Почти 17 лет прошло с тех пор, как нет на карте такого государства как Советский Союз. Нет страны значит, нет её истории




Скачать 94.26 Kb.
Дата15.08.2016
Размер94.26 Kb.
Почти 17 лет прошло с тех пор, как нет на карте такого государства как Советский Союз. Нет страны – значит, нет её истории? В последнее время всё больше и больше проявляется стремление пересмотреть взгляды на наше прошлое. Вчерашние герои теперь угнетатели, а те, чьё имя воспринималось негативно, стали примером.

Но казалось бы, что значение Великой Победы во Второй Мировой воине невозможно умалить. Однако сегодня мы являемся очевидцами попыток сделать это.

В Латвии в марте 2007 года состоялся марш ветеранов СС, и разгон властями этого государства антифашистских демонстраций. Среди представителей государственных элит республик бывшего СССР, в том числе Украины, наблюдаются попытки реабилитации пособников нацизма и самого нацизма как явления. На территории Эстонии уже много лет проживает некто Михаил Горшков, против которого Израиль выдвинул обвинения в расстрелах евреев на территории Белоруссии, однако официальный Таллин вот уже несколько лет игнорирует призывы арестовать и судить бывшего солдата вермахта. Стали уже традиционными слеты бывших эсэсовцев в Латвии. Во время войны подавляющие большинство из них служило в карательных частях, занимавшихся массовыми ликвидациями мирного населения, однако о расследовании совершенных ими злодеяний нет и речи.

Похожая ситуация складывается и на Украине, особенно в ее западных районах. С молчаливого согласия властей там устанавливаются памятники офицерам войск СС, а ветераны сотрудничавших с нацистами повстанческих организаций, как и в Прибалтике, обладают льготами и привилегиями. Украинским детям в одной из школ Украины предложили найти причины в защиту Адольфа Гитлера.

На мой взгляд, то, что власти ряда бывших республик СССР и политические деятели этих государств считают допустимым открыто поддерживать шествия ветеранов СС, установку памятников нацистам или возрождение откровенно фашистских организаций равносильно приветствию деятельности современных экстремистских и террористических групп.

Люди стали забывать, что история и время уже дали свою оценку итогам Второй Мировой…

В ночь на 9 мая 1945 года в здании военно-инженерного училища в берлинском пригороде Карлхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.

На заключительном этапе Второй мировой войны между союзниками разгорелись острые споры о том, как поступить с нацистскими лидерами после победы. Британцы были категорически против судебного процесса над ними. По мнению Лондона, это обернулось бы бесконечным юридическим крючкотворством, из-за которого суд превратится в балаган. Черчилль заявил, что нацистских главарей следует просто объявить вне закона и расстреливать на месте. Какое-то время президент Рузвельт склонен был с ним соглашаться. На судебной процедуре настаивал СССР.

После визита в Москву в октябре 1944 г., Черчилль отметил, что никаких казней без суда быть не должно: иначе все скажут, что мы побоялись их судить. Руководство США с этим согласилось. В начале лета 1945 г. оставшиеся в живых нацистские лидеры сдались сами, или были арестованы, и начались допросы и подготовка обвинительного заключения. И вот 20 ноября 1945 в Нюрнберге начал свою работу Международный военный трибунал.

Соглашение о создании Международного военного трибунала и его устава были выработаны СССР, США, Великобританией и Францией в ходе Лондонской конференции, проходивший с 26 июня по 8 августа 1945 года. Совместно разработанный документ отразил согласованную позицию всех 23 стран-участниц конференции, принципы устава утверждены Генеральной Ассамблеей ООН как общепризнанные в борьбе с преступлениями против человечества. 29 августа опубликован первый список главных военных преступников, состоящий из 24 нацистских политиков, военных, идеологов фашизма.

Обвинялись также группы или организации, к которым принадлежали подсудимые.

18 октября 1945 обвинительное заключение было вручено Международному военному трибуналу и через его секретариат передано каждому из обвиняемых.

Члены трибунала:

от СССР: заместитель председателя Верховного Суда Советского Союза генерал-майор юстиции И. Т. Никитченко.

от США: бывший генеральный прокурор страны Ф. Биддл.

от Великобритании: главный судья, лорд Джеффри Лоуренс.

от Франции: профессор уголовного права А. Доннедье де Вабр.

Каждая из 4-х стран направила на процесс своих главных обвинителей, их заместителей и помощников:

от СССР: генеральный прокурор УССР Р. А. Руденко.

от США: член федерального верховного суда Роберт Джексон.

от Великобритании: Хартли Шоукросс

от Франции: Франсуа де Ментон, который в первые дни процесса отсутствовал, и его заменял Шарль Дюбост, а затем вместо де Ментона был назначен Шампентье де Риб.

Обвинения были предъявлены по нескольким пунктам

Планы нацистской партии:

Использование нацистского контроля для агрессии против иностранных государств.

Агрессивные действия против Австрии и Чехословакии.

Нападение на Польшу.

Агрессивная война против всего мира (1939—41).

Вторжение Германии на территорию СССР в нарушение пакта о ненападении от 23 августа 1939 года.

Сотрудничество с Италией и Японией и агрессивная война против США (ноябрь 1936 года — декабрь 1941 года).

Преступления против мира:

«Все обвиняемые и различные другие лица в течение ряда лет до 8 мая 1945 года участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств».

Военные преступления:

Убийства и жестокое обращение с гражданским населением на оккупированных территориях и в открытом море.

Увод гражданского населения оккупированных территорий в рабство и для других целей.

Убийства и жестокое обращение с военнопленными и военнослужащими стран, с которыми Германия находилась в состоянии войны, а так же с лицами, находившимися в плавании в открытом море.

Бесцельные разрушения больших и малых городов и деревень, опустошения, не оправданные военной необходимостью.

Германизация оккупированных территорий.

Преступления против человечности:

Обвиняемые проводили политику преследования, репрессий и истребления врагов нацистского правительства. Нацисты бросали в тюрьмы людей без судебного процесса, подвергали их преследованиям, унижениям, порабощению, пыткам, убивали их.

Развернувшаяся в Нюрнберге драма и сегодня приковывает пристальное внимание и вызывает острые споры. До этого никто и никогда не пытался привлечь к суду руководство целой страны, развязавшее войну. Что это было: 'Правосудие победителей', как презрительно заметил рейхсмаршал Герман Геринг? Или процесс знаменовал собой утверждение нового миропорядка, в рамках которого деяния вроде тех, что совершали нацисты, уже не будут считаться 'неподсудными'?

Существуют мнения о том, что Нюрнбергский процесс был нужен лишь СССР для поимки и казни тех, кто знал и мог доказать агрессивные планы Советского Союза в отношении Германии.

Позднее критики Нюрнберга склонны были соглашаться с Герингом, который, называл процесс судилищем победителей над побежденными. Так, советские судьи представляли режим, безнаказанно уничтоживший тысячи людей в лагерях ГАЛАГа. Британские и американские солдаты также хладнокровно убивали пленных без каких-либо последствий для себя. А жертвами союзных бомбардировок Германии стали 300000 мирных жителей.

Вот что пишет о процессе английский юрист Вил: «Обвинители были по существу и судьями и палачами. Обвиняемые считались виновными еще до суда. В Нюрнберге был также применен трюк, когда людей обвиняли в преступлениях по законам, которые были созданы после совершения этих "преступлений"».

Правила о рассмотрении улик и принятия вещественных доказательств, разработанные системой англо-саксонской юриспруденции в течение многих веков, были полностью игнорированы на Нюрнбергском процессе. Было официально заявлено, что "Трибунал не обязан следовать правилам принятия вещественных доказательств, а может допустить любые доказательства, которые помогут ведению процесса". Этот подход привел к тому, что даже слухи, допускались судом как улики и документы.

В ходе процесса было выслушано всего лишь 240 свидетелей, что очень мало для трибунала такого масштаба. Зато около 300 тысяч "письменных свидетельств" были приняты трибуналом в поддержку обвинений. С помощью таких методов обвиняющая сторона "защищала" своих свидетелей от перекрестного допроса адвокатами подсудимых.

При такой организации, любой еврей, который был депортирован, или любой бывший узник концлагеря, мог сделать какое угодно заявление, желая отомстить за пережитое. Адвокатам обвиняемых не было разрешено подвергать свидетелей обвинения перекрестному допросу.

Американский судья Венерстурм, который был президентом одного из трибуналов на Нюрнбергском процессе, писал: «Члены прокуратуры, вместо того, чтобы сформулировать и попытаться применить юридические нормы ведения процесса, занимались в основном преследованием личных амбиций и мщением. Девяносто процентов администрации Нюрнбергского трибунала состоит из людей с предвзятым мнением, которые по политическим или расовым причинам поддерживали обвиняющую сторону. Настоящей целью Нюрнбергского процесса было показать немцам преступления их фюрера, и эта цель также явилась предлогом, под которым был создан Трибунал. Если бы я знал заранее, что будет происходить в Нюрнберге, я бы никогда туда не поехал».

Большинство свидетелей были евреи. Согласно профессору Маурису Бардишу, который был наблюдателем на Нюрнбергском процессе, единственной заботой этих "свидетелей" было не проявлять свою ненависть слишком явно и создать впечатление объективности.

Американский сенатор Джосеф Маккарти, в заявлении сделанном 20 мая 1949 г., обратил внимание американской прессы на случаи применения пыток, с целью выбивания "признания".

Согласно обвинениям, группы СД убили миллион евреев, но статистические данные просто не поддерживают этой цифры.

Среди пунктов обвинения "военные преступления" обладали самой сильной правовой базой в части судебного прецедента. Этот пункт обвинения опирался на известные положения Гаагской конвенции 1907 г. и Женевской конвенции 1929 г. Ссылка на "преступления против человечности" обвинительного акта являлась, скорее, нововведением. Она отражала необходимость адаптировать концепцию военных преступлений к условиям тотального конфликта, при котором варварство достигло немыслимых прежде масштабов. Союзники могли бы достичь больших результатов менее сомнительным в моральном плане путем, ограничившись лишь обвинениями в совершении "военных преступлений" и "преступлений против человечности".

Убедительность второго пункта обвинения (преступления против мира) едва ли усиливалась германо-советским пактом, который Молотов подписал с подсудимым Риббентропом 23 августа 1939 г. Позиции обвинения были существенно ослаблены растущим подозрением (оказавшимся точным) в том, что это соглашение имело некий секретный протокол, предоставляющий СССР право развернуть агрессию против Восточной Польши, балтийских стран и Финляндии.

Однако все эти аргументы можно опровергнуть одой единственной фразой из обвинительной речи Роберта Джексона: «Если вы скажете, что эти люди невиновны, это все равно, что сказать, что не было войны, нет убитых, не было преступления».

«Достоинство Нюрнбергского процесса состоит в том, что эту идею, рожденную ненавистью военных лет, взрастили люди, жаждавшие мира, - писала Ребекка Вест, одна из его самых известных летописцев. - Конечно, суд был скомкан и небезупречен. Ведь дело приходилось иметь с преступлениями 'нового типа', которые не охватывались ни национальным, ни международным правом».

Эйри Нив, который лично допрашивал нескольких обвиняемых и присутствовал почти на всех заседаниях суда, говорил, что процесс был необходим, и 'действия союзников во время войны не снижают его непреходящего значения'. Нельзя поддаваться жалкой и беспомощной идее о том, что 'все мы виноваты'. Большинство людей совершает поступки, за которые им потом бывает стыдно. Тем не менее, не подлежит сомнению, что в ходе Второй мировой войны союзники, пусть с оговорками, представляли силы добра. Эксцессы и 'преступления', совершенные союзными войсками, не шли ни в какое сравнение с нацистскими зверствами. И некоторые видные немецкие деятели, которые сегодня ставят их на одну доску, компрометируют собственную страну.

Гитлеру не удалось разрушить полмира, но в ходе развязанной им агрессивной войны гитлеровцами были совершены чудовищные злодеяния, равных которым еще не знало человечество. Эти злодеяния планировались и исподволь хладнокровно готовились одновременно с разработкой планов очередных актов агрессии.

Никого не оставили равнодушным кадры из концентрационных лагерей, представленные советским обвинением.

Нюрнберг не оставил сомнений в том, кто несет ответственность за Вторую мировую. Более того, те, кто вел процесс, надеялись, что он создаст прецедент на будущее.

Надежды на создание постоянного международного уголовного суда были реализованы лишь спустя полвека. ООН так и не приняла 'международного уголовного кодекса', за который ратовал Джексон. Только в 21 веке, и к тому же без участия США, в Гааге был учрежден постоянный Международный суд, рассматривающий дела военных преступников, которых удается передать в руки правосудия. Но за 60 лет, отделяющих нас от Нюрнбергского процесса, лишь дважды представители крупного государства предстали перед международным трибуналом.

Какие уроки сегодняшний мир, раздираемый войнами, мог бы извлечь из того, что произошло, или не произошло, в разрушенном до основания городе на юге Германии шестьдесят лет назад?

Это, прежде всего то, что все попытки оправдать жестокость, в конечном счете, терпят крах. Ни один народ и ни одна страна не имеют право считать себе господствующими в мире. И сколько бы не было недосказанного и недоказанного в Нюрнберге, неоспоримым всегда будет тот факт, что идеи фашизма преступны сами по себе, даже без учёта способов, при помощи которых они претворялись в жизнь. Это должны иметь в виду все, кто пытается оправдать действия нацистов.

В заключении книги «Нюрнбергский эпилог» автор А.И. Полторак пишет: «После того как был оглашен приговор и все покинули судебный зал, один французский журналист сфотографировал уже пустую скамью подсудимых. На следующий день она была опубликована и подпись под ней гласила:

— Помните уроки истории, господа! Не забывайте Нюрнберг!»







База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница