Першя народы средней азии в составе арабского ха. Шфата




страница1/34
Дата21.06.2016
Размер6.64 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34
Глава першя

НАРОДЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СОСТАВЕ АРАБСКОГО ХА.ШФАТА

1. ПАДЕНИЕ САСАНИДСКОО ГОСУДАРСТВА Аравия накануне ислама

В историаеских трудах нередко [подчеркивается отсталость арабов накануне возникновения ислами. Это утверждение является односторонним и ошибочным. В 1853гг. ф. Энгельс писал: «Там, где арабы жили оседло, на юго-западе,— они были, видимо, таким же цивилизованным народом, как египтяне, ассирийцы и т. д.; это доказывают их архитектурные сооружения»-1. Полученные с тех пор археологические и эпиграфические материалы 2 пол­ностью подтверждают правоту Ф. Энгельса: южноарабские племе­на в древности создали могущественные государства, высокую и своеобразную культуру.

Уровень социально-экономического развития различных час-гей Аравии был резко неодинаков. Если на территории Йемена и некоторых других областей во второй половине VI — начале VII в. развивалось земледелие и' горсшская жизнь, то обширные пустыни и степи были местом рбитэания кочевников-бедуинов, главным богатством которых были верблюды. Хотя родоплеменная организация у арабов была еще оченьосильна, у них зарождались феодальные отношения, ход исторического развития приводил к образованию из разрозненных племени Союзов племен единого го­сударства. В начале VII в. возникает новая религиозная сис­тема — ислам-

Чтобы проанализировать исторические причины, обусловив­шие возникновение новой религии— юсцама и стремительное за-

' К.Маркс р! ф- Энгельс. Соч., т. 28, сгр. 5110.

2 ПигулевскОЯ А. Г., 1951, стр. 260 и ел,; ^Лу„дин А. Г., 1961, 1971; Бауэр
Г.М.,
1966; ЛуЦдин А. Г., 1971; ЖеЬеп О., 1^27; Вагит^К^к^&агт" а'пег ' "*%
МЬгщМ
1Г. Р.., 1958; Яузктапз I., 1964. $Г^ г Г, ? Т |

^ОреТ §1



он5ч ":

?

всевание арабами колоссальных территорий, необходимо прежде всего рассмотреть классовый состав общества той эпохи и проис ходившие в нем сдвиги. Тот факт, что ислам возник в период об­разования классового общества у арабов, не вызывает сомнений. Гораздо сложнее проблема определения характера нового классо­вого общества и преобладающего тогда у арабов и на завоеван­ных ими территориях способа производства, изучение процесса, протекавшего в ту эпоху сложного социального синтеза. Разре­шение этих проблем особенно важно потому, что они не только освещают один из важнейших периодов истории народов Восто­ка, но и показывают, идейные запросы какого или каких конкрет­но классов в первую очередь удовлетворяла новая религия. Раз­решение последней проблемы должно дать основу для марксист­ского анализа идеологической стороны раннего ислама.

Скудость источников, содержащих сведения о социальном строе доисламской Северной Аравии, где возник ислам, особен­ности средневековой историографии, уделяющей внимание почти исключительно династийной и «священной» истории и постоянно смешивающей сообщения о фактах с легендами, различными фольклорными мотивами, следует отнести к числу причин, в зна­чительной степени затрудняющих решение намеченных выше проблем. Буржуазное исламоведение накопило большое число фактов по данному периоду, создало множество идеалистических гипотез относительно причин возникновения ислама, однако в ме­тодологическом отношении в области анализа социальных корней ислама оказалось совершенно беспомощным.

В советской исторической науке существуют две основные тен­денции в характеристике сложившегося классового общества. Со­гласно первой из них, на юге Аравии рабовладельческое общество существовало во всяком случае уже в VI в., а в конце VI — начале VII в. происходит сложение рабовладельческого уклада в Северной Аравии, Хиджазе, в Мекке и Медине, лежавших на важнейшем караванном пути. Во внутренней Аравии, населенной бедуинами, скотоводами-кочевниками, также началось разложе­ние патриархально-общинного строя, но оно происходило здесь гораздо медленнее. Все же и среди бедуинов появились, с одной стороны, богачи — обладатели больших стад, иногда земель, зна­чительного числа рабов-пленников, занимавшиеся зачастую и караванной торговлей, и, с другой стороны,— бедняки, о которых доисламский арабский поэт аш-Шанфара сказал так: «День [бед­няк] проводит в одном становище, ночь — в другом, всегда один, верхом на спине опасностей» 3. Эти бедняки все же сохраняли по­ка свою свободу.

Однако на севере Аравии рабовладельческий уклад не развил­ся з господствующую формацию, поскольку в период кризиса, вызванного переходом к классовому обществу, возник ислам, по-

1 Фильтшинский И. И.., 1965, стр. 29.

явился Мухаммад, оказавшийся незаурядным военачальником, Г)1,1Л принят догмат ислама о священной войне, преемники Мухам-мада стали искать выход из социального кризиса в завоеватель-пых походах, и массы арабов — «воинов ислама» хлынули на тер­ритории, где шел быстрым темпом процесс феодализации, либо уже был сложившийся феодализм. Но в этих странах не исчез еще также и рабовладельческий уклад, поэтому он сохранился и у арабов, причем в период завоеваний, в результате захвата боль­шого числа лленных, получил дополнительное развитие. В общем и целом феодальные отношения сложились в халифате после боль-,, ших завоеваний к самому концу VII в. рабство же сохранилось еще долгое время в виде уклада.

Согласно этой же точке зрения, ислам первоначально возник па базе сложившегося рабовладельческого общества и лишь пос­ле завоеваний развился в религию общества феодального. Эту ючку зрения разрабатывали у нас Е. А. Беляев, а также А. Ю. Якубовский, С. П. Толстое, И. П. Петрушевский.

Согласно второй точке зрения, уже до возникновения ислама п па юге и на севере Аравии складывались не рабовладельческие, .1 ранне-феодальные отношения, которые стали там господствую­щими еще до VII в., т. е. до великих завоеваний. Таким обра-юм,-ислам с самого начала был религией формирующейся вер­хушки феодального общества. Эту вторую точку зрения выдвинули II. В. Пигулевская, А. Г. Лундин, Н. А. Смирнов и Л. И. На­дир адзе. Последний обращает внимание на распространение в Аравии VII в. издольной аренды — в тех исторических условиях предпосылки феодальных отношений.

Обе указ-анные точки зрения на обстановку в Аравии VII в. п на социальную природу возникновения ислама имеют пока лишь шачение рабочих гипотез, и окончательное решение проблемы — дело будущего 4.

Не подлежит, однако, сомнению, что общество халифата кон­ца VII в. было уже в весьма значительной степени феодализи-ровавшимся при сохранении рабовладельческого уклада, и завое­вание арабами Средней Азии, востока Хорасана и Мавераннахра пелось военно-феодальной знатью, сохранившей элементы кочево^ го быта, и накладывало свойственные такого типа обществам от­ношения на отношения местного оседлого феодализировавшегося общества, изменяя и ускоряя тем самым процесс феодализации,



Возникновение ислама. Разгром Сасанидского государства

Несколько слов о возникновении ислама. «Пророком» высшего и единого божества — Аллаха выступил Мухаммад, житель круп-



1 Петрушевский И. П., 1966, стр. 7.

7

нейшего центра Аравии — Мекки. Не добившись успеха в родном городе, он со своими приверженцами в 622 г. переселяется в Ме­дину; с этого года начинается мусульманская эра — хиджра-. Под­чинив себе мединские племена, Мухаммад впоследствии включает в свою «общину верующих» также Мекку, покоряет ряд других племен, которые признали и Аллаха и его земного «посланника»— Мухаммада. Утвердившееся название .новой религии «ислам» означает «покорность», «подчинение». После смерти Мухаммада (632 г.) в качестве халифа (букв, «преемник», «заместитель») был провозглашен Абу Бакр (632—634 гг.); после него халифом стал Омар (634—644 гг.), в правление которого было завершено подчинение арабских племен и обращение их в ислам. Было соз­дано в высшей степени централизованное теократическое государ­ство, сформировано большое и весьма боеспособное войско5. Арабская знать мечтала о больших завоеваниях, грабеже и зах­вате богатств в соседних и дальних странах. Недовольство низших слоев арабского общества можно было при этом направить на немусульман, иноверцев, отвлекая их тем самым от классовой борьбы против «своих» эксплуататоров. К тому же и рядовые вои­ны-арабы получали часть добычи, что отнюдь не меньше, чем вера в Аллаха, воодушевляло их в битвах. Для арабских аристократов учение ислама о священной войне за веру служило удобной шир­мой, прикрывавшей истинные цели их завоевательных походов.

Завоеватели двинули свои войска почти одновременно против Византии и Ирана. Действия полководцев Йездигерда III (632—651 гг.) —последнего представителя Сасанидов, предпри­нятые с целью приостановиь движение арабов, ни к чему не при­вели. В сражениях при Кадисии и Нехавенде (636 и 642 гг.) арабские войска разбили соединенные силы персов и положили конец почти пятивековому существованию Сасанидского государ­ства. В течение 10 лет арабы захватили территорию Ирана, на­несли жестокий удар Византии, овладели Палестиной, Египтом, Сирией и Ираком.

Отступая под натиском арабов из одной местности в другую, Йездигерд III в течение 10 лет скитался по разным городам и странам, стремясь поднять население против арабских завоевате­лей. Однако его старания не увенчались успехом.

Основная масса населения Сасанидского государства — крестьяне и ремесленники — беспощадно эксплуатировалась са-санидской администрацией, феодалами и зороастрийским жре­чеством и, кроме того, страдала из-за кастово-сословных ограни­чений. Длительные войны Сасанидов против эфталитов, тюрков и Византии еще более ухудшили и без того бедственное положение

^ Литература относительно Мухаммада, раннего ислама и арабских завоева­нии очень обширна (см.: Беляев Е. А., 1965 и Петрушевский И. П., 1966 где имеются ссылки на источники и литературу; 8ашаде{ /., 1965, р 115—129—есто полезные библиографические указания).



8

трудящихся. Все это вызывало недовольство народных масс, и они не стали поддерживать Сасанидов в их борьбе с арабами.

Беспрерывные войны ослабили Сасанидское государство, лишив его былого политического и военного могущества. Вследствие уси­лен ия провинциальной феодальной знати былая роль центрально­го правительства резко снизилась, периферия не подчинялась центру. Местные владетели в отдельных областях и провинциях во время вторжения арабов не оказали помощи центральному правительству.

Массы угнетенного населения в ряде случаев связывали на­дежды на облегчение своего тяжелого положения с арабами и их верой, сулившей всем мусульманам равноправие. Жизнь скоро показала несбыточность надежд народа, но на первых порах это оказало некоторое воздействие и порой ошибочно воспринималось как возрождение традиций маздакитского движения.

Все это л привело к тому, что Сасаниды не смогли сдержать мощного потока арабов и Сасанидское государство пало6.

2. ЗАВОЕВАНИЕ АРАБАМИ МАВЕРАННАХРА (ПЕРВЫЙ ПЕРИОД)



Политическая раздробленность Мавераннахра в середине VII в.

С начала вторжения в Иран арабы ставили своей целью также покорение областей Средней Азии за Амударьей — так называе­мого Мавераннахра (араб, «по ту сторону реки»). В «Истории Бухары» Наршахи (Хв.) и в сочинении арабского географа Яку­та (XIII в.) приводится сказание арабов р том, будто сам основоположник ислама Мухаммад заявил, что покорение Маве­раннахра является священной и почетной обязанностью последо­вателей его веры.

Мавераннахр переживал в этот период то состояние полити­ческой раздробленности, которое возникло уже в IV—V вв. и уси­лилось к концу владычества эфталитов и Тюркского каганата.

Эту раздробленность характеризует огромное количество'само­


стоятельных и полусамостоятельных владений, расположенных к
моменту арабского вторжения на территории нынешнего Таджи­
кистана. ' ■'

В Фергане находились северное и южное ферганские княжест­ва, в районе Ура-ТюбеУструшана со столицей Бунджикет (око­ло нынешнего Шахристана . Верховья р.,3еравшан вместе со склонами и долинами Туркестанского и Зеравшанского хребтов



6 Подробности относительно состояния Ирана накануне арабского завоевания и хода этого завоевания см.: Пигулевская И. В. и др., 1958, стр. 69—89; Колесников, 1970.

5

входили в состав Буттама. На севере этой области были владения Матча (Масча) и Паргар (совр. Матча и Фальгар). Западнее находилось владение и г. Панч — современный Пенджикент.

В районе Гиссарской долины — Чаганиан — вся долина р. Сурхан (Чаганруд) и западная оконечность Гиссарской долины с главным, городом Чаганиан (около Денау); Ахарун и Шуман — восточнее Чаганиана; Вашгирд—между Кафирниганом и Вах-шем в среднем его течении — со столицей Вашгирд (Файзабад); Кумед — верховья Кафирнигана (р. Рамит) и Вахша,

В районе Курган-Тюбе — область Вахш в равнине Кабодиён— в нижнем течении реки Кафирниган с главным городом Каба-диан.

В районе Куляба — Хутталян — между Пянджем и Вахшской долиной со стороны Хульбук и городом Мунк (Бальджуан). В состав Хутталяна в разное время входили и другие княжества, например, Вашгирд, Кабодиён и др.

В районе Гарма — Рашт со столицей Рашт (Гарм). Дарваз — со столицей Карран. В Горно-Бадахшанской области — Вахан, Шугнан и Рушан, тесно связанные с Бадахшаном. -" Правитель каждой области считал себя совершенно самостоя­тельным и имел свой особый титул. Отсутствие единства среди правителей Мавераннахра затруднило объединение народов Сред­ней Азии для отпора арабам.



Выход арабских отрядов на границы Средней Азии, Первые набеги на Мавераннахр

Согласно арабским преданиям, мусульманские отряды, пре­следуя после битвы при Нехавенде (642 г.) разгромленное саса-нидское войско, якобы вошли в контакт с турками Тохаристана еще до смерти халифа Омара, т. е. до 644 г.7. Однако в дей­ствительности завоевания в Средней Азии начались десятилетием позже. В 651 г. преследуемый по пятам арабскими отрядами пос­ледний сасанидский царь Йездигерд III. подошел к Мерву. Здесь он вынужден был скрываться и был убит (по одной из версий — мельником, в доме которого пытался укрыться) при подстрека­тельстве собственного вассала — наместника Мерва. В том же году Мервом овладели арабы.

Уже через три года арабы начали совершать первые набеги на Мавераннахр; упоминается, в частности, набег 654 г. на Маймург в Согде. В 667 г. был совершен первый набег на Ча­ганиан и нанесен сильный удар по эфталитам. Арабы явно готови­лись к военным действиям в больших масштабах. Одним из под­готовительных военно-политических мероприятий было переселе-

7 01ЬЬ И.А.А., 1923, р. 15.

-"

ние из Басры и Куфы в Хорасан 50 тыс. семей арабов. Они были разм-ещены в пяти пунктах в виде гарнизонов.

Можно согласиться с Гиббом, полагающим, что это мероприя­тие преследовало две цели: усилить безопасность уже завоеван­ных областей и накопить силы для дальнейших завоеваний 8.

Наршахи сообщает, что арабские завоеватели неоднократно переправлялись тогда через Амударью и совершали набеги на Мавераннахр. Бухарская царица каждый раз уплачивала им дань или преподносила какие-либо дары, чтобы заключить мир и тем самым спасти свое государево от нашествия.

В конце 673 — начале 674 г. арабский наместник Хорасана Убейдаллах ибн Зияд, напав на Мавераннахр, захватил и разорил Рамштан и окрестности Бухары, но, встретив сильный отпор со стороны объединенных войск тюрок и бухарцев, заключил мир.

Получив от бухарской царицы выкуп и уведя в рабство 2 тыс. местных жителей — искусных стрелков из лука (из них он сформиро­вал отряд своей личной гвардии) — Убейдаллах ибн Зияд времен­но оставил пределы Мавераннахра 9.

В 676 г. новый наместник Хорасана Сайд ибн Осман перешел с большим войском через Амударью и достиг Бухары. Бухарская царица, как обычно, уплатила выкуп, исчислявшийся в данном случае в ЗОО тыс. дирхемов, и выделила группу знатной бухарской молодежи в качестве заложников. Сайд двинулся к Самарканду. Согдийцы мужественно сопротивлялись. Война продолжалась бо­лее месяца. В конце концов Сайд был вынужден заключить мир и отступил, взяв пленных и небольшую добычу. На обратном пути он захватил Термез.

Наршахи и Белазури рассказывают о мужественном поступке согдийских заложников, обращенных Саидом в рабство. «Они (заложники. — Б. Г.)... сказали: «Есть ли еще какое-нибудь уни­жение, которому этот человек (Сайд. — Б. Г.) не подвергал нас? Он взял нас в рабство и дает нам тяжкую работу. Если мы по­гибнем в унижении, то по крайней мере погибнем с пользой». Они вошли во дворец Сайда, закрыли двери и убили Сайда, а сами покончили жизнь самоубийством» 10.

Любопытный эпизод, характеризующий отношение населения горных областей Мавераннахра к арабским завоевателям, пере­дает Табари. К арабскому наместнику, стоявшему лагерем у Ке-ша, прибыл племянник хутталянского малика. Он изменил своему-народу и предложил арабам идти походом на Хутталян. Намест-

8 01ЬЬ N. Л..,1923, р. 17.

9 Местная традиция об этих событиях отражена в сочинениях Балаз,ури,


Якуби и Наршахи. Несколько иное изложение дает Табари. Разбор версий см.:
От N. А. К., 1923, р. 17—18.

30 Джалилов А., стр. 114—115. Версии источников разобраны Гиббом, см,: ОМ N. А. /?., 1923, р. 18—19.

11

ник согласился и послал своего сына Язида' ибн ал-Мухаллаба.

«У границы Хутталяна,— пишет Табари,— остановился он от­дельным лагерем, а племянник мелика — мелик тогдашний был по имени Сабал — остановился своим лагерем, И совершил Сабал ночное нападение на лагерь племянника. Его воины подняли араб­ский клич. Племянник мелика подумал, что арабы его предали, а арабы, когда он оставил их лагерь, опасались, что он их пре­даст. И захватил Сабал своего племянника, привез его в свою крепость и убил... После казни племянника мелика мать его посла­ла сказать матери Сабала: «Как надеешься ты на сохранение жизни Сабала после того, что он убил своего племянника! Ведь у убитого осталось семь братьев, и всем им нанесена кровная обида. Ты же— мать единственного сына». И послала мать Сабала в от­вет: «У львиц детенышей мало, много их у свиней»11.

После набега Сайда арабские войска в продолжение пяти лет не нападали на Мавераннахр. Третье нашествие на Мавераннахр арабы совершили при наместнике Хорасана Салме ибн Зияде в период правления халифа Язида ибн Муавия в 680—683 гг. По Белазури, арабские отряды дошли до Ходжента, но были там раз­громлены 12. Однако самаркандцы и бухарцы потерпели пораже­ние от арабов и вынуждены были откупиться от захватчиков.

В 689 г. сын одного мятежного хорасанского наместника Муса ибн Абдаллах овладел Термезом и полтора десятилетия сохранял власть над этой сильной крепостью. Он не признавал ничьей влас-' ти, нападал на соседние владения и грабил их. Лишь в 704 г. войском центрального арабского правительства при активной под­держке согдийских и тюркских войск удалось ликвидировать этот мятеж 13. Прав А. Джалилов, который пишет: «... Эта победа над Мусой имела двойственное значение. С одной стороны, то, что местные владетели вместе с войсками Арабского халифата ликви­дировали власть Мусы,— являлось положительным. Но, с дру­гой,— этим они помогли арабской центральной власти избавиться от мятежника, в какой-то мере служившего помехой для проник­новения в Среднюю Азию» 14.

Все военные действия, арабов в Мавераннахре до назначения на должность наместника Хорасана Кутейбы ибн Муслима (705 г) носили, таким образом, разрозненный характер и служили лишь целям обогащения тех или иных арабских цредводителей за счет ограбления захватываемых областей. Разорив и опустошив заня­тую в результате стремительного набега область, арабские войска возвращались в Мерв.

' Табари, II, стр. 1040—1041.

Белазури, 413. |3 Бартольд В. В., 1963, стр 242. 14 Джалилов А., 1961, стр. 118.

12

\

Борьба согдийцев, тохаристанцев и других народов Средней Азии против завоевателей

Арабская знать решилась осуществить захват Мавераннахра лишь после того, как при халифе Абд ал-Малике ибн Марване (685—705 гг.) был положен конец междоусобной борьбе за власть внутри халифата и подавлены восстания в уже завоеван­ных странах15. Примерно около 705 г. наместник Хорасана Ку-тейба ибн Муслим начал военные действия, приведшие к захвату Мавераннахра.

Используя раздробленность страны и внутренние распри мест­ных аристократов-дихканов, Кутейба сумел постепенно укрепить позиции халифата в Средней Азии. Он покорил в 705 г. отдель­ные районы области Балха. Кроме самого Балха, ему подчинились Чаганиан (правитель которого Тиш в это время примкнул к ара­бам и натр авливал их на соседние вйадения), Шуман и др. В 706 г. он с большими силами вступил в Мавераннахр. Как пишет Табари, Кутейба, переправившись чер*ёз Амударью, двинулся на Пайкенд, пр-ичем в составе его войска Выли дихкан Балха, чаган-худат — изменники, ради своих корыстных целей оказывавшие поддержку завоевателям.

Пайкенд считался в то время одним из самых, цветущих горо­дов Мавераннахра. Его называли «городом купцов», а также «меднобронным городом», так как он имел сильно укрепленную цитадель. Здесь армия Кутейбы впервые; встретила упорное соп­ротивление жителей. В обороне города участвовали не только пай-кендцы, но и другие согдийцы, к которым пайкендцы обратились за помощью. Вначале на их стороне был перевес, и арабы попа­ли в тяжелое положение. Арабское .войско длительное время бы­ло окружено согдийцами, коммуникационные линии Кутейбы были перерезаны. Во всех мечетях'Ира^а и Ирана возносились молит­вы. Но Кутейбу спасли не молитвы/ а отсутствие единства среди местных правителей. Постепенно .^которые из; них отвели свой отряды. Ряды защитников Пайкенда Поревели., Этим восполЪзо^ вался Кутейба: он овладел горрдо]м;/разграбил его и направился на Бухару. Осада Пайкенда продолжалась, по некоторым сведе­ниям, 50 дней, по другим—10 месяцев. *, . )

Не успел Кутейба отойти и пяти :фарсахов, т. е. около 30 км, от Пайкенда, как жители этого города восстали И перебили араб­ский гарнизон. Захватив Пайкенд вторично, Кутейба разрушил его до основания, перебил всех мужчин, а жениДин и детей обра­тил в рабство. Захватчики овладели здесь такой богатой добычей, какой до этого им не удавалось захватить нигде. Быть может, наиболее важной частью этой добычи было огромное количество

15 Обзор этих событий см.: Беляев Е.А., 1965, стр. 180 и ел.

13

I

оружия и боевых доспехов — целый арсенал. Качество этих из­делий было исключительно высоким, ибо с тех пор в арабской поэзии в качестве-эпитета для несравненного мастерства употреб­лялось обозначение «согдийский». По некоторым сведениям, до захвата Пайкенда в армии Кут'ейбы имелось лишь 350 комплек­тов боевых доспехов. Поэтому он настоял, чтобы захваченное в Пайкенде боевое снаряжение не попало в разделяемую часть до­бычи, а вооружил им своих воинов, чем значительно увеличил боевую силу арабского войска 16.

Трагедия Пайкенда показала жителям Мавераннахра, с каким опасным и жестоким врагом они имеют дело. Отдельные владете­ли Согда, призвав на помощь тюрков, собрали в окрестностях Рамитана (вблизи Бухары) объединенные силы для отпора ара­бам. Произошло ожесточенное сражение. Арабские войска были окружены.

Тогда Кутейба через тайно подосланных людей натравил царя Согда на тюрок, а тюрок —на царя Согда и таким образом внес раскол в их ряды. Тем временем к Кутейбе подошли высланные ему новые отряды, с помощью которых он вырвался из окружения. Однако огромные потери, понесенные арабскими войсками, заста­вили Кутейбу временно отказаться от планов завоевания Маве­раннахра и вернуться в Мерв.

В 708 г. Кутейба с новыми силами двинулся в Мавераннахр. Несмотря на упорное сопротивление населения Согда, ему удалось достичь владений Бухары и захватить Рамитан. Однако сражение за Бухару не принесло успеха. Понеся большие потери, Кутейба осенью снова был вынужден вернуться в Хорасан. Узнав об этой неудаче, правитель Ирака Хаджжадж, которому Кутейба как на­местник Хорасана был подчинен, приказал Кутейбе во что бы то ни стало разбить бухар-худата.

В 709 г. Кутейба с очень большими силами снова перешел Амударью и достиг окрестностей Бухары. Жители Бухары, как и прежде, призвали на помощь согдийцев и тюрок. Разгорелась кро­вопролитная битва.

Кутейба объявил, что всякий, кто принесет голову одного вра­га, получит 100 дирхемов. В ставке арабов была воздвигнута большая пирамида из голов воинов Мавераннахра, но это не помогло сломить сопротивление защитников Бухары. Они нано­сили сильные удары по арабским войскам. Кутейба, опасаясь по­ражения, вновь прибегнул к обычной для него тактике веролом­ства и обмана. Он, как рассказывает Наршахи, подослал к царю Согда Тархуну своего агента, который сказал ему, что арабы че­рез некоторое время уйдут и тогда-де тюрки нападут на Тархуна, потому что Согд так богат и прекрасен, что они захотят его за­хватить. Оманутый и напуганный этими лживыми речами, сог-

6 СиЬЬ Н.А.К., 1923, р. 33—34.

Айнский царь спросил совета, что ему делать. Совет ему был дан, причем чр-езвычайно коварный: заключить мир с Кутейбой, сооб­щав тюркам, что к арабам двигаются большие подкрепления,— тюрки тогда также уйдут.

Тархун последовал этому совету. Антиарабская коалиция рас­пад ась, и арабские войска сумели занять Бухару.

Кутейба, чтобы упрочить свое положение, заключил договор с согдийским ихшидом Тархуном, взял заложников из числа при­ближенных царя и установил сумму дани.

Воспользовавшись благоприятной ситуацией во время неудач арабов в Бухарском оазисе, правители некоторых тохаристанских владений, в том числе правитель Шумана, объявили об отказе признавать власть Кутейбы.

В 710 г., собрав новые силы, Кутейба выступил в поход на Шуман. Жители Шумана отвергли ультиматум арабов. Смело и мужественно они сражались против превосходящих сил врага. В одном из ожесточенных сражений правитель Шумана был убит. Кутейба, разграбив город, двинулся к Несефу (вблизи Совр. Кар-ши) и Кешу (ныне Шахрисабз) и овладел ими.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница