Печатается по постановлению центрального комитета коммунистической партии




страница1/32
Дата19.07.2016
Размер6.39 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32
Пролетарии всех стран, соединяйтесь

ЛЕНИН

ПОЛНОЕ


СОБРАНИЕ

СОЧИНЕНИЙ

18

ПЕЧАТАЕТСЯ



ПО ПОСТАНОВЛЕНИЮ

ЦЕНТРАЛЬНОГО КОМИТЕТА

КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ



ИЗДАНИЕ ПЯТОЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА· 1968

ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА ПРИ ЦК КПСС

В. И. ЛЕНИН

ТОМ

18

МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ

ИЗДАТЕЛЬСТВО

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

МОСКВА· 1968

VII

ПРЕДИСЛОВИЕ



Восемнадцатый том Полного собрания сочинений В. И. Ленина содержит произве­дение «Материализм и эмпириокритицизм», написанное в феврале — октябре 1908 го­да и изданное отдельной книгой в мае 1909 года, а также известные «Десять вопросов референту», которые были использованы в качестве тезисов И. Ф. Дубровинским, вы­ступившим по поручению В. И. Ленина против махистских взглядов Богданова и его сторонников на реферате в Женеве в мае 1908 года.

«Материализм и эмпириокритицизм» — главный философский труд В. И. Ленина. Его историческое значение состоит в дальнейшем развитии марксистской философии, в ответе на коренные философские вопросы, вставшие в тот период перед партией, в фи­лософском обобщении новейших достижений естествознания. В нем Ленин подверг всесторонней критике реакционную буржуазную идеалистическую философию и фило­софский ревизионизм. Работа «Материализм и эмпириокритицизм» — образец больше­вистской партийности в борьбе против врагов марксизма, в которой органически соче­таются страстная революционность и глубокая научность.

Творчески развивая учение К. Маркса и Ф. Энгельса, В. И. Ленин всесторонне раз­работал, применительно к новым историческим условиям, все составные части мар­ксизма, в том числе диалектический и исторический материализм. Каждое произведе­ние Ленина, даже если оно не посвящено специально философским проблемам,

VIII ПРЕДИСЛОВИЕ

является образцом применения материалистической диалектики, как наиболее глубоко­го и всестороннего учения о развитии, к анализу исторической обстановки, экономиче­ских и политических явлений общественной жизни.

Ф. Энгельс отмечал, что с каждым составляющим эпоху открытием даже в естест-венноисторической области материализм неизбежно должен изменять свою форму (см. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в двух томах, т. II, 1955, стр. 353— 354). В изменившихся исторических условиях, когда капитализм вступил в империалистическую стадию своего развития, когда началась революция в естествознании, именно В. И. Ленин придал философскому материализму новый вид. Особенно большое значение в дальнейшей разработке диалектического материализма имела книга «Материализм и эмпириокритицизм» — классическое произведение ленинского этапа в развитии марксистской философской мысли.

Книгу «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин писал в тот период истории Рос­сии, когда царское самодержавие, подавив революцию 1905—1907 годов, установило в стране жестокий полицейский террор, когда во всех областях общественной жизни свирепствовала реакция. «Упадок, деморализация, расколы, разброд, ренегатство, пор­нография на место политики. Усиление тяги к философскому идеализму; мистицизм, как облачение контрреволюционных настроений», — так охарактеризовал В. И. Ленин обстановку в стране после поражения первой русской революции (Сочинения, 4 изд., том 31, стр. 11). Идеологическое оправдание контрреволюции, возрождение религиоз­ной мистики наложили свой отпечаток на науку, литературу, искусство. В философии господствовали наиболее реакционные формы идеализма, отрицавшие закономерный характер развития природы и общества и возможность их познания. В буржуазной сре­де, особенно в кругах интеллигенции, широкое распространение получило «богоиска­тельство» — реакционное религиозно-философское течение, представители которого утверждали,



ПРЕДИСЛОВИЕ IX

что русский народ «потерял бога» и задача заключается в том, чтобы «найти» его. В литературе и искусстве превозносились культ индивидуализма, аполитичность, «чистое искусство», отказ от революционно-демократических традиций русской общественной мысли. Контрреволюционные силы делали все возможное, чтобы оклеветать рабочий класс и его партию, подорвать теоретические основы марксизма. В этих условиях за­щита марксистской философии встала как важнейшая и неотложная задача.

В. И. Ленин отмечал, что при богатстве и разносторонности идейного содержания марксизма в различные исторические периоды выдвигается на первый план то одна, то другая его сторона. Если накануне революции 1905—1907 годов основное значение имело применение экономического учения Маркса к российской действительности, а в период революции — вопросы тактики, то после революции на первый план выдвину­лась марксистская философия. «Время общественной и политической реакции, — пи­сал Ленин, — время «перевариванья» богатых уроков революции является не случайно тем временем, когда основные теоретические, и в том числе философские, вопросы для всякого живого направления выдвигаются на одно из первых мест» (Сочинения, 4 изд., том 17, стр. 54). Подобно тому как накануне первой русской революции Ленин опро­верг либерально-народнические теории и применил экономическое учение Маркса к условиям России, а в годы революции — противопоставил оппортунизму меньшевиков единственно правильную большевистскую тактику, так в годы реакции Ленин разгро­мил махистскую ревизию марксизма, всесторонне разработал марксистскую филосо­фию, показал, что только она одна может служить теоретическим основанием деятель­ности пролетарской партии, ее стратегии и тактики, ее политической линии.

Реакция, свирепствовавшая в России, не была «чисто русским» явлением. Буржуазия во всех странах в эпоху империализма круто поворачивала, как писал Ленин, от демо­кратии к «реакции по всей линии» — в экономике, политике, идеологии. В конце XIX — начале

Χ ПРЕДИСЛОВИЕ

XX века в Европе распространилась так называемая философия «критического опыта» — эмпириокритицизм, или махизм. Возникшая как одна из разновидностей позитивиз­ма, она претендовала на роль «единственно научной» философии якобы преодолевшей односторонности как материализма, так и идеализма, хотя на деле за этой формой скрывалась субъективно-идеалистическая, реакционная сущность. Под влияние эмпи­риокритицизма попали некоторые видные ученые (А. Пуанкаре, А. Эйнштейн и дру­гие). Ряд социал-демократов, считавших себя «учениками Маркса», увидели в махизме «последнее слово науки», призванное «заменить» диалектико-материалистическую фи­лософию марксизма; махистская ревизия философских основ марксизма была проявле­нием международного оппортунизма. Один из лидеров германской социал-демократии К. Каутский считал возможным «дополнить» марксизм махистской гносеологией, на той же точке зрения стоял австрийский социал-демократ Ф. Адлер. В письме А. М. Горькому 31 января (13 февраля) 1908 года Ленин указал на связь оппортунизма с фи­лософским идеализмом: «Материализм, как философия, везде у них в загоне. «Neue Zeit», самый выдержанный и знающий орган, равнодушен к философии, никогда не был ярым сторонником философского материализма, а в последнее время печатал, без единой оговорки, эмпириокритиков... Все мещанские течения в социал-демократии воюют всего больше с философским материализмом, тянут к Канту, к неокантианству, к критической философии» (Сочинения, 4 изд., том 34, стр. 336).

В России наряду с открытыми врагами пролетариата и его партии (В. В. Лесевичем, В. М. Черновым и др.) с проповедью махизма выступила группа социал-демократической интеллигенции, в которую входили как меньшевики — Н. Валенти­нов, П. С. Юшкевич и другие, так и примыкавшие к большевикам А. Богданов, В. База­ров, А. В. Луначарский и другие, использовавшие махизм для ревизии диалектического материализма. При этом Богданов и его единомышленники выступали с ревизией не только философских, но и

ПРЕДИСЛОВИЕ XI

тактических принципов пролетарской партии, отстаивали сектантскую тактику «отзо­визма», отказывались от использования легальных возможностей в политической борь­бе. В условиях идейного разброда в годы реакции махистская ревизия марксизма, на­правленная на подрыв теоретических основ партии, на идейное разоружение пролета­риата, представляла собой серьезную опасность, которая усугублялась тем обстоятель­ством, что махисты, особенно А. В. Луначарский, пытались сделать из социализма но­вый вид религии (так называемое «богостроительство»), считая, что в религиозной форме социализм будет «ближе и понятнее» русскому народу. Необходимо было пока­зать реакционную сущность махизма, защитить марксизм, разъяснить основные вопро­сы диалектического материализма, дать диалектико-материалистическое объяснение новым открытиям естествознания. Эти задачи выполнил В. И. Ленин в книге «Мате­риализм и эмпириокритицизм».

Ленин считал необходимым как можно скорее издать «Материализм и эмпириокри­тицизм». «... Важно, чтобы книга вышла скорее, — писал он. — У меня связаны с ее выходом не только литературные, но и серьезные политические обязательства» (Сочи­нения, 4 изд., том 37, стр. 352). Он торопил с изданием книги потому, что в июне 1909 года предстояло совещание расширенной редакции газеты «Пролетарий» (фактически Большевистского центра), на котором должен был произойти решительный бой с Бо­гдановым и его сторонниками.

Против махистской ревизии марксизма выступал и Г. В. Плеханов, о чем положи­тельно отзывался Ленин. Но критика махизма Плехановым носила ограниченный ха­рактер; в его работах игнорировалась связь махизма с кризисом естествознания и до­пускались ошибки при изложении диалектического материализма. Более того, исходя из своих фракционно-меныпевистских взглядов, Плеханов пытался найти связь между махизмом и большевизмом, нанося тем самым серьезный ущерб делу защиты маркси­стской теории от ревизионизма. Ревизионисты в области марксистской философии бы­ли



XII ПРЕДИСЛОВИЕ

разгромлены благодаря последовательной борьбе большевиков во главе с В. И. Лени­ным, решающую роль в которой сыграла книга «Материализм и эмпириокритицизм». Эта борьба имела огромное международное значение, она разбила утверждения оппор­тунистических лидеров II Интернационала о том, что философия якобы не связана с политикой, что философские взгляды каждого члена партии являются его частным де­лом, что можно быть марксистом, не будучи диалектическим материалистом в филосо­фии.

В отличие от эпохи К. Маркса и Ф. Энгельса, когда на первом плане стояла задача развития и защиты материалистического понимания истории и материалистической диалектики, на рубеже XIX—XX веков решающее значение в борьбе против философ­ского идеализма приобрела защита и развитие марксистского философского материа­лизма и диалектико-материалистической теории познания. Буржуазные философы стремились теоретически доказать невозможность познания объективной реальности, утверждали, что понятие материи «устарело», сводили задачу науки к «анализу ощу­щений» и т. п. Эту враждебную науке идеалистическую философию махисты пытались подкрепить новейшими открытиями естествознания, выдать за последнее слово науки. В. И. Ленин доказал несостоятельность подобных попыток, которые по существу озна­чали возрождение субъективно-идеалистических взглядов Беркли и Юма.

Ленин вскрыл социальные, классовые корни махизма, показал, что он служит инте­ресам буржуазии в ее борьбе против пролетариата, против его мировоззрения — диа­лектического и исторического материализма. Вместе с тем Ленин окончательно разо­блачил реакционный характер махистской ревизии марксизма, раскрыл идеалистиче­скую, антимарксистскую сущность «эмпириомонизма» Богданова, «эмпириосимволиз­ма» Юшкевича и т. п.

В борьбе против реакционной идеалистической философии В. И. Ленин отстоял марксистский философский материализм. Развивая его основные положения, он

ПРЕДИСЛОВИЕ ХШ

дал классическое определение материи, явившееся обобщением всей истории борьбы материализма с идеализмом и метафизикой и новых открытий естествознания. «Мате­рия, — писал Ленин, — есть философская категория для обозначения объективной ре­альности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографиру­ется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них» (настоящий том, стр. 131). Материю Ленин рассматривает в неразрывной связи с движением, под­черкивает, что объективная реальность и есть движущаяся материя. Ленинское опреде­ление материи играет важную роль в борьбе против современной идеалистической фи­лософии, представители которой, фальсифицируя достижения естествознания, также пытаются доказать «духовный характер» бытия, возможность уничтожения материи, превращения ее в энергию, которую они рассматривают как некую «нематериальную сущность» и т. п.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» получила дальнейшее развитие данная Ф. Энгельсом формулировка основного вопроса философии — о соотношении материи и сознания. Указывая на первичность материи по отношению к сознанию, Ленин под­черкнул, что абсолютная противоположность материи, бытия и сознания, мышления ограничивается пределами «основного гносеологического вопроса», что «за этими пре­делами относительность данного противоположения несомненна» (стр. 151).

Великая заслуга Ленина состоит в том, что в борьбе против субъективного идеализ­ма и агностицизма он всесторонне развил марксистское учение о познаваемости мира, теорию отражения. Ленин отстоял материалистическое понимание психического, соз­нания как высшего продукта материи, как функции человеческого мозга, подчеркнул, что мышление, сознание есть отражение внешнего мира. Он дал замечательное опреде­ление ощущения как субъективного образа объективного мира, подверг критике агно­стическую теорию символов, или иероглифов, согласно которой ощущения являются



XIV ПРЕДИСЛОВИЕ

лишь условными знаками, а не изображениями реальных вещей. Эта теория и в наши дни проповедуется представителями различных направлений современной буржуазной философии и ленинская критика ее имеет актуальное значение.

Ленин раскрыл сложный, диалектический процесс познания, показал, что диалекти­ка и есть теория познания марксизма. К этому важнейшему положению, сформулиро­ванному Лениным позднее, в 1914—1915 годах, в работе «Карл Маркс» и в «Философ­ских тетрадях», подводит весь ход ленинских рассуждений о сущности марксистской теории познания в книге «Материализм и эмпириокритицизм». «В теории познания, как и во всех других областях науки, — писал он, — следует рассуждать диалектически, т. е. не предполагать готовым и неизменным наше познание, а разбирать, каким обра­зом из незнания является знание, каким образом неполное, неточное знание становится более полным и более точным» (стр. 102). Замечательным примером применения диа­лектики к исследованию процесса человеческого познания является данный в работе «Материализм и эмпириокритицизм» анализ учения об истине. В. И. Ленин определяет истину как сложный, противоречивый процесс развития знания и рассматривает его с двух сторон: в противоположность различным формам субъективного идеализма, агно­стицизма он подчеркивает объективность, независимость от субъекта содержания на­ших знаний; в то же время Ленин указывает, что познание есть процесс развития отно­сительной истины в абсолютную, противопоставляя тем самым диалектико-материалистическое учение об истине как релятивизму, так и метафизике. «... Челове­ческое мышление, — писал Ленин, — по природе своей способно давать и дает нам аб­солютную истину, которая складывается из суммы относительных истин. Каждая сту­пень в развитии науки прибавляет новые зерна в эту сумму абсолютной истины, но пределы истины каждого научного положения относительны, будучи то раздвигаемы, то суживаемы дальнейшим ростом знания» (стр. 137).

ПРЕДИСЛОВИЕ XV

В. И. Ленин раскрыл значение практики в процессе познания как основы и цели по­знания, как критерия истины, показал, что точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной в теории познания, что она неизбежно приводит к материализму. В своей книге В. И. Ленин указывал, что истинность марксизма подтверждается всем хо­дом развития капиталистических стран за последние десятилетия. В наши дни истин­ность марксистской теории подтверждается не только развитием классовой борьбы в странах капитала, но и практикой строительства социализма и коммунизма в странах мировой социалистической системы. Ревизионисты, как прежние, так и современные, стремятся фальсифицировать практику общественного развития и оправдать ревизию марксизма. Разоблачив попытки пересмотра основ марксистской теории, Ленин одно­временно показал важность борьбы против догматизма, необходимость творческого подхода к марксизму. «Единственный вывод из того, разделяемого марксистами, мне­ния, что теория Маркса есть объективная истина, — писал он, — состоит в следующем: идя по пути марксовой теории, мы будем приближаться к объективной истине все больше и больше (никогда не исчерпывая ее); идя же по всякому другому пути, мы не можем прийти ни к чему, кроме путаницы и лжи» (стр. 146). Все содержание книги «Материализм и эмпириокритицизм» является глубоким обоснованием возможности объективного познания законов природы и общества, проникнуто убеждением в могу­щество и силу человеческого разума. Разработка В. И. Лениным научной, диалектико-материалистической теории познания является блестящим образцом творческого раз­вития диалектического материализма.

В конце XIX — начале XX века в естествознании началась подлинная революция: были открыты рентгеновские лучи (1895), явление радиоактивности (1896), электрон (1897), при изучении свойств которого обнаружили изменчивость его массы в зависи­мости от скорости, радий (1898) и т. д. Развитие науки показало ограниченный характер существовавшей до тех пор

XVI ПРЕДИСЛОВИЕ

физической картины мира. Начался пересмотр целого ряда понятий, выработанных прежней, классической физикой, представители которой стояли, как правило, на пози­циях стихийного, неосознанного, часто метафизического материализма, с точки зрения которого новые физические открытия казались необъяснимыми. Классическая физика исходила из метафизического отождествления материи как философской категории с определенными представлениями о ее строении. Когда же эти представления коренным образом изменились, философы-идеалисты, а также отдельные физики, стали говорить об «исчезновении» материи, доказывать «несостоятельность» материализма, отрицать объективное значение научных теорий, усматривать цель науки лишь в описании явле­ний и т. п.

В. И. Ленин указывал, что возможность идеалистического истолкования научных открытий содержится уже в самом процессе познания объективной реальности, порож­дается самим прогрессом науки. Так, закон сохранения и превращения энергии был ис­пользован В. Оствальдом для обоснования «энергетизма», для доказательства «исчез­новения» материи и превращения ее в энергию. Проникновение вглубь атома, попытки выделить его элементарные составные части привели к усилению роли математики в развитии физических знаний, что само по себе было положительным явлением. Однако математизация физики, а также принцип релятивизма, относительности наших знаний в период коренного изменения физической картины мира способствовали возникнове­нию кризиса физики и явились гносеологическими источниками «физического» идеа­лизма. В действительности новые открытия в физике, как показал В. И. Ленин, не толь­ко не опровергали, а, наоборот, подтверждали диалектический материализм, к которо­му подводило все развитие естествознания. Характеризуя сложный путь развития фи­зики, ее стихийные поиски правильной философской теории, В. И. Ленин писал: «Со­временная физика... идет к единственно верному методу и единственно верной фило­софии естествознания не прямо, а зигзагами, не сознательно,

ПРЕДИСЛОВИЕ XVII

а стихийно, не видя ясно своей «конечной цели», а приближаясь к ней ощупью, шата­ясь, иногда даже задом» (стр. 332).

Глубокий переворот во взглядах на природу, начавшийся на рубеже XIX—XX веков, совпал с усилением общественно-политической реакции, вызванным переходом капи­тализма в новую, империалистическую стадию своего развития. В этих условиях идеа­листическая философия, воспользовавшись революцией в физике, сделала попытку вы­теснить материализм из естествознания, навязать физике свое гносеологическое объяс­нение новых открытий, примирить науку и религию. «Суть кризиса современной фи­зики, — писал Ленин, — состоит в ломке старых законов и основных принципов, в от­брасывании объективной реальности вне сознания, т. е. в замене материализма идеа­лизмом и агностицизмом» (стр. 272—273). Эта «замена» облегчалась еще и тем, что сами условия жизни ученого в капиталистическом обществе толкают его к идеализму и религии.

В. И. Ленин не только проанализировал суть кризиса физики, но и определил путь выхода из него — усвоение физиками диалектического материализма. Развитие естест­вознания в СССР и других социалистических странах, работы прогрессивных ученых капиталистических стран подтвердили ленинское предвидение.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» дано философское обобщение новых открытий естествознания, к которым Ленин подошел как философ, вооруженный наи­более прогрессивным методом мышления, которого как раз недоставало специалистам-физикам. Этот метод — материалистическая диалектика, в категориях которой только и может быть правильно отражена объективная диалектика природы. Этот метод, в про­тивоположность как метафизике, так и релятивизму, настаивает, по словам Ленина, на приблизительном, относительном характере наших знаний о строении и свойствах ма­терии, на отсутствии абсолютных граней в природе, на превращении движущейся ма­терии из одного состояния в другое и т. п.

XVIII ПРЕДИСЛОВИЕ

Исходя из материалистической диалектики, Ленин выдвинул положение о неисчер­паемости материи. «Электрон, — писал он, — так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна, но она бесконечно существует, и вот это-то единственно категорическое, единственно безусловное признание ее существования вне сознания и ощущения чело­века и отличает диалектический материализм от релятивистского агностицизма и идеа­лизма» (стр. 277—278). Эта замечательно глубокая ленинская мысль была всесторонне подтверждена дальнейшим развитием науки (открытием искусственной радиоактивно­сти, сложной структуры атомного ядра, современной теорией «элементарных» частиц и т. д.).

В своей книге В. И. Ленин рассмотрел и такие философские проблемы естествозна­ния, как вопрос о качественном многообразии материи и форм ее движения, принцип причинности, вопрос об объективной реальности пространства и времени как основных форм существования материи и другие. Эти ленинские идеи явились результатом обобщения с позиций диалектического материализма целого этапа в развитии естество­знания, в особенности физики, знаменующего собой начало продолжающегося и в на­ши дни революционного переворота в науке и технике.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленин показал неразрывное единство диалектического и исторического материализма, развил основные положения исторического материализма, прежде всего — положение об определяющей роли об­щественного бытия по отношению к общественному сознанию. Исторический материа­лизм Ленин противопоставил идеалистической теории Богданова о тождестве бытия и сознания, а также антинаучным попыткам махистов подменить специфические законо­мерности общественного развития «социальной энергетикой», биологическими и дру­гими естественнонаучными закономерностями.

В. И. Ленин раскрыл глубокую связь махизма с религией, показал, что идеализм как философское направление является важным средством сохранения и поддержания ре­лигии. В результате всестороннего

ПРЕДИСЛОВИЕ XIX

изучения эмпириокритицизма, сопоставления его с другими разновидностями идеализ­ма В. И. Ленин пришел к выводу, что идеализм «... есть только утонченная, рафиниро­ванная форма фидеизма, который стоит во всеоружии, располагает громадными орга­низациями и продолжает неуклонно воздействовать на массы, обращая на пользу себе малейшее шатание философской мысли» (стр. 380). «Материализм и эмпириокрити­цизм» — произведение воинствующего пролетарского атеизма, основанного на после­довательном научном мировоззрении — диалектическом и историческом материализ­ме, непримиримого с какой бы то ни было формой защиты религии.

В борьбе с махистской ревизией марксизма В. И. Ленин обогатил марксистский принцип партийности науки, партийности философии. В своей книге Ленин разоблачил мнимую беспартийность буржуазной философии, прикрытую терминологическими ухищрениями и «ученой» схоластикой. Он показал, что развитие философии в антаго­нистическом, классовом обществе неизбежно проявляется в борьбе двух основных фи­лософских направлений — материализма и идеализма, выражающих, как правило, со­ответственно интересы прогрессивных и реакционных классов. Раскрывая антинауч­ность идеализма, Ленин противопоставляет ему материалистическую философскую традицию (от Демокрита до Фейербаха и Чернышевского), которая получила свое выс­шее развитие в марксистской философии. Историю философии В. И. Ленин рассматри­вает как борьбу «тенденций или линий Платона и Демокрита», подчеркивает, что но­вейшая философия так же партийна, как и две тысячи лет тому назад, что развитие фи­лософских идей органически связано с практикой политической борьбы и «беспартий­ные» люди в философии — такие же безнадежные тупицы, как и в политике.

Имея в виду реакционных буржуазных ученых, Ленин писал: «Ни единому из этих профессоров, способных давать самые ценные работы в специальных областях химии, истории, физики, нельзя верить ни в едином слове, раз речь заходит о философии» (стр. 363).



XX ПРЕДИСЛОВИЕ

Боящаяся объективного исследования закономерностей общественного развития, кото­рые обрекают капитализм на гибель, буржуазия требует от своих «приказчиков» фаль­сификации его выводов, доказательства «вечности», «незыблемости» капиталистиче­ского строя. Именно поэтому буржуазная партийность враждебна объективности, на­учности. Однако пролетариат, призванный освободить человечество от эксплуатации и являющийся законным преемником всего культурного наследия человечества, в том числе и созданного буржуазным обществом, не может обойтись без усвоения культуры прошлого. «Задача марксистов, — писал В. И. Ленин, — суметь усвоить себе и перера­ботать те завоевания, которые делаются этими «приказчиками»... и уметь отсечь их ре­акционную тенденцию, уметь вести свою линию и бороться со всей линией враждебных нам сил и классов» (стр. 364). Выполнение этой двуединой задачи, поставленной Лени­ным, играет важную роль в борьбе за построение коммунистического общества. В про­цессе строительства коммунизма, поскольку он осуществляется в условиях сосущест­вования двух противоположных общественных систем: социализма и капитализма, особое значение приобретает вторая сторона этой задачи — борьба с буржуазной идео­логией, борьба, в которой важнейшую роль играет развитый В. И. Лениным принцип революционной пролетарской партийности.

Книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» сыграла выдающуюся роль в идейном вооружении большевистской партии, в борьбе против всех форм и разновид­ностей оппортунизма, всех и всяких фальсификаторов марксизма в рабочем движении России. В. И. Ленин подчеркнул в ней логическую стройность, последовательность диалектического материализма. «В этой философии марксизма, вылитой из одного кус­ка стали, — писал он, — нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной сущест­венной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи» (стр. 346). Эти замечательные слова В. И. Ленина подтвердились всем ходом развития мар-

ПРЕДИСЛОВИЕ XXI

ксистской философской мысли, ее победоносной борьбой против реакционного миро­воззрения империалистической буржуазии.

Книга В. И. Ленина и в наши дни является боевым оружием коммунистических и ра­бочих партий в борьбе за чистоту марксистской теории против буржуазной идеологии и современного ревизионизма. Она учит глубоко научно, по-марксистски разбираться в явлениях современной общественной жизни, раскрывать закономерности ее развития, вырабатывать на этой основе стратегию и тактику классовой борьбы, вскрывать клас­совые и гносеологические корни ревизионизма. Разоблачая ухищрения ревизионистов в борьбе против марксизма, Ленин писал: «Все более тонкая фальсификация марксизма, все более тонкие подделки антиматериалистических учений под марксизм, — вот чем характеризуется современный ревизионизм и в политической экономии, и в вопросах тактики, и в философии вообще, как в гносеологии, так и в социологии» (стр. 351). Эти ленинские указания имеют особенно важное значение для борьбы против современных ревизионистов. Книга Ленина является образцом для борьбы против современной бур­жуазной философии и социологии, в ней разоблачены основные приемы и методы «критики» марксизма идеологами реакционной буржуазии: подмена закономерностей общественного развития биологическими, психологическими и иными «факторами», псевдогуманистическая защита человеческой личности, которой якобы пренебрегает марксизм, стремление фальсифицировать марксизм под видом его «развития» и т. п.

В. И. Ленин показал, а дальнейшее развитие естествознания подтвердило, что диа­лектический материализм есть единственно верная философия естествознания, наибо­лее последовательный и научный метод мышления. Ленинский труд помог многим прогрессивным ученым найти правильную дорогу в своих областях знания, порвать с идеалистической философией, перейти на позиции научного, диалектико-материалистического мировоззрения. Данный Лениным анализ развития



XXII ПРЕДИСЛОВИЕ

естествознания на рубеже XIX—XX веков, глубокое философское обобщение достиже­ний естествознания, его характеристика кризиса физики и определение пути выхода из него имеют важнейшее значение для борьбы против современной идеалистической фальсификации научных открытий, за победу диалектического материализма в естест­вознании, за дальнейший прогресс науки.

«Материализм и эмпириокритицизм» — великое произведение марксистской фило­софии, имеющее огромное значение для овладения диалектико-материалистическим мировоззрением; и в наши дни философский труд В. И. Ленина продолжает служить делу борьбы против реакционной буржуазной философии и социологии, против реви­зионизма и догматизма, делу познания и революционного преобразования мира.

Институт марксизма-ленинизма при ЦК КПСС

ДЕСЯТЬ ВОПРОСОВ РЕФЕРЕНТУ



Написано в мае, ранее 15 (28), 1908 г.

Впервые напечатано в 1925 г. Печатается по рукописи

в Ленинском сборнике III

Первая страница рукописи В. И. Ленина «Десять вопросов референту». — 1908 г.



Уменьшено

1. Признает ли референт, что философия марксизма есть диалектический материа­


лизм?

Если нет, то почему не разобрал он ни разу бесчисленных заявлений Энгельса об этом?

Если да, то зачем называют махисты свой «пересмотр» диалектического материа­лизма «философией марксизма»?


  1. Признает ли референт основное деление философских систем у Энгельса на ма­
    териализм и идеализм, причем средними между тем и другим, колеблющимися между
    ними считает Энгельс линию Юма в новой философии, называя эту линию «агности-
    цизмом» и объявляя кантианство разновидностью агностицизма?

  2. Признает ли референт, что в основе теории познания диалектического материа­
    лизма лежит признание внешнего мира и отражения его в человеческой голове?

  3. Признает ли референт правильным рассуждение Энгельса о превращении «вещей
    по себе» в «вещи для нас»?3

  4. Признает ли референт правильным утверждение Энгельса, что «действительное
    единство мира заключается в его материальности»? {Anti-Dühring, 2 изд., 1886 г.,
    стр. 28,1 отдел. § IV о мировой схематике)4.

  5. Признает ли референт правильным утверждение Энгельса, что «материя без дви­
    жения так же немыслима, как движение без материи» (Anti-Dühring, 1886, 2 изд.,

В. И. ЛЕНИН

стр. 45, в § 6 о натурфилософии, космогонии, физике и химии) .



  1. Признает ли референт, что идея причинности, необходимости, закономерности и
    т. д. является отражением в человеческой голове законов природы, действительного
    мира? Или Энгельс был неправ, утверждая это (Anti-Dühring, S. 20—21, в § III — об ап­
    риоризме, и S. 103—104, в § XI — о свободе и необходимости)6.

  2. Известно ли референту, что Мах выражал свое согласие с главой имманентной
    школы, Шуппе, и даже посвятил ему свой последний и главный философский труд?
    Как объясняет референт это присоединение Маха к явно идеалистической философии
    Шуппе, защитника поповщины и вообще явного реакционера в философии?

  3. Почему референт умолчал о «приключении» с его вчерашним товарищем (по
    «Очеркам»), меньшевиком Юшкевичем, который сегодня объявил Богданова (вслед за
    Рахметовым) идеалистом?* Известно ли референту, что Петцольдт в своей последней
    книге9 целый ряд учеников Маха отнес к идеалистам?

10. Подтверждает ли референт тот факт, что махизм не имеет ничего общего с боль­
шевизмом? что против махизма неоднократно протестовал Ленин? что меньшевики
Юшкевич и Валентинов «чистые» эмпириокритики?

МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ ОБ ОДНОЙ РЕАКЦИОННОЙ ФИЛОСОФИИ11

Написано о февралеоктябре 1908 г.; дополнение к § 1-му главы IV в марте 1909 г.

Напечатано в мае 1909 г.

в Москве отдельной книгой

издательством «Звено»

Печатается по тексту книги

изд. 1909 г., сверенному с текстом книги изд. 1920 г.

Обложка первого издания книги В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм». — 1909 г.



Уменьшено

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Целый ряд писателей, желающих быть марксистами, предприняли у нас в текущем году настоящий поход против философии марксизма. Менее чем за полгода вышло в свет четыре книги, посвященные главным образом и почти всецело нападкам на диа­лектический материализм. Сюда относятся прежде всего «Очерки по (? надо было ска­зать: против) философии марксизма», СПБ., 1908, сборник статей Базарова, Богданова, Луначарского, Бермана, Гельфонда, Юшкевича, Суворова; затем книги: Юшкевича — «Материализм и критический реализм», Бермана — «Диалектика в свете современной теории познания», Валентинова — «Философские построения марксизма».

Все эти лица не могут не знать, что Маркс и Энгельс десятки раз называли свои фи­лософские взгляды диалектическим материализмом. И все эти лица, объединенные — несмотря на резкие различия политических взглядов — враждой против диалектиче­ского материализма, претендуют в то же время на то, что они в философии марксисты! Энгельсовская диалектика есть «мистика», — говорит Берман. Взгляды Энгельса «ус­тарели», — мимоходом, как нечто само собою разумеющееся, бросает Базаров, — ма­териализм оказывается опровергнутым нашими смелыми воинами, которые гордо ссы­лаются на «современную теорию познания», на «новейшую философию» (или «новей­ший позитивизм»), на «философию современного естествознания»

10 В. И. ЛЕНИН

или даже «философию естествознания XX века». Опираясь на все эти якобы новейшие учения, наши истребители диалектического материализма безбоязненно договаривают­ся до прямого фидеизма* (у Луначарского всего яснее, но вовсе не у него одного!13), но у них сразу пропадает всякая смелость, всякое уважение к своим собственным убежде­ниям, когда дело доходит до прямого определения своих отношений к Марксу и Эн­гельсу. На деле — полное отречение от диалектического материализма, т. е. от мар­ксизма. На словах — бесконечные увертки, попытки обойти суть вопроса, прикрыть свое отступление, поставить на место материализма вообще кого-нибудь одного из ма­териалистов, решительный отказ от прямого разбора бесчисленных материалистиче­ских заявлений Маркса и Энгельса. Это — настоящий «бунт на коленях», по справед­ливому выражению одного марксиста. Это — типичный философский ревизионизм, ибо только ревизионисты приобрели себе печальную славу своим отступлением от ос­новных воззрений марксизма и своей боязнью или своей неспособностью открыто, прямо, решительно и ясно «рассчитаться» с покинутыми взглядами. Когда ортодоксам случалось выступать против устаревших воззрений Маркса (например, Мерингу против некоторых исторических положении ), — это делалось всегда с такой определенно­стью и обстоятельностью, что никто никогда не находил в подобных литературных вы­ступлениях ничего двусмысленного.

Впрочем, в «Очерках «по» философии марксизма» есть одна фраза, похожая на правду. Это — фраза Луначарского: «может быть, мы» (т. е., очевидно, все сотрудники «Очерков») «заблуждаемся, но ищем» (стр. 161). Что первая половина этой фразы со­держит абсолютную, а вторая — относительную истину, это я постараюсь со всей об­стоятельностью показать в предлагаемой вниманию читателя книге. Теперь же замечу только, что если бы наши философы говорили не от

Фидеизм есть учение, ставящее веру на место знания или вообще отводящее известное значение ве-ре12.



ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ Π

имени марксизма, а от имени нескольких «ищущих» марксистов, то они проявили бы больше уважения и к себе самим и к марксизму.

Что касается до меня, то я тоже — «ищущий» в философии. Именно: в настоящих заметках я поставил себе задачей разыскать, на чем свихнулись люди, преподносящие под видом марксизма нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное.

Автор Сентябрь 1908 года.

12

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ



Настоящее издание, кроме отдельных исправлений текста, не отличается от преды­дущего. Я надеюсь, что оно будет небесполезно, независимо от полемики с русскими «махистами», как пособие для ознакомления с философией марксизма, диалектическим материализмом, а равно с философскими выводами из новейших открытий естество­знания. Что касается до последних произведений А. А. Богданова, с которыми я не имел возможности ознакомиться, то помещаемая ниже статья тов. В. И. Невского дает необходимые указания . Тов. В. И. Невский, работая не только как пропагандист во­обще, но и как деятель партийной школы в особенности, имел полную возможность убедиться в том, что под видом «пролетарской культуры» проводятся А. А. Богдано­вым буржуазные и реакционные воззрения.

Н. Ленин 2 сентября 1920 года.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   32


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница