеяме, он совершенно не представлял себе, как происходит деятельность рок-музыкантов - любителей и где искать хороших музыкантов для участия в группе. Йошики и Тошимицу очень не хватало информации.

Из музыкальных журналов они знали только, что основным местом выступлений для групп являются лайвхаузы. Если выступление оказывалось успешным, по-видимому, появлялся шанс выступать в таком месте регулярно.

Хотя приближалось время выпуска в школе, Йошики, пропуская занятия, все чаще ездил в Токио, чтобы собрать информацию о лайвхаузах. Учителя, беспокоясь о прогулах, порой отправлялись вслед за ним и находили его возде очередного лайвхауза.

Однако видя, как он упорно стремится идти своим путем, мало- помалу они начали проникаться к нему сочувствием.

Выпускной вечер, в отличии от выпуского в средней школе, прошел очень спокойно. Грустя о расставании, учителя и ученики сказали друг другу много хороших слов.

В выпускном альбоме в качества послания Йошики написал всего лишь одну букву: «Х». Чтобы поддержать друга, Тошимицу тоже написал: «We are Х». И эти слова означали не только скрытые неограниченные возможости группы, но и о то, что было в самой глубине их сердец.

Вскоре после окончания школы Йошики и Тошимицу решили переезжать в Токио. К тому же Тошимицу, который также не стал поступать в институт, решил один год учиться в школе настройщиков фортепиано. Кроме того, к ним присоединился и гитарист Х Изумизава Юджи, который играл в группе с самого начала и закончил школу вместе с ними. Втроем они отправились покорять мир рок-музыки.
Конец марта 1984 года. Оставив позади залитую теплым весенним солнцем Татеяму, Йошики поселился один в квартире в Токио.

Выступления в лайвхаузах и основание Экстази Рекордз.
В конце марта 1984 года Йошики переехал в Токио и снял одну комнату в роскошном доме в районе Эгота округа Нагано. Это помещение предназначалось для студентов музыкальных институтов, поэтому в нем была спальня, оборудованная звукоизоляцией, и жилая комната, где разместился рояль, ударная установка, предназначенная для упражнений, а также оставалось еще и свободное место, не занятое одеждой и личными вещами. Мать пообещала переводить каждый месяц на его счет в банке 500 000 йен. Она сделала успешные инвестиции, и Йошики мог не беспокоится о деньгах. На жизнь ему вполне хватало, так что работать не было необходимости. Однако вскоре он начал искать работу. До сих пор он ни дня не работал, и ему было интересно получить новый опыт. Поэтому он устроился официантом в кафе-ресторан Sing-sing-sing в Сибуя за 500 йен в час.

Йошики работал вечером с 5 часов до 12 ночи, и посетители быстро его запомнили. Вежливый юноша с приятной улыбкой привлекал внимание молодых людей и девушек, и число клиентов росло с каждым днем. Однако красивое лицо и стройная фигура сочетались в нем с невообразимым темпераментом, и это принесло Йошики быструю популярность.

Словно и не ушли в прошлое года старшей школы, и Йошики не раз начинал ссоры с посетителями кафе. Отчитывая высокомерных клиентов, Йошики гневно повышал голос. Услышав шум, появлялся директор кафе и Йошики много раз попадало по полной.

«Извините, перестарался».

Обычно спокойный, он был способен моментально взорваться под влиянием эмоций — и эта переменчивость сделала Йошики необычайно популярным. Постоянные посетители затевали с ним разговоры, подзывали к своему столу и угощали коктейлями. Порой ему приходилось за вечер выпивать до 20 коктейлей. Но и пошатываясь, он продолжал обслуживать посетителей. Йошики нравилось разговаривать с людьми. Кроме того, на кухне работали молодые люди, которые играли в группах и разделяли в какой-то мере его интересы.

В свободное от работы время он играл на фортепиано и ударных, и теперь в новой обстановке, когда он мог полностью сконцентрироваться на делах группы, в его воображении рисовался новый мир, который стал его целью.

.

Однако действительное положение дел отнюдь не соответствовало этим радужным надеждам. Прежде всего, нужно было найти в группу басиста. Кроме того, необходимо было найти лайвхауз, который стал бы основным местом их деятельности. Но что конкретно нужно сделать, чтобы начать выступать, никто из них не знал. Друзей в Токио у них не было, как и знакомых в мире рок-музыки, так что некому было объяснить им правила игры.



Не оставалось ничего другого, кроме как самим найти путеводную нить к будущему Х.
Чтобы узнать неизвестное, Йошики прежде всего купил информационный журнал «Пиа», открыл раздел о лайвхаузах и начал пешком обходить все заведения подряд.
Он обращался к владельцам или сотрудникам и напрямую говорил: «Мы хотели бы выступить у вас». Если обойти все адреса, помещенные в журнале, то где-нибудь обязательно выпадет шанс. Он был настроен действовать неторопливо.

«У нас есть группа, и мы хотели бы выступить на концерте. Что для этого необходимо?»

Сотрудники лайвхаузов холодно встречали молодого человека из любительской группы, который явился внезапно, без предварительной договоренности и сразу заявил о своем желаниии выступать.

«Есть разные заведения, в зависимости от жанра, просто так в любом месте выступать нельзя».

В некоторых местах с Йошики вообще не желали разговаривать, но находились и вежливые сотрудники, которые объяснияли ситуацию.

«У нас рок-группа».

Нахмурившись, сотрудник отвечал:

«Мы с рок-музыкой не работаем».

«Вот как? Понятно, спасибо».

Йошики делал пометку и отправлялся в следующее заведение, чтобы повторить все тот же вопрос.

«Чтобы выступать у нас, проводится предварительное прослушивание. Так что для начинающей группы это нереально. И даже если вдруг пройдете прослушивание, сразу выступить невозможно, потому что расписание уже заполнено на два -три месяца вперед, так что только после этого».

«Вот оно что».

Стало ясно, что их намерение выступать в лайвхаузах сразу осуществиться не может. Более того выяснилось, чтобы вести переговоры о концерте, необходима была демозапись. Во многих местах сотрудники говорили Йошики следущее:

«Ты что, пришел с пустыми руками?»

«Да».

«Это бесполезно, напрасно время тратишь. Прежде всего, приноси демозапись, мы послушаем, если понравится, тогда подумаем».



«Демозапись?»

«Да. Демонстрационную запись. Запись с вашей игрой, которую дают для прослушивания».

Йошики понимал, что поиск лайвхауза для выступления, привлечение новых участников группы — все это является его работой в качестве лидера группы. И теперь необходимо было найти способ, чтобы сделать демо-запись.
С другой стороны, поиск новых участников группы шел с трудом. Конечно, если бы они начали выступления, то вероятность того, что увидев и оценив их игру, подобрались бы подходящие кандидаты, выросла бы многократно. А пока Х ни разу не выступали, случайно встретить подходящих людей не представлялось возможным.

Йошики в музыкальном журнале в разделе «Ищем участников группы» поместил строку о том, что требуется басист и гитарист, и приготовился начать собеседования.

Йошики и Тошимицу, а также гитарист Изумизава собирались на репетиции и вели нетерпеливые разговоры.

«Скорей бы начать выступления! Всегда приходится так долго ждать!» - говорил Тоши, и Йошики ему энергично кивал. Они ждали, когда представится возможность выступить и пока только могли поддерживать друг друга разговорами.


Наконец, стали поступать отклики на объявление, помещенное в журнале, и начались собеседования с гитаристами и басистами. И это стоило большого напряжения Йошики и Тошимицу, потому что откликнувшиеся на объявлени молодые люди были явно опытнее их самих.

«О! Смотри, какие волосы! Интересно, почему такой классный парень откликнулся на наше объявление?» - прошептал Йошики на ухо Тошимицу. Оба они лишь недавно закончили школу, и волосы у них были еще короткие, поэтому молодой человек с волосами ниже пояса произвел на них сильое впечатление.

«Когда он узнает про наши выступления, наверное, откажется».

Слова Тошимицу подтвердились.

«Хотя у вас и собственная музыка, но аранжировки слишком панковские. Если такое исполнять на концерте, зрители разбегутся».

«Вы играете хэви-метал, да? А почему тогда волосы короткие?»

Таким образом, приходящие на собеседование кандидаты только критиковали музыку Х и внешний вид обоих участников группы.

Однако они получили важную информацию. В ходе этих встреч они поняли, что в музыкальном мире царит непримиримое противостояние панк-групп и хэви-металл-групп.

Манера выступлений у этих групп тоже отличалась. Панк-группы использовали чеканящие быстрый темп аккорды, но без рифов. А в хэви-металл музыка была построена на рифах, но без панковской выразительности. Йошики проанализировал жанровые различия в рок-музыке и вынужден был задуматься о том, в каком направлении будет играть Х.

«Мы будем играть трэш-метал, который соответствует и панк-року и хэви-метал.»

Разговаривая об этом с Тошимицу, Йошики забывал о времени, однако найти новых участников группы пока не удавалось.

Йошики старался сдержать нетерпеливое сердце. Он понимал, что у них нет опыта выступлений, и естественно, что они не могут найти единомышленников.

Но он не только ждал откликов на объявления, но и сам активно искал новых людей. Так он встретился в Токио с Токуо Атсуши, который закончил ту же старшую школу на год раньше. Йошики рассказал о планах Х стать профессиональными рок-музыкантами, Атсуши тоже хотел продолжать играть в группе. И Йошики решил взять его в Х в качестве басиста. Йошики с первого взгляда понравилась его техника игры, а также поставленные вертикально волосы и панковская одежда. И хотя вокруг стали раздаваться голоса: «Вы же хард-рок играете, зачем взяли панка?», Йошики не обращал внимания на разницу в жанрах.

С ярко-крашенными волосами, Атсуши не скрывал горячего нрава ни во время выступлений, ни в драках. Йошики нравился его цельный характер.


Хотя второго гитариста найти не удалось, решили начинать вчетвером и стали готовиться к записи демонстрационной кассеты. Йошики отобрал песни и написал нотные партии для всех участников. Для Тошимицу он написал подробно, с указанием интонационных особенностей, специальные ноты для вокалиста. На написание нот ушло много времени, но Йошики совершенно не чувствовал усталости.

И вот, наконец, Х смогли выступить на дневном прослушивании в лайвхаузе Ла Мама, расположенном в Сибуя на улице Догензака. И хотя это было просто прослушивание, для музыкантов это стало важным событием. Билеты на концерт продавалиь по 500 йен, и конечно, по сравнению с вечерними концертами, это был незначительный случай, но Йошики был очень рад, что наконец-то появилась возможность выступить на сцене.

Однако на концерт пришло всего 20 человек, и ожидаемого от выступления в лайвхаузе воодушевления не чувствовалось ни капли. Глядя на пустой зал, Йошики, кусая губы, обещал себе, что когда-нибудь они дадут настоящий концерт, и полный зал будет кипеть от восторга. Думая об этом, он с жаром приступил к созданию демозаписи. Она была завершена как раз к тому времени, когда прошел почти год со дня переезда участников группы в Токио.
В феврале 1985 года в арендованной за 10000 йен в час студии в районе Такаданобаба была сделана демозапись трех песен авторства Йошики — «I'LL KILL YOU”, “We are X” и “Stop Bloody Rain”. Перед записью состоялись немыслимо длинные репетиции. Расходы на аренду студии и аппаратуры росли и росли. Все заработанные деньги, а также перевод от матери, даже то, что предназначалось на квартплату и питание, Йошики использовал для покрытия этих затрат.

Как только запись, в которую было вложено столько времени и денег, была готова, Йошики приступил к следующим действиям. Твердо решив начать выступления в лайвхаузе, он брал кассеты с демозаписью и раздавал их, пешком обходя интересующие его заведения.

«Это Х. Мы сделали демозапись, пожалуйста, послушайте.»

Услышав эти слова, почти во всех лайвхаузах сразу брали кассету. Даже персонал оценил энтузиазм Йошики.

У него появилось предчувствие, что вскоре выступление в лайв-хаузе наконец-то станет реальностью. Решающий момент приближался. Отросшие до плеч волосы он выкрасил в светлый цвет. Еще не было группы, где у всех участников были бы светлые волосы, и Йошики решил, что Х будут первыми, и всячески поощрял Тошимицу:

«Тоши, ты вокалист, так что волосы обязательно должны быть светлыми. Это сразу привлекает внимание!».

Следуя этому плану, Тоши тоже начал отращивать волосы и покрасил их в светлый цвет. Однако волосы у него еще были короткими, и светлый тон придавал ему старообразный вид, так что порой его дразнили, говоря, что он похож на бабушку.
Сколько бы молодежь ни восхваляла свободу, но в действительности светлые волосы были только у рок-музыкантов. Идя по городу, Йошики ловил любопытные взгляды прохожих, и даже в толпе люди расступались, давая ему дорогу. В то время такой цвет волос часто служил причиной отказа в работе.

Впечатление, которое производил цвет волос на окружающих, оказался больше ожидаемого. Йошики чувствовал любопытные и осуждающие взгляды, и сердце его билось сильнее, когда ему казалось, что он уже сделал шаг в тот мир, куда стремился.

Одиночество — или возможность смотреть на толпу свысока.

Но у него была опора — Х, так что причин волноваться не было.


Вскоре после того, как демозаписи были распространены, был назначен первый концерт. Местом выступления стал клуб Сибуя Янэура. Йошики и все участники группы непрерывно репетировали накануне выступления. Три песни, которые вошли в демозапись, приобрели более энергичную аранжировку.

Песни Йошики, хотя и обладали яростным ритмом, но в то же время имели и красивую мелодию. Поэтому Тоши, понимая всю сложность композиций Йошики, особое внимание обращал на то, чтобы не нарушить красоту мелодии.

Йошики уделял внимание не только подбору репертуара, но и сценическим костюмам и сценографии выступления. Хотя в Татеяме Х была самой яркой группой, но в Токио ей предстояло вступить в состязание со многими другими группами, обладавшими яркой индивидуальностью. Йошики решил сделать броский макияж, под стать светлым волосам, и подготовить необычную одежду.
Кроме того, Йошики был занят и тем, чтобы собрать зрителей.

Для того, чтобы в назначенный час группа могла выйти на сцену, необходимо было продать билеты на концерт. В лайвхаузах существовала норма продажи билетов, какая бы группа ни выступала. Если билеты были полностью проданы, то такую группу признавали популярной, и она могла рассчитывать на постоянные концерты. А если же билеты оставались, то участники группы должны были выкупать их за счет собственных средств. Хотя Йошики получал достаточное содержание от матери, но для остальных музыкантов подобные расходы были бы тяжелым бременем.

Поэтому Йошики связался с одноклассниками и знакомыми из старшей школы, которые поступили в столичные университеты, и позвал их прийти на выступление группы. В день концерта Х Сибуя Янэура была переполнена. Лайвхауз, где всегда проходили концерты хард-рока, заполнило более 200 обычных студентов. В зале собрались друзья и товарищи Йошики и Тоши, и установилась теплая атмосфера, словно на встрече одноклассников или чьем-то дне рождении. Работники клуба, оглядывая забитый зал, просто лишились дара речи. Никогда еще не бывало такого, чтобы совершенно новая группа сделала полный сбор.
Когда началось выступление, зрители радостно приветствовали появление Йошики и Тоши. Коронной чертой группы была яростная игра Йошики и соответствующий ей пронзительный голос Тоши. Казалось, Йошики еще больше заводился от своей игры и все увеличивал скорость.

После окончания концерта сотрудники и менеджеры клуба, не скрывая удивления, спросили Йошики:

«Что это за группа такая — Х? Как вы смогли собрать столько людей?»

«Это все мои друзья».

«И что, они каждый раз будут приходить?»

«Да, думаю, что будут».

«Вот как? Что ж, тогда назначим следущее выступление».
Как и сказал Йошики, на следующий концерт снова собрался полный зал одноклассников.

В мгновение ока по всем лайвхаузам разнеслась весть, что Х — это группа, которая может лучше всех собрать полный зал.


Так с весны 1985 года начались выступления Х в популярных лайвхаузах Токио, таких как Ла Мама, Сибуя Янэура, рок-хауз EXPLOSION, Yotsuya FOURVALLEY. Группа давала 5-6 концертов каждый месяц.

На концерты приходило все больше зрителей, превышая ожидания даже Йошики, и билеты распродавались очень быстро. О группе, собирающей полные залы, узнали и фанаты хард-рока и хэви-метал, так что на концерты приходили не только друзья и знакомые, но и обычные зрители. В кругах, связанных с рок-музыкой, быстро распространялась молва о новой замечательной группе.

Кроме того, новые фанаты Йошики и Х появлялись и в местах, совершенно не связанных с лайвхаузами. Знакомясь в барах, Йошики приглашал новых знакомых — студентов, служащих фирм на концерты, участников других групп, с которыми он порой ссорился на улицах ночного города, а потом сближался, все они приходили на концерты.
Группы, выступающие вместе с Х на одной сцене, внимательно следили за их способностью привлекать зрителей. Ведь часто бывало, что новички не могли постоянно выполнять норму продажи билетов.

Но Х были прямой противоположностью. Йошики один мог продать от 200 до 250 билетов. Выручка от нескольких десятков тысяч йен за первый концерт выросла до нескольких сотен тысяч йен. Выступления в забитом зале наполняли Йошики радостью, и он думал о том, каким образом сделать образ Х еще ярче . Он думал, что предпринять, чтобы выделиться среди других групп, другими словами, найти способ еще более привлечь к себе внимание.

«Что бы такое сделать, чтобы всех удивить? Что предпринять, чтобы это выглядело из ряда вон выходящим?»

Все шло хорошо, но даже после бурного концерта в переполненном зале, набитом так, что невозможно вздохнуть, Йошики не чувствовал себя полностью довольным. Он старался приобрести яркие костюмы и разные приспособления, чтобы сделать выступления еще более яркими.

Было много разнообразных приемов, позволивших сделать концерты Х выделяющимися из выступлений всех других групп. Отросшие, наконец, до середины спины волосы Йошики были поставлены в виде острых пик в панковском стиле, на лице - вызывающий макияж с красными и черными линиями вокруг глаз и по линии носа, костюм был похож на женское платье.

Этот внешний вид, который Йошики и другие участники группы выбрали сами, полностью выделял их из рядов артистов, играющих хард-рок и хэви-метал.

Но еще больше, чем костюмы и макияж, внимание зрителей привлекало поведение артистов на сцене.

«Самое главное — страстность. Будем действовать, не боясь травм».

Следуя своим словам, Йошики, встав на стул, прыгал со сцены в зал, запускал возле продолжающих играть участников группы петарды и фейерверки. Порой он вскакивал и начинал крушить барабанную установку. Когда выступление Х заканчивалось, сцена была в полном беспорядке, так что негде было и шагу ступить. Порой даже аппаратура и осветительные приборы были разбиты. Доход от концерта Йошики почти полностью вкладывал в организацию следующего концерта. Зрители не только слушали музыку, но и наслаждались необычным зрелищем. Однако другие группы и менеджеры лайвхаузов часто обжигали пальцы на концертах Х.

Случалось, что совершенно неуправляемые артисты во время концерта затевали драки со зрителями, швыряли и ломали не только свои инструменты, но и клубную мебель.

Хотя группа считалась хэви-метал, но влияние панк-рока также было достаточно сильным, так что у Йошики было много знакомых среди панк-групп. Многочисленные панки, собиравшиеся на концерты, толкались и буянили.

Неожиданно Йошики стал получать от менеджеров предупреждения.

«В следующий раз в нашем помещении соблюдайте порядок, пожалуйста».

«Что такое?»

Привлекающая скандальных зрителей, буйная группа Х стала притчей во языцех. Другие группы, заслышав название Х, мрачнели и старались избегать их.

«Выступать вместе с Х что-то не хочется...»

«Конечно, зрителей собирается много, но ведь сцена вся разломана!»

«Да и музыка у них - непонятно что».

Многие музыканты, даже и услышав музыку Йошики, считали ее бессмысленной.

Была и еще одна причина отчуждения Х от других групп — это их послеконцертные вечеринки. В ресторане после концерта на этих вечеринках собиралось более ста фанатов.

Напившись, Йошики каждый раз поднимал такой шум, что чуть не громил все заведение.

Как бы ни возмущались окружающие, но для Йошики такая психологическая разрядка была жизненно необходимой.

Донося горение лайва до самого вечера и разделив это чувство духовного подъема с друзьями, Йошики накапливал энергию для следующего концерта.

Переполненный силой, Йошики часто устраивал драки. Вечером в ресторан во время таких вечеринок заходили и служащие, возвращавшиеся после работы на фирмах. Завидев Йошиковы светлые волосы и странную одежду, они начинали смеяться над ним. Однако Йошики, вначале отвечавший спокойно, внезапно вспыхивал и начинал скандал.

Он не останавливался перед тем, чтобы бить посуду, ломать стены и перегородки, переворачивать столы и татами. Завидев разбушевавшегося Йошики, противники немедленно обращались в бегство, но это не могло утихомирить его гнев.

Рано утром пьяный Йошики, обняв бутылку саке, садился на первый поезд линии Яманоте, и невзирая на место, раскидывался на сиденье и засыпал. В час пик множество людей заходило и выходило из поезда, но никто не тревожил сон светловолосого юноши.

Проснувшегося после полудня Йошики ожидало грозное извещение о запрете на вход из ресторана и огромный счет на возмещение убытков. Почти все доходы от концертов приходилось отдавать в погашение этих счетов.

Йошики получил прозвище «Динамит без бикфордова шнура». Никто из окружающих не мог понять, зачем ему надо так буянить. Йошики и сам не мог объяснить себе свое поведение. Но именно в этой бешенной гонке он чувствовал подтверждение реальности своего собственного существования и не мог себя сдерживать.

«Мы делаем лайвы, которые не может никто другой. И по музыке, и по выступлениям мы превосходим других».

Яркие концерты укрепили уверенность Йошики в собственных силах, и на внешние помехи он совершенно не обращал внимания.


Через несколько месяцев после начала постоянных выступлений в лайвхаузах музыканты Х, словно буря, ворвашиеся в мир рок-музыки, получили предложение о записи диска от индисовской студии DADA. Йошики, охотно согласившись, решил записать самую первую песню, которую он сочинил для Х - “I'LL KILL YOU”. Вышедший в июне 1985 года тиражом 1000 экземпляров диск разошелся в считанные дни.

Казалось, что Х удалось сесть на волну и дела идут в гору. Но на самом деле были серьезные причины для беспокойства. Постепенно связи между участниками группы ослабели. Йошики не жалел усилий, чтобы оставаясь беспрецедентной группой, стать мейджерами, и Тошимицу поддерживал его безусловно. В то же время Токуо считал, что достаточно выступлений в лайвхаузах. Йошики понимал, что нужно немало труда, чтобы продвинуться вперед и много времени уделял репетициям, что совершенно не устраивало Токуо. Возникли серьезные разногласия, и в конце концов Токуо покинул группу. Не многие были способны выдержать стремительный бег рядом с Йошики.

Однако с этого времени Х вынуждены были приглашать для выступлений временного басиста.

Но кто же теперь будет басистом? Размышляя об этом, Йошики вспомнил о Тайджи Саваде.

Тайджи, игравший в группе под названием DIMENTIA около года, был своенравным человеком, который, выпив, начинал буянить и затевать скандалы с кем угодно, невзирая на лица. Йошики видел выступления этой группы и смог оценить стиль Тайджи. Именно поэтому он позвонил Тайджи, к тому времени уже не выступавшего в этой группе.

«Сейчас у нас нет басиста. Может, поработаем вместе?»

Тайджи не приходилось бывать на концертах Х, и поэтому он не спешил с ответом. К тому же он слышал нелестные отзывы о группе и не мог сразу же принять предложение. Тогда Йошики снова позвал его, предложив послушать запись концерта. В действительности, это очень отличалось от того, что играл Тайджи, который предпочитал музыку в стиле хэви металл, подобную той, что исполняла группа Judas Priest.

Йошики понимал упрямство и несговорчивость Тайджи. И хотя тот пока еще и не согласился присоединиться к Х, Йошики пригласил его выпить, и они тут же стали близкими приятелями. Тайджи прослыл среди знакомых своенравным типом, и Йошики почувствовал в нем родственную душу.

«Тайджи словно мой младший брат».

Вскоре Тайджи переселился в квартиру к Йошики. После этого он поставил Йошики условие:

«Я буду играть в Х, если ты заменишь гитариста. Я не намерен играть вместе с Изумизавой. Если возьмешь моего гитариста, то я буду в Х».

Йошики колебался, но группе срочно был нужен басист, к тому же Йошики был очарован яркой личностью Тайджи, и ему пришлось выполнить это условие. Тайджи тут же привел гитариста Йосифуми Йосида, известного под именем Хари. Он и заменил Изумизаву, который был участником группы Х со времени ее основания.


Кроме того, Йошики, который всегда хотел, чтобы в Х было два гитары, вторым гитаристом выбрал Ишизуку. После того, как группа BLACK ROSE распалась, вновь созданная группа JUDY так же прекратила свою деятельность, и теперь Ишизука подрабатывал в магазине видеопроката. В свое время, когда Ишидзука был лидером JUDY, Йошики иногда выступал с ними в качестве ударника, и тот звал его в свою группу.

«Не хочешь постоянно играть в нашей группе?»

Ишидзука помнил, что еще в школьные годы Йошики получил приз как лучший ударник на музыкальном фестивале East West в Тибе.

«Нет, у меня есть Х».

Ишидзука, знавший, что в Х из постоянных участников были только Йошики и Тошимицу, не отставал.

«Ничего, в Х будешь саппорт-драммером».

«Нет, я не оставлю Х».

После этого Ишидзука больше не настаивал.

Будучи ровесником Йошики, Ишидзука бросил старшую школу и стал профессиональным гитаристом, так что даже Йошики порой завидовал ему.

И вот этому человеку и позвонил Йошики, чтобы позвать его в группу.

«Я всегда хотел, чтобы в Х было две гитары, Пата, выручай!»

Среди друзей Ишидзука получил шутливое прозвище Пата, потому что он любил мангу “Patariko”.

Пата без промедления ответил на приглашение.

«Хорошо, с удовольствием, сейчас я не занят».

Ишидзука долго не раздумывал, потому что ему уже порядком надоело работать в видеопрокате и он хотел снова играть на гитаре.
Во время выступлений Х часто пользовались услугами временных гитаристов, в то же время Йошики нередко выступал с другими группами в качестве временного ударника. Однажды перед первым концертом группы DOOM Йошики готовился к выходу на сцену. Чтобы поставить волосы вертикально, требовалось около более часа времени и примерно два флакона спрея. Однако в этот день времени было мало. Йошики сделал лишь половину прически, как объявили о скором выходе на сцену.

«Что делать!! Ничего не успеваю! Макияж и волосы совершенно не готовы!»

Увидев, что у Йошики проблемы, один из участников группы сказал:

«Раз у тебя сделана только половина волос, то и макияж сделай наполовину».

«Это интересно, попробую!»

Половина волос Йошики получилась поставлена вертикально, другая половина свободно спадала на плечи, так же и лицо было накрашено наполовину. Зрители, заметив необычный стиль Йошики, зашумели, и его странный вид постоянно приковывал к себе их взгляды.

После этого несимметричная форма стала фирменным стилем Йошики. Ему самому он очень понравился, и этот макияж, родившийся в результате нехватки времени, он использовал, пока они не стали мейджерами.
В противовес женственному стилю Йошики, который нередко появлялся на сцене в женском платье, одежда Тайджи, ставшего участником Х, носила подчеркнуто агрессивный стиль. Кожаная одежда была украшена битым стеклом и металлическими заклепками. Все это он полностью изготовил своими руками.

Чтобы выглядеть более агрессивно, вокалист Тошимицу ставил выкрашенные в светлый цвет волосы вертикально и надевал кожаный жакет, также сделанный Тайджи. Вся эта одежда выглядела очень дорого, но была полностью изготовлена своими руками, так что обошлась всего в 10-20 тысяч йен.

Летом 1985 года Х, чьи выступления становились все более сильными, впервые исполнили на сцене написанную и аранжирированную Йошики песню «Kurenai», которая подтвердила продолжающийся рост группы и в музыкальном плане. Во время выступления зрители крутили головами в такт бешенному ритму ударных, раскачивались всем телом под нарастающее звучание музыки. Взрывной бит и скорость «Kurenai» давали почувствовать силу хэви- метал и хард-кор панка, и в то же время нежная мелодия и драматический текст песни завоевали сердца слушателей. Это произведение сильно отличалось от того, что исполняли группы стиля хэви-метал в то время. Это была та форма, к которой и стремился Йошики.

Однако несмотря на сильные выступления, вопрос с окончательным составом группы оставался нерешенным.

Тайджи, ставивший условием своего присоединения к Х исключение Изумизавы из группы, в конце концов, не смог преодолеть музыкальных разногласий с Йошики и покинул Х. В отличие от Йошики, Тайджи настивал на том, что сутью хэви-метал группы является громкий вокал и тотальное использование рифов. Йошики, напротив, не придерживаясь жестких рамок, воспринимал и панковское влияние и не считал необходимым постоянно использовать рифы. Недовольный Тайджи покинул группу.

После того, как Тайджи и пришедший с ним гитарист Йосида ушли, концертов не стало, и Ищидзука вернулся к работе в видеопрокате.


Глубоко раскаиваясь в своем решении относительно Изумизавы, Йошики навестил его, принося искренние извинения.

«Я совершил серьезную ошибку. Прости пожалуйста! Может быть, вернешься снова в Х?»

Изумизава остался спокоен.

«Не бери в голову. Возможно, твое решение и не было ошибкой. Но и у меня есть своя гордость. Я собираюсь стать профессионалом и больше не вернусь в группу, из которой меня попросили».

Йошики посмотрел ему в глаза и смог лишь кивнуть в ответ.
Чтобы найти новых участников группы, начались прослушивания и собеседования по рекомендациям многочисленных знакомых. Йошики и сам занялся поисками людей. Число кандидатов исчислялось десятками, но часто бывало, что вновь пришедший участник через несколько дней прощался в группой. И причины тому были самые разные.

Некоторые музыканты не могли принять необычный стиль музыки, сочетающий в себе панк-рок и хэви-металл, гармонично дополненный элементами классической музыки. Но чаще всего новички не выдерживали большой нагрузки, которую Йошики давал на репетициях.


Глядя на буйные концерты, трудно было предположить, сколько времени группа уделяет постоянным репетициям. С точки зрения Йошики, постоянно неудовлетворенного уровнем музыкального исполнения, это было естественным делом. Однако если новичок начинал возмущаться: «Не хочу тратить столько времени на репетиции!», то такие долго в группе не задерживались. Хотя Йошики и огорчался из-за отсутствия полного состава, но он не собирался впускать в мир Х кого попало. Он смотрел не только на технику и стиль исполнения, но искал человека, который подходил бы и по характеру.
Хотя Йошики с головой был занят поисками новых участников группы, у него возник новый план. В начале осени 1985 года он заявил Тошимицу:

«Думаю, надо приступить к записи. Мы уже освоили выступления в лайвхаузах, следущей целью будет выпуск диска».

Эти слова, прозвучавшие как внезапное озарение, на самом деле выражали не только искренние стремления Йошики к продвижению в мире рока, но и тщательно обдуманную стратегию.

Йошики понимал, что выпуск индисовсой записи произведет большое впечатление и на постоянных зрителей, и на тех, кто свысока смотрит на группу.

Конечно, все группы, выступающие в лайвхаузах, за исключением любителей, стремились к выпуску записей. И для этого существовал стандартный порядок. Выступать в лайвхаузах, собирая больше людей, получить признание музыкальных критиков и ждать предложений от продюсеров и менеджеров крупных фирм звукозаписи.

Однако Йошики не горел желанием следовать проторенными путями. Так же, как в свое время он не знал способа попасть на сцену лайвхаузов, так и теперь он не знал, как выпустить запись. Чтобы сделать релиз, не пользуясь услугами других людей, Йошики решил изучить производственный процесс с самого начала.

«Что же необходимо для издания сингла?»

Йошики действовал прямо. Прежде всего он обратился на фабрику, где выпускали диски.

«Скажите пожалуйста, сколько будет стоить выпуск диска?»

Служащий фабрики назвал цену за изготовление 1000 копий. Таким образом, принеся исходник и заплатив несколько сотен тысяч йен, можно было получить готовые диски.

Исследования продолжились.

«Как изготовить обложку для дисков?»

Он направился в издательство:

«Сколько будет стоит изготовление обложки?»

Узнав цены, Йошики стал думать, где можно будет заказать дизайн.

«Наверное, дизайн можно будет сделать в фотомастерской».

Отправившись в фотостудию, Йошики также задал вопрос о ценах и условиях.

Теперь у него в голове сложился предварительный план. Сначала сделать запись, затем исходник отдать на фабрику, где напечатают копии. Изготовленные в фотостудии фотографии и логотип отнести в издательство, заказать обложки, и все будет готово.

Поняв суть дела, Йошики стал думать о следующем этапе — продаже. Само по себе изготовление дисков не было самоцелью. Чем больше людей сможет купить их, тем большее их число сможет услышать музыку Х.

«Куда обратиться, чтобы как можно больше обычных людей могли купить запись?»

Из музыкальных журналов Йошики знал, что по всей стране имеются магазины, продающие индисовские диски, там же был опубликован их полный список.

«Итак, если собрать достаточную сумму денег, можно самим выпустить запись. А когда диски будут готовы, их можно будет продавать через эти магазины».

После того, как Йошики с юношеской любознательностью исследовал весь путь от печатания на фабрике до продажи в магазине, он сразу начал действовать.
Для того чтобы собрать деньги на выпуск записи, Йошики решил использовать свои ежемесячные поступления от матери. Однако этого было явно не достаточно. Пришлось ему попросить мать об увеличении суммы.

«Мама, я хочу заняться выпуском диска, поэтому нужно будет больше денег».

Услышав про выпуск диска, мать откликнулать на просьбу и увеличила сумму перевода. Однако запросы сына росли с каждым месяцем, и обеспокоенная мать потребовала, чтобы Йошики вел нормальную жизнь и потом уменьшила сумму перевода. Конечно, этого хватало, чтобы беззаботно жить 19-летнему юноше, но для того, чтобы накопить деньги на выпуск записи, было совершенно не достаточно.

Чтобы уменьшить расходы на жилье, Йошики переехал из апартаментов в Экоде на дачу в городе Нарита префектуры Тиба, которая досталось ему в наследство от отца. Получив права и купив дешевую подержанную машину, Йошики каждый день ездил в Токио на репетиции и выступления, затрачивая на дорогу по 2 часа в один конец.

Это занимало слишком много времени, и однажды он останавился у жившего в Мэдзиро школьного товарища.

«Домой ехать слишком долго, не переночевать ли здесь?»

И потом он, чтобы сэкономить время, около трех месяцев жил в этой квартире. Совместное проживание в одной комнате в 6 татами (ок. 1,6 кв.м) разительно отличалось от привольной жизни в апартаментах в Экоде, однако Йошики, занятому подготовкой к звукозаписи, вопрос о месте ночевки представлялся совершенно незначительным.
Поставленная цель - издать диск — стала для Йошики вызовом и разбудила бойцовский дух. Какие бы высокие преграды ни вставали у него на пути, в нем вскипала еще большая энергия, чтобы их разрушить.

Однажды в дом, где остановился Йошики, пришел в гости еще один школьный товарищ. Йошики дал ему в руки черную табличку и белый карандаш и сказал:

«Запиши то, что я сейчас скажу».

И Йошики по буквам произнес слово, которое возникло в его сознании. Товарищ записал и спросил:

«E-X-T-A-S-Y – что это такое?»

«Экстази — это название моей фирмы звукозаписи.».

Йошики встал, вышел из комнаты и прикрепил эту табличку на дверь.

«Итак, с сегодняшнего дня здесь будет располагаться моя фирма».

Так в маленькой однокомнатной квартире в Мэдзиро родилась новая индисовская фирма.

«Это будет фирма для записи музыки Х».

И с этого дня Йошики начал свою деятельность в качестве предпринимателя. Сначала выпустить товар, потом его продать. Возможно, деловая хватка была у него в крови.

Для того, чтобы управлять расходами на производство и доходами с продаж, а также платить налоги, необходимо было организовать фирму. Перед этим Йошики закупил множество книг и изучал их ночи напролет, а также советовался с матерью, которая имела опыт управления мануфактурным магазином. Мать, которая отошла от дел, объяснила ему некоторые необходимые процедуры и правила. И вот, наконец, была официально зарегистрирована звукозаписывающая фирма Экстази, и Йошики, которому еще не исполнилось 20 лет, стал ее директором.

Конечно, организация крошечной фирмы, где кроме него, не было ни одного сотрудника, не принесла особых изменений в жизнь Йошики. Но он верил, что эта фирма поможет донести музыку Х не только до посетителей лайв-хаузов, но и до многочисленных любителей рок-музыки.
Продолжая подготовку к записи, Йошики нашел гитариста Такаи Хисаши, известного под именем Джун, и басиста Удака Хикару, выступавшего как Хикару. Оба обладали безупречной техникой и понимали музыку Йошики.

Йошики радовался, что приближалась пора записи, и начал проводить еще более насыщенные репетиции.

После этого он еще и индивидуально тренировал игру на ударных. Используя метроном, чтобы задать ритм, он мог барабанить несколько часов подряд, забывая о еде и сне. Порой во время этих тренировок он безвылазно находился в арендованной студии свыше 10 часов подряд. Эта студия словно превратилась в его собственную. И хотя расходы на арендную плату росли, это его не беспокоило.

Итак, достижения были необходимы— как и в качестве ударника, так и в уровне выступлений группы. Чувствуя это, Йошики выкладывался изо всех сил, как и во время подготовки к экзаменам в музыкальный институт. И хотя техника игры на ударных совершенствовалась на глазах, Йошики не успокаивался на достигнутом. Он продолжал изнурительные упражнения, после которых не мог даже пошевелить руками.

«Я хочу научиться играть на инструменте те ритмы, которые звучат у меня в голове».

Йошики делился этой мыслью с Тошимицу. Но задача превосходила возможности его физического тела. Полностью изнуренный длительными упражнениями, порой он без сил падал на пол. Но беспокойная душа не давала покоя уставшему телу.

Непостижимые с точки зрения здравого смысла длительные упражнения давали на тело Йошики чрезмерную нагрузку. Однако ему казалось, что достигший предела пульс и усталость до судорог необходимы, чтобы ритм музыки врезался в каждую клетку, и поэтому чувствовал не столько усталость, сколько облегчение.

В начале 1986 года началась запись. Для сингла Йошики выбрал песню, к которой было сделано несколько аранжировок, под названием «Orgasm».


Каталог: diana


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница