Процессы социальной динамики в группах бедного населения




страница1/6
Дата12.07.2016
Размер0.9 Mb.
  1   2   3   4   5   6

ПРОЦЕССЫ СОЦИАЛЬНОЙ ДИНАМИКИ В ГРУППАХ БЕДНОГО НАСЕЛЕНИЯ


Представление о бедности без информации о том, сколько времени люди пребывают в ней, является неполным - ведь одна и та же группа бедных («по доходам» или «по лишениям») может объединять в себе тех, кто лишь на один год попал в тяжелое положение, выправил его и вновь вернулся к своему обычному уровню жизни и тех, кто на протяжении многих лет не может справиться с бедностью. Несомненное преимущество исследования РМЭЗ заключается в том, что оно позволяет проследить жизненные траектории респондентов и домохозяйств на протяжении многих лет. Так как в качестве основы этой части нашего исследования выступала панельная база данных РМЭЗ, то было возможно выделить не только две группы бедных, отличающихся теоретическим подходом к пониманию бедности в каждый год из рассматриваемого периода, но также и группы, которые отличаются друг от друга длительностью пребывания в состоянии бедности. Для выделения групп, отличающихся длительностью пребывания в бедности, анализируемые базы данных РМЭЗ были объединены в одну панельную базу, включавшую только тех респондентов, которые попадали в выборку на протяжении всех 7-ми лет наблюдений с 2005 по 2011 гг.1. На первом этапе к базе данных 2011 г. были добавлены переменные, определяющие принадлежность респондента к той или иной группе бедности за каждый год из рассматриваемого периода. Каждая из таких переменных являлась дихотомической, где вариант ответа «1» означал наличие признака, а «0» - его отсутствие. Таким образом, суммирование данных по переменным принадлежности к бедности «по доходам» или «по лишениям» (суммарный балл от 0 до 7 баллов в зависимости от числа лет нахождения в бедности), позволяло определить, сколько лет человек пребывал в бедности первого или второго типа. Следующим шагом было распределение респондентов по 4 подгруппам в зависимости от длительности пребывания в бедности. Так как в ходе исследования мы рассматривали две отличающиеся группы бедного населения, то и группировок (абсолютно идентичных по методике выделения) было создано две.

В первую подгруппу нами были отнесены те респонденты, которые за весь рассматриваемый временной промежуток ни разу не были определены нами как бедные ни по одному из подходов к бедности. Данная группа была названа, соответственно, «небедным населением».

Во вторую подгруппу были выделены те респонденты, которые попадали в бедность только на один год. Они были названы нами «ситуационно бедными». Негативные последствия сравнительно недолгого пребывания в бедности могут быть достаточно быстро скомпенсированы и позволяют сохранить положение в статусной иерархии общества, поэтому мы рассматривали эту группу отдельно от других групп бедных и оценивали ее как представителей относительно благополучного населения.

Третья подгруппа, названная нами «зоной риска хронической бедности», объединяла тех, кто имел опыт пребывания в бедности не менее 2-х, но и не более 3-х лет. При этом это могли быть люди, как находившиеся в бедности 2-3 года подряд, так и имеющие опыт «плавающей» бедности.

Четвертая группа «хронической бедности» включала в себя тех, кто находился в бедности 4 и более лет из 7 учитываемых при анализе. Выделение данной подгруппы объяснялось двумя обстоятельствами. Во-первых, эти люди были бедны большую часть периода наблюдений, что позволяет рассматривать бедность как типичное и устойчивое для них состояние. А во-вторых, согласно предшествующим исследованиям [Тихонова, 2003], после четырех-пяти лет пребывания в бедности запускаются необратимые социальные процессы, которые как «воронка» затягивают людей во все более стабильную и беспросветную бедность. Здесь мы говорим об исчерпывании ресурсов человека и изменении круга общения, образа жизни и т.п. Так, например, с каждым годом устаревают и изнашиваются товары длительного пользования, одежда, тратятся запасенные денежные средства, распродается ликвидное имущество и сокращается возможность воспользоваться ресурсами своих знакомых, в силу длительного пребывания в другой социальной среде изменяется культурный капитал и т.д. По этой причине всех респондентов, которые 4 и более лет пребывали в бедности, мы определили как группу хронической бедности.

Рассмотрим специфику сформированных подгрупп отдельно для бедности «по доходам» и для бедности «по лишениям».


3.1 Специфика бедных «по доходам» и бедных «по лишениям» с учетом сроков нахождения в бедности.


Рассмотрим сначала, насколько гомогенными являются из года в год выделенные группы бедных «по доходам» и бедных «по лишениям», иными словами, как часто встречались случаи, когда бедный «по доходам» становился бедным «по лишениям» и наоборот или какая доля каждой из двух рассматриваемых групп остается неизменной из года в год, а какая пополняется за счет другого типа бедности и небедного населения (таблица 3.1).

Таблица 3.1

Динамика состава групп бедных за период с 2005 по 2011 гг., %

Год

Группа бедности

Представители группы, которые в предыдущем году попадали в эту же группу

Представители группы, которые в предыдущем году попадали в бедность в соответствии с другим подходом

Представители группы, которые в предыдущем году были небедными

Пополнение бедных 2011 г. за счет бедных 2010 г.

Бедные "по доходам"

67,1

4,7

28,2

Бедные "по лишениям"

45,2

14,3

40,5

Пополнение бедных 2010 г. за счет бедных 2009 г.

Бедные "по доходам"

62,5

5,8

31,7

Бедные "по лишениям"

48,6

18,6

32,8

Пополнение бедных 2009 г. за счет бедных 2008 г.

Бедные "по доходам"

62,0

6,6

31,4

Бедные "по лишениям"

48,3

17,4

34,3

Пополнение бедных 2008 г. за счет бедных 2007 г.

Бедные "по доходам"

69,5

7,7

22,8

Бедные "по лишениям"

50,5

23,1

26,4

Пополнение бедных 2007 г. за счет бедных 2006 г.

Бедные "по доходам"

63,9

10,2

25,9

Бедные "по лишениям"

53,8

18,1

28,1

Пополнение бедных 2006 г. за счет бедных 2005 г.

Бедные "по доходам"

65,1

10,8

24,1

Бедные "по лишениям"

54,4

18,7

26,9

Как видно из таблицы 3.1, обе группы бедного населения, выделенные в соответствии с двумя рассматриваемыми подходами, достаточно устойчивы. На протяжении рассматриваемого промежутка 2/3 группы бедных «по доходам» и около 1/2 группы бедных «по лишениям» оставались неизменными по своему составу на персональном уровне по сравнению с предыдущим годом.

При этом бедные «по доходам» с годами все реже пополняются бедными «по лишениям», хотя в отношении пополнения их небедными такой устойчивой тенденции не прослеживается и можно говорить лишь об относительном, а не абсолютном росте доли в их составе небедного населения. Так, если в 2007 г. 10% группы бедных «по доходам» пополнилось за счет бедных «по лишениям» 2006-го года, то в 2011 г. уже только 5% бедных «по доходам» пополнилось бедными «по лишениям» 2010-го года.



Бедность «по лишениям» демонстрирует иную тенденцию: она намного чаще пополняется бедными «по доходам», нежели небедным населением. Более того - в данной группе нет столь четкой однонаправленной тенденции, как в бедности «по доходам»: от 14% до 23% группы бедных «по лишениям» в разные годы пополнялось бедными «по доходам» предыдущих лет (что составляло от 26% до 47% общего пополнения группы). Таким образом, в бедность «по лишениям» относительно чаще переходят бедные «по доходам», даже несмотря на то, что доходы многих из них растут и формально не позволяют уже рассматривать их как бедных «по доходам».

Иными словами, ситуация при которой бедные, испытывающие недостаток денежных средств, исчерпывают свои ресурсы, накапливают дефицит текущих доходов и становятся бедными “по лишениям”, оказывается более вероятной и часто встречающейся, чем ситуация, когда бедные, испытывающие множественные лишения, перестают испытывать лишения, но начинают испытывать нехватку денежных средств. Стоит, однако, при этом отметить, что бедность в современной России относительно чаще в любом случае пополняется небедным населением, чем бедными, выделенными в рамках другого подхода к бедности.

Теперь рассмотрим каковы в целом масштабы бедности, различающейся разной длительностью пребывания в ней ее членов.

Оказалось, что хотя бы раз в бедность «по доходам» за рассматриваемый семилетний промежуток попадали практически две трети населения страны, а в бедность «по лишениям» - около половины всего населения. Это существенно превышает оценки, полученные на данных о распространенности бедности в 2011 г. (таблица 3.2).



Таблица 3.2

Численность групп, характеризующихся разным опытом бедности, панельная база РМЭЗ, 2005-2011 гг., %

Подгруппы бедного населения

Бедные

«по доходам»



Бедные

«по лишениям»



Ситуационная бедность (1 год были бедными)

25,6

35,6

Зона риска хронической бедности (2-3 года были бедными)

32,6

38,2

Хроническая бедность (4 и более лет были бедными)

41,8

26,2

Справочно:

Доля россиян, имеющих опыт пребывания в бедности этого типа

62,1

52,5

Доля россиян, не имеющих опыт пребывания в бедности этого типа

37,9

47,5

Выделенная совокупность людей, имеющих опыт бедности, охватывает тех, кто «балансируют» на грани бедности и при неблагоприятных экономических условиях или личных обстоятельствах (тяжелое заболевание члена семьи, рождение ребенка, увольнение с работы, выход в декретный отпуск и пр.) «скатываются» в бедность. Таким образом, оценки, производимые на основе критерия длительности пребывания в бедности, позволяют выделить «зону риска» бедности вообще и хронической бедности в особенности.

Как видно из данных, нехватка денежных средств приводит к длительной бедности относительно чаще, чем множественная депривация. Так, в постоянной беспросветной бедности (6-7 лет из рассматриваемого 7-летнего промежутка) «по доходам» пребывали 11% бедных, в то время как в бедности «по лишениям» - всего 4% бедных. В среднем хронический бедный «по доходам» проводил в бедности 5,3 года из 7, в то время как хронический бедный «по лишениям» - 5 лет. Подавляющее большинство представителей обеих групп (3/4 бедных «по доходам» и 2/3 бедных «по лишениям») пребывало в бедности не менее 2-х лет, что не могло не влиять на их образ и уровень жизни, а также их жизненные шансы.

Какое же влияние на образ и уровень жизни оказывает разная длительность пребывания в бедности?

Первое, с чего следует начать – это с уровня жизни бедных, а значит со специфики претерпеваемых ими лишений2. Вне зависимости от методики выделения бедных при увеличении срока пребывания в бедности уровень жизни бедных падает (увеличивается количество испытываемых бедными лишений). Так, при движении от группы ситуационной бедности к группе хронической бедности количество лишений возрастает с 2,5 до 3,5 в бедности «по доходам» и с 3 до 5 - в бедности «по лишениям» (остальное население испытывает в среднем 2,3 в первом случае и 1,8 лишений при выделении бедных «по депривации»). Однако, несмотря на общую тенденцию ухудшения положения бедных в связи с длительностью пребывания в бедности, стоит отметить, что бедные «по доходам» находятся в относительно лучшем положении, чем бедные «по лишениям» (представители бедности «по доходам» в среднем испытывает в 1,5 раза меньше лишений, чем бедные «по лишениям» из соответствующей группы).



Положение бедных «по лишениям» тяжелее не только в силу большего количества испытываемых лишений, но и исходя из того, какие именно лишения из имеющегося списка для них характерны, и в какой степени эти лишения распространены. Бедные «по доходам» оказываются уязвимы по относительно меньшему количеству лишений, которые, одновременно с тем, не столь широко распространены. Рассмотрим это детально (таблица 3.3). Бедность «по доходам» чувствительна прежде всего к лишениям в области качества жилья, затрат на детское развитие, питание и приобретение товаров первой необходимости, т.е. в общей сложности к половине из рассматриваемых лишений3. Так, среди хронически бедных «по доходам» доля тех, кто вынужден жить в съемном жилье и экономить на детском развитии4, увеличивается в 4-5 раз по сравнению с небедным населением. Повышена среди них и доля тех, кто проживает в тесном жилье или делит его с чужими людьми. В пищевом рационе у каждого второго хронического бедного отсутствуют фрукты и ягоды, а у каждого пятого - мясо и мясные субпродукты. Таким образом, длительность пребывания в бедности «по доходам», несомненно, приводит к ухудшению качества жизни бедных. Однако она не влияет на их психологическое состояние и самооценку ими своего положения (даже в подгруппе хронически бедных всего 17% ее представителей оценивают положение своего домохозяйства, как находящегося в состоянии бедности / нищеты). Возможно это связано с тем, что вокруг бедных этого типа большинство находится в таком же положении, и оно не воспринимается как нечто исключительное

Таблица 3.3

Распространенность лишений, испытываемых различными группами населения, 2005-2011 гг., % от испытывающих лишение от соответствующих групп

 Претерпеваемые лишения

При выделении бедных "по доходам"

При выделении бедных "по лишениям"

Небедные

Ситуационно бедные

Зона риска хронической бедности

Хронически бедные

Небедные

Ситуационно бедные

Зона риска хронической бедности

Хронически бедные

Съемное жилье

1,0

3,5

4,1

5,6

1,0

3,3

5,2

8,2

Малая площадь на человека

10,6

19,8

20,5

27,2

11,4

18,2

21,8

37,8

Отсутствие цветного телевизора

1,5

1,2

1,2

0,9

0,5

0,7

1,2

4,4

Отсутствие фруктов, ягод в рационе

25,8

24,2

34,3

47,6

20,0

35,8

43,5

58,4

Отсутствие мяса в рационе

5,8

12,5

18,2

19,3

5,8

16,5

18,1

24,9

Отсутствие рыбы в рационе

48,9

55,6

49,5

60,8

44,5

55,8

58,8

71,6

Невозможность обновлять ТДП и одежду

37,2

24,0

29,4

33,5

23,5

38,0

37,9

48,7

Невозможность оплатить лечение

3,3

1,0

3,0

2,8

1,1

2,0

3,2

8,9

Невозможность приобрести лекарства

5,9

4,0

5,3

5,6

1,9

2,5

7,6

18,4

Невозможность оплатить услуги стоматолога

4,3

6,2

7,1

5,4

2,8

3,3

8,8

12,4

Ущемление прав на рабочем месте

1,0

0,6

1,7

1,2

1,0

0,8

1,5

1,3

Ощущение нищеты

12,4

12,7

13,7

17,8

5,5

12,9

19,0

38,4

Ощущение бесправия

22,3

23,1

20,0

20,8

13,9

21,8

26,8

40,2

Невозможность обеспечения себя предметами первой необходимости

25,9

29,8

29,1

33,2

20,3

29,6

35,5

49,1

Экономия на детском образовании и развитии

12,7

22,9

34,6

50,1

22,8

30,0

33,2

39,6

Необходимость делить жилище с чужими людьми

8,2

9,6

14,9

15,3

6,6

12,4

17,7

19,1

В более тяжелом положении оказываются бедные «по лишениям». В отличие от бедности «по доходам», длительность пребывания в которой усиливает распространенность всего нескольких лишений, длительная бедность «по лишениям» приводит к повышению распространенности практически всех рассматриваемых лишений, достигая в некоторых из них практически 9-кратного увеличения. Так, например, доля тех, кто вынужден жить в съемном жилье, не имеет возможности оплатить лечение или купить необходимые лекарства5, а также обеспечить себе даже самую простую досуговую практику в виде просмотра цветного телевизора, среди хронически бедных «по лишениям» в 8-9 раз выше, чем среди небедного населения. Выше в хронической бедности «по лишениям» по сравнению с хронической бедностью «по доходам» и общий уровень депривированности по самым тяжелым лишениям: четверть ее представителей не имеет в пищевом рационе мясных продуктов и субпродуктов, половина не имеет возможности обновлять по мере необходимости товары длительного пользования и одежду, а также предметы первой необходимости, 2/3 и 3/4 представителей группы не имеют возможности потреблять фрукты / ягоды и рыбу, соответственно. Существенно выше и уровень их депривированности в сферах здоровья и психологического состояния – впрочем, учитывая концентрацию у них различного типа лишений, это не удивительно.

Таким образом, каждый дополнительный год, проведенный в бедности «по лишениям», оказывает более пагубное (негативное) воздействие на уровень жизни бедных (по сравнению с бедностью «по доходам»), «затягивая» человека во все более тяжелую бедность. Увеличение глубины и характера депривированности приводит, в том числе, к повышению уровня социально-психологической напряженности бедных (более трети хронически бедных «по лишениям» психологически подавлены – они ощущают абсолютную невозможность изменить сложившуюся ситуацию, исправить положение своих домохозяйств, которые, по их мнению, находятся в состоянии бедности / нищеты).

Поскольку темпы снижения уровня жизни при пребывании в длительной бедности «по лишениям» выше, именно они, на наш взгляд, сегодня требуют к себе более пристального внимания.

Рассмотрим теперь социально-демографические характеристики этих групп.

Как показало исследование, различия возрастного состава бедных «по доходам» и бедных «по лишениям» слабо прослеживаются в ситуационной бедности и в «зоне риска» хронической бедности (таблица 3.4).

Таблица 3.4

Возрастной состав различных групп общества, 2011 г., % от соответствующих групп6

Подгруппы бедного населения

Детские возраста

Трудоспособные возраста

Пенсионные возраста

Бедные

«по доходам»



Ситуационно бедные

13,1

56,5

30,4

Зона риска хронической бедности

12,7

56,0

31,3

Хронически бедные

19,5

67,6

12,8

Справочно: не попадающее в число бедных «по доходам» население

5,8

38,6

55,6

Бедные

«по лишениям»



Ситуационно бедные

15,6

50,3

34,1

Зона риска хронической бедности

10,1

53,2

36,7

Хронически бедные

9,0

53,9

37,1

Справочно: не попадающее в число бедных «по лишениям» население

6,0

57,3

36,7

Как видно из таблицы 3.4, доля детей, людей средних возрастов и пенсионеров в них приблизительно равны. Это означает, что, несмотря на тот факт, что отличительной чертой бедности «по доходам» в целом является высокая доля детей и молодежи, а бедности «по лишениям» - высокая доля лиц предпенсионных и пенсионных возрастов, о чем говорилось ранее, для краткосрочной и среднесрочной бедности «по доходам» и «по лишениям» это не свойственно. Последнее позволяет предположить, что пребывание в бедности длительностью не более трех лет в большей степени обусловлено какими-то иными факторами, нежели возрастом ее представителей. Для тех же, кто задерживается в бедности на длительный срок от 4 лет, значимость возрастного фактора существенно увеличивается.

На примере групп хронической бедности становится ясно также, что низкие доходы являются достаточно типичными для семей с детьми, и значительно менее характерны для пенсионеров, доля которых в хронической бедности «по доходам» составляет 13%. Многомерная депривация, наоборот, является характерной особенностью представителей пожилых возрастов (37% представителей хронической бедности «по лишениям» являются пенсионерами).

Пенсионеры являются более устойчивыми к бедности «по доходам» в силу наличия у них стабильного источника дохода в виде пенсий, и (в случае их отдельного проживания от детей и внуков) в бедность «по доходам» они обычно не попадают. Те же пенсионеры, которые попадают в хроническую бедность «по доходам», преимущественно проживают в домохозяйствах среднего размера (4 человека). Это означает, что их пенсии оказываются дополнительным весомым источником доходов в семье, перераспределяясь на остальных ее членов (таблица 3.5).



Таблица 3.5

Средний размер домохозяйств, в которых проживают различные категории бедных, панельная база РМЭЗ, 2011 г., %

Подгруппы бедного населения

Бедные
«по доходам»

Бедные
«по лишениям»

Несовершеннолетние

4,6

5,7

Совершеннолетние младше пенсионного возраста

4,1

4,3

Пенсионные возраста

3,7

2,3

Одновременно, как показал анализ, в хроническую бедность «по лишениям» попадают зачастую пенсионеры из домохозяйств маленьких размеров (среднее значение - 2,3 человека) и с относительно худшими показателями здоровья (60% всех хронически бедных пенсионеров в этой группе оценивают свое здоровье как «плохое» или «очень плохое», в то время как в бедности «по доходам» эта величина немногим более 40%). Таким образом, пенсионеры, проживающие отдельно от своих родственников, являются особой «группой риска». Доходы таких пенсионеров могут при этом формально превышать прожиточный минимум, не позволяя им претендовать на помощь от государства. В случае, если у пенсионеров из малых домохозяйств показатели здоровья плохие, их доходы не могут скомпенсировать затраты на лечение, что в результате приводит их к хронической бедности «по лишениям».

В хроническую бедность вне зависимости от ее типа попадают при этом относительно чаще других категорий сельские дети (3/4 хронически бедных детей и в бедности «по доходам», и в бедности «по лишениям» проживают в селах или поселках городского типа). В хроническую бедность «по доходам» попадают при этом дети из семей как среднего, так и крупного размера (4-5 человек), в то время как в хроническую бедность «по лишениям» - дети из крупных семей (5-6 человек). Таким образом, дети из крупных сельских семей находятся в наиболее уязвимом положении, в их домохозяйствах множественная депривация сопровождается многолетней нехваткой денежных средств (более 90% бедных детей из группы хронической бедности «по лишениям» оказываются одновременно хронически бедными «по доходам»).

Стоит отметить в этой связи также, что дети из сельской местности в целом являются очень уязвимой категорией, так как с 2005 по 2011 гг. 95% из них хотя бы раз попадали в бедность «по доходам» и 60% - в бедность «по лишениям»7. Очень важно добавить в завершение, что для сельских детей риск бедности не просто велик, а чрезвычайно велик, так как 70% из них задерживаются в бедности «по доходам» более, чем на 4 года (причем практически у 12% сельских детей многомерная депривация сочетается с многолетней нехваткой денежных средств).

Особенно стоит отметить, говоря о вопросах взаимосвязи возраста, состава домохозяйств и риска бедности, что повышенный риск бедности домохозяйств с детьми проявился и на данных длительной бедности. Так, половина представителей бездетных домохозяйств не попала в бедность как «по доходам», так и «по лишениям» (46 и 47%, соответственно) и лишь менее 1/5 каждой из групп попали в хроническую бедность (19 и 13%, соответственно). Качественно иные риски бедности несут домохозяйства с 2-3 детьми. Так, в бедность «по доходам» не попадают всего 10% домохозяйств с 2 детьми, а более половины представителей таких домохозяйств оказываются в хронической бедности «по доходам». Для домохозяйств с 3 детьми риски бедности «по доходам» еще выше – в хроническую бедность попадает более 80% из них. В бедности «по лишениям» риски для домохозяйств с детьми меньше. Так, представители домохозяйств без детей, или с 1 или 2 детьми, в половине случаев не попадают в бедность вообще. Домохозяйства с 3 и более детьми уже оказываются сильно уязвимы к бедности «по лишениям» - лишь четверть из них избегает бедности. Эти данные еще раз подтверждают тот факт, что наличие ребенка в домохозяйстве является фактором, существенно увеличивающим шансы домохозяйства попасть в бедность.

Подводя итог рассмотрению специфики бедности с точки зрения возрастного состава ее представителей, стоит отметить, что для бедности «по доходам» типичны средние домохозяйства чуть большего размера, чем для бедности «по лишениям» (при движении от ситуационной бедности к хронической средний размер первых увеличивается с 3,2 до 4,2 человек, вторых – с 3,1 до 3,7 человек). При этом пенсионеры из малых домохозяйств, обладающие плохим здоровье, и дети из сельской местности являются категориями высокого риска попадания в длительную бедность, причем первые в большей степени уязвимы к бедности «по лишениям» (что отражается и в восприятии их населением как требующей поддержки социальной группы), а вторые – при наличии у них высоких рисков попадания в бедность «по лишениям» все же наиболее чувствительны к рискам попадания в бедность «по доходам».

В этой связи надо отметить также, что распределение бедных по типам поселений изменяется с увеличением длительности пребывания в бедности ее представителей. Для жителей сельской местности бедность «по доходам» в большинстве случаев является многолетней проблемой, в то время как горожане справляются с ней более оперативно. Это легко объяснимо, так как городская местность представляет больше доступных рабочих мест. Длительность же пребывания в бедности «по лишениям», наоборот, слабо связана с тем в какой местности проживает бедный (группа бедных «по лишениям» практически одинаково распределена по всем типам поселений вне зависимости от длительности пребывания в ней).

Как говорилось ранее, отличительной чертой бедности «по лишениям» являются плохие показатели здоровья ее представителей, что особенно заметно на примере ее подгруппы, находящихся в группе хронической бедности, где доля оценивающих свое здоровье как «плохое» / «очень плохое», как и доля инвалидов, в три раза выше, чем в случае с бедностью «по доходам». Применительно к последней стоит отметить, что среди бедных «по доходам» четко прослеживается тенденция ухудшения показателей здоровья при движении от ситуационной бедности к хронической. Обратная тенденция (улучшение показателей здоровья) в бедности «по доходам» связана с тем, что состав этой группы при движении к хронической бедности меняется в сторону увеличения количества детей и молодежи, в то время как в бедности «по лишениям» по мере нарастания продолжительности пребывания в бедности увеличивается доля лиц пенсионных и предпенсионых возрастов. Плохие показатели здоровья также являются одной из ключевых особенностей нарастания рисков хронической бедности «по лишениям», так как влияют на структуру расходов ее представителей, что является одной из основных причин бедности такого типа (таблица 3.6).
Таблица 3.6

Взаимосвязь здоровья бедного населения и длительности пребывания в бедности, панельная база РМЭЗ, 2011 гг., % от групп бедного населения

Подгруппы бедного населения

Процент оценивающих свое здоровье как «плохое» или «очень плохое»

Процент оформивших инвалидность

Бедные

«по доходам»



Бедные

«по лишениям»



Бедные

«по доходам»



Бедные

«по лишениям»



Ситуационная бедность

15,4

17,8

11,7

12,4

Зона риска хронической бедности

15,7

18,9

8,9

12,2

Хроническая бедность

10,8

30,0

4,7

14,7

Справочно: не попадающее в число бедных население

24,7

13,8

19,6

11,6

Рассмотрим, теперь, как изменяются особенности экономического поведения и положения представителей различных групп бедных, а также их ситуации на рынке труда в зависимости от длительности пребывания в бедности. В этой связи стоит сначала рассмотреть качество человеческого капитала бедных, различающихся сроками пребывания в бедности.

Если мы посмотрим на уровень образования людей старше 23 лет из разных групп, то заметно, что отличия бедных от небедного населения в этой области весьма существенны и лишь усиливаются с увеличением срока пребывания в бедности (таблица 3.7).



Таблица 3.7

Образовательный уровень представителей бедного населения старше 23 лет8 в группах, различающихся длительностью пребывания в бедности, 2005-2011 гг., % от соответствующих групп

Подгруппы населения

Полное среднее

Неполное высшее и среднее специальное

Высшее

Бедные

«по доходам»



Ситуационно бедные

44,5

31,2

24,3

Зона риска хронической бедности

54,8

24,2

20,9

Хронически бедные

67,6

22,1

10,3

Справочно: не попадающее в число бедных «по доходам» население

40,1

27,3

31,6

Бедные

«по лишениям»



Ситуационно бедные

55,1

23,8

21,1

Зона риска хронической бедности

63,9

22,4

13,7

Хронически бедные

70,5

20,1

9,4

Справочно: не попадающее в число бедных «по лишениям» население

42,0

29,7

28,3

Как видно из таблицы 3.7, различная длительность пребывания в бедности четко связана с уровнем образования ее членов, причем эта тенденция универсальна и не зависит от методики выделения бедного населения. Так, если в небедном населении практически треть имеет высшее образование и менее половины – не выше полного среднего, то в хронической бедности «по доходам» и «по лишениям» лишь около 10% имеют высшее образование, а от 2/3 до 3/4 этих групп не имеют образования выше полного среднего (68% и 71%, соответственно). Таким образом, низкий уровень образования является одним из важных факторов риска попадания в хроническую бедность. Чем хуже образование бедных, тем ниже их конкурентоспособность на рынке труда и их функциональная грамотность, что в целом влияет на возможности человека и приводит к длительной бедности.

Длительность пребывания в бедности имеет также сильную связь с уровнем занятости населения. Так, если рассмотреть всех трудоспособных старше 23 лет, то в небедном населении вне зависимости от методики выделения бедного населения более 80% имеют работу или находятся в оплачиваемом отпуске. В группах ситуационно бедного населения уровень занятости практически не отличается от небедного населения и составляет 73 и 84% у бедных «по лишениям» и бедных «по доходам», соответственно. Качественным образом отличаются в этом отношении хронические бедные, среди которых в бедности «по доходам» и в бедности «по лишениям» работает лишь немногим более половины трудоспособных членов группы (56% и 57%, соответственно – при этом, как видим, существенных отличий между хроническими бедными «по доходам» и бедными «по лишениям» не наблюдается).

Уровень заработных плат трудоспособных бедных «по доходам» и бедных «по лишениям»9 практически не отличатся и демонстрирует очень схожие тенденции: 15-17 % хронически бедных в них получают заработную плату ниже прожиточного минимума, в то время как в небедном населении обладатели столь низких заработных плат встречаются в 3-4 раза реже. Это, в свою очередь, означает, что, во-первых, хроническая бедность во многом предопределена уровнем заработных плат на тех рабочих местах, которые доступны ее представителям. Во-вторых, это означает, что к бедности «по доходам» приводит в четырех случаях из пяти наличие иждивенцев, в первую очередь, в виде несовершеннолетних детей, которые «не предусмотрены» в размере их заработнойплаты.

Завершая рассмотрение длительной бедности, рассмотрим профессиональный состав работающих бедных (таблица 3.8).



Таблица 3.8

Динамика профессионального состава бедных в группах, различающихся сроком пребывания в бедности (укрупненный классификатор ISCO-88, 2005-2011 гг.), %10 от соответствующих групп

Подгруппы бедного населения

Профессионалы и руководители

Полупрофессионалы и клерки

Обслуживание и торговля

Рабочие

Бедные

«по доходам»



Ситуационно бедные

17,2

27,2

12,6

42,9

Зона риска хронической бедности

12,8

25,6

12,5

49,1

Хронически бедные

6,3

29,9

10,5

53,3

Справочно: не попадающее в число бедных «доходам» население

24,4

24,0

9,6

42,0

Бедные

«по лишениям»



Ситуационно бедные

13,9

30,6

13,5

42,1

Зона риска хронической бедности

8,1

20,2

9,9

61,9

Хронически бедные

9,5

18,4

12,0

60,1

Справочно: не попадающее в число бедных «по доходам» население

21,7

28,6

10,2

39,5

Как видно из таблицы 3.8, в целом по мере увеличения продолжительности пребывания в бедности происходит уменьшение доли руководителей, профессионалов и полупрофессионалов и увеличение доли рабочих, причем для бедности «по лишениям» эта тенденция выражена относительно ярче.

Подводя итог рассмотрению особенностей групп, находящихся в длительной бедности, стоит отметить, что вне зависимости от методики выделения бедного населения по мере увеличения срока пребывания в ней бедные «по доходам» и бедные «по лишениям» демонстрируют во многом схожие тенденции. Так, у всех бедных понижается уровень жизни (усиливается депривированность бедных). Схожие тенденции наблюдаются и в области структурных предпосылок бедности. Как бедные «по доходам», так и бедные «по лишениям» демонстрируют по мере нарастания длительности пребывания в бедности ухудшение показателей образования, занятости, уровня заработных плат, постепенное увеличение доли представителей рабочего класса.

Значимые же отличия бедных «по доходам» и бедных «по лишениям» на примере длительной бедности находятся, в первую очередь, в области социально-демографических факторов: возрастных особенностей, состава (в т.ч. доли иждивенцев) и размеров домохозяйств, а также местности проживания. Так, к хронической бедности «по доходам» чаще приводит повышенная иждивенческая нагрузка, преимущественно детьми, в то время как к хронической бедности «по лишениям» - возраст, плохое здоровье и измененная по этой причине структура расходов.

Таким образом, анализ бедности с точки зрения длительности пребывания в ней еще раз доказывает, что «абсолютный» и «относительный» подходы в ней выделяют в условиях российской действительности разные типы бедности с точки зрения уровня жизни бедных и факторов, оказывающих влияние на попадание в бедность. Однако, несмотря на их различия, выделенные в рамках этих подходов бедные все же имеют и схожие черты. Именно поэтому, для анализа этой неблагополучной части населения в целом в противовес более благополучной, в ходе исследования было принято решение наряду с их раздельным анализом также объединить бедных «по доходам» и бедных «по лишениям» в одну группу и рассмотреть группу бедного населения в целом. Особенно важно это было для анализа динамики пребывания в бедности, так как две эти формы бедности («по доходам» и «по лишениям») зачастую перетекают во времени в российских условиях одна в другую, и именно комплексное рассмотрение их рисков для человека позволяет точнее диагностировать его место в социальной структуре общества.

Проведенный анализ показал оправданность такого методологического приема и продемонстрировал, что именно в полученной с его помощью группе хронической бедности проявляются наиболее характерные особенности российской бедности в целом. Это позволяет утверждать, что именно она является сегодня ядром реальной социальной группы бедных в российском обществе. Зона риска хронической бедности и ситуационная бедность в таком случае выступают ближней и дальней периферией этого ядра.

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница