Предмет курса «Римское право» и его значение для юридической науки




страница20/22
Дата13.08.2016
Размер1.82 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22

Римская семья и ее эволюция.


Определение семьи (familia) дал известный римский юрист Ульпиан.

Он указал, что этот термин "имеет различные значения, так как может относиться и к вещам, и к лицам". Он также различал семью в узком, или строгом, смысле (proprio iure [проприо йюрэ]) и в широком семью по общему праву (familia communi iure [фамилия коммунэ йюрэ]).

Ульпиан писал: "Семьей в строгом смысле слова мы называем совокупность лиц, находящихся под властью одного лица, подчиненных ему по рождению или по праву". "Семьей по общему праву (родства) мы называем семью всех агнатов... подчинявшихся власти одного лица, поскольку они происходят из одного дома и рода".

Родовая община (familia gentilicia [фамилиа генцилициа]) являлась наиболее обширным родственным союзом. Члены одного рода (gens [генс]) имели общего предка, носили общее имя этого предка, у них был общий родовой культ, жертвенник.

Имущественная дифференциация внутри рода с образованием государства способствует выделению из рода более мелких союзов семей.

По своей сути древнейшая римская семья являлась строго патриархальной. Она строилась на началах абсолютной власти главы семьи (paterfamilias) над женой, подвластными детьми, другими родственниками, рабами, кабальными работниками, а также над всем имуществом.

Сначала это была одинаковая власть (manus) над всеми. Однако со временем эта власть стала делиться на:


  • dominica potestas [доминика потэстус] над вещами, рабами;

  • manus mariti [манус марици] над женой;

  • patria potestas [патриа потестас] над детьми;

  • mancipium [манципиум] над кабальными.

Власть домовладыки прекращалась только с его смертью или по его воле. После смерти домовладыки происходило изменение семейного состояния всех подвластных лиц.

Только домовладыка обладал полной правоспособностью. Он являлся лицом своего права (persona sui juris [персона суи юрис]), все другие члены семьи были подвластными ему лицами лицами чужого права (persona aliena juris [персона алиена юрис]).



Постепенно, однако очень медленно, происходит ослабление власти домовладыки над подвластными лицами. Жена и дети получают признание своих прав, положение свободных подвластных значительно улучшается по сравнению с положением рабов.

Эволюция римской семьи прошла те же стадии, что и эволюция греческой семьи, с тем только характерным различием, что римская семья дольше всего продержалась на патриархальной ступени и меньше всего сохранила следов материнского права. Первая попытка найти остатки допатриархального быта у италийских народов принадлежит Бахофену, который открыл в сабинских мифах и древнеримских сказаниях намеки на материнское господство, а также на переход к родству по мужской линии. Насколько немногочисленны наши сведения о существовании матриархального семейного строя, настолько обстоятельны данные о патриархальной С., которая нашла свое полное выражение главным образом у евреев и у римлян. Римское название для такой С. было familia — слово, которое сделалось собственностью литературных языков Западной Европы как название С. Самое слово familia (древн. лат. — famelia, оск. famelo, умбр. famedia) стоит в связи с оскским словом faama — дом и означает группу лиц, принадлежащих к дому. Существуют еще, впрочем, и другие объяснения этого слова: Фест и Моммзен, напр., понимают его в смысле совокупности рабов. Юристы и историки, рассматривавшие исконную римскую С. как патриархальную, видели в ней обыкновенно агрегат лиц (familiares), состоявших под властью pater familias (в форме manus и patria potestas). Между ними находились свободные и рабы, родные по происхождению и по усыновлению. Собственность С. называлась pecunia [пекуниа], хотя иногда в понятие familia входило и понятие собственности. Глава С. назывался paterfamilias, также erus (esus) [эрус эсус] и dominus [доминус]; его жена — materfamilias [марэрфамилиас], дети — filii и filiae familia [филии и филиэ фамилиас]s. В юридическом отношении paterfamilias был домовладыкою, жрецом и собственником С., поскольку организация патриархальной С. была построена на основах власти отца, религии и собственности. Власть отца семейства проявлялась в manus по отношению к жене, в patria potestas по отношению к детям и в dominium по отношению к имуществу. Жена переходила в manus мужа лишь тогда, когда порывала связь со своей прежней С. и решалась приобщиться к sacra и имуществу мужа. По отношению к мужу она — дочь; он имеет над нею в случае нарушения супружеской верности право жизни и смерти. Необходимым условием установления manus был религиозный брак per confarreationem [пэр конфаррэцио́нэм] (так назыв. iustum matrimonium [юстум матримо́ниум]), который считался нерасторжимым. Вообще брак (conubium) был возможен лишь между равноправными семьями и предполагал экзогамию. Древний способ заключения брака — умыкание, следы которого мы находим в предании о похищении сабинянок, в эпоху господства патриархальной С. уступил место купле — connubium per coemptionem [коннубиум пэр коэмпционэм], — одному из обычных способов заключения брачных союзов в историч. пору. Обряд заключения брака per coemptionem [пэр конэмпционэм] сводился к процедуре манципации, т. е. продажи вещи (res mancipi [рэс ма́нципи]). Существовал еще один способ заключения брака — так наз. Usus [у́сус], в силу которого брак объявлялся законным и жена переходила в manus мужа по прошествии года беспрерывного сожительства. Брак per usum [пэр у́сум] вытеснил к концу республики обе другие формы брака, но необходимое при последних осуществление manus было необязательно при первой форме. Жена, вступая в брак, могла оставаться в patria potestas [патриа патестат] отца или tutela [тутэла] опекуна и сохранять за собою права на личное имущество; при этом она называлась не materfamilias, но uxor [уксор], хотя это был брак, а не конкубинат. Заключение браков не разрешалось внутри рода, а также между гражданами и иноземцами, между свободными и рабами, между лицами сенаторского сословия и вольноотпущенниками. Власть отца (patria potestas) над детьми проистекала из власти мужа над женой, так как муж, добыв себе жену, был таким же собственником ее потомства, как по отношению к плодам своего сада и приплоду скота. Для приобретения отцовской власти было достаточно быть мужем роженицы: pater est, quem nuptiae demonstrant [патэр эст квэм нупциэ демонстрант] (отец — тот, на кого указывает обряд бракосочетания). Хотя отсюда логически вытекало право безграничной власти над потомством, однако в Риме отцовский произвол подлежал всякого рода ограничениям. Их налагал в силу обычая предков (mos maiorum [мос маирум]) семейный совет, состоявший из cognati, propinqui и amici [когнаци пропинкви и амици]. Этот совет играл у римлян значительную роль, хотя и не имел определенной компетенции. Отец не был обязан обращаться к нему всякий раз, когда хотел применить свое право; но он привлекался к суду как убийца, если совет по совершении поступка не становился на его сторону. Правом изгнания сына отец пользовался лишь в случае возбуждения против сына уголовного преследования: не желая нести ответственности за его проступок, отец мог выдать его обвинителю. Помимо этих ограничений, власть отца выражается в праве владения всем, что приобретают дети, за исключением peculium castrense [пеќулиум кастрэ́нсэ] (приобретения, сделанные на военной службе), и в праве над жизнью и смертью, которое разрешало отцу отвергать своих детей при, продавать их в рабство, в чужие земли, уступать их временно третьему лицу посредством mancipatio [манципацио]. Отцовская власть простиралась не только на детей, рожденных в matrimonium iustum [матримониум йюстум], но и на детей приемных. Действие отцовской власти могло быть временно прервано, напр. когда сын занимал должность, обязывающую отца к повиновению. Полное освобождение от отцовской власти имело место: 1) вследствие естественной или гражданской смерти отца и 2) вследствие emancipatio [эманципацио], посредством которой сын становился sui iuris [суи юрис]. От отцовской власти были свободны flamen Dialis и весталки. Законное родство (agnatio) существовало только между детьми, находившимися в момент смерти отца под его patria potestas: только за агнатами древнее право признавало реальные права родства, а именно право наследования и право опеки над несовершеннолетними сыновьями и женщинами. Dominium отца выражалось в так назыв. ius commercii, т. е. праве собственности. Первоначально, пока существовало общинное производство, имущество было нераздельной собственностью семейной группы; лишь с раздроблением патриархальной С. раздел общего имущества стал закономерным и был регламентирован. Как жрец, paterfamilias был носителем семейного культа и исполнял религиозные обязанности, налагавшиеся на него почитанием огня и предков. Так как римлянин по природе был суевернее и боязливее в религиозном отношении, чем грек, то и формы домашнего культа у римлян были разработаны и установлены детальнее, чем у греков. Религиозные церемонии С. были связаны с почитанием пенатов и ларов, которые вместе со священным огнем составляли религиозный центр С. Религиозные обряды и торжества были ежедневные, периодические и чрезвычайные. Ежедневно члены С. совершали утреннюю молитву и жертвоприношение; периодически праздновались дни календ, нон и ид, годовщина рождения отца семейства, день женитьбы или совершеннолетия сына и проч. В разные минуты жизни, по разным случаям, можно было обращаться к божествам деятельностей (indigitamenta [индигитамента]). Несмотря на полную, по-видимому, юридическую подчиненность жены мужу, римская матрона была не служанкой мужа, а равной ему личностью. Если дочь и жена не могли легально отчуждать семейного имущества, то лишь потому, что оно принадлежало всей С. Почетное положение женщины в С. было обусловлено, между прочим, близким отношением ее к семейному культу. Женщина, как materfamilias [матэрфамилиас], свободно ходила по улицам и посещала вместе с мужчинами театр и праздничные пиры. В доме она не была замкнута в особых комнатах и не устранялась от стола мужчин. Все это благоприятствовало образованию в римских женщинах чувства личного достоинства и независимости. При встрече с женщинами на улице мужчины уступали им дорогу, в присутствии женщин они не произносили пошлых слов и не являлись в неприличном виде. Расторжение брака зависло от доброй воли супругов, но разврат до конца республики встречался весьма редко. Только с общим упадком древнеримских патриархальных нравов (с I в. до р. Хр.), с возрастанием роскоши и расточительности упало и значение римского брака. В сфере общественной жизни женщины, по-видимому, имели мало влияния, хотя встречаются в римской истории типы доблестных женщин.

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   22


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница