Предмет курса «Римское право» и его значение для юридической науки




страница6/22
Дата13.08.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Право собственности и деление вещей.


Примечательной чертой Законов XII таблиц было четко проведенное разделение вещей на две категории. К первой принадлежали главным образом земля, рабы, рабочий скот. Ко второй – все остальные вещи.

Общее определение вещи таково: "Вещь это отдельный предмет материальной действительности, обладающий относительной независимостью и устойчивостью существования". Главное деление вещей обнимает собою две части, именно одни вещи суть божественного права, другие человеческого. К категории вещей божественного права принадлежат вещи, посвященные божеству (res sacrae [рэс са́крэ]) и вещи со священным значением (religiosa [религио́за]). Священною делается вещь только вследствие утверждения и признания со стороны римского народа, например на основании закона... Религиозною делаем мы вещь по нашему собственному желанию, хороня умершего в место, нам принадлежащее... Предметы божественного права не состоят ни в чьем владении. Те же вещи, которые принадлежат к категории вещей человеческого права, составляют собственность или государства, или частных лиц. Кроме того, некоторые вещи суть телесные, физические материальные вещи, другие бестелесные, идеальные – права, обязанности ипр. В Институциях Юстиниана данному разграничению посвящен Титул II Книги второй: "...Одни вещи телесные, другие бестелесные.

1. Телесные это те, которых по их природе можно коснуться, например, земля, человек, одежда, золото, серебро и, одним словом, бесчисленное множество других вещей.

2. Бестелесные это те, которых нельзя коснуться. К таковым относятся те, которые заключаются в праве, например: право наследования, узуфрукт, обязательства, каким бы то ни было образом заключенные. И не важно то обстоятельство, что наследство состоит из вещей телесных... и то, что нам следует по какому-либо обязательству, в большинстве случаев нечто телесное...; но самое право наследования и самое право пользования и собирания плодов, и самое право обязательства представляется бестелесным.

3. Сюда же относятся права в городских и сельских поместьях, каковые права называются также сервитутами".

Из приведенного фрагмента становится очевидным, что бестелесными вещами признавались права требования, которые возникали из самых разнообразных оснований.

Кроме того, существует деление вещей на два разряда: на res mancipi [рэс манци́пи] (манципируемые) и res nec mancipi [рэс нэк манци́пи] (неманципируемые)". По Ульпиану манципируемые вещи – наиболее ценные хозяйстве вещи, он дает исчерпывающий их список: имения на италийской земле сельские (пример - поле) и городские (пример - дом), права сельских имений, как право проезда, прохода, прогона скота, рабы и четвероногие которые приручаются шеей или спиной: лошади, ослы, мулы, буки и тд. Дикие животные как слоны или верблюды, хотя фактически могут приручаться и использоваться в хоз-ве, юридически не считаются манципируемыми. Все вещи, не попадающие ни под одну из этих категорий являются неманципируемыми. Суть – процедура и способ отчуждения прав на эти вещи.

Вещи простые (unitum [у́нитум]), сложные (connexum [коннэ́ксум]) и составные (совокупности) (universitas [униве́рситэс]).

Простые вещи это те, которые представляют органическое единство, целостность, разделение которой ведет к юридическому исчезновения самой вещи; таковы: алмаз, дерево, животное и пр. Естественно, что недопустима сделка относительно части простой вещи; в этом смысле простая вещь приобретает характеристики вещи неделимой.

Сложные вещи те, которые представляют из себя механическое (физическое) соединение как простых, так и сложных вещей, например, мебель, здание, корабль. Сложная вещь есть самостоятельный объект права, следовательно, объект каких угодно распоряжений. Возможна проблема: нарушают ли единство и самостоятельность такого объекта возможные внутренние изменения его (замена частей корабля, ремонт здания и пр.). Выработано было правило: перемены в отдельных частях вещи не разрушают ее внутреннее тождество.

К простым и сложным вещам примыкает совокупность: набор вещей, объединенных общим именем (стадо, библиотека, коллекция, товарный склад, предприятие и пр.). Римляне обозначали совокупности как universitas facti [униве́рситас фа́кти] и не признавали в качестве отдельного объекта права; таковыми считались составляющие совокупность элементы. Современное право повсеместно признает совокупности в качестве объектов права. Однако и для римского права допускалось по воле собственника придание совокупности юридических свойств самостоятельного объекта (поскольку закон молчит, от владельца зависит, быть ли совокупности объектом).

Вещи главные и принадлежности. Право отличает такое сочетание вещей, при котором одна господствует, другая служит: картина и рама, замок и ключ, лошадь и упряжь и пр. Главной признается та вещь, которая сама по себе удовлетворяет некую потребность человека в его хозяйственном или бытовом обиходе; принадлежностью считается такая вещь, которая делает пользование главной вещью более удобным или эффективным.

Практическая важность такого сочетания была обнаружена римским правом, которое выработало принцип: сделка в отношении главной вещи распространяется в случае сомнения (in dubio [ин ду́био]) и на принадлежность; иными словами: все юридические распоряжения собственника относительно главной вещи или постановления закона о ней распространяются в случае сомнения и на ее принадлежность.

Данный принцип выражен известным юридическим афоризмом: принадлежность следует судьбе главной вещи.

Вещи делимые и неделимые. Юридически неделимыми (нераздельными) признаются вещи, физический раздел которых равнозначен уничтожению вещи или несоразмерному умалению ее ценности. Неделимой может быть как простая вещь (кубок, кольцо, скульптура), так и сложная вещь (картина, механизм, сооружение). Естественно, что делимыми признаются вещи, физическое деление которых только пропорционально уменьшает стоимость получаемых в результате этого частей: земельный участок, головка сыра, мешок зерна.

Правовая проблема возникает тогда, когда два или более субъектов владеют неделимой вещью: физический раздел ее невозможен, следовательно, необходима выработка особого принципа, который бы регулировал отношения совместных собственников (сособственников). Такой принцип обозначен следующим афоризмом: вещь неделима, но права на нее делимы. В этой связи право создало такие категории, как идеальная часть вещи или идеальная доля (parte pro indiviso [па́ртэ про индиви́зо]).

Общее обладание нераздельной вещью порождает идеальные доли сособственников, то есть доли (части) в праве на вещь, но не права на части вещи. Идеальные доли подлежат денежной оценке, они могут быть предметом самостоятельных сделок, могут приносит пропорциональный размеру доли (прораторный pro rata [про рата]) доход своему собственнику.

Вещи движимые (res mobiles [рэс мо́билес]) и недвижимые (res immobile [рэс мо́билес]).

Недвижимыми вещами признавались прежде всего земля и то, что с ней физически прочно связано (здания, строения, деревья). Иными словами, это вещи, которые не допускают своего перемещения в пространстве без причинения существенного вреда им самим. Естественно, что такие вещи, которые свободно перемещаются в пространстве без какого-либо ущерба для себя, относились к вещам движимым (скот, одежда, инвентарь и пр.).

Это разделение имело следующее практическое значение. Во-первых, собственность лица на земельный участок создавала презумпцию (предположение), что это же лицо является собственником всего, что находится на нем, над ним и под ним ("от неба до преисподней"); об этом свидетельствует следующее положение следующего фрагмента из Книги второй Институций Гая: "73. ...Постройка, воздвигнутая кем-либо на нашей земле, хотя бы кто-либо построил ее для себя, становится по естественному праву нашею, так как построенное на поверхности принадлежит собственнику земли". Во-вторых, сроки приобретательной давности в отношении недвижимых вещей и движимых были различны (в XII таблицах 2 и 1 год соответственно). Наконец, предусматривалось различие в совершении сделок с недвижимостью и движимостью.

5. Вещи заменимые (res fungibiles [рэс фунги́билес]) и незаменимые (res non fungibiles [рэс нон фунги́билес]), в ином обозначении вещи родовые (genus [ге́нус]) и индивидуальные (species [специэс]).

Заменимые (или родовые вещи) это такие, которые настолько схожи между собой, что в обороте обыкновенно различаются по родовым, а не по индивидуальным признакам (зерно, масло, вино, шерсть и пр.); иными словами, это вещи, которые существуют в весе, количестве, мере (res, qua pondere, numero, mensura constitunt [рэс, йва пондере, нуммеро, мензура сонститу́нт]). Незаменимые это такие вещи, которые отличаются совершенно определенными индивидуальными признаками, которые и учитываются при включении данной вещи в оборот (дом, картина, уникальная ваза и т.д.).

Такое деление важно в том смысле, что определенные сделки возможны были только с заменимы вещами (например, договор займа), другие, напротив, только с незаменимыми вещами (договор найма). Кроме того, случайная гибель индивидуальной вещи, которая являлась предметом обязательства, прекращала само это обязательство; напротив, случайная гибель родовой вещи, служащей предметом обязательства, не прекращала его (род не исчезает).

6. Вещи потребляемые (res usu consumptibiles [рэс усу консупти́билэс]) и непотребляемые (res usu non consumptibiles рэс усу нон консупти́билес).

Потребляемыми признавались такие вещи, нормальное использование которых приводит к их уничтожению (топливо, продукты питания, строительный материал и пр.). Непотрябляемые вещи это такие, использование которых не прекращает их физическое состояние (земля, корабль, дом и т.д.).

Потребляемые вещи не могли быть объектом узуфрукта; по-разному совершался залог потребляемых и непотребляемых вещей; некоторые сделки совершались только с потребляемыми вещами (заем), другие только с непотребляемыми (наем).

7. Вещи, находящиеся в обороте (res in commercio [рэс ин коме́рцио]) и вещи, изъятые из оборота (res extra commercium [рэс экстра комме́рциум]).

Вещи, находящиеся в обороте, это такие объекты, которые могут служить предметом любой сделки; любой субъект вправе обладать такой вещью. Вещами, изъятыми из оборота, признаются такие объекты, которые не могут принадлежать отдельным частным лицам, не могут ими отчуждаться и приобретаться.

Римское право устанавливало несколько оснований для того, чтобы относить ту или иную вещь к вещам, изъятым из оборота. Во-первых, к таковым относились вещи, предназначенные для всеобщего пользования, то есть такие, которые по своей природе не допускают над собой частного господства по необъятности (море, воздушное пространство), или по неприступности морское дно), или из-за постоянной изменчивости (речной поток). Во-вторых, из оборота были исключены вещи, посвященные религиозным целям. Изъятыми из оборота были такие объекты, которые предназначались для публичного пользования (городские стены, некоторые дороги), а также то, что принадлежало общине в целом (склады оружия, крепости, тюрьмы). Наконец, к изъятым из оборота относились так называемые запрещенные вещи (яды, волшебные книги и пр.).

Плоды (fructus [фру́ктус]).Плоды это естественные приращения, произведения, извлекаемые из плодоприносящей вещи; но, кроме того, плодами могут считаться доходы, извлекаемые посредством экономического использования вещи. В силу этого, римское право различало плоды естественные (fructus naturalis [фру́ктус натура́лис]) и плоды цивильные (fructus civiles [фру́ктус циви́лес]).

К естественным плодам относились плоды растений, приплод животных и пр.; цивильными плодами признавались доходы, получаемые в результате использования вещи в гражданском обороте, например, проценты по ссуде, арендная плата за сдаваемое в наем помещение и пр.

Практическое значение разделения вещей обнаруживалось в способе отчуждения вещей; при их продаже, дарении и пр. Именно по этому признаку определилось и само название указанных категорий. Первая называлась res mancipi (рес манци́пи), вторая – res nec mancipi (рес нек манципи).

Отчуждение земли, рабов, рабочего скота должно было совершаться в строго установленной форме. Она называлась mancipatio (манципа́цио).

Слово это происходит от manus – рука. Первоначальное образное представление о собственности шло от завладения вещью, захвата. Отсюда “манус”.

Манципация производилась следующим образом. Продавец и покупатель (если взять наиболее частый случай) приглашали пять свидетелей (не менее) и весодержателя. Покупатель (приобретатель) касался рукой купленной им вещи («хватал раба»), говоря при этом: «Я утверждаю по праву квиритов, что этот... (предположим, раб) принадлежит мне и я купил его за эту медь». Продавец мог ограничиться молчанием, которое считалось знаком согласия.

Медный слиток бросался на весы, символизируя уплату денег. В этом обряде пережиточно сохранилось воспоминание о тех временах, когда еще не умели чеканить монету и металл переходил из рук в руки в виде слитков определенного веса. Из этого можно заключить, что обычай манципации много древнее Законов XII таблиц, знающих уже и денежный штраф.

Пропуск слова в формуле покупки, отсутствие хотя бы одного из пяти положенных свидетелей, какое-нибудь упущение в обряде и т. д. были достаточными основаниями для признания сделки недействительной, даже если были уплачены деньги.

Здесь выступает перед нами строгий юридический формализм, красной нитью проходящий через все законодательство Таблиц.

Присутствие свидетелей, как и все другие условия манципации, – дань традиции. Они играли двоякую роль. Запоминая самый факт сделки и ее условия, свидетели обязывались удостоверять ее законность каждый раз, когда это требовалось (например, при судебном споре); кроме того, они были последним напоминанием о том контроле, который в свое время осуществляла община во всем, что касалось сделок с землей, рабами, рабочим скотом. Ее права легко объяснимы. В течение всех первых веков республики римская земля (а затем и италийская) была коллективной собственностью и соответственно с тем называлась ager publicus (агер пу́бликус) – общее поле.

Коллективным было на первых порах и рабовладение. Такой вид собственности, который принято называть античной, возникает благодаря объединению – путем договора или завоевания – нескольких племен, избирающих местом поселения один из родовых поселков. Непременным атрибутом античной собственности является рабство. Движимая, а впоследствии и недвижимая частная собственность развивается в данных условиях как отклоняющаяся от нормы и подчиненная общинной собственности форма. Античная собственность – это «совместная частная собственность активных граждан государства, вынужденных перед лицом рабов сохранять эту естественно возникшую форму ассоциации». Античная собственность имела форму государственной собственности, вследствие чего право отдельного индивида на нее ограничивалось простым владением (possessio [поссэ́ссио]). Настоящая частная собственность появляется у римлян, как и у всех древних народов, лишь вместе с движимой собственностью.

Каждая римская семья получала участок для обработки. Когда его не хватало, прибегали к дозволенному «захвату» никем не обрабатываемой целины. Спустя два года участок становился законным владением.

Часто спрашивают, почему в число «рес манципи» не входят орудия труда – плуг, борона и пр. Дело в том, что они весьма рано перешли в частную собственность. Объясняется же это, во-первых, той индивидуализацией пользования орудиями, с которой начинается процесс возникновения частной собственности; во-вторых, сравнительной несложностью и доступностью указанных орудий.

Мы видим, таким образом, примечательную картину: земля еще считается общей собственностью, и община контролирует сделки с нею, но контроль этот формален. Фактическое распоряжение ею принадлежит частному лицу. То же следует сказать о рабах и рабочем скоте.

Все другие вещи – пусть даже очень дорогие – переходили из рук в руки совершенно свободно. Потому и говорили о них: «вещи, не нуждающиеся в манципации» – «рее нек манципи».


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница