Правда нашего земледелия плодородие почв восстанавливается. Урожайность удваивается


Чем выше естественное плодородие, тем удобрения эффективнее, и тем меньше их нужно



страница2/6
Дата14.08.2016
Размер0.94 Mb.
1   2   3   4   5   6

Чем выше естественное плодородие, тем удобрения эффективнее, и тем меньше их нужно. Наоборот, чем больше их применяют на фоне пахоты, тем ниже их эффект и тем больше их нужно. Отождествляя удобрения с плодородием, мы, чем дальше, тем больше удорожаем урожаи.

ПАХОТНАЯ ОБРАБОТКА ПОЧВЫ – другая сторона того же процесса. Пахота с оборотом – на сегодня самый эффективный способ постоянно терять плодородный слой, органику и гумус путём механического разрушения почвы: уплотнения и распыления, смыва и сдува. При этом плуг требует иметь вдвое больше техники и сжигать вдвое-втрое больше топлива, чем почвосберегающие системы. Чем лучше пашем, тем дороже и убыточнее производство.

Такое сельское хозяйство становится убыточным автоматически и гарантированно. Фермеры технологичной и наукоёмкой Европы давно работают в минус и живут только за счёт астрономических дотаций – 200-300 евро на гектар у «новобранцев», и 600-800 евро у «дедов» Евросоюза. И удорожание продолжается.

Ещё недавно тонна российского зерна стоила 80-100 долларов, американского – 120-130. После 2007-го в США цена поднялась до 150 долларов, у нас же дошла до 180. Сейчас мы продаём по 20 млн. т зерна в год – но примерно столько же застревает в хранилищах: дорогое зерно никому не нужно. А ведь наше зерно может быть и самым качественным, и самым дешёвым в мире.




ТРУД ЧЕЛОВЕКА И ТРУД ПРИРОДЫ


Человек! Каких ещё милостей от Природы тебе надо?!

Труд природы дал нам южнорусские и украинские чернозёмы с метровым и двухметровым гумусовым горизонтом, в которых всего сто лет назад было до 12-14% гумуса. Кубометр такого воронежского чернозёма хранится в Парижской Палате мер и весов, как эталон.

Ещё недавно стоимость гектара такой почвы оценивалась в 200 000 долларов. И таких почв в Черноземье было больше 20 млн га. При разумном земледелии это – около 100 млн тонн самого дешёвого и качественного зерна ежегодно. И не надо распахивать больше ничего – всё остальное можно засаживать лесами и оставлять на прибыль внукам. «Чернозём для России дороже всякой нефти, всякого каменного угля, дороже золотых и железных руд; в нем – вековечное неистощимое русское богатство» - сказал о нём В.В. Докучаев.

Только в Росси труд растений, живых организмов и микрофлоры создал больше 200 млн га чернозёмных степных почв, плодородных и удобных для земледелия. Не сдуй, не смой, не выпахай мы почвенную органику, не нарушь органический круговорот – мы бесконечно собирали бы на этих почвах предельные урожаи по всем культурам.

Таков труд почвенной экосистемы – если она получает свой корм и среду для жизни.

А вот «высоконаучный и экономически обоснованный» труд человека: сегодня и от пахотных площадей, и от гумуса в них осталась примерно половина. В 35 субъектах РФ, особенно южных, на 100 млн га прогрессирует опустынивание. В Черноземье осталось не больше 3 млн га почв с 6-7% гумуса; треть почв имеет 2% гумуса и приравнивается к подзолам. С 8% оставшихся плодородных почв мы собираем 80% всех урожаев.

Но и их продолжаем стремительно уничтожать. Каждые 10 лет почвы Черноземья теряют 0,6% гумуса на равнинах и 2,2% - на склонах. Причём пахота разрушает его ВТРОЕ сильнее, чем эрозия. На сегодня, из 220 млн га сельхозугодий России, около 140 млн га – под эрозией, и недоборы урожаев тут – 40-60% (дефицит гумуса – 40%). Ещё 45 млн га уже утратили плодородие, их недоборы – 80% (дефицит гумуса – 60%)10. Но это нас не пугает: продолжая в том же духе, каждый год мы уверенно теряем от 0,5 до 1,5 % рабочей пашни. За один последний век человечество потеряло 2 из 3,5 млрд га почв, дарованных планетой. Параллельно мы уже на порядок увеличили затраты энергии и средств, чтобы получать урожаи. Такова наша доля интеллектуального и трудового «вклада» в плодородие и урожайность.

ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ – ОТКУДА И КУДА?

Все, у кого рентабельность ниже,

работают на тех, у кого она выше.

Практика показывает: прибавочная стоимость в земледелии – результат не суммы, а ПРОИЗВЕДЕНИЯ эффективности труда и естественного плодородия почвы.

Труд биоценоза – растений и живых организмов – и есть ЗемлеДелие. Он эффективен абсолютно. В случае естественного плодородия множители усиливают результат, и выход в максимуме. В случае пахотного интенсива – мизерная эффективность труда сводит в минимум и плодородие. Множители прогрессивно уменьшают результат.
Кажется, странное дело. На планете, освещаемой Солнцем и бесплатно рождающей мегатонны биомассы, налицо глобальная убыточность сельского хозяйства с согласия науки и властей. Абсурд, нонсенс?! Откуда такие устойчивые научные заблуждения? Почему это всех устраивает? Причина может быть только одна: это выгодно тем, кто правит мировой экономикой.

Над интенсивной агротехникой уже целый век трудятся банкиры, экономисты, учёные и фермеры. Их совместный, мастерски срежиссированный труд, обнуляя естественное плодородие, сводит всё в минус. Но в конечном итоге вся прибавочная стоимость хитрым образом перетекает к режиссёрам. Это и есть ответ на все наши вопросы о «не востребованности умного земледелия» и «ненужности дешёвых урожаев».

Всё крестьянство мира работает на кредитах под урожай. Вот это – нонсенс! Когда ты должен, разовый урожай важнее постоянной рентабельности, важнее плодородия, важнее будущего. Цель одна: погасить кредит! Но сельхозпроизводство – не заводской конвейер. Тут есть изменчивый климат, вредители и болезни, отказ техники, человеческий фактор. Недополучив урожай дважды, хозяйство оказывается в долгах, из которых уже не выбирается. Земля переходит в собственность банков. Банки получают ренту, и земледелец, по сути – их крепостной.

Банковская система образовалась больше 400 лет назад. Судя по общей режиссуре, её цель – не просто все деньги и ресурсы, но и вся земля, и всё крестьянство планеты. Государство – такой же их должник, как и все долларовые страны. Академии наук и министерства работают на их кредитах и грантах. Так что помощи фермерам ждать не от кого.

Но у нас есть право распоряжаться своей землёй. Есть право усиливать плодородие, возвращать органику, повышать рентабельность. У нас есть право и возможность работать умно. Это наш единственный шанс быть свободными на своей земле.

ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ

Пока мерой человеческого благосостояния остаётся валовый продукт, на пути прогресса огромные препятствия. Рынок, видящий только эффективность, не приспособлен чувствовать справедливость или устойчивость.

Г. Дали


Мир приходит к осознанию затрат на восстановление вреда изъятых природных факторов. ООН и многие страны меряют экономическую эффективность «зелёным методом» - с учётом экологических ресурсов. Но это очень непростой вопрос.

Например, обычная логика оценки ресурса – затратная: сколько надо затратить на восстановление «съеденного» ресурса, столько он и стоит. На самом деле, это страх потерять деньги. Получается, если ресурс не требует восстановления, он ничего и не стоит. Чем он качественнее и богаче, тем дешевле. Девственные чернозёмы ничего не стоят – паши, высасывай, гуляй! Тайга всё ещё стоит – халява, руби, пили!

ТАК НЕ ПОЙДЁТ. Нам нужно оценить и отдачу ресурса, и его экологическую роль, и ценность для людей. Более объективна концепция общей экономической ценности. Она суммирует (на примере леса): прямую стоимость (всю лесную продукцию, туризм) + косвенную стоимость (связывание СО2, накопление влаги, увлажнение климата, улучшение здоровья людей) + возможную стоимость (будущее использование указанных благ) + стоимость самого наличия леса (желание платить – за поездки, эстетику, отдых, чистый воздух, красивый район и пр.).

Исследования лесных массивов Подмосковья показали: прямая стоимость лесов – 30-40%, и до 70% - косвенная стоимость и желание платить. Причём последний показатель растёт во всём мире.

Прямая продукция лесов Подмосковья – 234 млн. $. Оздоровительный эффект по области – до 114 млн. Климат и гидрология, прибавка урожаев – думаю, не меньше 50 млн. Готовность платить – 174 млн., а вместе с транспортом, снаряжением и услугами турфирм – до 230 млн. Грубо, подмосковные леса стоят 630 млн. $.

Попробуйте сами прикинуть, сколько стоит устойчивый и плодородный агроландшафт: поля, перелески и лесополосы, луга, пруды и озёра, сады, парки и лесопарки. Уже сейчас народ платит по 2000-3000 рэ в день, чтобы порыбачить на мало-мальски облагороженном пруду, побродить по подобию лесопарка или увидеть лес из окна гостиницы. Агротуризм набирает обороты даже несмотря на убогость!

Окультуренная природа ценится всё выше. Пришло время зарабатывать деньги на восстановлении ландшафтов и разведении лесов.

Подробнее об этом – в последней главе.



3. ПЛОДОРОДИЕ: ВКЛАД ЖИВОТНОВОДСТВА

Н.А. Кулинский, достигший двойных-тройных урожаев на суглинках Владимирского Ополья, вносил навоз единственно оправданным способом: 110 т/га свежака, и плуг шёл сразу за разбрасывателем. Затраты огромные, но это – раз в 8 лет, и потом три года с хорошими прибавками. Навоз «не стандартный», с сорняками и аммиаком, но иначе вносить его нет смысла: аммиачный азот теряется за пару часов. Истратиться на внесение навоза, а потом покупать мочевину?..

Внесение навоза – проблема, а сейчас – вообще подвиг. Погрузка, перевозка, вредность. Миллиарды семян сорняков вынуждают потом два года тщательно боронить и культивировать. «Я проклял бы навоз, - говорил Николай Андреевич, - но без него следующий урожай на треть меньше, да и потом урожаи будут ниже. Пока это самая дешёвая для нас биологически ценная органика. Но коров всё меньше, а горючее дорожает, и нам всё равно придётся искать замену навозу. Если у вас что-то есть – привозите, мы испытаем». Как бы он радовался, имей возможность вносить навоз в виде сухих обезвреженных гранул!
Представляю вам одну из важнейших научных разработок разумного земледелия – рентабельный способ возврата в почву отчуждённой из неё органики урожаев.

Известно: возить сырой навоз (80% воды) на расстояние более 10 км уже не выгодно. Но его органическое вещество сверхважно. В отличие от соломы – почти чистой клетчатки, навозы и помёты – сложный концентрат углеводов, азотистой органики, ферментов, витаминов и богатейшей микрофлоры. Фекалии – не просто корм, но ещё и биологическая закваска, стартер и ускоритель почвенной биологии. Без них полноценное плодородие невозможно.

Выход – превратить навозы и помёты в технологичные сухие гранулы. Это кажется утопией. На самом деле, наука просто никогда не ставила такой задачи. Но ЗАДАЧА ЭТА ВПОЛНЕ РАЗРЕШИМА и даже не требует огромных вложений. Технологически она решена ещё в конце 80-х.

Полагаю, наилучшим способом это сделал О.В. Тарханов, директор и главный конструктор Башкирского Инновационного центра обработки органики (ГУ БИЦОР), г. Уфа. По результатам испытаний им были сформулированы и теоретические основы земледелия, ставшие основой всего вышеизложенного.



ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ВЫХОД:

ВОЗВРАТ ОРГАНИКИ НАВОЗА И ПОМЁТА

Привожу выжимку из статей Олега Владимировича.

Изложенный естественный закон круговорота органического вещества и его влияние на экономику до сих пор были очевидно недопоняты аграрной наукой из-за господства ряда положений, не соответствующих механизмам живой природы. Закон был раскрыт в работах ГУ БИЦОР (г. Уфа) и успешно доказан в производстве.

Учитывая техническую и экономическую невозможность возврата в почвы всей произведённой сырой органики животноводства, в ГУ БИЦОР, прозорливо созданного при участии нынешнего Президента Республики Башкортостан и Правительства в 1992 г., супругами Тархановыми была разработана и успешно испытана уникальная технология переработки свежего навоза в сухие гранулированные органо-минеральные удобрения (ОМУ) с сохранением всей ценной свежей органики при полном её обезвреживании. Эта наукоёмкая технология пока не имеет аналогов в мировой практике.

Производственные испытания новых ОМУ были проведены во многих зонах страны в 1980-90-х годах. На основе результатов этих испытаний и по заданию министра сельского хозяйства Республики Башкортостан был подсчитан экономический эффект. С учётом перспективы он в сотни раз превышает затраты на технологию. По заключению учёных Тимирязевской академии и по расчётам МСХ РБ, эта технология делает земледелие энергоэффективным: в полученной продукции больше энергии, чем тратится на её выращивание. Внедрение технологии вместе с почвосберегающей агротехникой, основы которой давно и успешно применяются в земледелии, гарантирует поступательное воспроизводство плодородия, увеличение урожаев и рост рентабельности.

Технология ОМУ БИЦОР уже была доведена до стадии рабочей опытной установки, поэтому может быть освоена в серийном производстве через необходимую стадию опытно промышленной установки на одном из государственных животноводческих комплексов.

Необходимость освоения технологии признали все ведущие институты страны и комиссия Минсельхоза РФ в 1996 г. Однако накопившиеся за время перестройки институциональные ловушки вот уже более двадцати лет мешают освоению данной технологии, выгодной всем аграриям.

ЭФФЕКТ И ЭКОНОМИКА ОМУ БИЦОР
Башкирские производственные опыты с ОМУ проводились в нескольких хозяйствах и на разных культурах. В 1990-93 г. их курировал начальник отдела растениеводства МСХ РБ, заслуженный агроном республики В.И. Корнилов. Он долго сомневался в ОМУ, поэтому опыты были сравнительными: ОМУ сравнивались с перегноем-сыпцом, смесью сыпца и минеральных удобрений, просто с нормой NPK.

Результат удивил и озадачил: во всех вариантах, при равной питательности по NPK, ОМУ давали самую большую прибавку. Причём она сохранялась 4 года после однократного внесения. За этот срок 1 тонна ОМУ оказалась эффективнее и 40 тонн сыпца, и дозы N100P25K75, и смеси 20 т сыпца с половиной минералки. Это «странное поведение» ОМУ учёные объяснить не смогли.

А объяснение простое: свежая сухая органика навоза на порядок эффективнее для плодородия, чем перегной-сыпец. Обязательное компостирование – бесполезное уничтожение органики. Сам этот стандарт активно вредит земледелию. Но это «противоречило теории земледелия» – и проект просто закрыли.
Однако эффект был достоверным, повторяемым и экономически выгодным. Поэтому В.И. Корнилов сделал простые расчёты.


  1. Тонна свежего навоза «из-под хвоста» - это 180 кг сухого вещества (остальное – вода), в котором 18 кг NPK и 162 кг сухой органики.

  2. ПЕРЕГНОЙ. При стандартном компостировании до состояния перегноя-сыпца от тонны навоза остаётся всего около 50 кг сухой органики. Чтобы получить 1 тонну такого сыпца, нужно «сжечь» 9,3 тонны свежего навоза.

  3. Минимальная норма внесения сыпца – 10 т/га, на них уйдёт 93 тонны навоза.

  4. ОМУ. В 1 тонне – 800 кг органики. На неё ушло около 4 т свежего навоза.

  5. По факту испытаний, 1 тонна ОМУ (из 4 т навоза) оказалась эффективнее 40 т сыпца (из 372 т навоза). При этом транспортные затраты оказались в 35-40 раз ниже, чем с перегноем. А прибавка на гектар – на 6,8 ц больше.

  6. То есть, этим же навозом (372 т) в виде ОМУ можно было удобрить 93 га вместо 1 га сыпцом, и дополучить с них 632 ц зерна.

  7. Башкирия конца 80-х ежегодно готовила к внесению 20 млн т навоза. В виде перегноя-сыпца республика могла удобрить 215 тысяч га. А в виде ОМУ – 5 млн га.

  8. Значит, ИЗ-ЗА ОТСУТСТВИЯ ОМУ, за 4 года республикой недоудобрено 4 785 000 га, и недополучено 3 253 800 тонн зерна. Ежегодная недоимка – 813 400 т зерна. Это годовая норма хлеба для 6,5 млн человек.

  9. РЕНТАБЕЛЬНОСТЬ ОМУ. На конец 80-х, со всеми научными издержками, стоимость тонны ОМУ оказалась около 10 000 р. Вносить её надо раз в 4 года, и суммарная 4-хлетняя прибавка – 3,5 т/га зерна высокого качества. При цене зерна 5000 р/т доход – 17500 р, а чистая прибыль – 7 500 р/га, или 1875 р/га в год.

  10. ИТОГО: ежегодная недоимка в 813 400 т – это ежегодный убыток в 4,07 млрд. рублей. И это только по Башкирии.

В России ежегодно производится более 300 млн. тонн навоза. Из них можно делать 75 млн т. ОМУ, удобрив до 70 млн га. Не делая этого, страна каждые 4 года теоретически недополучает, в пересчёте на зерно, около 245 млн т урожая стоимостью 1,225 триллиона рублей. Не нужно столько зерна? ОМУ – дорогой и востребованный товар на международном рынке.

Такова ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ УПУЩЕННАЯ ВЫГОДА В РЕЗУЛЬТАТЕ КОМПОСТИРОВАНИЯ НАВОЗА ВМЕСТО ПРОИЗВОДСТВА ОМУ.



  1. Минеральные удобрения вдвое-втрое дороже ОМУ, а их эффект – недоимки, засоление и разрушение естественного плодородия со всеми вытекающими наперёд убытками. Другая сторона минералки – завалы сгорающих «без нужды» навозов.



ДРУГИЕ НАВОЗНЫЕ УДОБРЕНИЯ

Итак, применять навоз/помёт возможно лишь в виде санированного, лёгкого, экологичного продукта, который удобно возить и вносить обычными машинами. Он должен сожержать максимум энергии свежей органики. Посему компосты, продукты переработки червями, личинками и прочие продукты «порчи» органики навозов я здесь не рассматриваю.

Самой простой кажется сушка навоза или помёта горячим воздухом. И она могла бы быть выходом – органика тут теряется всего на 20%. Но тонна сухого продукта, с учётом обезвреживания выделяющихся газов, съедает от полутоны до тонны горючего. Тем не менее, поиски тут продолжаются, и такие удобрения уже есть.

«Делаплант» (DELA, Германия) – смесь навоза и соломенной сечки частично компостируется, затем обрабатывается активатором и удобрениями, сушится и гранулируется. Получаются органно-минеральные удобрения (ОМУ). Органики теряется до 30%. Но оборудование стоит 3 млн. евро, затраты энергии довольно велики, а активатор поставляет только фирма.

«Гармония» (США) - получение ОМУ путём подсушивания навоза, смешивания с удобрениями и карбамидо-формальдегидным концентратом (КФК), дополнительной сушки и грануляции. Удобрение получается весьма ценное, но треть органики всё же теряется, оборудование дорогое, а сушка в барабанных грануляторах-сушилках требует до 500 кг горючего на удаление каждой тонны влаги.

Гранулированные органические удобрения (ГОУ) шведского и голландского производства – продукт анаэробной микробной ферментации навоза. Установки так же дороги. Потери органики – до 40%.


Намного дешевле и удачнее российские разработки. Прежде всего, давняя разработка ВНИИ Сельхоз-микробиологии (г. Пушкин, СПБ).

БАМИЛ, ОМУГ и ПУДРЕТ – гранулированные органические удобрения (ГОУ) из свиного, коровьего и птичьего навозов, созданные и детально изученные профессором И.А. Архипченко. Ирина Александровна применила простой анаэробно-аэробный способ биоферментации сырья. Возможна добавка питательных компонентов. Продукт получился более ценным и биоактивным, чем европейские аналоги, и намного более дешёвым. Потери органики – треть. Эффект в поле прекрасный. Но расход энергии существенно выше, чем в технологии БИЦОР.

БИОКЛАД – ещё одна технологическая линия, впервые запущенная в ст. Кущёвской энтузиастом Н.Е. Рябчевским, ныне руководителем проекта «Биоклад – Природное земледелие». Характеристики ГОУ «Биоклад» сходны с омугом и пудретом. Сейчас линии Биоклада работают и строятся в нескольких областях РФ.

В последние годы многими ищутся способы гранулировать подсушенные навозы с помощью пеллетных машин. Пример весьма успешного решения – линия ООО «Эко-энергия», г. Псков.


ЖИДКИЕ НАВОЗНЫЕ КОНЦЕНТРАТЫ – наиболее дешёвые, живые и богатые по составу удобрительные биоактиваторы. Вот два примера.

БИОКЛАД. В проекте часть навозов перерабатывается в гранулы, часть – в жидкие концентраты-биоактиваторы. Опрыскивание ими в дозах 20-30 л/га обеспечивает полный распад соломы за 1,5-2 месяца, обогащает и усиливает микрофлору почвы, стимулирует растения. Обеспечивает прибавку, позволяя экономить на азотных удобрениях.

БИОВИТА-АГРО – жидкий биологически активный препарат, созданный А.А. Коробкиным (ООО «Агроцентр-Групп», г. Ставрополь). Вытяжка ферментированного навоза, обогащённая наиболее эффективными штаммами бактерий. Применяется опрыскиванием как биоактиватор и внекорневой стимулятор-подкормка. Эффективно разлагает солому, ускоряет почвенные и ростовые процессы. Усиливает развитие корневой системы, повышает устойчивость растений к стрессам и морозу.

Оставшаяся твёрдая фракция навоза также возвращается в огороды, теплицы или на поля в виде ГОУ.


* * *
ОМУ и ГОУ – возврат биологически обогащённой, быстро разлагаемой половины съеденного урожая. Вторая, базовая и грубая половина отчуждаемой органики – растительные остатки.


4. ПЛОДОРОДИЕ: ВКЛАД РАСТЕНИЙ

РАСТИТЕЛЬНЫЕ ОСТАТКИ И ГУМУС

Возведя в истину бланк агрохиманализа, агрономия смотрит на растительные остатки и навоз только как на источник гумуса и NPK. Энергия, биохимия, микробиология, средообразующие эффекты, труд почвенной биоты – этого в бланках агрохимиков нет. Круговорот органики – «абстракция для экологов». Поэтому свежая органика никогда всерьёз не изучались. И всё же её роль выяснена.

В 1984 г. в Тимирязевке И.Ю. Мишиной была проведена знаковая научная работа. Впервые был корректно изучен плодородный эффект растительных остатков (далее РО) – в опытах он сравнивался с плодородным эффектом гумуса. В качестве РО использовалось сено вико-овсяной смеси. Содержание гумуса повышалось добавкой более гумусированных аналогов почв, при этом все растительные остатки тщательно удалялись.

Главный вывод исследований: влияние РО как на плодородные качества почвы, так и на урожайность в 5-9 раз выше, чем эффект той же дозы гумуса. А наше понимание плодородия – весьма далеко от истинного.


УРОЖАЙНОСТЬ. На дерново-подзолистой почве добавка 6 т/га сухих РО на 70-90% эффективнее добавки 30 т/га гумуса. РО также эффективнее эквивалентной дозы минералки, у них выше последействие. Наоборот, ни 30 т гумуса, ни минералка не восполняют потерь урожайности в вариантах с удалёнными из почвы РО. Только добавка РО всегда снимает отрицательный эффект.
АГРОФИЗИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА. 6 т/га РО так же или эффективнее снижали плотность почвы, как 30 т гумуса. Структурность и долю водопрочных агрегатов они увеличивали вдвое сильнее. Усиленная доза РО – 30 т/га – увеличивала общую пористость до отличной (55%). При этом 30 т/га гумуса при отсутствии РО не сдерживали деградацию физических свойств почвы.
ГУМУСИРОВАННОСТЬ. Оказалось, что добавленный гумус сам по себе очень недолговечен: за два года его осталось всего 33% от внесённого (около 10 т/га из 30). Доза РО в 6 т/га прекратила потери гумуса. 30 т/га РО создали положительный баланс гумуса.
УРОВЕНЬ NPK. В вариантах с 6-8 т/га РО после первого года оборота уровень NPK был выше исходного, несмотря на вынос с урожаем. После второго года – немного снизился азот, но P и K остались высокими. В вариантах с РО доказана эффективная мобилизация фосфора из нерастворимых форм.

30 т/га РО за два года создали полуторный уровень P и K, не снижая уровень азота. Урожаи тут были максимальными. При отсутствии РО уровни NPK устойчиво снижались даже в варианте с минеральными удобрениями.

Установлено: растения намного эффективнее используют питание из РО, чем из минералки. Например, кальций, магний и цинк усваиваются из РО в 5-8 раз эффективнее.
РАЗВИТИЕ КОРНЕЙ. В вариантах с РО корневая система была вдвое мощнее, и ОСНОВНАЯ МАССА КОРНЕЙ ОБНАРУЖИВАЛАСЬ В СКОПЛЕНИЯХ БИОМАССЫ. Это естественно. Доказано: растения – органотрофные организмы. Они прямо усваивают сложные органические вещества – сахара и аминокислоты, витамины и гормоны, и даже гуминовые вещества11. Поэтому и минеральные элементы они предпочитают в органической (хелатной) форме.
ПО РЕЗУЛЬТАТАМ РАБОТЫ РЕКОМЕНДОВАНО:

а) Ввести содержание органических остатков в число основных показателей плодородия почв, и б) всесторонне исследовать роль органических остатков в плодородии и значение круговорота органики в агроценозе.

Установлено: РО особенно эффективны в дозах 5-6 т/га – обычная доза соломы наших полей. И особенно их эффект выражен на почвах с низким плодородием. Вывод: ГЛАВНЫЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬ ПЛОДОРОДИЯ ЭРОДИРОВАННЫХ ПОЧВ – СВЕЖАЯ ОРГАНИКА.

Эти данные подтверждены ещё несколькими исследованиями.


Мне остаётся только уточнить акценты.

Напомню: РО – лишь исходное сырьё, начальная биомасса для плодородия и круговорота. Разлагающаяся солома – это сменяющие друг друга поедатели, разные фекалии и копролиты, биомасса фауны, грибов и бактерий. По факту, мы говорим не о растительных, а обо всех ОРГАНИЧЕСКИХ ОСТАТКАХ. Органика навоза и помёта, возможно, ещё более важна для плодородия, чем РО.

Ещё один принципиальный момент: в природе нет ненужного. Стабильный гумус и свежие органические остатки – неразделяемые составляющие плодородия. Они постоянно созидают друг друга, перетекают друг в друга, взаимодействуют и обмениваются, образуя непрерывную сеть трансформаций и переходных продуктов. Естественное плодородие – это вся шкала, от сухого листа и коровьей лепёшки до самого прочного гумуса.

Но начинается круговорот с биомассы. Органика движет, питает и пополняет запас гумуса. Если же органики нет, растения и микробы «вскрывают НЗ» - гумус, и он начинает исчезать.





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница