Первый кавалер первого российского ордена




Скачать 80.38 Kb.
Дата26.03.2016
Размер80.38 Kb.
Первый кавалер первого российского ордена

(Ф.А. Головин)

Среди сподвижников Петра I особое место принадлежит Фёдору Алексеевичу Головину. Как старший товарищ, наставник, он старался уберечь молодого царя от ударов судьбы и помочь в создании новой России. По преданию, происходивший из крымских греков Степан Васильевич Ховра в 1393г. отъехал с сыном Григорием ко двору великого князя московского. Внук Григория, по прозванию Голова, явился родоначальником Головиных. Сын Головы стал придворным казначеем, и его потомки занимали этот пост в XV и XVI столетиях почти наследственно. Из Головиных вышло 6 бояр и 8 окольничих. Отец Ф.А. Головина, будучи тобольским воеводой, укрепил город земляным валом и сделал первое размежевание Сибири. Сыну, родившемуся в 1650 г., воевода дал хорошее образование. Очевидно, что только человек образованный мог иметь влияние на царя Петра, всегда стремившегося к знаниям и окружавшего себя грамотными людьми.

Как и другие знатные дворяне, Ф.А. Головин начал службу при дворе Алексея Михайловича. Во время правления Софьи 35-летний стольник, замеченный В.В. Голицыным, был пожалован в окольничие и назначен великим и полномочным послом (с титулом брянского наместника) для заключения договора с Китаем.

26 января 1686 г. посольство выступило из столицы; через двадцать один месяц оно достигло Селенгинска. 19 ноября 1687 г. Головин направил китайским властям запрос о предполагаемом месте встречи дипломатов. Сопровождавший посла воинский отряд построил крепость Удинск, а в январе - феврале 1688г. выдержал нападения монгольских князей на Селегинск. Головин нанёс поражение монголам и привёл часть тайшей в подданство России. Однако эти военные действия затянули подготовку к переговорам. Только летом 1689 г. послы встретились в Нерчинске, где подписали первый российско-китайский договор. Граница России с дальневосточным соседом пролегла по реке Горбице, Становому хребту, реке Аргунь; Албазин - форпост русской колонизации на юго-востоке - подлежал сносу.

Эти условия вряд ли можно назвать выгодными для России. Но вины Головина в том, видимо, нет. Во-первых, вопреки предварительной договоренности Нерчинск во время переговоров был окружен манчжурской армией, превосходившей небольшие силы отряда посла. Во-вторых, Головин был связан наказом правительства Софьи об уступке Албазина во имя подписания договора.

10 января 1690г. Головин вернулся в Москву и представился царям Ивану и Петру. За труды посла произвели в бояре и назначии наместником Сибири. Петр I, который обрел власть после смещения Софьи, с большим интересом слушал рассказы Головина о Сибири, о боевых действиях против манчжуров и монголов. С этого времени боярин, назначенный генерал-комиссаром, стал членом компании Петра. Федор Алексеевич водил дружбу с Ф. Лефортом; первым из бояр он сбрил бороду, чем укрепил доверие к себе царя.

Летом 1696г. Головин принимает участие во втором Азовском походе. Командуя авангардом галер, он вел поиск судов неприятеля в море, не пропускал турок в крепость. После взятия Азова и торжественного въезда победоносных войск в Москву Головина наградили золотой медалью, кубком, парчовым кафтаном на соболях и 57 дворами в Кромском уезде.

В 1697 г. Федор Алексеевич стал начальником Оружейной палаты, а затем одним из главных участников Великого посольства. Второй посол (первым был Ф. Лефорт), сибирский наместник и генерал-комиссар Головин проводил основную дипломатическую работу. Одновременно он занимался и морскими делами - нанимал моряков и корабельных мастеров, закупал необходимые для флота снаряжение и припасы. Головину удалось принять на службу опытного моряка Корнелия Крюйса. Федор Алексеевич писал царю, что "без такого человека у нас флот в добром состоянии не будет". Вице-адмирал К. Крюйс и шаутбенахт (контр-адмирал) фан Рез (Рейс), другие нанятые тогда специалисты стали инструкторами будущих флотоводцев.

Головин распоряжался финансами посольства, определял на учебу молодых стольников. Вызванный царем из Амстердама в Лондон, он подписывает с лордом Кармартеном выгодный договор о поставках в Россию табака. Аванс, полученный за предоставленную англичанам табачную монополию, позволил расплатиться с долгами и оплатить расходы по закупке оборудования. Ф.А.Головин на правах старшего помощника и советника царя по дипломатической части настойчиво призывает его завершить программу пребывания в Англии и срочно ехать в Вену, откуда поступали тревожные слухи о распаде антитурецкой коалиции. Посол побывал с царём в Гааге; поездка в Венецию не состоялась, ибо пришло известие о стрелецком бунте и Петр I с ближайшими людьми (Лефортом, Головиным и Меншиковым) срочно возвратился в Россию.

Привязанность Петра к Федору Алексеевичу ворастала, о чём свидетельствуют многочисленные награды боярина. Царь приказал выбить медаль, на одной стороне которой вычеканили портрет Головина, на другой - фамильный герб с надписью "Et consilio et robore" ("И советом, и мужеством"). В марте 1699г. Петр учредил орден Св. Андрея Первозванного. Его первым кавалером стал Головин.

Расширялся и круг обязанностей царского приближенного. Неведомым для большинства россиян делом явился морской флот. Раньше при необходимости создавались лишь флотилии легких судов для похода, а по его завершении вся армада рассеивалась. Соответственно не существовало и профессии моряка (исключая кормчих-поморов). Высших командиров Петру пришлось избирать среди своих приближенных. Потешную флотилию на Переяславском озере в 1692 г. возглавлял князь Ю.Ф. Ромадановский. В плавании 1694г. по Белому морю он как первый российский адмирал поднял флаг на фрегате "Св. Пророчество". Вице-адмиралом в этом плавании числился И.И. Бутурлин, шаутбенахтом П.И. Гордон.

Начиная спешную постройку судов для второго Азовского похода, Пётр не мог не задуматьсяо том, кто их поведёт. Сам он, проходя этап за этапом воинскую службу, весьма был ещё далёк от адмиральского звания. Наиболее подходящим кандидатом в флотоводцы царь счёл Франца Лефорта. Швейцарский офицер стал первым российским генерал-адмиралом, командующим зарождавшимся Азовским флотом. После смерти Лефорта Пётр произвёл в адмиралы Ф.А.Головина (апрель 1699г.)

Головин был одним из немногих, знавших о намерении царя воевать со Швецией и овладеть Нарвой. Чтобы начинать войну на севере, следовало нейтрализовать угрозу с юга - со стороны Турции. Летом 1699 г. дьяк Посольского приказа Е.И. Украинцев получил повеление ехать послом в Константинополь. Для этого ему предоставили линейный 46-пушечный корабль "Крепость"; сопровождать посольское судно до Керчи должен был весь флот. Командовать эскадрой ("морским воинским караваном") царь назначил адмирала Головина, но фактически флотом управлял вице-адмирал Корнелиус Крюйс. Немало русских солдат и офицеров в этом походе начинали осваивать новое дело. На эскадре шёл сам Пётр с приближенными. Эскадра выступила из Таганрога 14 августа и утром 18 августа достигла Керченского пролива.

В первый же день Головин обменялся приветствиями с турецким адмиралом Гасан-пашой и побывал на кораблях его эскадры. Турки пытались отговорить посла от намерения отправиться в Константинополь морем, которое давно считали своим озером. Но Украинцев был твёрд, выполняя инструкцию, подготовленную Головиным и царём. 28 августа "Крепость" вышла в Чёрное море. Азовский флот пустился в обратный путь ранее и благополучно достиг Таганрога, выполнив поставленную задачу. Неожиданное появление грозной эскадры у Керчи и салют посольского корабля вблизи стен дворца султана продемонстрировали, что Россия способна за короткий срок создать флот, по численности не уступавший турецкому. Демонстрация силы возымела действие: Турция подписала мир, по которому уступала России Азов и его окрестности.

Тем временем Россия готовилась воевать за Балтику. В октябре 1699 г., участвуя в переговорах со шведским посольством, добивавшимся подтверждения Кардисского мира, Головин обосновал отказ царя от крестного целования, что было важно перед началом войны за пересмотр границ, установленных договором. Оставив за Головины звание ближнего боярина, адмирала и наместника Сибири, Пётр I назначил его в 1700 г. Президентом посольских дел и начальником нескольких приказов - Посольского, Военных морских дел, Ямского и Оружейной палаты (в которую влились палаты Золотых, Серебряных дел и Ствольный приказ).

В связи с подготовкой к войне Головин возглавил также комиссию по комплектованию и обучению (которое шло в селе Преображенском) регулярной армии. К весне 1700 г. были уже собраны и подготовлены 27 пехотных и 2 драгунских полка. Когда в Москве было получено сообщение о мире с Турцией, подготовленные войска пришли в движение. 19 августа Пётр I сделал Головина первым генерал-фельдмаршалом и поставил его во главе 45-тысячной армии, выступившей к Нарве. Осада крепости затянулась. Но испытать унижение поражения Головину не пришлось: 19 ноября царь покинул расположение войск, оставив командующим герцога де Кроа, а Головина взял с собой.

12 января 1701 г. Головин подписал с датским посланником Гейнсом договор о союзе, в феврале и марте участвовал в переговорах Петра с Августом II о плане совместных военных действий. С основанием в Москве школы математических и навигацких наук царь назначил Головина еще и её начальником.

Летом 1702 г. северная эскадра во главе с адмиралом совершила поход из Архангельска к Соловецким островам, а затем к деревне Нюхче, откуда начиналась "Государева дорога". По этой дороге войска протащили к Онежскому озеру 2 судна, которые использовались при взятии крепости Нотебурга. Головин как участник этой баталии был возведён в графское достоинство (он стал графом Римской империи).

При основании Балтийского флота обязанностью адмирала было "смотреть на него яко вышнему правителю". Сохранилась переписка Головина, из которой следует, что генерал- адмирал следил за постройкой судов на Сяси и Олонецкой верфи. 3 мая 1704 г. он с гордостью сообщал царю, что "уже сего году в кратком времени флот, в 20 кораблях и фрегатах состоящий, купно с 7 великими галерами и 10 бригантинами (из которых на каждом по 50 человек и 5 пушек обретается), на Балтийском море вывесть может, из которого флота уже несколько кораблей у острова Рычерта (Котлина) в 6 милях от Петербурга стоят и достальные вкратце туда же последовати будут, при котором острове на самом проезде и корабельном ходе крепость со многими пушками, в самом море, зимою как мерзло было, из дерева и камени основана, и построена есть, и уже и пушками вооружена, и тако ныне неприятельские корабли за столько миль не могут сюда приближаться".

В конце июня 1706 г. Пётр выехал в Киев и указал Головину, проводившему переговоры с Пруссией, прибыть к нему. Адмирал отправился в Киев, но по дороге заболел и в Глухове умер. Вероятно, его организм не выдержал все возраставших нагрузок.

Очевидно, летняя жара и военные хлопоты не позволили достойно и торжественно похоронить генерал-адмирала: только зимой его тело доставили в Москву. 5 февраля 1707 г. царь сообщил Ф.М. Апраксину, назначенному преемником покойного: "Писано о погребении Адмирала, и чтоб оное его тело достойному по его чину предать погребению с пушечною на каждой минуте стрельбою и в прочем, не ожидая нас".

По случаю кончины адмирала на флоте состоялся "печали исполненный" церемониал. Похоронили Ф.А. Головина 22 февраля 1707 г. Покоился он в Смольном монастыре, где была фамильная усыпальница графов Головиных. Надпись на памятнике гласила: "Лета от сотворения мира 7214-го, а от Р.Х. 1706 года, Июля 30 дня...преставился Его Высокографское Превосходительство Федор Алексеевич Головин, Римского Государства Граф, Царского Величества Государственный Великий Канцлер и посольских дел верховный Президент, ближний боярин, морского флота Адмирал, наместник Сибирский и Кавалер чинов: Св. Апостола Андрея, Белаго Орла...и пр.". Могила Головина не сохранилась: кладбище при монастыре было уничтожено во время строительства Дворца культуры ЗИЛ.

Генерал-адмирал оставил дочь (вторая скончалась ранее его) и трёх сыновей. Иван был стольником и инженером. Александр - капитан-лейтенантом флота; умерли они, не достигнув преклонных лет. Наиболее продолжительна и примечательна жизнь графа Николая Фёдоровича (1695-1745), занявшего, подобно отцу, высший пост на флоте: он стал президентом Адмиралтейств-коллегии.

Ф.А.Головину не довелось увидеть в блеске побед новую Россию. Но в наши дни следует помнить одного из тех, кому Россия обязана первыми государственными успехами конца XVII - начала XVIII в.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница