«От Плотбища до областного города: 360 лет со дня основания города Читы»



Скачать 307.88 Kb.
Дата10.06.2016
Размер307.88 Kb.
ТипЛитература
Муниципальное Общеобразовательное Учреждение

Средняя Общеобразовательная Школа п. Жирекен

Забайкальского края, Чернышевского района.

Тема: «От Плотбища до областного города: 360 лет со дня основания города Читы».

Выполнила: Алтухова Алёна Николаевна

Ученица 10 «А» классМОУ СОШ п.Жирекен

Предмет: история

Учитель: Коновалова Зинаида Леонидовна

2013

Оглавление:



Введение360 лет со дня основания Читы 2

Глава 1 Основание Читинского острога Бекетовым 5

Глава 2 Чита в описании декабристов. 12

Глава 3 П. И. Фаленберг и его план Читинского острога. 16

Глава 4 Становление Читы областным центром 20

Заключение 28

Примечание 29

Литература 32

1

Введение 360 лет со дня основания Читы.

Долгое время территория Сибири была неизведанным уголком. Лишь только в 1581, во время царствования Ивана IV, был организован поход в это отдаленное от европейской части России место под предводительством Ермака. Итогом этого путешествия стало начало русского освоения Сибири.

С середины XVII века Забайкалье вошло в состав Российского государства. Присоединение этой территории явилось частью общего геополитического устремления государства на Восток. Освоение Даурии (так русские называли земли за Байкалом) сулило приобретение новых территорий с огромными природными богатствами. Особый интерес проявлялся к пушнине, так как она в то время была частью экспорта и важнейшим источником пополнения государственной казны. Приобретение этих богатств было возможным благодаря землепроходцам. В освоении края участвовали люди, служившие государству – казаки, стрельцы и дворяне. Отряд казаков под руководством сотника Петра Бекетова прочно закрепил за Россией земли за Байкалом. В 1652 году казаки Бекетова вышли из Енисейска. Пройдя тысячи километров, осенью 1653 г. казаки достигли верховьев Хилка и на берегу озера Иргень построили Иргенский острог. Затем отряд начал сплавляться по реке Ингоде. Но, проплыв по ней, обнаружив там сплошной лёд и узнав, что река уже 10 дней стоит, землепроходцы по приказанию Бекетова основали там зимовьё. Это зимовьё положило начала предшественнику Читинского острога – селению Плотбища. В 2013 году исполняется 360 лет этому знаменательному событию. Несомненно, это великая дата для жителей Забайкалья.

Поэтому, когда мне было предложено написать реферат на эту тему, я сразу же согласилась ввиду нескольких причин. Во-первых, эта тема

2

актуальна, поскольку в 2013 году исполняется 360 лет со дня основанияЧиты. Во-вторых, я – жительница Забайкальского края, и я обязана знать историю своей малой Родины. В-третьих, я собираюсь сдавать экзамен по истории в 11 классе, и написание реферата поможет мне при подготовке к нему.



Цель моей работы: проследить, как произошло превращение Читы из селения в областной центр.

Задачи:


1.подобрать и изучить литературу по теме;

2.рассмотреть, как и кем был основан Читинский острог;

3. рассмотреть, как первоначально выглядела Чита;

4. определить значение основания Читы для России.

Для решения этих задач я использовала следующую литературу:

1. Анненкова П. Е.Записки жены декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977.

2.. Басаргин Н. В.Записки декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977.

3.Бахментьева Е. А.Забайкалье вXVII-XVIII в. Учебное пособие для учащихся средних общеобразовательных школ. – Чита: 2002.

4.Бестужева М. А. Записки декабриста В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977.

5.Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: В 4 т. Т. III: И – П/. Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2006.

3

7.Очерки истории Восточного Забайкалья. Читинская область. Т1. Под ред.



И. И. Кириллова. – Чита: Экспресс – издательство 2007 с. 79

8. Константинов А. В., Константинова Н. Н. История Забайкалья (с древнейших времен до 1917 года). – Чита, 2002.

9. Куренная И. Г. Чита. Город во времени. – Чита: Издательская мастерская «Стиль», 2001.

10.. Декабристы и Сибирь. Составители: М. Д. Сергеев, Н. Н. Гончарова, А. Ф. Серебряков. М. Советская Россия. 1988.

11. Якушкин И. Д.Записки декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977.

12. Интернет ресурсы: http://esdek.narod.ru/48/ekonomisty8.htm.История экономической мысли России в лицах. Словарь-справочник. Под. Ред. Проф. Н.Н.Думной и О.В. Карамовой. – М.: КНОРУС, 2007.


13. Интернет ресурсы: http://www.vsp.ru/okray/2001/12/01/350853?call_context=embed. Сибирское "Учреждение" М. Сперанского


4

Глава 1. Основание Читинского острога Бекетовым.

Чита имеет очень богатую и интересную историю. Она прошла длинный путь от «Плотбища» до столицы края, от места ссылки государственных преступников до административного, научного, промышленного и культурного центра Восточного Забайкалья.

И так, Читой поселение стало называться не сразу. Поначалу его называли «Плотбище», что означало, место в устье реки Читы, где строили плоты, а затем отправляли их вниз по Ингоде. Впервые топоним Плотбище встречается на чертеже Амурского бассейна 1690 года, который был составлен по сведениям полковника А. И. Бейтона, руководителя обороны Албазинского острога от маньчжуров. Затем чертеж вошел в «Хорографическую чертежную книгу» 1697-1711 годов С. М. Ремезова. Поселение с названием Плотбище было обозначено на чертеже на левом берегу реки Ингоды. В октябре 1687 года русский посол Федор Головин заключил договор с несколькими удинскими и еравнинскими служилыми и промышленными людьми на поставку 2900 пудов хлеба на плотбище, на устье Читы-реки. Головин велел нерчинскому воеводе И. Е. Власову отправить туда своего человека для приема и хранения хлеба до летней навигации. Этим человеком стал нерчинский рядовой казак Карп Юдин. Были и другие письменные свидетельства о плотбище. «В книге И. Идеса «Трехлетнее путешествие в Китай, совершенное Московским посланником ИзбрантомИдесом в 1693 году»: 15 мая я благополучно прибыл в Плотбище… Реки Ингода и Шилка, оказывается, очень мелкие. Нам пришлось задержаться на несколько дней в деревне Плотбище, лежащей на реке Чите, отчасти – чтобы дать отдохнуть животным и отчасти, чтобы сделать плоты, на которых мы могли бы спуститься по рекам Ингоде и Шилке до Нерчинска… Что касается плотов, то даже на них оказалось трудно пройти через каменистые места – в пути два из наших плотов

5

разбились, и нам пришлось немало помучиться, чтобы спасти свое добро».[1]Так же о плотбище есть сведения в дневнике секретаря московского посольства в Китай А. Бранта: «Мы прибыли в селение, называемое Плотбище, вкотором было шесть домов, маленькая речка Чита омывает это лишь недавно обжитое место… В одной версте отсюда река Чита впадает в Ингоду».[2]



Затем Плотбище приобретает другие названия. В челобитной Карпа Юдина воеводе Головину поселение впервые было названо «Новая слобода», а затем «Читинская слобода» или «Читинская». К этому времени здесь служили русские казаки, которые были первыми жителями Читы. Это Федор Зиновьев, Иван Сидоров, Ананий Никифоров, Василий Молоков, Иван Грамотка, Григорий Кайдалов, Алексей Добрынин. В 1709 году приказчиком Читинской слободы был Степан Сенотрусов.

Уже в 1711 году слобода переустраивается в острог. Об этом свидетельствуют старинные окладные книги и другие документы. А в окрестностях острога стали возникать другие селения. Чуть более пятидесяти первых колонистов края обустраивали суровую местность. Распахивали земли, сеяли хлеб, мостили дороги, рубили лес и строили избы. Это они – казаки и посадские люди, служилые и пашенные крестьяне – построили в остроге деревянную церковь. Рядом с церковью была построена приказная изба – главное административное учреждение острога. В селении к этому времени уже были пивоварня и кабак.

В 1725 году управляющим острогом значился служилый человек Петр Тутилов. К 1726 году селение носит название – Читинск. В нем построили почтовую станцию, надзирателем которой был Тимофей Никитин. В начале тридцатых годов начала действовать заставная таможня, куда поступал пошлинный сбор деньгами, товаром и мягкой рухлядью. К концу восемнадцатого века селение располагалось на мысу около левого берега

6

речки Читы. Два десятка домов разместились около небольшой крепостцы, окруженной заостренными вверху бревнами тына. В этом острожке стояли два жилых дома, в одном из них жили десятник, командовавший казаками, и прапорщик, который командовал казенным хлебопашеством. Во втором доме жили казаки.



На рубеже XVIII – XIX веков через Читу проходил путь российских научных экспедиций. Здесь побывали такие ученые, как Г. Ф. Миллер, Э. Г. Лаксман, П. С. Палас, Д. Г. Мессершмит, И. Г. Гмелин, И. Г. Георги.

В первое десятилетие XIX века Чита чаще называется Читинским селением, Читинская станция, а то и просто село Чита. В 1823 году Чита становится волостным центром. А ее управителем – С. И. Смольянинов.

Так развивалась история будущей столицы Забайкальской области.

А обязана она своим появлением казакам-первопроходцам. Сюда в Сибирь их манит, прежде всего, пушнина – «мягкое золото», которое являлось одним из экспортных товаров. Определенную роль сыграла потребность государства в драгоценных металлах, которых на территории России не добывали. Даже российские деньги приходилось чеканить из немецких талеров. Поэтому в наказах сибирским воеводам специально предписывалось вести поиски серебряных и золотых руд, драгоценных камней. К этим причинам следует добавить стремление людей освободиться от крепостной зависимости и жить вольно. Желание получить землю, недостаток которой остро ощущался в центре, двигало русских на восток.

Уже в первые годы освоения Сибири была выработана определенная тактика присоединения к России новых земель. На покоренных землях возводился небольшой острог или острожек. Затем начиналось освоение земель вокруг этих форпостов. В острог назначался воевода, а в острожки – приказный человек из лучших сынов боярских. Из охочих и вольных

7

людей воевода собирал отряды казаков, людей служилых. Они должны были охранять остроги. Вместе с отрядами служилых шли торговые и промышленные люди. Торговые люди привозили в Сибирь кухонную утварь, топоры, косы, серпы железные, сукно и другие товары. Землепашцам отводились лучшие угодья. Плотники строили остроги и зимовья. А отряды служилых людей шли далее вглубь Сибири. Так и осваивался этот необъятный край.



В 1631 году на Ангаре в землях бурят построен Братский острог, в землях якутских заложен Якутский острог. Затем служилые люди вышли к морю Ламе – Байкалу и заложили новый опорный пункт – острог Баргузинский.

Одним из первых разведчиков, отправленных из этого острога и вышедших на реку Ингоду, а по ней на Шилку, был Якунко Софонов. Вернувшись в острог, он отправился к воеводе А. Ф. Пашкову, которому рассказал о путях в даурскиеземли. Осуществить поход за Байкал Пашков поручил бывалому предводителю казаков Петру Ивановичу Бекетову. Он был прославленным землепроходцем Забайкалья. Бекетов принадлежал к военному сословию – сынам боярским, служившим по «отечеству» т.е. из поколения в поколение. Даже фамилия казака происходит от слова «бекет», означающего «пограничный сторожевой пост». С его именем связано прибытие отряда землепроходцев в сто человек на берега Ингоды осенью 1653 года. «Иду из государеву указу… на великую реку Шилку с добром, а не войною и не боем» - писал сотник в своих «Отписках».[3]

Пётр Бекетов поступил на службу Государеву в 1624 году в стрелецкий полк. В январе 1627 г. Бекетов лично подал в приказ Казанского дворца челобитную с просьбой о назначении его стрелецким сотником в Енисейский острог. Через некоторое время был поверстан стрелецким сотником и отправлен в Енисейск и с тех пор всю жизнь провёл в походах по Сибири. В 1628-1629 годах Петр Иванович участвовал в походах

8

енисейских служилых людей вверх по реке Ангаре и, выполнив задание успешнее своих предшественников, стал первым человеком, преодолевшим ангарские пороги. В этих же годах он основал Рыбинский острог и здесь же был собран первый ясак с нескольких «братских» князей. В 1631 году Бекетов отправился с тридцатью казаками к реке Лене, чтобы закрепиться на её берегах. И. Фишер, известный историк Сибири, оценивал это путешествие как признание заслуг и способностей человека, достаточно много сделавшего для государства. Этот поход продолжался в течение 2 лет и 3 месяцев. Как и любой успех приходит не сразу, так и «привести под государеву руку» местных жителей, бурят, оказалось не так легко. Только лишь после долгой схватки, в результате которой буряты оказались в замешательстве, а русские воспользовались ею и основали в устье реки ТутурыТутурский острог, удалось покорить этот воинственный народ. С 1632 года Бекетов два с половиной года служил в Якутске, где основал первый в Якутии государев острог недалеко от впадения в Лену реки Алдан, и первым побывал в Забайкалье. Потом была служба в Витиме, Олекме и Чаре. Его отличала исключительная физическая и моральная выносливость. «Все обезножили, и без рук и без грудей стали, и опухли все, а он власть правит, успокаивает, помогает, души казаков в крепость приводит. Всю жизнь он исповедует неписаный казачий закон – нет уз святее товарищества. Собираясь в Даурский поход, на свои деньги он купил провиант для члена отряда монахини-черницы Стефании. Его отличали пренебрежение опасностью и славой, бескорыстное служение государю, честность в исполнении долга. Лихоимцев призывал к ответу, был скромен, хозяйственно сметлив и справедлив». [4]



После 1650 года Петр Иванович снова в Забайкалье.2 июня 1652 г. Бекетов по приказу енисейского воеводы Афанасия Пашкова выступил в поход с отрядом в сотню человек. Переплыв на лодках Байкал, он в устье Селенги заложил острог под названием Усть-Прорва. А через год со своим отрядом

9

направился на лодках по Селенге, и достигли Хилка. Через десять дней пути Хилок стал настолько мелководен, что большие лодки оказались непригодны. Пришлось делать новые – плоскодонные дощаники. За три недели было изготовлено 13 дощаника, и отряд вновь тронулся вверх по реке. На протяжении всего пути паруса и весла использовали редко, в основном тянули лодки бечевой. Толкали шестами. На лодках везли оружие – мушкеты, пищали, самопалы, пики, луки, сабли, порох и свинец.Кроме этого, дощаники везли зерно, муку, крупу, толокно, гвозди, серпы, косы. Были в отряде и лошади, но их берегли и даже на трудных участках не впрягали в бечеву. Их использовали только для разведывательных поездок.Так,преодолевая многочисленные трудности,24 сентября 1653 годаБекетов дошел до озера Иргень и здесь заложил первое поселение русских в Восточном Забайкалье-Иргенский острог с двумя воротами и караульной над ними. Внутри поставили амбар и шесть изб для казаков. Пока семьдесят два бекетовца возводили острог, тридцать человек, которые пришли на Ингоду волоком, стали строить плоты для сплава. 19 ноября начали сплав, но плоты встали, так как на реке начался ледостав. Выбрав место напротив плотбища, Петр Бекетов велел служилым людям строить зимовье. «А в Зимовье и около Зимовья велел крепость учинить. И велел казну государеву государеанбар сносить».[5]Документальных свидетельств, где находилось плотбище, нет.Георгий Граубин в своём историческом повествовании о Забайкалье «Серебряный капкан» пишет: «А тридцать человек во главе с ИвашкойКотельниковым переносили на своих горбах грузы на Ингоду. Когда плотники закончили острог- они тоже стали носильщиками. При впадении в Ингоду небольшой речушки Рушмалей стали валить деревья, вязать плоты… Но плаванье было коротким, всего полдня. Не успели отчалить – тут же наплыли на затор. Был конец октября, сильно подморозило. Ледяное сало быстро слиплось, смёрзлось, и река встала.



10

Опять дружине пришлось браться за топоры. В десяти верстах от Рушмалея срубили то самое зимовьё – государев амбар и три избы. Это зимовьё положило начало будущему Читинскому острогу и находилось между Домной и Черновскими».[6]Да так ли уж важно, где конкретно Бекетов срубил зимовье? Главное, что он и его казаки с этого зимовья положили начало новому сибирскому поселению – нашему городу. После строительства Зимовья Петр Бекетов отправляет десять человек во главе с Максимом Урасовым на Шилку к нелюдскому князю Гантимуру ставить острог и собирать ясак. А затем весь путь описал в своих «Отписках».

Таким образом, мы вправе сказать, что Петр Бекетов – основатель Читы.

11

Глава 2. Чита в описании декабристов.

Немалую роль в становлении Читы как города сыграли декабристы. Именно по их записям в дневниках, письмах родным, да и просто очеркам и рассказам можно понять и представить, как выглядела Чита в начале XIXвека.«Чита в то время была небольшим селением из 26 домов и населением в 300 человек».[7]С прибытием в Читу декабристов ее население удвоилось, так как для охраны их прибыло более 200 солдат, казаков и офицеров, в том числе два генерала Лепарский и Покровский.

Михаил Александрович Бестужев в своих «Записках декабриста» пишет: «В эпоху прибытия нашего в Читу – это была маленькая деревушка заводского ведомства, состоявшая из нескольких полуразрушенных хат».[8]Управителем был горный чиновник Смолянинов. «Жители по общему обычаю всех сибиряков – старожилов были ленивы и бедны. Наше почти трехлетнее пребывание обогатило жителей, продававших дорогою ценою и свои скудные продукты, и свои тощие услуги, и вместе с тем украсило Читу десятком хороших домов как чиновничьих, так и наших дам: Трубецкой, Волконской, А.Г. Муравьевой, Фонвизиной, Анненковой и Давыдовой. У жителей появилось довольство, дома приняли более благодатный вид, костюмы – более опрятный и прежде оборванные ребятишки уже в чистых рубашонках не чуждались нас».[9]

М. А Бестужев в своих «Записках» называл Читу «ничтожной деревушкой». Он также отмечал, что после их отъезда из Читы жители ее «скоро впали в бедность, еще большую прежней: лень пошла об руку с пьянством, и так, прогрессивно упадая, они дожили до той эпохи, когда их бедная деревушка была переименована в областной город Забайкальского края; сами они переименованы в казаков и выселены в Атамановку, в 12 верстах от Читы».[10]При этом Михаил Александрович считал, что выбор

12

места для Главного пункта областного правления был неудачным.



О том, что в начале XIX века Чита - небольшое село писал и А. Б. Корнилович. «Чита, место нашего заключения, находится на границе Нерчинского и Верхнеудинского уездов. Это – небольшое селение, находящееся в ведомстве Нерчинских горных заводов, лежит, как бы в котле и со всех сторон окружено горами. Кроме 30 сибирских казаков, находятся тут и в окрестных деревнях до 150 человек солдат, кои содержат при нас караул».[11]О Чите сохранились воспоминания и Прасковьи Егоровны Анненковой. В них она так описывала представшую ее взору Читу по прибытию к своему жениху: «Чита стоит на горе, так, что я увидела ее издалека, к тому же бурят, который вез меня, показал мне пальцем, как только Чита открылась нашим глазам. Это сметливые люди: они уже успели приглядеться к нашим дамам, которые туда ехали одна за другой.Чита ныне (1861 год) уездный город; тогда это была маленькая деревня, состоявшая только из 18 домов. Тут был какой-то старый острог, куда первоначально и поместили декабристов.Мы переехали маленькую речку и выехали в улицу, в конце которой и стоял этот острог. Недалеко от острога был дом с балконом».[12]Имелись в Чите дом горного чиновника Смольянинова, хлебный магазин с амбарами, деревянная церковь, которая была двухэтажной. В этой церкви и происходило венчание Полины Гебль с Иваном Александровичем Анненковым. При подготовкек свадьбе, как писала Гебль: «Все дамы хлопотали принарядиться, как это было возможно сделать в Чите, где впрочем, ничего нельзя было достать, даже свечей не хватало, чтобы осветить церковь прилично торжеству».[13]

Прасковья Егоровна писала, что вначале жены декабристов жили на квартирах, которые они нанимали у местных жителей. А потом решили построить себе дома. Комендант этому не помешал, и в Чите появилась Дамская улица. Далее она отмечала, что главное неудобство состояло в

13

том, что не было плиты, «о которой в то время в Чите никто, кажется, не имел и понятия».[14]Все декабристы и их жены восхищались красотой края, где они оказались по воле судьбы.



П. Е. Анненкова в своих воспоминаниях писала: «Местоположение в Чите восхитительное, климат самый благодатный, земля чрезвычайно плодородная, между тем, когда мы туда приехали, никто из жителей не думал пользоваться всеми этими дарами природы, никто не сеял, не садил и не имел даже малейшего понятия о каких бы то ни было овощах; это заставило меня заняться огородом, который я развела около своего домика; тут неподалеку была река, и с северной стороны огород был защищен горой. При таких условиях овощи мои достигли изумительных размеров. Растительность по всей Сибири поистине удивительная. И особенно это нас поражало в Чите».[15]

Она также описывала место, где стоял ее дом. «Домик, занимаемый много, стоял совсем в конце села, и на довольно большом расстоянии от домиков, занимаемых другими домами. За ним была поляна и дальше густой лес, перед окнами через улицу был страшный обрыв, внизу прекрасный луг, орошаемый рекою Янгодою. Вид из окон был бесподобный, и я часто просиживала по целым часам, любуясь им».[16]О красоте Читы писал и Н. В. Басаргин: «Местность Читы и климат были бесподобны. Растительность необыкновенная. Все, что произрастало там, достигало изумительных размеров. Воздух был так благотворен, и в особенности для меня, что никогда и нигде я не наслаждался таким здоровьем… Вообще все мы в Чите очень поздоровели».[17]

А. Е. Розен так писал о Чите: «Возвышенная местность Читы, хотя и увеличивала силу морозов, доходящих до 37 градусов и по спиртовому термометру, но вместе с тем способствовала очищению воздуха. Небо

14

почти всегда было ясно, кроме августа месяца, когда по нескольку дней кряду гром гремел беспрерывно, за коим следовал дождь проливной, начинавшийся необыкновенно крупными каплями. Гористая местность раздавала и продолжала такой грохот, такие раскаты, какие после Читы случалось мне слышать только на Кавказе. После сильнейших дождей в несколько часов улицы были сухи, вода повсюду имела сток».[18]



Таким образом, Чита во времена декабристов была небольшим селением. Многие декабристы восхищались красотой местности, но отмечали, что большая часть жителей Читы были очень бедны. А пребывание здесь декабристов помогло им поправить свое состояние. «Они обзавелись лопотью и всем нужным для них; много было выстроено новых домиков, и старые приведены в исправность»[19]Благодаря деятельности одного из декабристов – П. И. Фаленберга мы знаем, где начиналась Чита.

15

Глава 3. П. И. Фаленберг и его план Читинского острога.

Петр Иванович Фаленберг родился в Риге. Отец его — саксонский уроженец, вызванный в Россию кПотемкиным для устройства суконных фабрик. Воспитывался до 1805 дома у учителей Циммермана, Вейля, Катерфельда и пастора Фольборта. В 1809 Петр Иванович поступил в Царскосельский лесной институт, откуда выпущен с чином 13 класса колонновожатым в свиту по квартирмейстерской части. Ему было чуть больше двадцати, когда началась Отечественная война 1812 года. Фаленберг принимал участие в тридцати пяти сражениях. Осада крепости Торно, сражение при Бауцене, взятие Парижа - все это вехи его боевого пути. Четырьмя орденами отмечены подвиги отважного воина. После войны, проходя службу на юге России, он в течение трех лет занимался топографическими съемками территории Бессарабии. Здесь совершенствовалось его профессиональное мастерство.

Накануне декабрьских событий1825 года Петр Иванович состоял в чине подполковника старшим адъютантом Главного штаба второй армии, расквартированного в Тульчине. Деятельность его в тайном обществе не была богатой событиями. Он приобщился к нему как-то случайно. Но, несмотря на то, что о деятельности тайного общества он знал только по информации князя А. Барятинского, сподвижника П. Пестеля, и не участвовал ни в каких действиях, был арестован. Свой арест Фаленберг воспринял как недоразумение. Все помыслы его занимала болезнь жены (в начале 1825 года он женился). «А потому, желая выйти поскорее на волю, он, прослышав, что царь великодушно прощает раскаявшихся, наговорил на себя много такого, чего и в помине не было. Самооговор Фаленберга описан в его мемуарах и в мемуарах многих декабристов. Сам факт оговора действительно был, хотя некоторые современные исследователи

16

считают, что не все истинные причины и цели своего поступка Петр Иванович раскрыл в своих мемуарах».[20]Он был осужден по IV разряду на двенадцать лет каторжных работ.



В 1827 году Фаленберг был доставлен в Читинский острог. Здесь он получил известие, что жена его выздоровела и вышла замуж за другого. Что могло спасти его в этой ситуации? Конечно, работа. Фаленберг мастерски шил башмаки и фуражки, учился играть на чекане. Помогали товарищи, делили между собой и горе, и копейку.

В 1830 году Петр Иванович Фаленберг создал топографический план Читинского острога. Михаил Александрович в «Записках декабриста» писал: «План в большом размере снимал Фаленберг с братом (моим) Николаем. Я говорю с братом, не потому, что брат занимался собственно съемкою: в ней все мы участвовали по очереди, кому хотелось прогуляться подальше заветной черты наших земельных работ, но потому, что Фаленберг был обязан брату в сооружении необходимых для сего инструментов».21Далее он отмечал, что Фаленбергу с Николаем Бестужевым удалось уговорить Лепарского разрешить им изготовить инструменты для съемок.Лепарский разрешил. «Для этого выстроено было особое помещение на дворе того каземата, который служил лазаретом, и там только некоторым лицам было позволено заниматься слесарным, столярным или токарным делом».[22]По словам Бестужева: «Инструменты сделаны были прекрасно, все принадлежности тоже, и он, осматривал их лично, по необходимости согласился, чтоб они были употреблены для предлагаемой цели. Но через какой лабиринт трудов, затруднений и терпенья должны были они пройти, чтоб достигнуть желанного результата».[23]Сделанные декабристами инструменты обеспечивали высокую точность съемок. На одной из акварелей Николая Бестужева изображена группа декабристов и их охранников,

17

возвращающихся со съемки Читинского острога. Численный состав группы декабристов (10 человек) свидетельствует о том, насколько основательно была поставлена работа. «Из населенных пунктов Сибиритогда вряд ли какой имел такой точный план».[24]



План свидетельствует, что Читинский острог в 30-ые годы XIX века занимал территорию в пределах 1 км2 (почти в 80 раз меньшую современного областного центра). Как свидетельствует «Энциклопедия Забайкалья», он располагался от р. Кайдаловка до современной ул. Красноярской (с северо-запада на юго-восток) и от современной ул. Анохина до р. Читинка (с северо- востока на юго-запад). Крайняя северная точка селения находилась на нынешней ул. Полино-Осипенко в районе здания ГАЧО».[25]Первоначально план был опубликован М. И. Семевским в 1860году по копии, которую ему прислал М. А. Бестужев из Селенгинска. В 1967 году краевед М. Ю. Тимофеева нашла план Читы Фаленберга в Историческом музее, копия плана хранится в Музее «Церковь декабристов».

Благодаря этой первой топографической съемке, мы знаем, откуда есть пошла Чита. Знаем, где были Большой и Малый казематы, дома жен декабристов и знаменитый Лунинский крест. Лунинский крест – место, связанное с пребыванием декабристов в Чите в 1827-1830 годах. «Лунин при участии декабристов установил большой деревянный крест рядом с могилой оставшегося неизвестным солдата, который отбывал каторгу за участие в восстании лейб-гвардии Семеновского полка в Петербурге в 1820 году. Крест и могила располагались на мысе у северного фаса Титовской сопки, откуда открывался вид на долину реки Чита, читинское селение с деревянной церковью и окружающими пространство сопками».[26]Этот пейзаж с крестом на переднем плане запечатлен на

18

акварелях Н. А. Бестужева. Из зданий, изображенных на плане, до нашего времени сохранилась только Михайло-Архангельская церковь, ныне музей декабристов.



В 1833 году у Фаленберга закончился срок заточения в остроге, он был сослан на поселение в Минусинский уезд. В 1856 году Петр Иванович амнистирован и поселился в Подольской губернии. Он умер, прожив 82 года, в Белгороде в 1873 году и был похоронен в Харькове.

Таким образом, благодаря Фаленбергумы знаем, откуда началась Чита – столица Забайкальского края.

19

Глава 4. Становление Читы областным центром.

К началу XIX века нужно было что-то решать с территориально- административным управлением на восточной границе Российского государства. В том числе и с управлением в Забайкалье. На тот момент на территории за Байкалом существовала Нерчинская область, включавшая в себя часть современного Забайкальского края. Также Нерчинская область делилась на уезды: Доронинский, Нерчинский и Сретенский и состояла из городов и горных заводов. Городами были Нерчинск (центр области), Доронинск, Сретенск и Баргузин (уездные города). Горные заводы - Нерчинский, Дучарский, Кутомарский, Гантимарский, Екатерининский и Шилкинский. 1822 год ознаменовался большими переменами, существенно отразившимися на дальнейшей судьбе Забайкалья. Они связаны с реформой, проведенной М. М. Сперанским.

Михаил Михайлович Сперанский, реформатор и государственный деятель, в марте 1819 года получил новую должность – генерал-губернатора Сибири. Он очень быстро «прощупал» острые местные проблемы и вник в работу. Сперанский постепенно переходил к реализации своей главной цели - разработке проектов сибирских преобразований. При работе над этим проектом Михаилу Михайловичу помогал Г.С. Батеньков, молодой 26-летний инженер и будущий декабрист. Гавриил Степанович Батеньков был участником войны 1812 года, а по завершении военных действий поступил в корпус инженеров путей сообщения с назначением на службу в Сибирь. Он обладал удивительным талантом и творческими способностями. Это и привлекло Сперанского.

28 июня 1821 года в Санкт-Петербурге был образован особый Сибирский Комитет для рассмотрения сибирских реформ Сперанского. Согласно указу императора, в этом особом Комитете нужно было сосредоточить все

20

сведения, имеющиеся в распоряжении правительства о Сибири. Состав Сибирского Комитета был следующим: председатель - граф В.П. Кочубей (министр внутренних дел), граф Д. А. Гурьев (министр финансов), граф А.А.Аракчеев (председатель департамента военных дел в Госсовете), генерал-фельдмаршал князь А.И. Голицын, барон Кампенгаузен (государственный контролер), сам М. М. Сперанский и управляющий делами в комитете- Г. С. Батеньков. На заседании было рассмотрено множество законопроектов, составляющих основную суть сибирской реформы. Важным являлось "Учреждение для управления Сибирских губерний", которое обозначило основные принципы административно-территориального деления нашего края.



Согласно реформе 1822 было произведено административное разделение Сибири на два генерал-губернаторства: Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское. В составе Восточно-Сибирского были: Иркутская (в её состав вошла бывшая Нерчинская область) и Енисейская губернии и три особых управления - Охотское, Камчатск-Приморское и Троицкосавское пограничное. Губернии и области делились на округа, а последние - на волости и инородные управы. Также управление Сибири имело четыре степени - Главное, Губернское, Окружное, Волостное и Инородное.

Первая половина XIX века ознаменовалась изменениями в культурной, политической и экономической жизни России. Во много раз выросла численность населения, быстрыми темпами стала развиваться промышленность, появились новые, образованные кадры наемной рабочей силы. Независимо от того, какая часть России, везде эти процессы шли одинаково, в том числе и в Забайкалье. Образование Забайкальской области с центром в Чите произошло не сразу. Оно тесно связано с созданием Забайкальского Казачьего войска и с историей Нерчинской золотой и серебросвинцовой промышленности.

21

В 1832 году было открыты богатые Карийские золотые россыпи. Это событие привлекло внимание к Забайкалью, поскольку все лучшие золотоносные площади были во владении Кабинета Его императорского величества, но управление заводами осуществлялось или Министерством финансов, или так называемой «казной». В таких условиях не могло быть и речи и о техническом прогрессе, и об улучшении экономического положения приписных крестьян. В результате такого контроля со стороны государства с 1848 года наступил период быстрого и бесповоротного падения серебросвинцового производства. В далекий край за Байкалом была выслана особая комиссия, в состав которой входили горные инженеры. Вскоре эта самая комиссия сделал следующее заключение, что «рудоносность вполне благонадежна, и серебряное производство может при некоторых условиях вновь возникнуть». Но не это было выгодно государству, а то, чтобы взамен серебросвинцовой промышленности возникла золотодобывающая. И, в конце концов, она появилась с центром в городе Чите. В Забайкалье наступил настоящий экономический переворот, повлекший за собой социальный переворот: раскрепощение крестьян и рабочих. «За первые двадцать лет, с 1832 года, когда в Забайкалье было открыто золото, по 1852 год добыча золота составила 313 пудов 15 фунтов 39 золотников 69 долей. Серебра с 1704 года по 1852 год было выплавлено 26 тысяч 613 пудов 28 фунтов 83 золотника».[27]Это, конечно, были колоссальные успехи для Забайкалья.



Но кроме серебросвинцовой и золотодобывающей промышленности создание Забайкальской области с центром в Чите, как уже было сказано выше, связано с образованием Забайкальского казачьего войска. Казачье войско было образовано для решения нескольких задач: охрана госграницы с Китаем и Монголией, несение внутренней службы в Забайкальской области и за ее пределами, обеспечение охраны и

22

сопровождение торговых, научных и дипломатических миссий России за границей, оформление по юридическим законам и определение обязанностей и прав казачества в Забайкальской области. В 1851 году по инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири, Николая Николаевича Муравьева-Амурского, императором Николаем I для управления делами края и образовавшегося казачьего войска, была учреждена Забайкальская область с центром в Чите. Немаловажную роль в становлении Читы областным центром вложил Д. И. Завалишин, участник восстания декабристов. Занимаясь изучением Забайкальского края в каземате, Д.И. Завалишин накопил огромные знания о его природных богатствах и возможностях социально-экономического развития. Еще в читинском каземате он составил карту Забайкальского края. Во время подготовки к амурским сплавам, она пригодилась новой администрации.



В 1847 году генерал-губернатором Восточной Сибири был назначен граф Н. Муравьев, который в своей деятельности старался опираться на тех, кто мог способствовать развитию края. Конечно, в сферу его внимания попал Завалишин. По настоянию декабриста, с которым у генерал-губернатора вначале складывались хорошие отношения, город стал строиться на месте селения Чита. Муравьев же хотел построить город на Черновских копях. Но Завалишин склонил его к тому, чтобы строить его там, где он сейчас находится. История развития Читы доказала правильность градостроительного предвидения декабриста.

Д. И. Завалишин так писал о подготовительной работе по обоснованию места будущего областного центра. (При этом именно Дмитрий Иринархович оказал большое влияние на решение Муравьева сделать центром Забайкальской области город Читу). «Дело в том, что имея в виду необходимость обращения Читы в город, я давно изучил местность с этой целью, давно составил план города и употреблял нравственное свое

23

влияние на горное начальство, чтобы все новые постройки еще задолго до открытия города соображались с этим планом». Вот что говорил сам генерал-губернатор об этом этапе работы декабриста: «Основания указаний Завалишина оказались до такой степени верными, что пророчески предвидели будущее».[28]В своих воспоминаниях Дмитрий Иринархович писал:«А как велик был труд по устройству города, когда Муравьев упросил меня взять и это на себя, можно видеть из того, что я должен был заняться съемкой плана, измерениями и предварительной расколоткой требуемой безотлагательного для немедленного начатия построек, не имея не только никаких помощников, но и даже инструментов, так что астролябию я должен был заменить геометрическими построениями, вести расколотки через чащу леса, через топкие места и рыхлые пашни после жнитва или осеннего паханья, в самое ненастное притом время года… Но я не щадил никаких трудов, чтобы предохранить город от той порчи вначале, которая всегда искажала наши города и закрепляла, так сказать, их неправильность в будущем. От подобной-то сущности я и хотел избавить Читу и успел до такой степени, что, несмотря на все последующие отступления то моего плана и искажения его, Чита будет одним из самых правильных городов».[29]Таким образом, Д. И. Завалишин первым спроектировал улицы нового города и придал ему тот вид, который Чита сохранила в настоящее время.



16 августа 1851 года издан Сенатский указ. «В опубликованном указе говорилось: «Из Забайкальских округов Иркутской губернии: Верхнеудинского, за исключением Троицкосавска и слобод Кяхтинской и Усть-Кяхтинской с прилегающими к ним землями, и Нерчинскогообразовать особую Забайкальскую область с учреждением областного управления в м. Чита, которое возвести в степень областного

24

города».[30]



На первых порах, область состояла всего лишь из двух округов: Верхнеудинского и Нерчинского. Но позже было написано положение об управлении Забайкальской областью, которое было напечатано в Своде законов Российской империи за 1857 год.

22 октября 1851 года произошло официальное открытие города Читы. В то время военным губернатором Забайкальской области был Запольский Павел Иванович. На это торжественное событие он пригласил должностных лиц и чиновников в читинскую Михайло-Архангельскую церковь (сейчас это церковь Декабристов). Здесь был прочтен указ Николая I от 11 июля 1851 года об образовании Забайкальской области и о возведении местечка Читы в областной город. Также 22 октября 1851 года состоялось первое заседание Забайкальского областного управления под предводительством Запольского, где были выслушаны указы правительства, положения и штаты об управлении Забайкальской областью, чиновники дали присягу и было объявлено об открытии прокурорских дел и Забайкальского областного управления. Также было принято постановление о возведении местечка Читы в степень областного города Читы и об открытии Читинского полицейского управления и Забайкальского окружного суда.

С того момента, как Чита стала центром Забайкальской области, первостепенное значение для неё приобрели связи с Амуром. Ведь, как говорится, «все пути вели в Читу»: город занимал такое положение, что перевалы через Яблоневый хребет, которые проходили из бассейна Селенги в бассейн Амура, приводили именно к Чите. Таким образом, под контролем Читы было всё движение по великой реке. Но это еще были не все преимущества областного центра Забайкальской области – именно от

25

Читы Ингода становилась удобной для сплава, а так как изучение и освоение территории Амура проводилось преимущественно забайкальцами, то это имело большое значение. На развитие молодого города также оказало влияние то, что здесь добывали золото. Это условие очень сильно способствовало росту населения Читы. «В 1851 году в Чите проживало 659 человек, в 1853-727, в 1863-3840, в 1897 году-11480 человек. За какие-нибудь сорок пять лет Чита выросла более чем в шестнадцать раз и по численности населения вышла на третье место в Восточной Сибири после Иркутска и Красноярска».[31]С того момента, как в Чите было сосредоточено управление Забайкальским казачьим войском, город становится и военным центром.



В 1857 произошло знаменательное событие для жителей Читы – первые выборы в городскую думу. Всего лишь 65 человек из 271, которым было предоставлено право голоса, приняли участие в выборах. Были избраны гласные (депутаты) сроком на четыре года, но на основе имущественного ценза. Первым «мэром» Читы, согласно желанию народа стал купец Иван Николаевич Замошников.

Несмотря на то, что Чита стала областным городом, она напоминала большое селение. В письме от 2 февраля 1863 года П. А. Кропоткин писал: «Тихо течет обыденная жизнь в Чите: тут проедут обозы с сеном, там жестко проскрипит обоз из двухколесных телег с бочками, в которых везут хлеб, муку, соль; проскачут буряты, столпятся в кучки у кабаков, на базаре зашевелится разнообразное читинское население…Верховой в какой-нибудь особенно оригинальной мохнатой шапке прогонит на водопой к речке Чите табун поить коней.

…Вечер, а для искусственного освещения пока еще нет средств, да и восвещении и нет пока большой надобности: к вечеру разъезды почти

26

прекращаются… огни видны только в войсковом и областном правлении, да в доме губернатора – «атамановском доме».[32] Наибольший расцвет Читы пришелся на конец XIX и начало XX веков. В городе были построены такие крупные здания, как Пассаж Второва, дворец братьев Шумовых, Государственный банк и собор Святого Александра Невского.



Таким образом, мы проследили, как постепенно из маленького никому не известного местечка Чита стала всемирно известным областным центром.

27

Заключение

Время никогда не стоит на месте: за минутой проходит минута, за годом - год. Меняются поколения, а вместе с этим и приходят новшества, рушатся старые устои. Но неизменным остается то, что люди не забывают и чтят историю своей страны и своей малой родины. Вот уже как 360 лет прошло с момента возникновения Читы. И сейчас, оглядываясь назад, невозможно представить, что когда-то город, который считается сердцем Забайкалья, куда съезжаются великое множество людей из близлежащих поселков с целью получить высшее образование и найти достойную работу, был простым селением. Много кто приложил к этому руку. В первую очередь стоит отметить Бекетова, который заложил Читинский острог, а благодаря декабристам Чита приобрела вид, который сохранился до настоящих дней. Оказавшись в изгнании, они оценили и поняли состояние Читы, её историческую перспективу и роль в судьбе Русского государства.

И мне кажется, что каждый житель Забайкалья просто обязан знать, где, когда и при каких обстоятельствах сформировался наш край. Тогда, люди будут бережнее относиться к своей родине, памятникам культуры, которые хранят великую память о тех знаменательных днях для забайкальцев. Написание этого реферата помогло расширить мои представления о возникновении города Читы и Забайкальской области.

Мой реферат можно использовать на элективных курсах, уроках истории Забайкалья и краеведческих кружках. Также он может служить очень хорошим материалом при подготовке учителей к изучению данной темы.

28

Примечание



Используемые цитаты.

Глава 1.


[1]Чита. Город во времени. Сост. и ред. И. Г. Куренная. – Чита: Издательская мастерская «Стиль», 2001. С. 38

[2]Тамже. –С. 38.

[3]Там же. - С. 26.

[4]Там же. - С. 26.

[5]Там же. - С. 27.

[6]Бахментьева Е. А.Забайкалье вXVII-XVIIIв.в. Учебное пособие для учащихся средних общеобразовательных школ. – Чита: 2002. - С. 16-18

Глава 2 Чита в описании декабристов.

[7]Очерки истории Восточного Забайкалья. Читинская область. Т1. Под ред. И. И. Кириллова. – Чита: Экспресс – издательство 2007 с. 79

[8]Записки декабриста М. А. Бестужева. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.169.

[9]Там же. – С.170.

[10]Там же. – С.170-171.

[11]Декабристы и Сибирь. Составители: М. Д. Сергеев, Н. Н. Гончарова, А. Ф. Серебряков. М. Советская Россия. 1988. – С.105.

[12]Записки жены декабриста П. Е. Анненковой. В кн.:Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.285.

29

[13]Там же. – С.290.



[14]Там же. – С.294.

[15]Там же. – С.294.

[16]Там же. – С.295.

[17]Записки декабриста Н. В. Басаргина. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.30.

[18]Чита. Город во времени. Издательская мастерская «Стиль». Чита. 2001. – С.47.

[19] Записки декабриста И. Д. Якушкина. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.256.

Глава 3 П. И. Фаленберг и его план Читинского острога.

[20]Чита. Город во времени. Издательская мастерская «Стиль». Чита. 2001. – С.54.

[21] Записки декабриста М. А. Бестужева. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.170.

[22] Там же. – С.170.

[23]Там же. – С.170.

[24]Чита. Город во времени. Издательская мастерская «Стиль». Чита. 2001. – С.56.

[25] Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: В 4 т. Т. III: И – П/. Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2006. – С.444.

[26] Там же. – С.212.

Глава 4 Утверждение Читы областным центром.

30

[27]Карелина Т. П. Забайкалье в XIX веке: Учебная книга для учащихся



средних общеобразовательных школ. – Чита:2004. – С. 62 – 63.

[28]Чита. Город во времени. Издательская мастерская «Стиль». Чита. 2001. – С.58-59.

[29]Там же. - С. 59.

[30]Карелина Т. П. Забайкалье в XIX веке: Учебная книга для учащихся средних общеобразовательных школ. – Чита:2004. – С. 63

[31]Там же. - С. 66.

[32]Там же. - С.67.

31

Литература



1. Анненкова П. Е.Записки жены декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С. 285; С. 290; С. 294-295.

2.. Басаргин Н. В.Записки декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.30.

3.Бахментьева Е. А.Забайкалье в XVII-XVIII в. Учебное пособие для учащихся средних общеобразовательных школ. – Чита: 2002. - С. 16-18;

4.Бестужев М. А. Записки декабриста В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С.169-171.

5.Энциклопедия Забайкалья: Читинская область: В 4 т. Т. III: И – П/. Гл. ред. Р. Ф. Гениатулин. – Новосибирск: Наука, 2006. – С. 444.

7.Очерки истории Восточного Забайкалья. Читинская область. Т1. Под ред. И. И. Кириллова. – Чита: Экспресс – издательство 2007 с. 79.

8. Константинов А. В., Константинова Н. Н. История Забайкалья (с древнейших времен до 1917 года). – Чита, 2002.

9. Куренная И. Г. Чита. Город во времени. – Чита: Издательская мастерская «Стиль», 2001. С. 26-27; С. 38; С. 47; С. 54; С. 56; С. 58-59.

10.. Декабристы и Сибирь. Составители: М. Д. Сергеев, Н. Н. Гончарова, А. Ф. Серебряков. М. Советская Россия. 1988. – С.105.

11. Якушкин И. Д.Записки декабриста. В кн.: Своей судьбой гордимся мы. Иркутск. Вост. – Сиб. кн. изд., 1977. – С. 256.


32

12. Интернет ресурсы: http://esdek.narod.ru/48/ekonomisty8.htm.История экономической мысли России в лицах. Словарь-справочник. Под. Ред. Проф. Н.Н.Думной и О.В. Карамовой. – М.: КНОРУС, 2007.


13. Интернет ресурсы: http://www.vsp.ru/okray/2001/12/01/350853?call_context=embed. Сибирское "Учреждение" М. Сперанского



33
Каталог: files -> file
file -> Чисть I. История. Введение: Предмет философии науки Глава I. Философия науки как прикладная логика: Логический позитивизм
file -> Перспективы развития транспортно-логистического комплекса Ленинградской области Слайд 1 «Представление»
file -> Участие Сосновоборского городского округа в реализации государственных программ в 2014 году
file -> Общие требования к верстке книжных изданий
file -> А–7 кр–4 «Одночлены» вариант 1 А–7 кр–4
file -> Пособие разработано ст преп. Смышляевой Т. В
file -> Коммуникационный практикум
file -> «Звук [а] и его обозначение буквами А, Я»


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница