Проблемы традиций и жанровой разновидности в чеченском романе 80-х 90-х гг. ХХ в. 10. 01. 02 Литература народов РФ



Скачать 250.72 Kb.
Дата12.07.2016
Размер250.72 Kb.
ТипАвтореферат


На правах рукописи

Исмаилова Макка Вахаевна
Проблемы традиций и жанровой разновидности в чеченском романе 80-х – 90-х гг. ХХ в.
10.01.02 - Литература народов РФ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Майкоп, 2007

Работа выполнена на кафедре литературы Чеченского государственного педагогического института




Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор Х.В. Туркаев




Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор У.М. Панеш

кандидат филологических наук

М.И. Алиева



Ведущая организация: Адыгейский республиканский институт гуманитарных исследований им. Т. Керашева

Защита диссертации состоится «14» ноября 2007 г. в 10 час. на заседании Диссертационного совета Д 212.001.02 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г.Майкоп, ул. Университетская, 208.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.


Автореферат разослан «11» октября 2007 г.


Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор филологических наук, профессор Л.И.Дёмина

Введение

Чеченская литература является важной составной частью не только литературного процесса России, но и мировой художественной культуры в целом. Творчество чеченских писателей отражает духовный опыт многострадального, жизнелюбивого, чрезвычайно стойкого и гордого народа, находящего в себе силы сохранять и развивать древнейший язык, традиции и самобытную культуру. Если душа народа, его поэтический гений воплощается в коллективном творчестве, в фольклоре, обрядово-ритуальной стороне жизни чеченцев, то личностное начало выражается в художественной рефлексии писателей и поэтов, стремящихся передать в литературных образах боль, надежды и собственное переживание истории. Художественное мышление писателей Чечни преодолевает пределы локальной культуры горцев и выводит трагический опыт народа на глобальный, общечеловеческий уровень. Изучение чеченской литературы позволяет не только лучше понимать специфическую уникальность этнической культуры и мировоззрения, но и в определенной мере дополняет картину духовного опыта других культур.

Кроме того, изучение жанрового своеобразия такого уникального явления художественной культуры, как чеченский роман 80-х и 90-х гг. ХХ в., представляется чрезвычайно актуальным и по целому ряду причин междисциплинарного характера. Во-первых, именно в этот период наступает рассвет литературного творчества, относимого к жанрам эпической прозы. Во-вторых, романы писателей, указанного времени, не только синтезировали опыт предшественников, но и заложили основы нового, в художественном отношении совершенного направления в искусстве чеченской художественной культуры. В-третьих, рассматриваемый период развития чеченской литературы важен еще и потому, что в своих романах писатели подвергают художественному анализу социокультурную реальность, в которой оказываются их герои, носители традиционного мировоззрения часто преломленного сквозь призму современных проблем. Персонажи, населяющие художественный мир большой прозы чеченской литературы, переживают экзистенциальное состояние времени, которое движется, ставя перед ними проблемы многовековой давности. Настоящее как бесконечное повторение ощущений прошлого, как переживание морального обязательства перед памятью предков. Наконец, в-четвертых, актуальность диссертационного исследования во многом обусловлена еще и важнейшим социокультурным значением тех кризисных явлений и проблем, которые подвергаются осмыслению средствами образного языка романов 80 – 90-х. гг. ХХ в.

Хотя литература Чечни прежде всего является событием эстетического плана, она выполняет, помимо художественных, социальные и даже социально-политические функции. В романах, созданных в данный период времени, подвергается художественному осмыслению и критическому анализу средствами поэтической выразительности закономерности социальной истории и политики. Писатели вместе со своими героями переживают трагедию народа, пытаются вскрыть ее причины и предупреждают в относительно спокойный период времени 80-х гг. о возможности новых потрясений. Таким образом, актуальность диссертационного исследования определяется еще и тем, что изучение жанровой специфики романов, выявление поэтических связей с традиционной культурой чеченцев, позволяет глубже понимать корни социального кризиса, проявившегося в конце 80-х начале 90-х гг.

Следует отметить, что чеченские писатели прошли суровые испытания вместе с народом, разделили его судьбу и нашли в себе силы отстаивать свой взгляд, свою точку зрения на события прошлого и настоящего.

На современном этапе развития литера­турного процесса перед отечественным литературоведением встает целый ряд качественно новых проблем. Обращение к жанру романа обусловлено тем, что роман, по мнению исследователей, относится к «большим» жанрам, к наиболее зрелым литературным формам, что позволяет рассматривать роман как отражающий наиболее значимые литературные тенденции, прошедшие «проверку временем».

Раскрывая степень изученности такого явления, как литературный процесс 80–90-х гг. ХХ в. чеченской художественной культуры, необходимо отметить, что своеобразие литературы этого периода совершенно не раскрыто в чеченском литературоведении. Одной из наиболее исследованных областей истории чечено-ингушской литературы является область историко-культурных связей художественного творчества с мифо-фольклорным наследием и традиционной культурой вайнахов.

Отметим, что литература Чечни развивалась, творчески перерабатывая художественные особенности мировой культуры, но вместе с тем сохраняя ценностный потенциал наследия предков. Исторические корни чеченской литературы проанализированы в работах Ю.А. Айдаева, Р.А. Чахкиевой, Д. Мальсагова, Х. Ошаева, Х.В.Туркаева и многих других исследователей.

Некоторые особенности чеченского романа 50-70-х гг. исследованы Р. К. Ужаховой, Л. Бекизовой, Н.Д. Музаевым, Х.М. Мусаевым, Х.В Туркаевым, Р.А Чахкиевой, М.Д. Чентиевой, Г.И. Яблоковой, и другими авторами.

Чеченский и ингушский роман 20-х – 70-х гг. ХХ в. были предметом диссертационного исследования Р.К. Ужаховой (1984). В этой работе выявлены поэтические особенности большой прозы от момента ее становления до 70-х. гг. прошлого века. Общему анализу развития чеченской прозы, и в частности, чеченского романа, посвящено диссертационное исследование Х.Р. Абдуллаевой «Чеченская проза: историко-культурный аспект» (1998).

Развитие чеченской литературы происходило в тесном взаимодействии с русской классической и всей советской литературой, что проявилось в общности основных тенденций. Анализ глубоких идейно-художественных связей чеченской литературы с древним эпическим наследием дан в работах Х.В. Туркаева (1971, 1973, 1978, 1984, 1991). Исследователь подчеркивает, что без анализа исторического духовного наследия чеченской культуры невозможно понимание и современного культурного процесса, и современной литературы. «Такие исследования, обращенные в глубь истории, обобщающие опыт культурно-исторического развития ранее бесписьменных народов, призван в итоге способствовать обогащению наших представлений об исторической закономерности возникновения национальных литератур»1.

В литературоведческом изучении чеченской литературы сделано достаточно много. «Полнее стали наши знания законов рождения новых идейно-тематических и художественных систем за годы советской власти <…> Исследованы жанры, сделано многое для выявления общих закономерностей поступательного движения самих литератур».2 Было заложено прочное теоретическое основание, та опора, которая позволяет продолжать исследования чеченской литературы. Труды перечисленных и многих других авторов определяет возможности дальнейшего продуктивного изучения литературного процесса при творческом развитии уже сделанного.

Однако при значительных успехах в изучении литературного творчества народов Кавказа, многие вопросы и многие проблемы еще не нашли достаточно полного освещения. «Несмотря на определенные достижения исследовательской мысли, необходимо отметить, что сложные пути становления молодых литератур довольно часто рассматриваются упрощенно, а многие проблемы еще ждут своего решения».3 Особенно мало внимания уделялось исследованию чеченской литературы 80– 90-х гг. ХХ в. Кроме того, «не решены вопросы периодизации чеченского историко-культурного процесса, проблемы становления идейно-эстетических предпосылок зарождения чеченской литературы в ее связях и тесном взаимодействии с русской литературой и передовой демократической мыслью народов Северного Кавказа».4

В свете названной проблемы представляется важным, чтобы духовное богатство и художественные достоинства чеченской литературы 80-х – 90-х гг. ХХ в. получили полного и глубокого освещения в литературоведении. И сегодня необходимо проделать сложную и тщательную работу, целью которой должно стать новое прочтение хорошо известных произведений, в которых мы можем найти ответы как на вечные вопросы, так и на запросы современности.

Притом, что существуют серьезные научные исследования, посвященные творчеству чеченских писателей, следует признать, что в силу социально-исторических условий литературный процесс 80–90-х гг. совершенно не исследован. Большая часть современных литературных произведений еще не стала предметом литературоведческого анализа. В этой связи обращение к романам, написанным менее десятилетия назад, представляется новым и актуальным.

Конец двадцатого века в Чечне и в России в целом сопряжен с ярко выраженным кризисом как в духовной, так и в социально-политической сферах. В связи с этим обращение к чеченским романам дает возможность понять причины кризиса, выделить те основные духовные и нравственные вопросы, которые на протяжении многих лет представляли собой «болевые точки».

Таким образом, научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что жанровое своеобразие чеченской литературы советского периода, в особенности литература его последних десятилетий, комплексно рассматривается с точки зрения связей романной поэтики с фольклорным и эпическим наследием. Впервые исследуется жанровая разновидность романов Абузара Айдамирова, Мусы Ахмадова, Шайхи Арсанукаева в связи с наследием традиционной культурой вайнахов. Очевидно, что закономерности литературного развития чеченского романа не могут быть до конца понятыми без обращения к мифо-фольклорным и эпическим мотивам.

Объектом диссертационного исследования являются романы чеченских писателей, написанные и изданные в период с 1980 до 2000 года. Предметом изучения является жанровая разновидность романов Абузара Айдамирова («Долгие ночи», «Молния в горах», «Буря»), Шайхи Арсанукаева («Линии судьбы), Мусы Ахмадова («На заре, когда звезды гаснут», «Деревья в сумерках»).

В качестве гипотезы научного исследования выдвигается идея глубинной связи произведений современных писателей с духовными традициями чеченской культуры, которые проявляются на всех уровнях романной поэтики. Эта укорененность современных эпических форм чеченской литературы в духовной почве этнических традиций и является одной из наиболее значимых черт жанровой специфики исследуемых произведений.

Основной целью диссертационного исследования является выявление, описание и характеристика жанровых разновидностей и жанрового своеобразия чеченских романов рассматриваемого периода, новаторство чеченских романистов последних десятилетий 20 в. Для достижения поставленной цели необходимо качественно решить следующие задачи:

- провести литературоведческий анализ понятия «жанр» и выделить наиболее значимые основания для его использования при анализе романов;

- выявить на конкретном материале исследования существенные характеристики романа как жанра;

- провести анализ романов, написанных в период 80–90-х гг. ХХ в. с точки зрения их жанровой принадлежности и их связи с эпическим наследием, выявление новаторства романистов.

- описать проблемно-тематический круг связей литературных и эпических образов;

- определить функциональное значение обращения писателей к культурному наследию предков;

- установить связь поэтики исследуемых романов с морально-этическим комплексом традиционной культуры вайнахов.

Положения, выносимые на защиту

1. Чеченские романы 80–90-х годов ХХ века представлены широким спектром жанров и жанровых разновидностей: исторический роман, роман-хроника, роман в стихах, социально-бытовой роман, роман-воспитания и роман-фантасмагория.

2. Развитие жанра романа в чеченской литературе в 80–90-х гг. происходило по двум взаимосвязанным направлениям: по пути повышенного внимания к истории народа и развитию личности в конкретных исторических обстоятельствах.

3. Для чеченских романов 80–90-х годов ХХ века характерно слияние в рамках одного произведения нескольких жанровых разновидностей, образующих синтетическое единство художественного пространства.

4. Для чеченского романа рассматриваемого периода характерна высокая степень связи с эпическим наследием. Интеграция традиционных элементов мифо-фольклорной поэтики с элементами поэтики современной литературы

5. Жанр исторического романа, развивая традиции, заложенные в многонациональных литературах России, осваивал идейно-эстетические требования романа-хроники. Динамика развития исторического романа строится в направлении к большему вниманию к конкретным и философским вопросам, отходу от стереотипов.

6. Развитие жанра включает в себя активное освоение приемов и методов мировой литературы. Жанровой особенностью чеченского романа рассматриваемого периода является художественный прием «поток сознания».

7. Пространственно-временная организация романов во многом воспроизводит мифо-фольклорную систему пространства и времени эпических произведений.



8. Эволюция внутреннего мира героев исследуемых произведений определяется непрекращающимся диалогом с духовным наследием предков.

Практическая значимость исследования. Полученные результаты диссертационного исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении истории чеченской литературы, создании учебного курса «Современный чеченский роман», а также при изучении литератур народов Северного Кавказа.

Методологической основой диссертации послужили труды известных отечественных ученых В. Агеносова, М. Бахтина, Д. Лихачева, Е. Мелетинского, а также работы северокавказских исследователей Ю. Айдаева, Л. Бекизовой, Н. Музаева, Х. Мусаева, У. Панеша, Х. Туркаева, Р. Ужаховой, Р. Чахтиевой, М. Чентиевой, К. Шаззо. В качестве основного метода историко-литературного анализа использовался сравнительный метод, позволяющий выявить типологические основы идейно-образной системы романов.

Апробация работы. Материалы диссертации были положены в основу докладов, прочитанных на конференциях. Основные положения работы отражены в публикациях.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка цитируемой литературы.
Основное содержание работы
Во введении обосновываются актуальность, предмет и объект исследования, определяются его основные цели и задачи, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертации «Роман как жанр литературы» содержит анализ литературы по проблеме определения жанрового своеобразия романа. В ней раскрывается характеристика понятия «жанр» и место этого понятия в современном литературоведении. Как показывает анализ, проблема жанра, типологии жанров, критериев выделения отдельных жанров и жанрового своеобразия произведений относится к числу наиболее изученных в отечественной и зарубежной науке о литературе. В отечественном литературоведении проблема жанров была предметом исследования С.С. Аверинцева, Д.С. Лихачева, М.М. Бахтина, Б.В. Томашевского, Б.В. Шкловского, В. Кожинова, В.В. Агеносова, В.Е. Хализева, В. Вахрушева и др. В работе мы опирались на определение В. Кожинова, согласно которому жанром является «исторически складывающийся тип литературного произведения (роман, поэма, баллада и т.д.); в теоретическом понятии о жанре обобщаются черты, свойственные более или менее обширной группе произведений какой-либо эпохи, данной нации, или мировой литературы вообще».1 Анализ понятия «жанр литературы» показывает, что жанр, понимаемый как тип произведения, – это исторически обусловленное и достаточно устойчивое образование, которое, однако, может в значительной степени изменяться под воздействием конкретных социально-культурных факторов. В постромантическую эпоху отмечается сдвиг в сторону потери определенности жанров. Отмечается постепенное снижение значимости жанровых канонов и усиление роли автора. Однако и сегодня понятие жанра не утратило актуальности при анализе литературных произведений.

Обращение к понятию жанра представляется особенно актуальным, когда речь идет об анализе развития молодых литератур, к которым относится и литература Чеченской республики. Исследование жанровых особенностей позволяет проследить динамику, выделить соотношение общих тенденций, свойственных литературным произведениям определенного периода в соотношение с индивидуально-стилевыми особенностями творчества отдельных авторов. Особую значимость в данном контексте имеет жанр романа. «Роман – единственный становящийся жанр. Он позволяет заглянуть в лабораторию творчества, но не индивидуального, поверхностно сознательного и технического, но в большую лабораторию жанрового творчества (которое осмысливает и управляет индивидуальным творчеством, не доходя до их отвлеченного и поверхностно практического сознания)».1 Отмеченная В.Е. Хализевым закономерность, согласно которой по мере развития литературы в литературном произведении усиливается роль автора, и снижается доля канонов жанра, справедлива и для литературы Чечни, особенно для романов последней четверти ХХ века. Выход жанра романа на первый план объясняют внелитературными причинами, среди которых на первое место ставят бурную эмансипацию человека, появление авторской позиции как личностного отношения к миру и постепенным снижением роли традиционной культуры в регламентации жизни индивида.

Как отмечают исследователи, жесткого определения жанра романа быть не может именно в силу особенностей этого жанра. Он не только постоянно изменяется, но интегрирует элементы других жанров и жанровых разновидностей. Особенностью жанра романа является внимание к судьбе отдельной личности, показанной в ее развитии, в изменениях. Существует множество классификаций романов и различных подходов к выделению романных форм, которые строятся по разным основаниям. Однако, как признают практически все исследователи, эти классификации носят условный, приблизительный характер. Тем не менее, в дальнейшем мы будем опираться на общепринятые определения жанра романа, которые разрабатывались Бахтиным, Шкловским, Тыняновым и др.

Во второй главе диссертации предметом анализа выступает жанровое своеобразие трилогии А. Айдамирова, которую составляют романы «Долгие ночи» (1972), «Молния в горах» (издан в 1989) и «Буря» (1999). Романы вышедшие в разные годы, представляют собой целостное произведение, и в диссертации рассматривается трилогия целиком, несмотря на то, что первый роман вышел ранее 80-го года.

Особенности содержания произведения дают возможность с полным правом отнести его к жанру исторического романа. Жанр книги определяется как «роман-эпос», «историческая эпопея», «народно-эпический роман». Его с полным правом можно назвать и романом-хроникой как по обилию документальных материалов, используемых в романе, так и по точности воспроизведения исторических деталей. В тексте в точности сохранены имена главных героев и даже некоторые вымышленные персонажи имеют прототипов в реальных исторических фигурах, как, например, образ корреспондента Я.С. Абросимова.

Проблема жанрового своеобразия исторического романа рассматривалась в работах таких авторов, как М.М. Бахтин, Д.Козлов, С.М. Петров, Б.Г. Реизов, Н.М. Литвиненко, Г.М. Ленобль, С.А. Орлов, Н.Д. Тамарченко, И.П. Щеблыкин, Р.Ф.Хасанова и мн. др.

Согласно М.М. Бахтину, можно выделить следующие основные черты исторического романа:

1. Соединение истории и частной жизни;

2. Преодоление замкнутости прошлого и достижение полноты времени

(то есть в настоящем живет прошлое как таковое, а не воспоминание о

нем);


3. Совмещение различных типов времени – греческого авантюрного, народно-исторического, исторического и т.д.;

4. Использование, и в то же время – трансформация предшествующей литературной традиции.

Трилогия Айдамирова сочетает в себе все перечисленные признаки, что позволяет с полным правом отнести ее к образцам жанра.

А. Айдамиров использует свое блестящее знание истории для того, чтобы осветить все детали происходящих событий, показать исторические истоки, социально-политические и экономические источник описанных трагических событий. Для автора важно не только изложить, хоть и в художественной форме, точный ход событий, но, прежде всего, выразить личное отношение к истории, изложить собственную точку зрения на судьбы чеченского народа.

Развитие жанра исторического романа в диссертации прослеживается на примере сопоставления двух произведений, рассказывающих о судьбе Зелимхана – романа «Зелимхан» М. Мамакаева и романа «Буря» А. Айдамирова, в котором образ Зелимхана занимает одно из центральных мест.

В романе Мамакаева упор делается не столько на документальную основу, которая воспроизводится автором вполне верно, но на создание образа революционной романтики в рассказе об абреке. Подвиги Зелимхана показаны как подвиги благородного разбойника, горского Робин Гуда, отбирающего деньги у богатых и помогающего бедным. Он показан как одиночка, абрек, но его действия поддерживаются горцами и вокруг него собираются обиженные царской властью, жадными и хитрыми старостами, склонными к мошенничеству чиновниками. Зелимхана воспринимают как защитника, способного постоять не только за свою семью, но и за своих односельчан, за всех, кто нуждается в поддержке. Для народа он герой, и таким остается и после своей смерти.

В романе Айдамирова образ Зелимхан более реалистичен и в меньшей степени идеализирован. Зелимхан показан, прежде всего, как заложник обстоятельств, как человек, который с определенного момента не может ничего изменить. Образ Зелимхана в трилогии намного сложнее и его мотивы не столь однозначны, как мотивы Зелимхана из романа Мамакаева.

Первый роман трилогии «Долгие ночи» начинается с подробного и богатого конкретными подробностями воссоздания исторической ситуации, предшествующей переселению чеченцев в Турцию в середине ХIХ века. Айдамиров глубоко, практически на научном историко-культурном уровне, анализирует социально-экономические и политические причины борьбы чеченского народа с царскими колонизаторами. Но одновременно мы видим и то, как на этом фоне проявляются личностные особенности отдельных людей, и тех, кто принимает решения – генерал-лейтенант Лорис-Меликов, генерал-майор Кундухов, и тех, кого эти решения коснутся напрямую – как бедного крестьянина Али.

Второй роман «Молния в горах» посвящен описанию восстания 1877 – 1878 годов, во главе которого стоял имам Алибек. Его издание было задержано на 12 лет, и читатели смогли с ним познакомиться лишь в 1989 году.

Третий роман «Буря» рассказывает о судьбах вернувшихся из ссылки героев, знакомых по первой и второй книгам и о судьбе абрека Зелимхана.

Образы отдельных героев романа даны в развитии, неразрывно связанном с характером исторических изменений, что позволяет выделить в трилогии элементы романа воспитания.

Во всех трех книгах описывается борьба чеченцев за свободу. Восстание под руководством Шамиля длилось десятилетия, и охватило всю Чечню, восстание под руководством Алибек-Хаджи поддержали лишь отдельные районы Чечни, а в третьей книге речь идет о герое-одиночке, который правда в отдельные моменты и собирает под свое руководство большие отряды, но в финале остается один. На протяжении всех трех романов мы видим борьбу двух духовных тенденций (двух стремлений) - стремления к борьбе, которую может остановить только смерть, и стремления сохранить жизнь, прежде всего жизнь народа, пусть даже смирившись с намного превосходящим по силе противником. К третьему роману стремление к жизни усиливается, а борьба становится уделом абреков, одиночек.

Противостоянию этих двух тенденций раскрывается на страницах всех трех романов как на примере судеб отдельных людей, так на материале анализа исторических и политических процесс, происходящих в Чечне, на Кавказе, в России и в мире в целом. Масштаб поднятых писателем проблем и глубина анализа позволяет говорить о философском характере произведения.

Трилогия А. Айдамирова тесно связана с эпическим наследием, которое присутствует как в виде элементов эпической поэтической системы, органично включенных в текст романов, так и в виде прямых обращений героев к древним песням. Такие обращения не выглядят искусственными вставками, они воспринимаются читателем как естественные жизненные эпизоды.

От романа к роману увеличивается внимание Айдамирова к роли религии в нравственной жизни человека. Наиболее ясно и открыто авторская позиция излагается устами поистине праведных мулл и имамов. С особым почтением Айдамиров показывает глубоко верующих людей, истинных мусульман. Религиозные ценности для героев трилогии выступают тем стержнем, который остается неизменным и помогает человеку выстоять в самых сложных обстоятельствах. В заключительной части романа «Буря» Соип-мулла говорит о том, что приближаются времена безверия и описывает черты близкого конца света. И современный читатель без труда может узнать многое, характерное для сегодняшней жизни.

Вместе с тем через все романы проходит и идея необходимости просвещения. Образование дает не только силу, но и позволяет защищаться от случайных влияний, выбирать из предложенных путей единственно верный. Однако, отдавая должное необходимости европейского светского образования, Айдамиров не мыслит формирование настоящего человека в отрыве от его национального наследия.

Жанр романов А. Айдамирова, входящих в рассматриваемую трилогию, определен как роман-хроника. Однако общечеловеческий характер вопросов, которые поднимает автор, и глубина их анализа позволяют говорить о наличие философского начала в трилогии. В трилогии Айдамирова важнейшей философской проблемой, которая поднимается во всех романах трилогии, является проблема цены, которую платит человек (и все человечество в целом) за свободу и возможность жить по собственным законам. Возможность свободы соотносится с объективными историческими, политическими, географическими, экономическими и многими другими факторами Герои романа отвечают на вопрос о том, что лучше? Погибнуть, но не смириться с несправедливостью, вместе с тем, навлечь на близких, на свой народ еще большие беды, или покориться силе?

В трилогии Айдамирова нет окончательных ответов на поставленные вопросы. Вероятно, ответов на эти вопросы не может быть ни у кого. Но это тот случай, когда важнее не дать однозначного ответа на вопрос, а поместить рядом разные точки зрения, показав их как равнозначные.

Айдамиров проверяет свою философию на конкретных, вполне реалистических сюжетах трилогии. Он показывает, что этот сложный нравственный выбор проходит через сердца и души людей. И что во многих ситуациях война ставит человека в условия, когда просто не может быть одного правильного решения, в условия, когда любой выбор будет плох и причинит страдания другим людям.

Проведенный анализ позволяет утверждать, что жанровое своеобразие трилогии А. Айдамирова определяется синтезом исторического и философского романа. Важнейшие нравственно-философские мысли в романе даны не в виде стабильных, монологических догм, а в виде полифонического становящегося диалогического взаимодействия разных позиций, разных голосов. Идеи автора представлены не в монологической, застывшей и «окончательной» форме, а преподносятся в форме полифонического звучания различных голосов, выражающих различные позиции.



В третьей главе диссертации рассматривается поэтика романа в стихах Шайхи Арсанукаева «Линии судьбы». «Линии судьбы» – первый чеченский роман в стихах. Роман издан на чеченском языке и еще не переведен на русский, что делает необходимым подробное изложение сюжета романа в тексте диссертации.

Для чеченского культурного наследия характерно пристальное внимание к теме войны и военного подвига героя. Великая отечественная война так же нашла отражения в народном творчестве, была представлены и в творчестве профессиональных поэтов. О войне говорят рассказы и повести З. Муталибова, очерки Х. Ошаева о Героях Советского Союза Х. Нурадилове,  А. Идрисове, его книги «Стойкость», «Брест – орешек огненный», «Слово о полку Чечено-Ингушском»,  драма  А. Хамидова «Бессмертные» о Х. Нурадилове, очерк Б. Чалаева «Горный орел», написанные в 50-х – 70-х годах. В начале 80-х годов появился ряд произведений писателей нового поколения – это рассказы Мусы Бексултанова  («Черный Глаз», «Бухта «Крест»), М. Ахмадова («Сказка о трех братьях»), С. Яшуркаева «Красный майор». Однако, как отмечают практически все исследователи, тема Великой Отечественной войны в чеченской литературе разработана явно недостаточно, что объясняется многими социально-историческими причинами. Тем ценнее обращение чеченских авторов к столь значимой для всего народа теме.

Тема войны в романе Арсанукаева продолжает художественные традиции, заложенные в чеченской литературе и, что особенно заметно, в чеченском эпосе. Герои чеченских исторических песен илли – это, прежде всего, воины, смелые и мужественные. Они защищают свою землю, свой аул. В образе главного героя – Ризвана присутствуют как элементы традиционной эпической поэтики, так и элементы, свойственные поэтики романа. Автор рисует процесс внутреннего роста героя, его изменений, который происходят в активном взаимодействии со средой. Любовная линия романа представлена в сочетании нескольких линий, различающихся степенью сходства с фольклорными мотивами, что составляет художественное своеобразие произведения.

Одним из ведущих мотивов илли является мотив боевого братства. Влияние илли в романе Арсанукаева проявляется, прежде всего, в идеализированном рассказе о друзьях, вместе учившихся и вместе воевавших и в особой романтической героике, к которой обращается в некоторых лирических отступлениях, посвященных войне. На примере учебного, а затем и боевого братства автор раскрывает тему глубокой межнациональной дружбы.

Произведение Арсанукаева в значительной степени опирается на традиции фольклора, особенно на традиции илли, что особенно выражено в эпизодах, посвященных описанию военных действий и подвигов героев. Однако, в лирических отступлениях, в которых слышен голос автора, Арсанукаев говорит не только о героизме, но и о бытовых тяготах войны, об общей трагичности убийства, даже если это убийство врага.

В четвертой главе диссертации подробно рассматривается жанровое своеобразие романов Мусы Ахмадова.

В романе М. Ахмадова «На заре, когда звезды гаснут» (1980) проявляются на идейно-художественном уровне черты жанра романа воспитания. Прежде всего, эта жанровая специфика хорошо видна в особой дидактической тональности, которую применяет автор, когда описывает жизнь своих героев. Все в их жизни зависит от того, насколько они в силах поддерживать духовную связь с традициями родной культуры. Человек, который решился пойти на компромисс со своей совестью, всю жизнь вынужден страдать из-за своей слабости. Нужно строго следовать за вековыми устоями предков, тогда и внутреннее самоощущение будет целостным, не расколотым. Кроме того, Ахмадов показывает, что любой, пусть даже малейший, сбой в древнейшем этическом механизме чеченцев, запускает цепную реакцию зла, которое настигает даже ни в чем не виновных детей оступившихся. Расплачиваться за грехи старших приходится младшим. Следование высоким путем чести, верности и долга делает светлой жизнь всех членов семьи. Противостояние соблазну, под каким бы он обличием не выступал, такое важное дело, как и защита чести женщины, помощь близким и поддержка слабым. В романе представлены назидательные картины тех бед, которые случаются с людьми, поддавшимся соблазну. Жажда власти, корыстолюбие, потакание своим желаниям – всему этому противостоит в романе сила традиций родной земли.

Проблема той роли, которую занимают традиции в современной чеченской культуре, является основной для романа М. Ахмадова. Она раскрывается, прежде всего, на материале судьбы Зары и ее близких. Эта проблема имеет множество составляющих, ключевыми из которых являются: кровная месть, связь человека с его семьей, долг, честь, историческая память.

В соответствии с традиционной чеченской культурой личность человека неотделима от личности членов его семьи, его тейпа. Образ каждого из героев раскрывается, прежде всего, через историю его семьи, через характеры и судьбы предков. Такой ракурс позволяет читателю понять, что личность и характер жизни каждого человека – это звено в цепи жизней рода. Такое понимание личности отдельного человека соответствует эпической традиции, оно сохранилось в народных обычаях, согласно которым каждый чеченец должен знать как минимум семь своих отцов, а каждая чеченка – как минимум восемь. И это позволяет увидеть характер героя не как случайный, единичный, а как проявление общего начала, как представителя своей семьи, своего тейпа, неотделимого от кровных родственных связей.

И это не просто художественный прием, это отражение нравственной позиции автора. Никто не может быть понят вне связи со своим народом, судьба каждого неотделима от судьбы его родных и близких и только через эти связи возможная связь с судьбой его народа и его Родины. Особый акцент ставится на том, что в 80-е годы ХХ века такая позиция не была характерна для произведений, написанных в рамках социалистического реализма, но она была совершенно органичной для чеченской культуры. Именно так рассматривалась жизнь и судьба героев в древней эпической традиции.

Жанровое своеобразие романа М. Ахмадова «На заре, когда звезды гаснут» определяется единством социально-бытового романа с романом воспитания. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что роман можно отнести к четвертому из выделенных М.М. Бахтиным типов, типу дидактико-педагогического романа.

Проблема взаимосвязи традиций с современностью раскрывается в единстве тем кровной мести, связи человека с его семьей и темой долга, как определяющего жизненный путь настоящего человека. Следование в русле традиционной культуры гарантирует человеку покой, уверенность в себе и признание окружающих. Любое отступление от обычаев предков приводит к разрушительным последствиям.

Второй роман М. Ахмадова «Деревья в сумерках» (1988) посвящен обличению разлагающего влияния городской цивилизации, «социалистического образа жизни» и «социалистических идеалов».

Характерной чертой этого произведения является сочетание поэтики народного творчества с особенностями метода «потока сознания» и элементами гротеска. Смена ритмов повествования подчеркивается автором введением приема «поток сознания», которое используется при смене движения героя по внешней траектории к движению во внутреннем мире – в прошлом и будущем, к внутреннему преобразованию личности обретению новых смыслов. Характер использования гротеска в романе позволяет говорить о специфике функции гротескного реализма, заключающейся не столько в принятии ценностей официальной культуры через снижение, сколько в разоблачении этой официальной культуры и вскрытии ее подлинного низменного содержания.

Анализ связи романа с народной культурой позволяет характеризовать произведение как интернациональное по форме и глубоко национальное по содержанию. Автор демонстрирует высокий уровень владения приемами и методами мировой литературы для изложения идей, соответствующих системе ценностей и нравственно-этических идеалов традиционной чеченской культуры.

В Заключении подводятся итоги, подтверждающие основные положения, выносимые на защиту.
Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:
1.Исмаилова М.В. Нравственно-философские аспекты в трилогии А.Айдамирова // Научная мысль Кавказа. Выпуск 15. - Ростов- на -Дону, 2006. - С.284-290
2. Исмаилова М.В. Жанровое своеобразие романа М.Ахмадова «Деревья в сумерках» // Вайнах. Выпуск 11. – Грозный, 2006. – С. 59-61
3. Исмаилова М.В. Мотивы чеченского фольклора в романе М.Ахмадова «На заре, когда звезды гаснут» // Научная мысль Кавказа. Выпуск 15. - Ростов- на -Дону, 2006. – С. 156 - 160
4.Исмаилова М.В. Проблема народных традиций в романе Ш.Арсанукаева «Линии судьбы» // Вайнах. Выпуск 2. – Грозный, 2007. – С. 52 - 54

5.Исмаилова М.В. Национальное и общечеловеческое в романе А.Айдамирова «Долгие ночи» / Материалы межвузовской научно-практической конференция «Национальное и общечеловеческое в чеченской литературе». – Грозный, 2005. – С. 78 - 80


6. Исмаилова М.В. Художественные традиции илли в романе М.Мамакаева «Зелимхан» / Материалы межвузовской научно-практической конференции. - Грозный, 2005. – С. 65 - 67


1 Туркаев Х.В. Зарождение реализма в чеченской и ингушской литературах / Автореферат дис. … канд.фил. наук.- Тбилиси. – С.4

2 Туркаев Х.В. На переломе. – Грозный, 1991. – С.4

3 Там же. С.6

4 Туркаев Х.В. На переломе. – Грозный, 1991. – С.7


1 Кожинов В. Жанр / Литературный энциклопедический словарь. – М., 1987. – С.106

1 Бахтин М. К стилистике словесного творчества. Собр. соч. Т.1. – М., 1996. – С.139


Каталог: nauchrab -> uchrab new -> nauchres -> docs
docs -> Военное дело у адыгов и его трансформация в период кавказской войны
docs -> Поэтика современного абхазского исторического романа о ранневизантийском периоде
docs -> Формирование и развитие музыкальной терминологии исполнительского искусства
docs -> Военное дело адыгов в средние века (вторая половина VIII-XVII вв.) 07. 00. 02 Отечественная история
docs -> Влияние занятий спортом на адаптивные возможности кардио-респираторной системы и характер соматического развития школьников 10-16 лет 03. 03. 01-физиология
docs -> Карданов мусадин латифович анатомическая лексика кабардино-черкесского языка
docs -> «Словарь русско-черкесский или адигский, с краткою грамматикою сего последнего языка» Л. Я. Люлье как источник изучения адыгейского языка
docs -> Фольклор как художественный и духовно-философский феномен эстетических исканий поэтов эпохи романтизма 10. 01. 03 Литература народов стран зарубежья (Европы, Америки, Австралии); 10. 01. 09 фольклористика
docs -> Основные направления повышения эффективности интеграции хозяйствующих субъектов в агропромышленном комплексе региона
docs -> Фитонимическое пространство в языковой картине мира: словообразовательный и мотивационный аспекты


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница