Правда, основанная на фактах




страница1/10
Дата04.08.2016
Размер1.37 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

ПРАВДА, ОСНОВАННАЯ НА ФАКТАХ

Перевод А.Дюранова под редакцией А.Терентьева.


Предисловие
Поскольку интерес международной общественности к проблеме Тибета значительно вырос, растет и спрос на информацию по этому вопросу.

Мир не находится более в политическом конфликте, навязанном ему двумя сверхдержавами периода "холодной войны", и теперь официальные и неофициальные политики могут еще раз обратиться и к другим животрепещущим проблемам, таким как, например, проблема Тибета. Сейчас многие правительства основательно меняют свою внешнюю политику, и им следовало бы пересмотреть и свое отношение к Тибету в соответствии с новой политической реальностью, сложившейся после окончания "холодной войны".

Действия парламентов и резолюции конференций, обращающие внимание на положение прав человека в Тибете и его политическую причину, а также стремление многих стран снова поднять проблему Тибета в ООН натолкнулись на сильное сопротивление со стороны правительства Китая. Одной из реакций следует рассматривать активную пропаганду правительства Китая в духе сталинизма и маоизма, нацеленную на то, чтобы убедить всех в его праве управлять Тибетом и в великом благе, которое несет это управление тибетскому народу.

Настоящий документ - "Тибет: правда, основанная на фактах", предназначен для удовлетворения потребности в краткой информации по ключевым сторонам тибетской проблемы и в то же время он должен послужить ответом на китайскую пропаганду и особенно на "Белую книгу" под названием "Тибет: его принадлежность и права человека". Тибетское правительство в эмиграции не считает для себя возможным отвечать на каждую выдумку китайской пропаганды. Но, поскольку истина на стороне тибетского народа, тибетцы чувствуют потребность время от времени обращаться напрямую к фактам. Мы верим, что это в конце концов поможет достичь торжества правды и справедливости.

Эта публикация затрагивает много сторон проблемы: коренной вопрос о статусе Тибета; законность притязания на него Китая и право тибетского народа на самоопределение; "Соглашение из 17 пунктов" и его отражение на статусе Тибета; события, приведшие к сопротивлению китайскому правлению, и бегство Далай-ламы в Индию; общественное устройство Тибета до китайской оккупации и демократические реформы, предложенные Далай-ламой; права человека в оккупированном Тибете; попрание религиозной свободы; условия жизни в Тибете и колониализм; демографические процессы и контроль над ними; природа Тибета; проблемы милитаризации Тибета; попытки решения проблемы Тибета.

Одна из сторон проблемы Тибета получила недостаточное освещение раньше, хотя это очень важно для понимания многого, что происходит в Тибете сегодня. Имеется в виду колониалистское правление Китая.

Мы склонны отождествлять колониализм с европейской колониальной экспансией двух прошедших столетий. Но, как указывали в ходе дебатов на Генеральной Ассамблее ООН по тибетскому вопросу представители малазийского, ирландского и других правительств, колониализм во всех своих проявлениях должен быть искоренен независимо от того, действует ли он на Западе или на Востоке.

Сами китайцы говорят о Тибете как о колонии, считая, что он не часть собственно Китая, а является некитайской территорией, которой Китай имеет право владеть и эксплуатировать на основании отношений, существовавших 700, в лучшем случае 200 последних лет. Эта позиция уже очевидна из названия "Белой книги" китайского правительства, которое заявляет о "владении" Тибетом. Если бы Тибет действительно был неотъемлемой частью Китая в течение столетий, как утверждают китайцы, то Тибет не мог бы быть объектом "владения" страны, частью которой он уже является. Само понятие "владение" Китаем Тибетом, в сущности, колониалистское и империалистическое.

Колониализм имеет много существенных черт, которые изобилуют в китайском управлении Тибетом.

К наиболее общим чертам колониализма мы относим:

- господство иностранной власти;

- достижение и поддержание контроля посредством неравноправного договора, опоры на армию, колониальную администрацию и экономический прессинг;

- неприятие иностранного господства колонизированным народом в активных и пассивных формах;

- репрессии против сопротивляющихся колониальному режиму;

- шовинизм и дискриминация в отношении коренного населения;

- навязывание колонии чуждых ценностей, провозглашаемых при этом цивилизаторскими;

- навязывание экономических программ развития и эксплуатация природных ресурсов, выгодных только метрополии;

- переселение граждан метрополии в колонию и другие формы демографической политики;

- маниакальное желание удержать колонию, несмотря на политические и экономические издержки.

Большинство из этих атрибутов колониализма обсуждается в нашем документе. Подобные вопросы рассматриваются и в китайской "Белой книге", правда с позиции империализма и колониализма, на которой стоит китайское правительство.


Содержание
Статус Тибета

Вторжение и незаконная аннексия Тибета (1949-1950 гг.)

Народное восстание

Традиционное общественное устройство Тибета и демократические основы его будущего

Права человека

Социально-экономические условия жизни и колониализм

Религия и национальная самобытность тибетцев

Перемещение населения и контроль над демографическими процессами

Состояние природы Тибета

Милитаризация и мир в регионе

Поиски решения
Статус Тибета
Введение
Ко времени оккупации Тибета войсками Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в 1949 г. наша страна была независимым государством и de facto, и de jure. И военное вторжение означало агрессию против суверенного государства, грубо нарушавшую международное право. Продолжающаяся сегодня оккупация Китаем Тибета, опирающаяся на штыки нескольких сотен тысяч солдат, представляет собой открытое насилие над международном правом и над неотъемлемым правом тибетского народа на независимость.

Китайское коммунистическое правительство провозгласило, что оно обладает правом на "владение" Тибетом. Но провозгласило, основываясь не на своем завоевании в 1949 году, и не на эффективном контроле над Тибетом с тех пор или с 1959 года. Не утверждает китайское правительство свое право на "владение" и на основе так называемого "Соглашения о мирном освобождении Тибета из 17 пунктов", навязанного Тибету в 1951 году. Вместо этого в своем официальном заявлении Китай апеллирует к историческим отношениям в основном монголов или маньчжуров с тибетскими ламами или, в меньшей мере, китайских правителей и тибетских лам. Основные события, к которым обращаются китайцы, произошли несколько сот лет назад, во времена кульминации монгольской экспансии, когда монгольские императоры распространили свое политическое господство почти по всей Азии и на больших территориях Восточной Европы, когда маньчжурские императоры управляли Китаем и распространили свое влияние на Восточную Европу и Центральную Азию, включая и Тибет, особенно интенсивно это происходило в восемнадцатом столетии. Не подлежит сомнению, что на протяжении своей большой истории в различные времена Тибет находился под иностранным влиянием монголов, непальцев, маньчжурских императоров и британских правителей Индии. В другие времена своей истории Тибет сам пробовал свою силу и влияние на соседях, включая и Китай. Трудно было бы сегодня найти какое-либо государство в мире, которое бы не было под иностранным господством или влиянием в какой-нибудь период своей истории. В случае с Тибетом степень и продолжительность иностранного влияния и вмешательства были довольно ограниченными. Более того, отношения с монгольскими, китайскими и маньчжурскими правителями в той степени, в которой они имели политическое значение, имели всегда личностную основу, но никогда не подразумевали союз или интеграцию тибетского государства с китайским.

Сколько бы ни была привлекательной древняя история Тибета, его положение ко времени китайского вторжения может быть, конечно, определено только на основе фактов современной истории, особенно на основе его отношения с Китаем начиная с 1911 года, когда китайцы свергли иностранное маньчжурское правление и стали хозяевами своей страны.

Каждая страна может обратиться к некоторому периоду своей истории: чтобы обосновать свои территориальные притязания к соседним государствам. Но это неприемлемо для международного права и практики. Читатель китайской "Белой книги", имеющей название "Тибет: принадлежность и права человека" будет поражен тем, насколько авторам удалось игнорировать тибетскую историю первой половины XX века. Это потому, что начиная с 1911 года вплоть до полной оккупации Тибета в 1951 году нет ни одного свидетельства китайского господства или влияния, которые бы подтвердили претензию Китая. Фактически, все явно свидетельствует о противоположном - о том, что, в сущности, Тибет был суверенным государством, не зависимым от Китая. Этот вывод получил поддержку большинства юристов и экспертов по данной проблеме. Комитет по соблюдению законности в Тибете Международной комиссии юристов сообщал в своем докладе по правовому статусу Тибета:

"С 1913 по 1950 год Тибет обладал всеми признаками государственности в соответствии с международным правом. В 1950 году там был народ и территория, и правительство, которое управляло этой территорией, ведя свои внутренние дела независимо от внешнего влияния. С 1913 по 1950 год внешние отношения Тибета определялись исключительно правительством Тибета, и страны, которые взаимодействовали с Тибетом, как показывают официальные документы, рассматривали Тибет как независимое государство." [Tibet and Chinese People's Republic. Geneva, 1960. P. 5, 6]

Сорок лет независимости - это достаточный для страны срок, чтобы ее можно было рассматривать таковой в мировом сообществе. Многие сегодняшние члены ООН были независимыми такой или более короткий период. Но в случае с Тибетом даже его древняя история была выборочно переписана пропагандистской машиной китайского правительства с целью отстоять провозглашенное "владение". Таким образом, даже если нет необходимости в обсуждении ранней истории Тибета, но для того, чтобы понять его статус накануне китайского вторжения, мы полагаем, было бы полезно вспомнить ее вкратце, с тем чтобы привести прямое свидетельство.

Статус Тибета: 1911-1951 гг.
Может быть, недостаточен тот аргумент, что накануне китайского военного вторжения, которое началось в конце 1949 года, Тибет обладал всеми атрибутами государства в соответствии с международным правом: установленная границами территория, население, проживающее на ней, правительство со способностью вступать в международные отношения?

Территория Тибета практически соответствует Тибетскому плато площадью 2,5 миллиона квадратных километров. В разное историческое время велись войны и подписывались договоры о границах.

Население Тибета ко времени китайского вторжения составляло приблизительно шесть миллионов человек. Это население и образовывало тибетский народ с особой историей, богатой культурой и духовными традициями. Тибетцы как народ отличаются от китайцев и других соседних народов. Не только тибетцы никогда не считали себя китайцами, но и китайцы также никогда не cчитали их таковыми (отсюда, например, ссылки на "варваров" в китайских исторических летописях).

Правительство Тибета размещалось в Лхасе, столице Тибета. Оно состояло из главы государства (Далай-лама), Кабинета министров (Кашага), Национальной ассамблеи (Цонгду) и выборной бюрократии для управления обширной территорией Тибета. Судебная власть была создана и развита Сонгценом Гампо (VII век), Джангчуб Гьялценом (14-е столетие), Пятым Далай-ламой (XVII век) и Тринадцатым Далай-ламой (XX век) и осуществлялась судьями, которых назначало правительство.

Правительство Тибета собирало налоги, выпускало деньги, управляло государственной почтой и выпускало почтовые марки, командовало небольшой армией страны и в общем само вело все свои дела. Это была старая форма правления, которая хорошо обеспечивала нужды Тибета в прошлом, но ей необходима была реформа, для того чтобы страна могла идти в ногу со значительными политическими, социальными и экономическими изменениями, которые произошли в мире. Тибетская форма правления характеризовалась сильной децентрализацией: значительное количество районов и княжеств Тибета пользовались большой самостоятельностью в управлении. Это было неизбежным из-за обширной территории страны и из-за отсутствия развитых коммуникаций.

Международные отношения Тибета были сфокусированы на соседних странах. Тибет поддерживал дипломатические отношения с Непалом, Бутаном, Сиккимом, Монголией, Китаем, Британской Индией и, ограниченный период, с Россией и Японией. Независимая внешняя политика Тибета, наиболее наглядно возможно, была продемонстрирована нейтралитетом страны во время второй мировой войны. Несмотря на сильное давление Великобритании, США и Китая с целью достигнуть разрешения от Тибета провезти по его территории военные поставки, в то время как Япония блокировала "бирманскую дорогу", Тибет твердо придерживался объявленного нейтралитета, который союзники были вынуждены уважать.

Китай декларирует сегодня, что "ни одна страна никогда не признавала Тибет". По международному праву, признание может быть получено посредством открытого акта признания или подразумеваться в действиях. Заключение договоров, даже ведение переговоров и, конечно, поддержание дипломатических отношений - все это есть формы признания. Монголия и Тибет заключили договор о взаимном признании в 1913 году, Непал не только заключал мирные договоры с Тибетом, но и имел посла в Лхасе, а также заявил в ООН в 1949 году, при вступлении в эту организацию, что он поддерживает независимые дипломатические отношения с Тибетом, такие же, как и с несколькими другими странами - Великобританией, США, Индией и Бирмой.

Непал, Бутан, Британия, Китай и Индия сохраняли дипломатические миссии в столице Тибета, Лхасе. Хотя Китай в своей пропаганде утверждает, что его миссия в Тибете была отделением так называемой Комиссии по делам Тибета и Монголии гоминьдановского правительства, тибетское правительство рассматривало ее исключительно как дипломатическое представительство. Его статус был ничуть не выше, чем статус непальского посольства или британской миссии (Непал имел полномочного посла или "вакила" в Лхасе). Тибетское внешнеполитическое ведомство также имело ограниченные отношения с Соединенными Штатами, когда президент Ф.Рузвельт послал эмиссаров в Лхасу с просьбой помочь союзническим усилиям против Японии во время второй мировой войны. Также во время четырех обсуждений тибетской проблемы на Генеральной Ассамблее ООН в 1959, 1960, 1961 и 1965 годах многие страны специально указывали на Тибет как на независимую страну, незаконно оккупированную Китаем.

Отношения с националистическим Китаем
Китайская позиция в период с 1911 по 1946 годы была двусмысленной. С одной стороны, националистическое правительство односторонне заявляло в своей конституции и сообщениях другим странам, что Тибет является провинцией Китайской Республики (одной из "пяти рас" республики). С другой стороны, оно признавало в своих официальных контактах с правительством Тибета, что Тибет не является частью Китайской Республики. И китайский президент неоднократно посылал письма и посланников к Далай-ламе и тибетскому правительству, предлагая "соединиться с Китайской Республикой". Подобные предложения посылались Китаем и правительству Непала. И Тибет, и Непал постоянно отвергали присоединение к Китаю. В ответе на первое письмо китайского президента Юань Ши-хая Тринадцатый Далай-лама отверг предложение соединиться с республикой, объясняя вежливо, но уверенно, что тибетцы "не признают" китайское правительство, помня о несправедливостях в прошлом, и заявил:

"Республика (Китай. - Пер.) провозглашена совсем недавно и фундамент нации еще достаточно слаб. Президенту следовало бы приложить свои силы к укреплению порядка в своей стране. Что касается тибетцев, то они абсолютно способны сохранить свое существование нерушимым, и нет необходимости Президенту беспокоиться и расстраиваться". [Guomin Gongbao. 1913. 6 Jan.]

В "Белой книге" Тринадцатый Далай-лама цитируется как сказавший "посланнику" из "Пекина" в 1919 году следующее: "Моим намерением не является тайное соглашение с британцами... Я клянусь быть преданным нашей стране и сообща работать на благо пяти рас". В том же году неофициальная показная делегация прибыла в Лхасу как бы для того, чтобы сделать религиозные подношения Тринадцатому Далай-ламе, но на самом деле - чтобы убедить тибетского лидера вести переговоры по соглашению с Китаем. Однако Далай-лама гласно отверг это предложение и вместо этого призвал к трехсторонним переговорам в Лхасе.
Ли Ма-дзин, женщина из тибето-китайской семьи, прибыла в Лхасу в 1936 году. Ее визит рассматривался как частный. Она также пыталась передать тибетскому правительству предложения китайского президента. Но тибетцы не поддержали ее усилий. В китайской "Белой книге" утверждается, что Далай-лама в своих сообщениях через нее признал, что Тибет - часть Китая. Далай-лама цитируется как сказавший: "Мое величайшее желание - это действительный мир и объединение Китая" и т.д. Но письменных свидетельств, что Далай-лама делал подобные заявления в 1930 году, нет. Наоборот, официальный отчет об ответе Далай-ламы китайскому президенту в 1930 году противоречит этому заявлению. В отчете упоминается список из восьми вопросов, переданных Далай-ламе от имени президента Китая, и содержатся все ответы Далай-ламы.

Относительно отношений с Китаем и китайского влияния в Тибете Далай-лама заявил:

"Для стабильности религиозно-политического порядка в Тибете и счастья его подданных лучше бы было провести переговоры и заключить договоры, поскольку это будет иметь результатом надежные договоренности".

Относительно же независимости Тибета и о приграничных территориях, занятых Китаем, которые Тибет хотел вернуть себе обратно, Далай-лама заявил:

"Имея отношение [с Китаем - Пер.] как духовный наставник с милостынедателем, Тибет обладал большой независимостью. Мы хотим сохранить статус-кво. Мы считаем, что в приграничных районах стабильность на длительный период может быть обеспечена в случае возврата нам отторгнутых территорий." [Record of the 13th Dalai Lama's communication, dated 15th day of the 4th Tibetan Month, Iron-Horse Year 1930]

Другим китайским посланникам в Тибет - генералу Хуан Му-сану в 1934 году и У Чжо-сину в 1940 также было совершенно определенно заявлено тибетским правительством, что Тибет был и желает остаться независимым. В связи с этим необходимо сказать, что ни китайское правительство, ни его "специальный посланник" (Хуан Му-сан) не сыграли никакой роли в назначении Радинга Ринпоче регентом после кончины Тринадцатого Далай-ламы.

Хуан Му-сан был первым, кому позволили посетить Тибет в качестве официального представителя Китая начиная с 1911 года. Тибетцы не отказали ему в разрешении, потому что он прибыл поклониться покойному Далай-ламе и выразить тибетскому народу соболезнования своего народа. В связи с этим он и прибыл в Лхасу в апреле 1934 года, спустя три месяца после того, как Радинг Ринпоче стал регентом.

Цонгду (Национальная ассамблея) предложила трех кандидатов на регентство: Радинга Ринпоче, Гадена Трипу, Еши Вангдена и Пхурчока Ринпоче. Из них, посредством церемонии вытягивания жребия, проводившейся перед статуей Авалокитешвары в Потале, регентом был избран Радинг Ринпоче. [Thupten Tenthar Lhawutara in Bod kyi Lo rGyus Rig gNas dPyad gZhi'i rGyu cha bDams BsGrigs / People's Publishing House. Beijing. Vol. 12, 1990.]

В своей "Белой книге" китайцы утверждают, будто представители тибетского правительства были делегированы для участия в работе сессии Народного собрания Китая в Нанкине в 1931 и 1946 гг. В действительности же, в 1931 году Далай-лама отправил в этот город Кхенпо Кунчока Джунгне для того, чтобы он открыл там представительство Тибета и обеспечивал постоянную связь с китайским правительством. Кроме того, в 1946 году в Дели и Нанкин была отправлена правительственная делегация с почетным поручением поздравить с победой во второй мировой войне стран-союзниц: Британию, США и Китай. Эта делегация не имела указания и полномочий участвовать в сессии Народного собрания Китая. Комментируя это событие по просьбе Комитета по соблюдению законности в Тибете Международной комиссии юристов, Далай-лама сказал: "Они (тибетские делегаты, приехавшие в Нанкин) не представляли официально никого в Собрании. И когда ложь китайской пропаганды стала известна нашему правительству, им было предписано вообще там не появляться".

Что касается учреждения националистическим гоминьдановским правительством Комиссии по делам Тибета и Монголии, которая также служила поддержанию некой видимости контроля над этими странами, то, надо оказать, до сегодняшнего дня гоминьдановское правительство Тайваня сохраняет ее, хотя при этом заявляется, что она не имеет юрисдикции не только над Тибетом, но и над всей Монголией, включая и Внешнюю Монголию, которая была признана независимой страной в 1924 году. Да и, с другой стороны, тибетское правительство никогда не признавало этой комиссии, которая никогда не имела никакой власти над Тибетом.

Дебаты в ООН
Когда армия коммунистического Китая начала вторжение в Тибет в 1949 году, тибетское правительство незамедлительно обратилось в ООН с просьбой оказать помощь в противодействии этой агрессии. Британия и Индия на Генеральной Ассамблее ООН предложили не предпринимать никаких действий некоторое время, чтобы не спровоцировать Китай к полномасштабной военной акции. Но большинство членов ООН восприняли это как агрессию, что со всей очевидностью подтвердилось в ходе обсуждения проблемы Тибета на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН в 1959, 1960, 1961 и 1965 годах, когда представители многих правительств поддержали мнение посла Филиппин, заявившего, что Тибет - это "независимая страна и что "накануне китайской агрессии Тибет не зависел ни от какого другого государства". Он определил китайскую агрессию как "наихудший вид империализма и колониализма, который когда-либо был и есть". Никарагуанский представитель осудил китайское вторжение и сказал: "Народы Америки, рожденные в свободе, несомненно, с возмущением отнесутся к любому акту агрессии, особенно, когда она осуществляется большой страной против маленького и слабого государства". Представитель Таиланда напомнил высокому собранию, что большинство государств "отвергают заявление, в котором утверждается, что Тибет - часть Китая". И Соединенные Штаты осудили китайскую агрессию и вторжение в Тибет. А представитель Ирландии сказал следующее:

"В течение тысячелетий или, во всяком случае, двух тысячелетий (Тибет) был свободен и полностью управлял своими делами, как и любая нация, представленная в этой Ассамблее, и был во много раз свободнее в этом, чем многие присутствующие здесь нации". [UN GA Docs A/PV 898 1960); A/PV 1394,1401,1965]

В ходе дебатов только страны коммунистического блока открыто поддержали Китай в этом вопросе.

Из официальных заявлений, сделанных в ходе обсуждения этой проблемы, становится очевидным, что утверждение Китая, будто бы ни одна страна никогда не признавала независимость Тибета и никогда не считала военную интервенцию Китая агрессией, оказывается просто ложью.

Заключение
Китай не может отрицать факт независимости Тибета в 1911-1951 гг., не искажая истории. Даже глава последней китайской миссии Шен Цун-ли написал в 1948 году: "С 1911 года Лхаса (т.е. тибетское правительство в Лхасе) пользовалась полной самостоятельностью во всех своих делах". [Tibet and the Tibetans / Shen, T. and Liu, S., New York, 1973. P.62] Сам Мао Цзэ-дун, проходивший во время "большого броска" через пограничные районы Тибета и пользовавшийся помощью тибетцев, отмечал: "Когда-нибудь мы должны заплатить наш единственный внешний долг тем маньчжурам и тибетцам, провизию которых мы были вынуждены брать". [Red Star over China / Edgar Snow. New York. 1961. P. 214. Emphasis added.]

Возникновение институтов Далай- и Панчен-ламы


В китайской "Белой книге" утверждается: "В 1653 и 1713 гг. цинские императоры даровали почетные титулы Пятому Далай-ламе и Пятому Панчен-ламе. С этого времени и учреждены титулы Далай-ламы и Банчен-эрдени и их политический и религиозный статусы: "Далай-лама управляет большей территорией из Лхасы, а Банчен-эрдени - остальной территорией Тибета из Шигацзе". Такое утверждение абсолютно не обосновано.

Тибетский святой и мыслитель Цонкапа (1357-1419) основал школу Гелуг тибетского буддизма. Она стала четвертой основной школой тибетского буддизма, помимо Ньингма, Сакья и Кагью. Панчен Гедундруп был ближайшим учеником Цонкапы.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница