Повествовательные инстанции 1: инстанции адресанта




Скачать 35.64 Kb.
Дата14.07.2016
Размер35.64 Kb.




Повествовательные инстанции – 1: инстанции адресанта
Шмид В. Нарратология. С. 39–57, 63–96.
Коммуникативная структура художественного произведения, по теории Шмида, состоит из нескольких уровней, на каждом из которых позиции адресанта и адресата замещаются разными субъектами:

I. Конкретный автор создает литературное произведение, которое воспринимает конкретный читатель.

II. Внутри литературного произведения абстрактный автор «создает» изображаемый мир, который воспринимается абстрактным читателем.

III. Внутри изображаемого мира фиктивный нарратор воспроизводит повествуемый мир, который воспринимается фиктивным читателем.

IV. Внутри повествуемого мира говорящий персонаж рассказывает цитируемый мир (имеется в виду цитирование нарратором речи этого персонажа), который воспринимает другой, слушающий персонаж.
Конкретный автор – реальная историческая личность, исторический создатель произведения. Мы, однако, не можем рассматривать эту повествовательную инстанцию в пределах нарратологии: мы о нем ничего не знаем непосредственно, вся информация о нем доходит до нас через тексты (данного произведения или какие-либо другие, например, письма, дневники, воспоминания и т.д.), т.е. мы представляем себе не его самого, а его образ. А это уже следующая инстанция – абстрактный автор.
Абстрактный автор – образ создателя произведения, воплощенный в его творческих актах. Элементы этого образа содержатся в произведении, одновременно именно этот образ (а не конкретного автора) реконструирует читатель, когда, читая текст, представляет себе его автора.

«Абстрактный автор» (в англоязычной терминологии – implied author, в терминологии Жерара Женетта – имплицитный автор, auteur impliqué) обозначает, с одной стороны, независимо существующий семантический центр произведения, ту точку, в которой сходятся все творческие линии текста. С другой стороны, это понятие за абстрактным принципом семантического соединения всех элементов текста признает некое творческое начало, чей замысел – сознательный или бессознательный – осуществляется в произведении. То есть абстрактный автор – это обозначаемое всех тех знаков текста, которые указывают на то, что у этого текста есть адресант.

Абстрактный автор, в отличие от фиктивного нарратора, не является изображаемой инстанцией (а, наоборот, изображающей), он не относится к фиктивному миру произведения. Ему нельзя приписать ни одного отдельного слова в повествовательном тексте (все слова порождаются фиктивным нарратором). Его слово – это весь текст во всей его целостности, текст как единый коммуникативный акт.

Абстрактный автор существует в тексте виртуально, поэтому его существование двояко: он задан в тексте объективно как инстанция отправителя, но, с другой стороны, он конкретизируется читателем, зависит от субъективных актов восприятия и осмысления текста читателем. Другими словами, абстрактный автор – реконструкция, создаваемая читателем в процессе осмысления им текста.

Абстрактного автора можно определить в двух аспектах: а) в аспекте текста – это олицетворение его конструктивного принципа, создающее этот текст как целостный коммуникативный акт, б) в аспекте внетекстового, конкретного автора – это след конкретного автора в тексте, его внутритекстовый представитель.
Фиктивный нарратор – адресант всех сообщений текста. Он отбирает события фиктивного мира, слагает из них историю, вводит свою систему оценок в текст, подбирает слова персонажей и, в случае косвенной и несобственно-прямой речи, передает их, подвергая своей (нарраториальной) обработке. Все элементы текста, которые специально указывают на «образ автора», отсылают не к конкретному и даже не к абстрактному автору (т.к. они не могут быть элементами изображаемого мира), а к нарратору.

Фиктивный нарратор может быть изображен эксплицитно (называет свое «я», рассказывает историю своей жизни, излагает образ своего мышления) или имплицитно (не обладает субъективными чертами). Фиктивный нарратор может быть антропоморфным или нет (лошадь Холстомер у Л.Н. Толстого), личностным или нет (обладает своими индивидуальными речевыми характеристиками или является только повествовательной инстанцией; тогда это фактически та инстанция, которую Женетт называет «нулевой фокализацией»).


Вслед за Жераром Женеттом, разграничившим несколько типов нарратора по отношению к диегесису (повествуемому миру), Шмид предлагает аналогичную схему, но с упрощенной терминологией:

  • первичный нарратор = повествователь основной или обрамляющей истории (второй случай, например, – Рудый Панько в «Вечерах на хуторе близ Диканьки»);

  • вторичный нарратор = повествователь вставной истории;

  • третичный нарратор = говорящий персонаж (и его цитируемый мир).

Кроме того, на теории Женетта основано разграничение нарратора с точки зрения его присутствия в двух планах изображаемого мира – в плане повествуемой истории (диегесиса) и в плане самого повествования, акта рассказывания (экзегесиса).



Диегетический нарратор = нарратор, присутствующий в обоих планах.

Недиегетический нарратор = нарратор, присутствующий только в плане экзегесиса.
Диегетический нарратор, соответственно, распадается на две инстанции – повествующее «я» и повествуемое «я». Повествующее «я» остается нарратором, повествуемое «я» становится персонажем. Это важно для текстов, где идет рассказ от первого лица, а также для инстанций вторичного и третичного нарратора.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница