Программа правовых инициатив для стран центральной европы и евразии американской ассоциации адвокатов (aba ceeli)




страница7/30
Дата03.06.2016
Размер8.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30
Раздел III. НАВЫКИ РАБОТЫ АДВОКАТА С ДЕЛОМ ДОВЕРИТЕЛЯ
Глава 6. АНАЛИЗ ДЕЛА КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ НАВЫК
1. Понятие и общие положения
С логическими операциями анализа и синтеза каждый человек знакомится с детства, и априори каждый из нас владеет навыками анализа и синтеза информации. Однако у одних эти навыки дают хорошие результаты и обеспечивают успешное решение житейских или профессиональных проблем, а у других нередко возникают сложности то с анализом ситуаций, то с умением сделать верные и эффективные выводы из полученной информации.

Для юриста навык анализа юридических ситуаций является, кроме всего прочего, еще и профессиональным навыком, от овладения которым во многом зависят успехи или неудачи юриста в профессиональной деятельности.

Вместе с тем в юридических вузах профессиональным навыкам, как правило, специально не обучают. Многие из навыков, в том числе и навык анализа дела, юристу приходится вырабатывать самостоятельно. Знания можно передать, а вот навыки можно только выработать. Навыки приходят с опытом, и это будет личный, и только личный, опыт.

Об опыте можно рассказать, но это не есть передача опыта. Рассказ о том, как сделать ту или иную работу, может послужить лишь базой к самообучению. Например, начинающий адвокат, узнав о секретах профессионального мастерства опытного коллеги, может попробовать сделать что-то аналогичным образом. Но он, непременно, сделает это по-своему, привнеся личный опыт, свой характер, темперамент и пр.

Поэтому предлагаемый здесь материал - это рассказ о навыке анализа уголовного дела как об определенной технологии, попытка определенным образом структурировать те логические операции и практические действия, из которых складывается навык анализа дела. В этом материале показан всего один из возможных вариантов выполнения такой работы, и он предназначен для того, чтобы создать некоторую базу для самообучения.

Кому-то из адвокатов этот материал позволит обобщить накопившийся опыт, для других он может стать подсказкой в выработке собственного опыта. Даже если имеющийся у читателя опыт существенно отличается от предлагаемого, это тоже полезно, поскольку дает возможность критической оценки и дальнейшего совершенствования имеющегося опыта.

Итак, анализ дела - это сложный, комплексный, технологический навык работы с делом <*>. Анализ пронизывает все этапы работы адвоката по делу и в той или иной мере присутствует и при интервьюировании, и при консультировании клиента. Без навыка анализа дела юрист не может успешно участвовать в судопроизводстве. Особое значение этот навык приобретает при работе с уголовным делом в досудебных и судебных стадиях, поэтому изложение материала будет вестись применительно к уголовному судопроизводству. Но независимо от момента производства по делу, характера самого дела анализ дела имеет и некую общую технологию, соблюдение которой обеспечивает качество оказываемой правовой помощи.

--------------------------------



<*> См. подробнее: Профессиональные навыки юриста: Опыт практического обучения.
Суть любого юридического дела составляют юридически значимые факты, составляющие фактическую основу принятия решения по данному делу. Знание этой фактической основы должно базироваться на доказательствах, которые составляют основание как для вывода о фактах, так и для разрешения дела. Собирание, проверка, анализ и оценка доказательств и установленных с их помощью фактических обстоятельств имеют целью правильное разрешение дела, т.е. определение правовой квалификации, правильное отыскание юридической основы данного дела.

Исходя из сказанного, любое уголовное дело можно образно представить в виде "многослойного пирога", основу которого составляют доказательства, сердцевину составляют фактические обстоятельства, а верхний слой образуют правовые оценки и вывод о применении соответствующих правовых норм.


Правовая норма

Фактические обстоятельства дела

Доказательства
Иногда, раскрывая понятие анализа дела, само дело образно представляют в виде трехгранной пирамиды, каждая грань которой также может фигурально обозначать один из выделенных аспектов: фактические обстоятельства, доказательства, правовые оценки имеющейся в деле информации.

Любой из этих образов используется лишь как методический прием, позволяющий наглядно показать отдельные элементы, подлежащие относительно самостоятельному анализу.


Элементы анализа дела

Что включает анализ дела?


Выделение и описание Поиск Систематизация

фактических обстоятельств правового доказательств

дела с использованием основания

правила пяти вопросов:

когда? где? кто? что? как?
Наличие в самом деле различных уровней информации предполагает определенную последовательность анализа, что позволяет обозначить определенные этапы этой работы.

Выделение отдельных элементов дела, требующих самостоятельного анализа, и определение этапов, т.е. последовательности анализа этих элементов, позволяют понять "технологию" анализа дела.


2. Анализ фактической основы
Личный опыт показывает, что первым шагом в технологической цепочке анализа дела должна быть работа с юридически значимыми фактами. Анализ уголовного дела целесообразно начинать с анализа фактов или фактических обстоятельств дела. Это обусловлено и природой правоприменительной деятельности, которая начинается с установления фактической основы дела.

"Факты", "фактическая основа", "фактические обстоятельства", "фабула дела" - общепризнанные и широко распространенные в юридической практике термины. Мы редко задумываемся над тем, что стоит за этими терминами, какое содержание они охватывают и обозначают. Между тем для успешной профессиональной деятельности юрист должен отчетливо представлять и понимать, с чем он будет работать. Для данного обсуждения также важно договориться о терминах, чтобы рассказ об этапах деятельности юриста по анализу дела был понят однозначно.

Факты - это тот отправной материал, от которого зависит, возьмется ли юрист за данное дело. Именно они предопределят правовую позицию стороны в деле. Факты лягут в основу правовых притязаний. Они станут предметом спора в суде. В конечном итоге именно факты определят и решение по делу. Но следует уточнить, что является материалом для анализа юриста: собственно факты или информация о фактах?

Строго говоря, факты принадлежат реальному объективному миру. Этим термином определяются события реальной действительности, имевшие место в определенное время, в определенном месте и при определенных обстоятельствах. Факт, в связи с которым и по поводу которого начинается работа юриста, конкретен, определен временем и пространством, имеет свое физическое воплощение и завершен в своем физическом, вещном выражении и проявлении.

Однако когда такой факт становится предметом профессиональной деятельности юриста, сам этот факт, как правило, оказывается уже в прошлом. Юристу приходится работать с ним ретроспективно, оглядываясь назад, обращаясь к информации об уже прошедших событиях, пытаясь воссоздать в сознании образ этих событий.

В уголовном судопроизводстве лишь немногие факты уголовного дела могут восприниматься юристом непосредственно. Это могут быть результаты преступной деятельности, отдельные фрагменты поведения или действий участников конфликта; отдельные проявления их взаимоотношений и т.п. Если юрист воспринимает факты непосредственно, перед ним, как правило, возникает задача зафиксировать и сохранить информацию об этих фактах для дальнейшего использования ее при производстве по делу. В большинстве же своем факты в их физическом воплощении остаются вне поля непосредственного восприятия юриста.

Чаще всего юрист работает не с фактами как таковыми, а со знаниями о них. Эти знания являются своеобразными "образами фактов", теми представлениями о фактах, которые сформировались в сознании субъектов процесса. Образы фактов "рисуют" клиенты, рассказывая о своей правовой проблеме; они создаются свидетелями, дающими показания по делу; эти образы возникают при ознакомлении юриста с многочисленными материалами дела.

Применительно к знаниям о фактах для удобства изложения далее будет употребляться более известный и в законодательстве, и в практике термин "фактические обстоятельства дела". В этом смысле под фактическими обстоятельствами дела, которые анализирует юрист, здесь понимается не их физическая, а информационная составляющая, и фактические обстоятельства дела надлежит анализировать с учетом их информационной природы.

Чем же отличаются факты реальной действительности и фигурирующая в деле информация об этих фактах, которую будем называть здесь "фактические обстоятельства дела"?
Факт реальной Фактические

действительности: обстоятельства дела:


1) существует объективно, т.е. 1) имеют информационную природу

вне человеческого сознания и их содержание обусловлено

и независимо от сознания как объективными, так и

субъектов процессуальной субъективными факторами;

деятельности;
2) имеет четкие 2) способны сохраняться во

пространственно-временные времени столько, сколько

и причинно-следственные способен хранить информацию

характеристики; ее носитель;


3) как правило, он окончен в 3) не связаны с пространством,

своем физическом воплощении; свободно перемещаются вместе

с носителем информации;
4) имеет определенное 4) подвержены субъективным

физическое выражение; изменениям по воле носителя

информации (например,

следователь может

целенаправленно отбирать

только интересующую его

информацию и тем самым

искажать общую картину

происходящего);
5) по своему содержанию может 5) подвержены объективным

состоять из совокупности изменениям в зависимости от

проявленных во вне, возможностей и способностей

взаимосвязанных и носителя информации

последовательных (например, очевидец в силу

поведенческих актов человека дефектов зрения не способен

и их результатов; видеть все детали объекта и

не может назвать их);


6) имеет множество 6) передаются от носителя

характеристик; информации к познающему

субъекту, как правило, в

знаковой форме, но в

некоторых случаях возможна

передача в форме

демонстраций;
7) становится объектом познания 7) подвержены субъективным и

не в полном объеме, а лишь в объективным изменениям и в

части его юридически результате процесса передачи

значимых характеристик; информации от носителя к

познающему субъекту

(например, при передаче

информации в ее содержание

могут привноситься

субъективные оценки и

интерпретации или

передаваться только часть

информации, так как отдельные

детали события остались вне

внимания или не принимаются

воспринимающим субъектом);
8) юридически значимые 8) накапливаются и

характеристики факта систематизируются в сознании

выделяет и подвергает познающего субъекта

исследованию сам юрист целенаправленно (так, юрист

отбирает только юридически

значимые обстоятельства и

оставляет без внимания иные);
9) фиксируются в сознании

познающего субъекта в форме

образов фактов реальной

действительности


Фактические обстоятельства дела, анализируемые юристом, по своей природе существенно отличаются от фактов реальной действительности, но по содержанию они очень близки и сходны с ними.

Таким образом, при анализе фактической основы дела юрист должен понимать и четко разграничивать факты объективной реальности, существовавшие и, возможно, продолжающие существовать независимо от его сознания и воли, и фактические обстоятельства дела - как информационный образ этой реальности, который он сам или иные участники процесса целенаправленно сформировали в своем сознании на основе полученной информации.

Фактические обстоятельства дела, которые анализирует юрист, всегда содержат в определенном соотношении элементы объективного и субъективного. Объективное обусловлено содержанием и характеристиками самих фактов реальной действительности. Наверное, об этом элементе говорят: "Факты - вещь упрямая".

"Упрямые факты" - это та часть информации, содержание которой не зависит от сознания носителей информации и познающего субъекта. Она однозначно повторяется всеми носителями информации, столь же однозначно воспринимается познающими субъектами и формирует образ реальности, не вызывающий разумных сомнений. Объективные элементы в фактических обстоятельствах дела - это, как правило, постоянные составляющие их содержания. Однако это не исключает возможности добросовестного заблуждения и ошибочных утверждений.

Наличие субъективных элементов в содержании фактических обстоятельств дела обусловлено тем, что между фактами реальной действительности и познающим их юристом стоят различные источники информации об этих фактах и само познание идет опосредованно. Наиболее распространенным из источников информации является человек, получивший эту информацию с помощью органов чувств, при непосредственном восприятии того или иного события.

В процессе восприятия фактов реальной действительности человек сознательно и бессознательно отбирает только часть информации, обусловленную его субъективным жизненным и профессиональным опытом, физическим и эмоциональным состоянием, системой ценностей, вкусами, пристрастиями. На точность и полноту восприятия фактов реальной действительности, а также их запоминание и воспроизведение информации о них влияют различные субъективные факторы.

Субъективные элементы в содержании фактических обстоятельств дела являются, как правило, переменной величиной. Они могут меняться как в представлении одного носителя информации в разные периоды времени, так и в представлениях разных носителей информации.

Соотношение объективного и субъективного в информации о фактах позволяет определенным образом классифицировать такую информацию. Разные виды информации о фактах по-разному влияют на выработку позиции по делу. В зависимости от соотношения объективного и субъективного элементов в получаемой информации о фактах можно выделить:

1. Неопровержимые ("упрямые") позитивные утверждения о фактах реальной действительности. Они отличаются тем, что их невозможно отрицать, их нечем опровергнуть. С ними нужно считаться при выработке позиции по делу независимо от того, способствуют ли они или препятствуют реализации этой позиции.

2. Опровержимые утверждения о фактах реальной действительности. Они внешне могут быть похожи на первую группу. Но если при работе по делу добывается информация противоположного содержания, удается позитивно установить, что первоначальное утверждение не соответствует реальной действительности и в этом смысле является ложным, ошибочным. Это позволяет при выработке позиции учитывать возможность опровержения этих фактических обстоятельств.

3. Оценочные утверждения о фактах реальной действительности. Как правило, они свидетельствуют о качественных характеристиках этих фактов, но имеют высокий уровень субъективности и поэтому могут существенно различаться у разных субъектов. Например, описание внешности человека в таких категориях, как "молод - стар", "красив - некрасив", "лицо кавказской национальности" и т.п., содержит очень высокий уровень субъективизма и требует более тщательной проверки с помощью каких-то объективных данных (паспорта, фотографии).

4. Предположительные утверждения о фактах реальной действительности. Далеко не всегда удается реконструировать все события прошлого, его детали, характеристики. Анализируя дело, юрист бывает вынужден прибегать к предположениям или отвечать на предположительные утверждения противоположной стороны. Такого рода предположение может быть высказано потерпевшим или очевидцами, но до тех пор, пока это обстоятельство не доказано, утверждение остается лишь предположительным.

Зная, что предположения не могут быть положены в основу обвинения (ч. 4 ст. 302 УПК РФ), следователь нередко предпочитает признать, что то или иное обстоятельство дела осталось неустановленным. Однако этим нельзя злоупотреблять. Так, в постановлениях и даже приговорах по уголовному делу все еще можно встретить утверждения: "N. в неустановленное время, в неустановленном месте у неустановленного лица незаконно приобрел наркотическое вещество". Подобное утверждение свидетельствует только об одном: по делу не установлены факты, свидетельствующие о незаконном приобретении наркотического вещества, и вопреки ст. 5, ч. 1 ст. 14 УК РФ имеет место объективное вменение.

5. Утверждения-интерпретации. Они чаще всего касаются намерений сторон, субъективной стороны деяния, личных отношений между участниками конфликта и т.п. Например, нередко утверждение о наличии умысла на убийство строится лишь на интерпретации характера, последовательности, интенсивности, продолжительности действий обвиняемого, в результате которых потерпевшему причинены телесные повреждения.

Выделение рассмотренных видов информации о фактических обстоятельствах представляется полезным и продуктивным. Это приучает юриста расчленять на определенные составляющие поток направленной к нему информации об обстоятельствах дела и позволяет ему более четко структурировать всю информацию на первом этапе работы с делом при установлении фактической основы дела.

Итак, при установлении фактической основы дела анализ предполагает, во-первых, различение: а) собственно фактов реальной действительности и б) фактических обстоятельств дела как информационных образов этой реальности.

Во-вторых, анализ предполагает определенную систематизацию информации о фактических обстоятельствах дела: в зависимости от соотношения в ней объективных и субъективных составляющих она может быть более или менее убедительной.

Безусловно, могут быть предложены и иные основания для анализа, продиктованные целями и условиями практической ситуации. Так, нередко юрист анализирует информацию о фактах в соответствии с ее содержанием: а) свидетельствующую о самом деянии; б) относящуюся к характеристике личности; в) раскрывающую характер взаимоотношений участников конфликта; г) подтверждающую наступившие последствия правонарушения и т.п.

Профессиональный навык анализа фактической основы дела обеспечивает:

- выявление юридически значимых фактов и целенаправленный сбор информации о них;

- систематизацию фактов и информации о них определенным образом в соответствии с поставленной правовой задачей;

- использование их при выработке и формировании правовой позиции по делу, при заявлении этой позиции суду, противоположной стороне, иным субъектам правоотношений, при отстаивании этой позиции в установленном порядке.

Учиться этому навыку необходимо постоянно, используя для этого материалы уголовных, гражданских или арбитражных дел, а также различные юридические документы (обвинительные заключения, приговоры, решения, исковые заявления, жалобы и т.п.).

Прекрасным материалом для отработки этого навыка могут служить литературные произведения, например рассказ Роберта Шекли "Па-де-труа шеф-повара, официанта, клиента" <*>. Прочитав этот рассказ, можно по отдельности проанализировать события, изложенные от имени клиента, повара и официанта, а затем, сравнив результаты этого анализа, ответить на вопрос: "Что же произошло на самом деле?" Можно ли в событиях, изложенных этими людьми, найти бесспорные факты? Используют ли эти люди при изложении событий оценочные или предположительные утверждения? Можно ли интерпретировать фактические обстоятельства тех событий, о которых рассказывают эти люди?

--------------------------------

<*> См.: Шекли Р. Чумной район: Сб. научн.-фантастич. произведений. М., 1991.
В результате анализа фактических обстоятельств дела в подобном учебном материале можно попытаться также сформировать фабулу, своего рода историю этого события в виде повествовательного рассказа из пяти-семи предложений, в котором ответить на традиционные пять вопросов анализа фактической основы дела: когда, где, кто, что, как? И такая работа станет своеобразным тренингом, позволит не только задуматься об основах анализа дела, но и сверить уже сложившийся личный опыт.

Более сложным материалом для тренировки данного навыка являются юридические документы, например постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительное заключение, приговор. Эти документы полезно анализировать позиционно, поочередно представляя себя в роли то государственного обвинителя, то защитника. Очень важно научиться различать виды информации о фактических обстоятельствах дела.

Как пример для проведения подобной самостоятельной работы ниже приводится постановление о привлечении в качестве обвиняемого А.И. Закаева, которое было опубликовано в "Российской газете" в декабре 2002 г. <*>

--------------------------------



<*> См.: РГ. 2002. N 231. 5 декабря.
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

о привлечении в качестве обвиняемого


город Ессентуки Ставропольского края 1 ноября 2002 г.
Следователь (дознаватель) по особо важным делам управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации по расследованию преступлений в сфере федеральной безопасности и межнациональных отношений на Северном Кавказе юрист 1-го класса Медик И.Г., рассмотрев материалы уголовного дела N 59027,
УСТАНОВИЛ:
20 сентября 2001 г. по данному уголовному делу вынесено постановление о привлечении Закаева Ахмеда Ильясовича в качестве обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 279, ч. 1 ст. 208, ст. 317 УК РФ.

В настоящее время возникли основания для изменения предъявленного обвинения, получены достаточные доказательства, дающие основания для предъявления Закаеву А.И. нового обвинения в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

После прихода к власти Дудаева Д. в период с 1991 по 2000 г. на территории Чеченской Республики по его указанию стали создаваться вооруженные банды. Целями их создания были нападения на граждан и организации, убийства и грабежи, подрыв конституционного строя России.

Разделяя указанные выше преступные цели, Закаев А.И. принял активное участие в организации указанных устойчивых вооруженных групп (банд), после чего возглавил одну из них под наименованием "Юго-Западный фронт" численностью в разные периоды времени от 300 до 1500 вооруженных людей. Осуществляя руководство этой бандой, Закаев А.И. совершил ряд тяжких и особо тяжких преступлений против личности, государственной власти, общественной безопасности и порядка, направленных на насильственное нарушение территориальной целостности и изменение конституционного строя Российской Федерации.

Для реализации целей преступного сообщества Закаев А.И. и другие разработали структуру банды, организовали систему подчинения и управления, вовлекли новых участников, разделили их на группы, снабдили их различными видами оружия и транспортом.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 209 УК РФ (бандитизм), - создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан и организации, а равно руководство такой группой (бандой).

8 октября 1995 г., на территории н.п. Рошни-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики члены банды Закаева захватили и доставили к нему в один из домов по ул. Ленина следователей прокуратуры Урус-Мартановского р-на Магомадова И.А. и Хамзатова М.А., производивших следственные действия по одному из уголовных дел, возбужденных прокуратурой района. Убедившись в принадлежности Магомадова и Хамзатова к прокуратуре Российской Федерации, Закаев предложил им присоединиться к банде, получив отказ, Закаев А.И. приказал членам банды расстрелять Магомадова и Хамзатова. Выполняя преступный приказ, несколько членов банды, вооруженных автоматами, поставили Магомадова и Хамзатова к забору домовладения и изготовились к стрельбе, однако задуманное не исполнили из-за вмешательства старейшин селения Рошни-Чу, взявших потерпевших под свою защиту.

Описанными действиями Закаев А.И. совершил преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 33, ст. 295 УК РФ, - подстрекательство к посягательству на жизнь следователей в связи с производством предварительного расследования, совершенное в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц.

В декабре 1995 г. банды, возглавляемые Закаевым А.И. и Гелаевым Р., в целях нарушения общественной безопасности и склонения представителей власти к исполнению требований террористов, захватили несколько административных зданий н.п. Урус-Мартан Чеченской Республики и удерживали их более 14 дней, дестабилизировав работу законных органов власти на данной территории. По указанию Закаева членами банды у здания N 1 по ул. Каланчакская н.п. Урус-Мартан в целях устрашения населения и воздействия на власть были убиты местные жители Аюбов А. и Вагапов В., резко критиковавшие действия бандитов.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 205 (терроризм), п. "а", "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц в связи с осуществлением ими служебной деятельности и выполнением общественного долга организованной группой, сопряженное с бандитизмом, неоднократно).

29 января 1996 г. Закаев А.И. совместно с Яндарбиевым 3., неким Джаниевым и другими неустановленными следствием лицами организовал похищение на автодороге г. Грозный - н.п. Урус-Мартан Чеченской Республики двух православных священников - референта отдела внешних церковных сношений Московской патриархии отца Сергия и настоятеля Грозненской православной церкви отца Анатолия, которых незаконно удерживали с целью принуждения органов власти к выполнению их незаконных требований.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 206 (захват заложников организованной группой), п. "а", "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство).

В марте 1996 г. Закаев А.И. во главе банды численностью до 400 человек, вооруженных стрелковым оружием и гранатометами, захватил Заводской район г. Грозного, дестабилизировав работу законных органов власти на данной территории. По указанию Закаева в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти члены его банды незаконно лишали свободы местных жителей, сотрудничавших с представителями власти.

После захвата комендатуры Заводского района 10 служащих данной комендатуры были убиты членами банды Закаева А.И. в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей, в тех же террористических целях. У граждан, проживавших на территории Заводского района, членами банды по приказу Закаева открыто похищались ценное имущество и транспорт, использовавшиеся в целях обеспечения деятельности банды.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 205 (терроризм), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей), п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ (разбой, совершенный организованной группой).

В августе 1996 г. банда, возглавляемая Закаевым А.И., совместно с аналогичным формированием под руководством Гелаева Р. в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти осуществили нападение на железнодорожный вокзал г. Грозного. В ходе нападения членами обеих банд, действующими по единому умыслу, были убиты более 300 сотрудников милиции, несших службу по охране общественного порядка, и местных жителей, оказывавших им в этом содействие.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 205 (терроризм), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей), п. "а", "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство двух и более лиц, в связи с осуществлением ими служебной деятельности и выполнением общественного долга, организованной группой, сопряженное с бандитизмом, неоднократно).

В ночь с 15 на 16 октября 1996 г. банды, возглавляемые Закаевым А.И. и Гелаевым Р., вновь напали на н.п. Урус-Мартан Чеченской Республики в целях нарушения общественной безопасности и склонения представителей власти к исполнению требований террористов и взяли его под контроль. По приказу Закаева А.И. члены его банды совершили посягательства на руководителей местной администрации Гебертаева С. и Махчаева С. в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей. В ходе нападения Гебертаеву С., Махчаеву С. были причинены ранения, однако по независящим от воли бандитов причинам желаемого - смерти потерпевших - они не достигли. Во время покушения родственнице Гебертаева Гапураевой А., находившейся на 8-м месяце беременности, было причинено огнестрельное ранение живота, в результате чего она потеряла ребенка.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 205 (терроризм), ч. 3 ст. 30 - п. "а", "б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство двух и более лиц, в связи с осуществлением ими 1 ноября 2002 г. служебной деятельности и выполнением общественного долга, организованной группой, сопряженное с бандитизмом, неоднократно).

В период с декабря 1999 по январь 2000 г. члены банды под руководством Закаева А.И., осуществляя противодействие сотрудникам правоохранительных органов и военнослужащим федеральных войск на территории города Грозного ЧР в целях нарушения общественной безопасности и склонения представителей власти к исполнению требований террористов, совершили многочисленные посягательства на жизнь указанных лиц в связи с выполнением ими своих служебных обязанностей по охране общественного порядка. В результате указанных преступных действий 21 сотрудник милиции и военнослужащий были убиты и 12, будучи ранеными, захвачены в заложники.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 205 (терроризм), ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей), ч. 3 ст. 206 УК РФ (захват заложников организованной группой).

Помимо совершения описанных преступлений Закаев А.И. совместно с Масхадовым А.А., Басаевым Ш.С. и другими лицами в период 1999 - 2000 гг. организовал на территории Чеченской Республики и Республики Дагестан вооруженный мятеж в целях насильственного отторжения указанных субъектов от Российской Федерации, т.е. насильственного изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности Российской Федерации, и активно участвовал в нем.

Указанными действиями Закаев А.И. совершил также преступление, предусмотренное ст. 279 УК РФ, - организация вооруженного мятежа и активное участие в нем в целях насильственного изменения конституционного строя и нарушения территориальной целостности Российской Федерации.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 171 и 172, 175 УПК РФ,


ПОСТАНОВИЛ:
Привлечь Закаева Ахмеда Ильясовича

──────────────────────────────────────────────────────

(фамилия, имя, отчество обвиняемого)

26.04.59 года рождения, уроженца пос. Кировский Талды-Курганской

──────────────────────────────────────────────────────────────────

(дата и место его рождения)

области КазССР (по другим данным, 26.04.56 года рождения, уроженца

──────────────────────────────────────────────────────────────────

населенного пункта Урус-Мартан Чечено-Ингушской Автономной

──────────────────────────────────────────────────────────────────

Советской Социалистической Республики)

──────────────────────────────────────────────────────────────────

в качестве обвиняемого по данному уголовному делу, предъявив

ему (ей) обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч.

1. ст. 209, ч. 3 ст. 205, 317, ч. 3 ст. 206, п. "а", "б", "ж",

"з", "н" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 162, ч. 3 ст. 30 - п. "а",

"б", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105, ч. 4 ст. 33 - ст. 295, 279 УК РФ.

О чем ему (ей) объявить.


Следователь (дознаватель)
Этот документ представляет интерес именно с точки зрения анализа фактических обстоятельств дела, в связи с чем предлагаем вам проанализировать содержащуюся в нем информацию о фактических обстоятельствах преступной деятельности А.И. Закаева. Попытайтесь выделить:

а) однозначные и бесспорные утверждения о фактах реальной действительности;

б) опровержимые утверждения;

в) предположительные утверждения;

г) утверждения-интерпретации.

Попытайтесь сформулировать фабулу дела, т.е. составить рассказ из ответов на следующие вопросы: когда? где? что? как? с какой целью? совершил лично А.И. Закаев. Попытайтесь выделить наиболее значимые фактические обстоятельства с точки зрения обвинителя и составить соответствующий рассказ. Затем проделайте такую же работу, но теперь с позиции защитника.

В процессе практической деятельности навык анализа фактических обстоятельств дела совершенствуется, доводится до автоматизма, и адвокат вряд ли специально выделяет описанные выше виды фактической информации. Но в начале профессиональной деятельности такие логические упражнения с анализом фактических обстоятельств дела очень полезны.
3. Анализ правовой основы
Второй шаг в этой технологической цепочке - анализ правовой квалификации (оценки) дела. Это может быть первичная квалификация, когда впервые дается правовая оценка фактических обстоятельств. В иных случаях придется анализировать уже данную правовую оценку. Если юрист имеет дело с криминальной фактической ситуацией, то ее правовой анализ - это решение вопроса о квалификации преступления. Для юриста это означает последовательное решение ряда правовых вопросов:

1. Преступление ли это (содержат ли фактические обстоятельства признаки преступления, указанные в ст. 14 УК РФ, и есть ли в Особенной части УК РФ описание деяния, похожего на установленную историю)?

2. В какой из статей Особенной части УК РФ описано деяние, больше всего похожее на установленное в данном деле?

3. Отличается ли оно и чем именно от сходных деяний, предусмотренных другими статьями Особенной части УК РФ?

Как определить сходство и различие установленной истории и предусмотренной в диспозиции той или иной статьи УК РФ? Здесь понадобятся теоретические знания о составе преступления и о признаках составов конкретных преступлений; особенностях конструкции и структуры составов преступлений; представление о том, как, через какие признаки состава проявляются элементы (стороны) данного конкретного вида преступления: объекта, субъекта, объективной стороны, субъективной стороны.

Точность квалификации зависит от того, насколько хорошо знает и правильно понимает юрист каждое слово и знак в тексте статьи УК РФ. Очень опасно на этом этапе полагаться на свою память, надеясь, что помните УК РФ наизусть. Необходимо еще и еще раз обратиться непосредственно к тексту закона, сопоставить свои выводы о признаках состава конкретного преступления с научно-практическими комментариями УК РФ, обратиться к соответствующим разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, а если потребуется, привлечь и иные источники толкования уголовного закона, чтобы в полном объеме уяснить смысл и содержание уголовно-правового запрета. Только после этого можно приступать к сопоставлению шаг за шагом всех признаков состава данного преступления с установленными фактическими обстоятельствами.

Эта работа отличается от установления фабулы дела. Там анализировались разнообразные факты, выбирались из них юридически значимые. Отвечая на пять вопросов, составлялось описание произошедшего, формулировался рассказ об этом событии, его история.

Теперь, на этапе анализа квалификации необходимо сравнить это описание и описание, данное в диспозиции статьи уже иначе, по другим параметрам:

1. Совпадают ли объект данного состава преступления и те общественные отношения, на которые посягало описанное деяние?

2. Совпадают ли описанное деяние и признаки объективной стороны состава, в чем именно состоит это совпадение?

3. Совпадают ли субъект, названный в статье, и тот человек, который совершил деяние по их уголовно-правовым характеристикам?

4. Совпадают ли форма и вид вины, описанные в фабуле дела, с тем, что предусматривает данный состав.


4. Анализ доказательств
Следующий шаг в анализе дела связан с анализом доказательств. Работа с доказательствами по делу требует различных профессиональных навыков, одним из которых является навык анализа самих доказательств. Этот навык формируется только при условии прочного знания основополагающих понятий теории доказательств и доказательственного права.

К сожалению, в современной практике довольно часто встречаются следователи, прокуроры, судьи и адвокаты, для которых теория доказательств, а иногда и положения УПК РФ, регулирующие доказывание, представляются чем-то отвлеченным и необязательным к применению в их деятельности. Этим объясняются многие судебные ошибки. Поэтому тренировка навыка анализа доказательств должна идти в тесном взаимодействии теории и практики доказывания по уголовному делу.

Анализ доказательств целесообразно начинать с простого и педантичного составления перечня доказательств, имеющихся в деле. Общий список доказательств может быть получен, как правило, в конце расследования: при ознакомлении с материалами дела, или при изучении обвинительного заключения, или при изучении приговора (если защитник вступает в дело уже при производстве в вышестоящих инстанциях).

Составление списка доказательств позволяет разграничить собственно доказательства и иные материалы дела, не являющиеся доказательствами в строгом смысле этого слова. Как известно, обвинительные выводы в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, в обвинительном заключении (обвинительном акте), приговоре суда могут быть основаны только на доказательствах. Это вытекает из положений ст. 73, 74, 171, 220, 225, ч. 4 ст. 302 УПК РФ.

Анализ доказательств можно было бы проиллюстрировать на примере одного из реальных уголовных дел, но, к сожалению, ограниченный объем книги не позволяет привести в подлиннике все материалы этого весьма поучительного дела, и потому ограничимся лишь пересказом.
Е. был осужден за то, что, являясь инкассатором в одном из отделений Сбербанка в городе К., он "3 октября 2003 года, примерно в 15 часов 30 минут, имея намерение на хищение чужого имущества, при получении инкассаторских сумок с деньгами в помещении банка... воспользовавшись тем, что кассиры и другие инкассаторы отвлеклись и за ним никто не наблюдает, тайно похитил сумку, в которой находились деньги в сумме 450000 руб., принадлежащие отделению Сбербанка... после чего с места происшествия с похищенным скрылся, причинив банку ущерб в крупном размере", т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 3 УК РФ.

В рассматриваемом деле список доказательств, указанный в обвинительном заключении, включал различные доказательства (показания свидетелей, подозреваемого, протоколы следственных действий), а также была сделана ссылка на "другие материалы дела" с указанием только листов дела, где помещены данные материалы.

В приговоре суда также был дан перечень исследованных доказательств, в числе которых было также указано: "Вина подсудимого Е. подтверждается письменными материалами дела: рапортом дежурного КОМ Ц. о совершенном преступлении; заявлением первого заместителя управляющего... банком К. о совершенном преступлении... актом применения розыскной собаки... заявлениями Т., Е., Ц., Б., М., Ш., М., П. о добровольном согласии на проведение тестирования с помощью полиграфа... заключением эксперта, согласно которому Е. имеет намеренное отношение к краже денег 03.10.2003 из К-го ОСБ СР. При этом можно утверждать, что пропавшие деньги взял именно Е...".
О том, что вывод суда о виновности может основываться только на доказательствах, исследованных в судебном разбирательстве, и о том, что процитированный фрагмент приговора никакого отношения к понятию доказательства не имеет, должен знать каждый студент, сдающий курсовой экзамен по уголовному процессу. Остается только удивляться, как быстро и успешно забывают теорию и закон некоторые судьи, прокуроры и следователи.

Составление списка доказательств с указанием томов и листов дела может быть использовано также и в адвокатском досье при подготовке к участию в судебном разбирательстве. Выделение в этом списке "не доказательств" позволит адвокату своевременно подготовить ходатайство об исключении подобных материалов из исследования в судебном разбирательстве или даст основание говорить об этом в прениях, а позже указать на это в кассационной жалобе.

Приступая к изучению и анализу отдельных доказательств, юрист, следуя ч. 1 ст. 88 УПК РФ, оценивает их с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности. Это позволяет выделить в общем списке доказательства, не пригодные к использованию с точки зрения требований УПК РФ: неотносимые и недопустимые доказательства. Как правило, неотносимые доказательства отсеиваются самим следователем в процессе расследования. Однако далеко не всегда.
По одному многотомному уголовному делу четыре тома составляли записи на бумажном носителе телефонных переговоров, контроль и запись которых велись при расследовании этого дела. Однако какой-либо информации, подтверждающей обвинение, при этом не было получено, тем не менее весь объем прослушивания был приобщен к материалам дела, что явно противоречило ч. 7 ст. 186 УПК РФ.
Анализ доказательств с точки зрения их допустимости значительно сложнее. Вопрос о недопустимости того или иного доказательства нередко вызывает споры, поэтому целью анализа в данном случае становится не только выявление недопустимых доказательств, но и определение последующих действий, позволяющих официально устранить из дела недопустимое доказательство.

Наиболее детально УПК РФ регулирует процедуру решения этого вопроса в стадии подготовки к судебному заседанию. Чтобы спор по этому вопросу был предметным и проходил в условиях состязательности, в ч. 2 ст. 235 УПК РФ установлены требования, предъявляемые к ходатайству о признании доказательства недопустимым, которые служат определенными ориентирами при анализе допустимости доказательства.

1. В ходатайстве должно быть четко названо то доказательство (с указанием тома, листов дела), допустимость которого ставится под сомнение.
Например: "Прошу признать недопустимым протокол допроса Е. в качестве подозреваемого (т. 1, л.д. 15)".
2. В нем должны быть указаны основания для признания доказательства недопустимым, т.е. названы те процессуальные нормы, которые были нарушены при получении данного доказательства.
Например: "На момент допроса процессуальный статус Е. не был определен, поскольку ни одно из оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 46 УПК РФ, к нему не применялось и на момент допроса он не был подозреваемым".
3. В нем должны быть указаны обстоятельства, обосновывающие ходатайство.
Например: "Данное доказательство является одним из доказательств, на которое сторона обвинения ссылается в обоснование причастности Е. к совершению преступления. В последующем на предварительном следствии и в судебном заседании Е. вину свою не признал и причастность к краже отрицал. Признание обвиняемым своей вины может быть положено в основу обвинения только при подтверждении его совокупностью доказательств, имеющихся в деле (ч. 2 ст. 77 УПК РФ). При этом в силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимые доказательства не могут быть положены в основу обвинения и использоваться для установления виновности Е.".
Из этого следует, что анализ недопустимости доказательства предполагает умение не только выявить такое доказательство, но и подобрать необходимые аргументы для убеждения следователя, прокурора, суда, процессуального противника в правильности вывода о недопустимости.

Следует подчеркнуть, что требования, перечисленные выше, предъявляются к ходатайству, заявляемому при рассмотрении этого вопроса только в предварительном слушании, но их выполнение не повредит и в других стадиях процесса <*>. Ходатайство, составленное в соответствии с ч. 2 ст. 235 УПК РФ, становится убедительным и от него трудно отмахнуться или написать формальный отказ в его удовлетворении. Оно требует и от субъекта, принимающего решение по этому ходатайству, столь же мотивированного анализа.

--------------------------------

<*> См. об этом гл. 4.
Все это определяет направление рассуждений юриста при анализе аргументов, почему можно или нельзя ставить вопрос об исключении такого доказательства. Умение анализировать аргументы полезно и в ситуациях, когда процессуальная позиция требует возражать против ходатайства процессуального противника об исключении доказательства как недопустимого, в том числе и при применении правила об асимметрии доказательств <*>.

--------------------------------



<*> См. об этом подробнее гл. 12.
Оставшиеся в списке пригодные доказательства также подлежат анализу, поскольку доказательственная сила каждого из них различна и зависит от целого ряда обстоятельств. Общеизвестным способом анализа доказательств является их классификация по отношению к обвинению - на обвинительные и оправдательные; по отношению к предмету доказывания - на прямые и косвенные; по источнику - на первоначальные и производные; личные и вещественные. Такой анализ позволяет более глубоко оценить имеющуюся совокупность доказательств, использовать результаты анализа при выработке позиции по делу и ее реализации.

Наряду с таким анализом может производиться анализ и по другим основаниям, выбор которых в известной мере зависит от конкретной ситуации и обстоятельств дела. Известно, что обвинительные и оправдательные доказательства неоднородны по своему содержанию. В практике участились случаи, когда сторона обвинения направляет все усилия на собирание обвинительных доказательств, устанавливающих сам факт преступного деяния и его последствий, и значительно меньше внимания уделяет доказыванию собственно преступных действий обвиняемого <*>.

--------------------------------

<*> В теории уголовного права это называется объективным вменением. Подобная ситуация проанализирована: Профессиональные навыки юриста. С. 200 - 202.
Например, в деле Е. было собрано значительное количество доказательств, содержащих информацию о том, как происходила выдача денег инкассаторам, когда и при каких обстоятельствах была обнаружена пропажа одной из сумок, что в этой сумке по банковским документам должна была находиться сумма в 450000 руб., какие действия предпринимала служба собственной безопасности по поиску пропавшей сумки и т.п. Однако ни одно из собранных доказательств, кроме признательных показаний самого Е. во время его незаконного допроса в качестве подозреваемого, не давало информации о том, каким образом Е. похитил сумку, какие действия он совершал далее, как и куда скрыл похищенные деньги. Из имеющихся в деле доказательств между тем усматривалось, что работники службы безопасности досматривали не только территорию банка, но и провели личный досмотр всех лиц, причастных к выдаче и получению сумок с деньгами. Был досмотрен служебный и личный транспорт инкассаторов, но никаких следов денег не было обнаружено ни у кого из них. Эта совокупность доказательств явно противоречила "признательным" показаниям Е., данным при его незаконном допросе в качестве подозреваемого.
Анализируя доказательства, подтверждающие обвинение, целесообразно четко разграничить, какие из них содержат информацию о самом деянии, его признаках, последствиях и т.п., а какие раскрывают содержание, последовательность, преступный характер конкретных действий, совершенных в данной ситуации обвиняемым.

Другой аспект анализа обвинительных и оправдательных доказательств связан с "надежностью" содержащейся в них информации. Здесь можно было бы выделить доказательства с бесспорной информацией, содержание которой не вызывает сомнения независимо от того, с какой позиции она оценивается. О таких доказательствах иногда говорят: "Вне разумного сомнения". Информация, полученная из доказательства "вне разумного сомнения", позволяет сделать вывод о существовании какого-то факта, который становится очевиден всем и не может быть разумно поставлен под сомнение.

Наряду с этими в деле могут быть и сомнительные по своему содержанию доказательства, например, когда информация из одного доказательства может быть опровергнута информацией из другого.
В приводимом здесь деле Е. на одном допросе, проведенном с нарушением закона, дал признательные обвинительные показания, а на другом, проведенном уже без нарушения УПК РФ, отказался от них и дал оправдательные показания.
Известно, что ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы. Оба доказательства равнозначны до тех пор, пока одно из них не будет признано недопустимым или не будет опровергнуто. Уже поэтому наличие в деле двух противоположных показаний не может служить бесспорным и неопровержимым доказательством по делу. Фактически одно доказательство опровергает другое. Очевидно, законодатель неслучайно подчеркнул в ч. 2 ст. 77 УПК РФ, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств.

Другая разновидность сомнительных доказательств появляется тогда, когда опровергнуть доказательство не представляется возможным, но его достоверность и полнота содержащейся в нем информации вызывают сомнения.


Например, в приговоре по делу Е. имеется ссылка суда на показания свидетеля О. о том, что "он является начальником ОУР К-го отдела милиции и по поручению следователя осуществлял оперативно-розыскные мероприятия по установлению лица, совершившего хищение инкассаторской сумки из ОСБ... При проведении оперативно-розыскных мероприятий совместно с отделом безопасности банка было установлено, что указанное преступление совершил водитель-инкассатор Е. Последний сознался в совершении кражи сумки с деньгами, собственноручно написал чистосердечное признание в совершенном и изъявил желание выдать часть похищенных денег. 30 октября 2003 г. Е., О., замначальника Кост-го ОВД Б., начальник Кост-го ОВД С. вместе с Е. на автомашине последнего поехали в П-й район, где в одном из поселков, в частном доме, на чердаке Е. извлек стеклянную банку объемом 700 - 800 г, в которой находились деньги. Примерно в 21 час указанного дня они вернулись в Кост-й ОВД, к тому времени у них было постановление следователя П. о производстве выемки, с этой целью они пригласили двух понятых, в присутствии которых Е. добровольно выдал деньги в сумме 171200 руб. Никакого давления на него не оказывалось" (конец цитаты).
Приведенные показания вызывают множество сомнений. Голословная ссылка "свидетеля" на результаты ОРД не несет в себе никакой фактической информации, из которой можно было бы сделать вывод о действиях, совершенных Е., поэтому такого рода "показания" в принципе не отвечают требованиям ч. 1 ст. 74 УПК РФ.

Возникают и вопросы, связанные и с выдачей или выемкой денег:

1. Почему выемку денег у лица, признавшегося в краже и согласившегося выдать похищенное, производит не следователь, а руководители двух ОВД: О. - из К-го ОВД, а Б. и С. - из Кост-го ОВД? При этом сама выемка производится на территории П-го района.

2. Почему постановление о выемке появляется только тогда, когда деньги уже изъяты с чердака и привезены в ОВД?

3. Почему не был соблюден процессуальный порядок выемки денег в присутствии понятых, хозяина дома, с ведением протокола следственного действия, использованием технических средств фиксации хода и результатов выемки и т.п.?

4. Почему "свидетель" не указывает точного адреса данного действия, ограничиваясь неопределенными фразами: "в одном из поселков, в частном доме"?

Все перечисленное делает данное доказательство крайне сомнительным. Очевидно, адвокату нелегко опровергать подобные показания, доказывая их ложность, но здесь есть много возможностей для того, чтобы усомниться в достоверности этой информации.

При выработке позиции по делу выявление и детальный анализ содержания подобных сомнительных доказательств влияют не только на саму позицию, но и на тактику реализации выработанной позиции. Защитник должен будет взвесить все процессуальные способы, которыми можно поставить данное доказательство под сомнение и определить, в какой момент и какой из них он использует для выявления сомнительности данного доказательства.

Анализируя содержание доказательств, использованных в деле, можно выделить и такие, которые позволяют по-разному интерпретировать имеющуюся в них информацию.
В деле Е. из показаний ряда свидетелей, протоколов выемки было установлено, что 30 октября 2003 г. (через 27 дней после кражи) был произведен досмотр служебного автомобиля Е. и было обнаружено, что "между обшивкой кузова автомашины и листами брони имеется пространство, в которое можно просунуть руку. Инкассатор Г. запустил руку под броню, и из-под нее посыпались 100-рублевые купюры. Последний смог вытащить одну банковскую упаковку 100-рублевых купюр... Оказалось, что в бронеавтомобилях бронь крепится на шурупах и между кузовом и броней имеется пространство шириной 10 см. От автомобиля открутили бронь и за ней внутри, с левой стороны, обнаружили еще 2 банковские упаковки денег достоинством 100 руб., а в одной из ниш автомобиля лежала опись денег из украденной сумки".
На первый взгляд доказательство может показаться убедительным. Но при сравнении со всей совокупностью доказательств возникает ряд вопросов, ответы на которые могут быть даны только путем интерпретации полученной информации.
Так, из показаний руководителя службы безопасности банка, сотрудников, участвовавших в поиске денег, а также инкассаторов, которые 3 октября получали сумки с деньгами, было установлено, что "с целью обнаружения денег была осмотрена одежда инкассаторов, инкассаторские машины, но деньги обнаружены не были. После 15 часов инкассаторские машины вышли в рейс, поэтому их как следует не осмотрели. Самих инкассаторов досматривали после того, как они вернулись из рейса, после чего совместно с ними осматривали их личные автомобили. Первым был осмотрен автомобиль Е. Ни у кого из инкассаторов ничего обнаружено не было".
Как могло произойти, что, целенаправленно разыскивая украденные деньги, осматривая служебные автомобили, никто не заметил щели в обшивке автомобиля шириной в 10 (!) сантиметров, куда свободно могла пройти рука человека? Почему никто не проверил эту щель? Почему настоящий осмотр был проведен только спустя 27 дней, когда один из инкассаторов Ф. посоветовал замначальнику по инкассации более внимательно осмотреть автомобиль Е., потому что Е. "вел себя неадекватно"?

Интерпретировать эту информацию можно по-разному и однозначных выводов сделать нельзя. Однако следует помнить, что интерпретировать доказательственную информацию может каждая из сторон, поэтому важно продумать не только собственный вариант, но и возможные варианты противоположной стороны.

Включенные в список допустимые доказательства целесообразно проанализировать также и с позиций всесторонности и полноты. Все допустимые доказательства в состязательном процессе систематизируются как доказательства обвинения и защиты. Такой анализ в равной мере необходим каждой из сторон не только для того, чтобы знать, чем обосновать собственную позицию, но и для того, чтобы знать, какие аргументы может предъявить в процессе противоположная сторона.

Анализ всесторонности доказательственной информации связан с навыком рассматривать совокупность доказательств и каждое из них не только со своей процессуальной позиции, но и с позиции своего процессуального противника. Это позволяет предвидеть возможные аргументы противоположной стороны и одновременно подготовиться к возможным возражениям и критике представленных доказательств.

Анализ полноты доказательств имеет своей целью оценку достаточности или недостаточности как собственных доказательств, так и доказательств процессуального противника. Полнота доказательств связана с предлагаемой фабулой дела, которая должна опираться на имеющиеся в деле доказательства, а доказательств должно быть достаточно для утверждения каждого из фактических обстоятельств, составляющих фабулу дела. Поэтому анализ полноты доказательств включает определение их достаточности для утверждений о событии преступления (времени, месте, способе и иных обстоятельствах); о причастности данного лица к совершению этого деяния; о форме вины (умысле или неосторожности), о виде умысла или неосторожности; об обстоятельствах, характеризующих личность виновного и т.п.

Доказательства обвинения, как правило, известны всем участникам судебного разбирательства, но успех обвинения нередко зависит от умения своевременно и убедительно предъявить их в судебном заседании. Поэтому, если доказательств достаточно, их анализ для стороны обвинения завершается определением тактики их предъявления и исследования.

Для защиты вопросы тактики имеют еще большее значение. Анализ полноты доказательств защитником необходим для того, чтобы сделать выводы о том:

а) какими доказательствами он будет подтверждать то или иное обстоятельство;

б) в какой момент и в какой последовательности с учетом доказательств обвинения целесообразно представить свои доказательства;

в) какими процессуальными способами (вопросами, оглашением материалов дела, перекрестным допросом и т.п.) может быть обеспечена иная интерпретация доказательств, которые намерена представлять противоположная сторона.

Если анализ полноты доказательств приводит к выводу о их недостаточности, следует решить тактические вопросы:

а) как могут быть использованы имеющиеся доказательства или их отсутствие;

б) какие доказательства необходимо добавить;

в) где и каким способом они могут быть получены;

г) в какой процессуальный момент эти доказательства могут быть представлены наиболее результативно.

Анализ доказательств, как правило, завершает анализ дела, однако последовательность рассмотренных здесь операций (анализ фактической основы дела, анализ правовой основы, анализ доказательств) может быть различной. Иногда юрист получает определенный готовый объем информации о фактических обстоятельствах дела и имеет возможность начинать с анализа этих фактических обстоятельств. В других ситуациях, например, когда адвокат вступает в дело с момента окончания следствия и ознакомления с материалами дела, обвинительного заключения, в котором следователь подробно излагает фактические обстоятельства дела, которые он считает установленными, - еще нет. Анализ дела в подобной ситуации может быть начат с доказательств, и только после этого можно будет приступить к анализу фактических обстоятельств дела и правильности их правовой оценки следователем.

Завершив анализ дела, юрист получает основание для выработки позиции по делу, что представляет собой еще один профессиональный навык в деятельности адвоката, овладение которым является залогом успешности юридической практики.
ЭТАПЫ АНАЛИЗА ДЕЛА

В какой последовательности проводится анализ дела?




Анализ фактической

основы


Анализ правовой

основы


Анализ доказательств

- Изучите

имеющиеся

материалы

- Ответьте на пять

вопросов о фак-

тических обстоя-

тельствах дела

- Составьте

рассказ

(историю)

из пяти - семи

предложений



- Выберите

соответствующие

правовые нормы

- Последовательно

сопоставьте

каждый элемент

правовой нормы

с фактическими

обстоятельст-

вами


- Определите

соответствия и

несоответствия


- Составьте общий список

имеющихся доказательств

и выделите в нем

недопустимые

- Обдумайте тактику и спо-

собы устранения недопус-

тимых доказательств

- Разделите все доказатель-

ства на подтверждающие

и опровергающие историю

- Проанализируйте подтверж-

дающие доказательства,

оцените их достаточность,

обсудите возможность

получения дополнительных

подтверждающих

доказательств

- Проанализируйте опровер-

гающие позицию доказате-

льства и оцените их

достаточность, силу,

убедительность

- Ищите в них противоречия

- Ищите опровержения

- Думайте об интерпретациях



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   30


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница