От экологии природы к экологии души Человек и природа в произведениях художественной литературы. Методический сборник сценариев. Подосиновец, 2015




страница3/4
Дата21.07.2016
Размер0.87 Mb.
1   2   3   4

«И лес тихонько мне шептал»

Литературный час по творчеству М. М. Пришвина

для 3-4 классов.

Подготовила:

Кочанова Е. И., библиотекарь читального зала

Подосиновской районной детской библиотеки


Литературный час «И лес тихонько мне шептал…» библиотекарь Е.И. Кочанова подготовила и провела в течение 2015 года 3 раза (69 чел.). Ребята получили возможность совершить виртуальное путешествие по страницам биографии писателя и по страницам его книг. Из рассказа библиотекаря ребята узнали, что М.М. Пришвин был не только писателем, воспевающим родную природу, но еще и ученым, путешественником и поэтом. Дети проявляли живой интерес к творчеству Пришвина, поэтому книги с выставки «Я пишу о природе», ребята с удовольствием взяли домой прочесть.

Крюкова Е.В., методист МБС



Ход мероприятия.

Здравствуйте, ребята. Сегодня мы поговорим о писателе, которого читатели называли волшебником или колдуном, сказочным Берендеем.

Он понимал птичий язык и разговор деревьев, мог ощущать дыхание и движение листвы, каждой травинки и цветка. Это писатель – Михаил Михайлович Пришвин.

Секрет его колдовства – в удивительной зоркости, когда в каждой малости открывается интересное и значительное. Пришвин так писал: «Пусто никогда не бывает в лесу, и если кажется пусто, то сам виноват».

Михаил Михайлович Пришвин посвящал свои рассказы и сказки неразрывной связи человека и природы. Он считал, что «чудеса совершаются везде и во всякую минуту нашей жизни. Важно только увидеть их, услышать, почувствовать сердцем». Книги Пришвина, говоря его же словами – это «бесконечная радость постоянных открытий».

Мы совершим путешествие в мир книг М. М. Пришвина, мир единения человека и природы, открывая его для себя; будем учиться видеть в обычном – необычное, в обыденном – чудесное и волшебное. Вдумаемся в мысли и размышления Пришвина, человека неспокойного, с открытой и смелой душой, почувствуем красоту, точность и живописность языка Пришвина.

Всё на свете имеет своё начало, свои истоки и наше путешествие начнётся с рассказа о том, как Пришвин стал писателем. Как появился в России добрый волшебник, писатель Пришвин?

Будущий писатель родился 5 февраля 1873г. в небольшом имении Хрущево Елецкого уезда Орловской губернии. Потомок елецких купцов, он буквально с рождения оказался крепкими корнями связан с землёй, с крестьянским миром. Уже в ранние годы стало складываться поэтическое мироощущение будущего писателя – способность преобразовать в своём сознании весь видимый и слышимый мир в таинственную и прекрасную сказку.

Его отец был небедным человеком, имел конный завод. По словам всех, знавших его, был неподражаемым рассказчиком охотничьих историй, тонким знатоком коннозаводского дела, любителем-цветоводом, понимал толк в живописи и неплохо рисовал. Но отец Михаила рано умер.

Матери Пришвина Марии Ивановне было очень трудно растить пятерых детей, а тем более дать им достойное образование.

Учился Михаил в приходской школе – вместе с деревенскими ребятишками. Будущий писатель рос в атмосфере крестьянских разговоров о земле, в атмосфере крестьянского фольклора.

Десяти лет Мишу Пришвина определили на учёбу в Елецкую гимназию. В гимназии успехами он не блистал, но по географии у него были исключительно пятёрки.

Во время учёбы в гимназии произошло событие, которые оказало большое влияние на дальнейшую судьбу Пришвина – это детский «побег в Азию». Этот побег пробудил неутолимую тягу к странствиям, охоте. Мечта о путешествиях осуществилась много лет спустя. Пришвин побывал в Карелии и на Белом море, в лесах Северной Двины, в пустынях Казахстана и на Дальнем Востоке, в горах Крыма и в Заволжских лесах, и позднее об этом он напишет замечательные книги. Книги Пришвина – это его личные впечатления, это всё увиденное и пережитое им самим.

По окончании гимназии, у Пришвина созревает уверенность в том, что его многострадальная родина - страна богатейших земель, более всего нуждается в специалистах сельского хозяйства. Михаил поступает в Ригу на химико-агрономическое отделение химического факультета Рижского политехнического института. Но в 1900 году он был вынужден уехать за границу в Германию, где продолжил учёбу в Лейпцигском университете. Через два года будущий писатель получил диплом агронома и вернулся на родину. Возвратившись в Россию, работал агрономом в Тульской губернии. Писал статьи и книги по специальности. Начиная с 1905 года корреспондентом в газетах «Русские ведомости», «Речь», «Утро России» и др.

И вдруг – резкий перелом. Пришвин совершил поездку на Север, в Карелию, с котомкой, охотничьим ружьём и записной книжкой. Он повинуется голосу сердца – быть среди народа, слушать его удивительный язык, записывать сказки, поверья, приметы.

По существу жизнь Пришвина так резко изменилась из-за его любви к русскому языку. Он вышел на поиски сокровищ этого языка, обошёл пешком весь север и написал об этом своём путешествии книжку. «Был тогда наш Север диким, людей там было мало, птицы и звери жили, не пуганные человеком, и назвал он свою первую книгу «В краю непуганых птиц».

Так Пришвин стал писателем. Есть одна старинная сказка, она начинается так «Бабушка взяла крылышко, по коробу поскребла, по сусеку помела, набрала муки пригоршни две и сделала весёлый колобок. Он полежал, полежал, да вдруг и покатился – с окна на лавку, с лавки на пол, по полу да к дверям, перепрыгнул через порог в сени, из сеней на крыльцо, с крыльца во двор, да за ворота – дальше и дальше…»

Пришвин к этой сказке приделал свой конец, будто за этим колобком сам он, Пришвин, пошёл по белу свету, по лесным тропам и берегам рек, и моря и океана – всё шёл и шёл за колобком. Пришвин исходил и изъездил всю среднюю Россию, Север, Казахстан и Дальний Восток. И после каждой поездки появлялись книги. Писал он только о том, что сам видел и пережил в природе.

(Обзор книг)

Вспоминая своё детство, Пришвин писал, как часто он «уходил на охоту за перепёлками, скворцами, соловьями, горлинками, бабочками. Ружья тогда у меня ещё не было, да и теперь в моей охоте необязательно. Моя охота была и тогда и теперь – в находках. Нужно было найти в природе такое, чего я ещё не видел и, может быть, и никто ещё в своей жизни с этим не встречался. Хозяйство моё было большое, тропы бесчисленные».

Давайте представим себе, что и перед нами сейчас катится тот волшебный колобок, и мы идём вместе с ним в мир книг волшебника М. М. Пришвина.

А настроят нас на это путешествие прекрасные картины природы.



(аудиозапись «Голоса весеннего леса»)

Итак, отправимся в путешествие. Будем искать чудеса вместе, зорко вглядываясь и внимательно вслушиваясь.

Представим себе, что мы в лесу. Поют птицы, где-то журчит ручеёк, трепещут листья на деревьях. Мы отправляемся за чудесами по лесным и луговым тропинкам. В природе всё неслучайно, всё разумно. Нужно только быть внимательным, наблюдать терпеливо.

Пришвин в «Лесной капели» писал: «Я переполнен счастьем, мне хочется открыть всем глаза и возможность для человека жить прекрасно…».

В своих произведениях он хочет нам сказать, что всё единственно и неповторимо, всё это нужно беречь: и цветок, который нам встретился на пути, единственный, и это грустная ива, что склонилась над водой, и этот ёжик, что перебежал нам дорогу в лесу.

«… То, что мы обыкновенно называем природой – леса, озёра, реки, всё это слабо, как ребёнок, и умоляет доброго человека о защите». ( рассказ «Ястреб и жаворонок»).

В своих произведениях Пришвин с юмором описывает и самих животных, и их поведение, и повадки зверей, и явления природы. Читая его рассказы, становится очевидным, что писатель живёт природой, дружит с ней, разговаривает, делится с ней своими тайнами, и природа отвечает ему тем же. Например, в рассказе говорящий грач, Пришвин рассказывает, как повадился к нему на подоконник летать грачонок. Хозяин подкармливал его гречей и постоянно спрашивал: «Кашки хочешь, дурашка?». Когда через месяц закончилась крупа, и есть стало нечего, случилось вот что:

- Стук, стук! – на подоконнике грач долбит в стекло.

«Вот и мясо!»- явилась у меня мысль (я был очень голоден).

Открываю окно, и хвать его. А он прыг от меня на дерево. Я в окно за ним к сучку. Он повыше. Я лезу. Он выше и на самую макушку. Я туда не могу, очень качается. Он же, шельмец, смотрит на меня сверху и говорит:

- Хо-чешь каш-ки, ду-раш-ка? (рассказ Пришвина «Выскочка»)

В рассказе Пришвина «Выскочка» - короткий рассказ, читающийся на одном дыхании. В нем автор говорит нам о повадках сорок, ворующих косточку у собаки Вьюшки. Сорока-выскочка лишилась хвоста из-за своей глупости, не послушавшись предостережений никого из своей сорочьей семьи. Умной же собаке Вьюшке достаточно было потерять одну косточку, чтобы получить урок и в следующий раз быть хитрее.

Закончилось наше путешествие в царство Берендея. Ребята, природа не всем сразу раскрывает свои секреты. Свои секреты природа раскрывает только наблюдательному, заинтересованному и любящему природу человеку. В мире есть много интересного, загадочного.

И узнать обо всём этом нам помогут книги. Чем больше будем читать, тем больше будем знать.



Конкурс «Отгадай загадку»

Ребятам необходимо отгадать загадки о животных, растениях, рыбах. Загадки написаны на карточках. Чтобы было интереснее, карточки можно сделать в форме рыб, животных, листьев разных деревьев

1. Никто ее не пугает, а она дрожит (осина)

2. Платье потерялось, пуговки остались (рябина)

3. Сама холодная, а людей жжет (крапива)

4. Стоят в поле сестрички – желтый глазок, белые реснички (ромашки)

5. Мягок, а не пух, зелен, а не трава (мох)

6. Не солнце, не огонь, а светит (светлячок)

7. Без рук, без ног, на брюхе ползает (червяк)

8. Днем молчит, ночью кричит (филин)

9. Посередь деревьев кузницы куют (дятлы)

10. Не птица, а летает (летучая мышь)

11. Желанный гость с далекого края под окном живет (ласточка)

12. Вьется веревка, на конце головка (змея)

13. Какая птица и какой цветок судьбу предскажут? (кукушка и ромашка)

14. Лето за пахарем ходит, а под зиму с криком уходит (грач)

15. Сижу на дереве: красная, как кровь, круглая, как шар, вкусная, как мед (вишня)

16. Выпуча глаза сидит, по-французски говорит, по-человечьи плавает (лягушка)

17. Две сестры весной зелены, к лету одна краснеет, другая чернеет (смородина)

18. Ниток много-много, а клубок не смотает, одежды себе не сошьет, а ткань всегда ткет (паук и паутина)

19. Не мышь, не птица, в лесу резвится, на деревьях живет, и орешки грызет (белка)

20. Под соснами, под елками лежит клубок с иголками (еж)

Михаил Михайлович Пришвин умел видеть и слышать то, чего другие не замечают и проходят мимо. Книги Пришвина – это бесконечная радость постоянных открытий. Среди забот и трудов, радостей и огорчений мы забываем об утренних зорях, о вечерних зарницах, о сверкающих звездах. А Пришвин в своих произведениях показывает нам, насколько прекрасен и удивителен наш мир.

Музей-усадьба Михаила Михайловича Пришвина расположен недалеко от Москвы в деревне Дунино на живописном берегу Москвы-реки. Дом был построен в к. Х1Х-н. ХХ в., тогда же сложилась усадьба с аллеями и лугом. Пришвин купил дом в 1946 году и проводил здесь каждое лето.



Ролик М. Пришвин «Лесной хозяин», Ролик «Осень»

Список литературы.



  1. Пришвин, М. М. Глаза земли [Текст]/ М. М. Пришвин. – Москва: Просвещение, 1989. – 303 с.: ил. – (Школьная библиотека)

  2. Пришвин, М. М. Избранное [Текст]/ М. М. Пришвин. – Москва: Московский рабочий, 1971. – 512с. - (Школьная библиотека)

  3. Русские писатели. Биобиблиографический словарь [Текст]: В 2-х ч. Ч.2 М-Я; / редкол.: Б. Ф. Егоров и др. ; под ред. П.А. Николаева. – Москва: Просвещение, 1990. – 448 с., 4ил.

  4. Как становятся волшебниками? [Текст] // [Электронный ресурс]. Режим доступ: http:// gigabaza.ru/doc/75105.html

Писатели и экология.

Беседа-обзор для учащихся 6-11классов.


Подготовила: Требунских Т.В., библиотекарь

Пинюгской библиотеки семейного чтения

им. А. Суворова

Отношение человека к природе давно стало вопросом нравственности. Поэтому цель литературного обзора - помочь учащимся осознать свою моральную ответственность за судьбу родной земли; формирование экологической культуры. Анализируя произведения Ч. Айтматова и В. Астафьева, ребятам предлагается проследить, как раскрывается эта тема, что нужно сделать для того, чтобы достигнуть гармонии между человеком и природой.

Ребята с интересом слушали беседу-обзор. Подготовлен и проведён в 2015 году для учащихся 10-11 класса. (присутствовало 42 чел.)

Летовальцева Е.Г., заведующая библиотекой семейного чтения им. А. Суворова


«Любовь к природе, впрочем, как и всякая

человеческая любовь, несомненно

закладывается у нас в детстве».

(И. Соколов – Микитов)


Природа! Сколько о ней сказано прекрасных слов. Она воспета поэтами А.С. Пушкиным, С.Ю. Лермонтовым, Некрасовым, Тютчевым. Отношение этих поэтов к природе созерцательное.

Настоящим живописцем был Пушкин:

Унылая пора! Очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса…

Отношение человека к природе Пушкин считает одним из главных критериев духовности. Его любимые герои понимают и ценят общение с природой:

Татьяна (русская душою, Сама не зная почему)

С её холодною красою

Любила русскую зиму… («Евгений Онегин»).

«Царством дивным» называл природу М.Ю. Лермонтов, посвятивший ей немало поэтических строк. Идея тождества человека и природы пронизывает всю лирику Тютчева и Фета. Сельский психологический пейзаж часто встречается в произведениях Тургенева. Описание природы в «Записках охотника» производит сильное впечатление. Л.Н. Толстой видит в природе начало вечной жизни. Небо Аустерлица в «Войне и мире» - символ мудрости и космического покоя.

Конечно, было бы неверным сказать, что между природой и человеком существовала полная гармония и наши классики воспевали всё гармоническое. Совсем нет. Так, в стихотворении М.Ю. Лермонтова «Три пальмы» человек предстаёт как разрушитель, он вносит в мир страдания и гибель:

По корням упругим топор застучал,

И пали без жизни питомцы столетий…

А завершается стихотворение и вовсе страшной картиной: «И ныне всё дико и пусто кругом…»

Это закономерный итог вражды человека с природой.

И в этом противостоянии Лермонтов на стороне природы, он не может понять человека, осуждает его.

И героиня поэмы Н.А. Некрасова «Саша» плакала, видя, как лес вырубали, ей и много лет спустя было «его жалко до слёз»

А герой романа И.С. Тургенева «Отцы и дети» Евгений Базаров говоря, что «природа – не храм, а мастерская, и человек в ней работник», перед смертью возвращается к природе, понимая, что перед лицом природы человек кажется жалкой песчинкой.

Человеческая культура тесно связана с природой.

Во взаимодействии с природой человек, осознав её законы, должен выработать такую стратегию деятельности, которая привела бы не к упадку, а к расцвету биосферы. Но всегда ли человек поступает так.

Поэтому не случайно многие современные писатели бью тревогу, стремясь предупредить людей о том, что человек-часть природы и, уничтожай её, он уничтожает самого себя.

Леонов Л. В романе «Русский лес» говорит о настоящем и будущем страны, которое воспринимается в тесной связи с сохранностью природных богатств. Главный герой романа - Иван Матвеевич Вихров, лесник по профессии и призванию, так говорит о русской природе: «Пожалуй, никакие лесные пожары не нанесли столько ущерба нашим лесам, как этот обольстительный гипноз былой лесистости России. Истинное количество русских лесов всегда измерялось с приблизительной точностью».

У Валентина Распутина в повести «Прощание с Матёрой» речь идет о жизни и умирании маленькой деревеньки Матёра, что на реке Ангара. На реке строят Братскую ГЭС, и все «ненужные» деревни и острова необходимо затопить. Жители Матёры не могут смириться с этим. Для них затопление деревни – их личный Апокалипсис. Валентин Распутин родом из Иркутска, и Ангара для него – родная река, и от этого только громче и решительнее он рассказывает о ней, и о том, как органично всё в природе устроено изначально, и как легко эту гармонию разрушить. Как пожарный набат звучит голос Распутина: мы все вместе ответственны за порядок в своём доме, нам его сообща и наводить.

Ч. Айтматов затрагивает тему отношения природы и человека в романе «Плаха». Бескрайние степи, зелёные долины, высокогорные тропы – всё поражает неповторимой красотой. С особым восхищением автор описывает те моменты, когда на какое-то время в природе возникает «изначальное равновесие». Но нарушается оно людьми. Человек становится более жестоким от поколения к поколению. Сначала охотники приходили в Моюнкумскую степь, вооружённые стрелами. Они не приносили большого ущерба природе. Но пришло время и человеко-боги стали устраивать облавы на машинах и вертолётах. И нельзя назвать их охотниками, это «расстрельщики, косящие всё живое, как будто сено на огороде». Человек своими руками рушит многокрасочный и многонаселённый мир природы. Писатель предостерегает, что бессмысленное истребление животных – угроза земному процветанию.

Становится не по себе, когда читаешь про варварскую облаву на сайгаков: «...по степи, по белой снежной пороше катилась сплошная черная река дикого ужаса». Это избиение сайгаков читатель видит глазами волчицы Акбары: «Страх достиг таких апокалиптических размеров, что волчице Акбаре, оглохшей от выстрелов, казалось, что весь мир оглох и онемел, что везде воцарился хаос и само солнце ... тоже мечется и ищет спасения и что даже вертолеты вдруг онемели и уже без грохота и свиста беззвучно кружатся над уходящей в бездну степью, подобно гигантским безмолвным коршунам...».

Ставя человека в положение «царя» по отношению к животным, автор показывает, что такая позиция человека чревата трагедией, что природа будет мстить человеку за истребление «братьев меньших». И природа в лице волков мстит людям. Образ волков – это рисунок мира, совершенно не похожий на человеческий. Но в него из жизни людей перенесены такие высокие понятия, как Преданность, Милосердие, Любовь, Мудрость, утраченные, по мнению автора, человеком. Волчица Акбара наделена писателем нравственной памятью. Она не только олицетворяет собой несчастье, постигшее ее род, но и осознает это несчастье как нарушение нравственного закона. В навязанных ей человеком жестоких обстоятельствах она вынуждена вступить с ним в смертельную схватку. Да и можно ли назвать этим словом тех, кто стреляет из пулемётов по беззащитным животным? Это нелюди, то есть существа без чести и совести. С чувством полнейшей безнаказанности они совершают преступления против природы и человека.

В своих произведениях писатели обращаются, прежде всего, к каждому из нас. Чтобы мы помнили, что человек и природа – понятия, неотделимые друг от друга. Убивая природу, человек обрекает себя на гибель. И современная литература, наследуя и развивая традиции классиков, воспитывает в читателе чувство единения с землёй, которая у нас у всех одна. Имя ей – РОДИНА.

Человек и природа – одна их самых главных проблем, которые волнуют литературу. Чем больше люди берут от природы, тем с большим вниманием и ответственностью они должны подходить к сохранению и воспроизводству окружающей среды.

Время смены цивилизаций ответственное и опасное.

Новая цивилизация, наверное, не захочет глобальных экспериментов – социальных, экономических, религиозных. Её цель – экономическое благополучие – должна будет подчинить себе и экономику, и политику, и просвещение».

А благополучие – это не только крыша над головой, автомобиль, красивая одежда. Благополучие немыслимо без здоровой пищи, без чистого воздуха, чистой воды, без радующего глаз пейзажа, без цветов и пения птиц. Мудрость состоит в том, чтобы сегодня, предрешая завтрашний день, помнить об этом.

Будущее Земли в руках людей. Это утверждает поэт А. Плотников в стихотворении «Чёрные пятна»:

Океан седой гремит набатно,

Он таит обиду в глубине,

Чёрные раскачивая пятна

На крутой разгневанной волне.

Стали люди сильными, как боги,

И судьба Земли у них в руках.

Но темнеют страшные ожоги

У земного шара на боках.

Широко шагает новый век,

На Земле уж белых пятен нету.

Чёрные


Сотрёшь ли, человек?

Само существование человека в будущем в прямой зависимости от того, быть или не быть природе»,- говорит один из героев романа Абиджамила Нурпеисова «Долг».

Человек не имеет права быть бездушным и бесконтрольным потребителем природы, ибо «все драгоценное, чем обладает человек, - всего лишь долг, должок, которые следует в предписанный срок вернуть, или одолжение, за которое должно сполна воздать»

И в заключении хочется закончить эту беседу словами Ч. Айтматова: «Мне кажется, что литература должная поднять свой голос, не только вообще в защиту природы, но проявить особую заботу о том морально-психологическом комплексе человеческой души, который связан с восприятием природы. Литература должна этим заняться – это её долг, её миссия».


Литература:

Айтматов, Ч. Плаха : роман / Чингиз Айтматов.- Москва, 1984.

Леонов, Л. Русский лес : роман / Леонид Леонов.- Москва, 1975.

Распутин, В. Прощание с Матёрой : повесть / Валентин Распутин.- Москва, 1990.

Человек и природа : сборник методических материалов.- Киров, 2006.

Человек и природа в произведениях

художественной литературы

литературный обзор для старшеклассников.

Составитель: Крюкова Е.В., методист МБС
Литературный обзор представляет собой анализ произведений писателей, которые помогают формировать эмоционально-положительное, бережное, ответственное отношение к миру природы и окружающему миру в целом. Главная цель обзора - формирование интереса читателей к произведениям отечественных писателей, а также показать взаимосвязь нравственности личности и состояния окружающей среды.
Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик -

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык...

Ф. Тютчев

«Природа! Она вечно говорит с нами!» - писал когда-то великий Гёте. Глубокий смысл этих слов поэта в напоминании нам о том, что между человеком и природой постоянно идёт диалог. Причём не столько мы с ней разговариваем, сколько она с нами. Но всегда ли человек слышит её голос? Ответ на этот вопрос – главная тема художественной литературы о природе и её отношениях с человеком.

Тема природы – одна из древнейших и вечных в мировом искусстве, и в каждую историческую эпоху. Она осмысливается по-новому, каждый раз обретает конкретное наполнение.

В русской классике уделялось много внимания теме «человек и природа». Описание природы не просто фон, на котором разворачивается действие, она имеет важное значение в общей структуре произведения, в характере персонажа, ибо в отношении к природе раскрывается внутренний облик человека, его духовная сущность.

Имена почти всех наших мастеров слова связываются с живописными деревенскими местами. Пушкин неотделим от Михайловского и Болдина, Тургенев – от Спасского-Лутовинова, Некрасов – от Карабихи и Грешнёва, Достоевский – от Старой Руссы. «Без Ясной Поляны, - любил повторять Лев Толстой, - не было бы ни меня, ни моих сочинений.

У истоков реалистического пейзажа в русской литературе XIX века стоит Александр Сергеевич Пушкин. Именно у него впервые появляется русская природа с её скромной, словно запрятанной прелестью. Описания природы в его поэзии отличаются чистотой, праздничной свежестью, торжественной приподнятостью. Достаточно вспомнить хрестоматийное: «Мороз и солнце; день чудесный!». Или «Зима. Крестьянин торжествуя, на дровнях обновляет путь…». Или описание времён года: «Гонимы вешними лучами», «Уж небо осенью дышало». В этой простоте – секреты неумирающей силы воздействия пушкинского слова.

Продолжателем пушкинских традиций в создании лирического пейзажа является Михаил Юрьевич Лермонтов. Если в его романтической поэзии сияющие вершины Кавказа символизируют красоту, абсолютную свободу, гордое и непреклонное одиночество, то в его прозе проявляется совершенно иная природа. В «Княжне Мери» писатель замечает и ветки цветущих черешен, которые усыпают письменный стол белыми лепестками, и шумящие целебные ключи, и чистый, свежий, как поцелуй ребёнка, горный воздух.

Первозданной чистотой и благоухающей свежестью проникнуто описание раннего летнего утра накануне дуэли Печорина с Грушницким: «Солнце едва выказалось из-за зеленых вершин, и слияние теплоты его лучей с умирающей прохладой ночи наводило на все чувства какое-то сладкое томление… Я помню - в этот раз, больше чем когда-нибудь прежде, я любил природу. Как любопытно всматриваться каждую росинку, трепещущую на широком листке виноградном и отражавшую миллионы радужных лучей! Как жадно взор мой старался проникнуть в дымную даль!».

Дальнейшее расширение «географии» литературного пейзажа мы находим в прозе Николая Васильевича Гоголя, который в пушкинских традициях описывает упоительные и роскошные малороссийские летние дни, чудный Днепр, который «вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои». В историю литературы Гоголь вошёл как первооткрыватель красоты украинской степи. Эту привлекательность и скрытое очарование украинских степных просторов воспевает писатель в «Тарасе Бульбе», «Мёртвых душах» и других произведениях.

В творчестве Ивана Сергеевича Тургенева пейзаж перестал быть фоном, на котором разворачивается действие, он превратился в полноправный компонент поэтической структуры, а подчас и в одно из главных действующих лиц. Природа в романах Тургенева живёт собственной жизнью, находится в постоянном движении и развитии. Описания природы у него проникнуты лирической теплотой, эмоциональной взволнованностью. Не случайно рассказ Тургенева «Живые мощи» поразил в своё время его французских друзей, в том числе Жорж Санд, Александра Дюма и др. В XX веке немецкий писатель Томас Манн восхищаясь описанием раннего летнего утра в этом рассказе, считал его «обворожительным примером наслаждения природой и радостно-здорового ощущения жизни, свойственного русскому человеку».

О целительной силе природы писал Сергей Тимофеевич Аксаков в книге «Записки ружейного охотника»: «Чувство природы врождённо нам всем, от грубого дикаря до самого образованного человека. Деревня, мирная тишина, спокойствие! Сюда надо бежать от праздности, пустоты интересов; сюда же хочется бежать от суетливой внешней деятельности, мелочных, своекорыстных хлопот, бесплодных, хотя и добросовестных мыслей и забот! На зелёном, цветущем берегу, над тёмной глубью реки или озера, в тени кустов, под шатром кудрявой ольхи, тихо трепещущей своими листьями в светлом зеркале воды, - улягутся мнимые страсти, утихнут мнимые бури, рассыплются самолюбивые мечты, разлетятся несбыточные надежды! Вместе с благовонным, свободным, освежительным воздухом вдохнёте вы в себя безмятежность мысли, кротость чувства, снисхождение к другим и даже к самому себе.

Неприметно, мало-помалу, рассеются это недовольство собою и презрительная недоверчивость к собственным силам, твёрдости воли и чистоте помышлений - эта эпидемия нашего века, эта чёрная немочь души…».

Природа в произведениях Льва Николаевича Толстого приобретает глубокий социально-этический смысл, это также фон, на котором происходят внутренние переживания героев. Это сфера, в которой с человека сбрасывается всё искусственное, наносное, фальшивое и обнажается его внутренняя сущность.

Сокровенно-любовное отношение к природе проявляется в описании зимнего леса во время катаний молодых Ростовых: писатель подчёркивает переливающиеся загадочные тени, алмазные отблески лунного света и пронзительный визг каких-то существ.

Сквозь всё творчество Толстого проходит мотив контрастного противопоставления гармонии природы и неустроенности социальной жизни, когда люди, не замечая окружающей красоты, живут по законам, противным человеческой природе. Впервые этот мотив возникает в рассказе «Набег», где, «примитивная красота и сила» природы противопоставлена ужасам войны: «Неужели тесно жить людям на этом прекрасном свете под этим неизмеримым звёздным небом? Неужели может среди этой обаятельной природы удерживаться в душе человека чувство злобы, мщения или страсти истребления себе подобных?».

С особой силой звучит этот мотив в «Войне и мире», где писатель противопоставляет мирной природе природу, обезображенную войной. До начала сражения Бородинское поле предстаёт перед Пьером Безуховым во всей своей красоте, в чистом утреннем воздухе, пронизанном лучами яркого солнца. После сражения Бородино выглядит иначе: «Над всем полем, прежде столь весело-красивым, с его блестками штыков и дымами в утреннем солнце, стояла теперь мгла сырости и дыма и пахло странной кислотой селитры и крови. Собрались тучки, и стал накрапывать дождик на убитых, на раненых, на испуганных, и на изнуренных, и на сомневающихся людей. Как будто он говорил: «Довольно, довольно, люди. Перестаньте... Опомнитесь. Что вы делаете?».

В статье «Толстой и природа» русский философ Григорий Плеханов писал: «Толстой любит природу и изображает её с таким мастерством, до которого, кажется, никто и никогда не возвышался. Это знает всякий, читавший его произведения. Природа не описывается, а живёт у нашего великого художника».

Русские писатели уже в прошлом веке заговорили о симптомах того явления, которое в наши дни получит название «экологический кризис». О повсеместном облесении России писал Достоевский в романе «Подросток». Грустной иронией проникнуты слова одного из героев романа: «Ныне безлесят Россию, истощают почву… Явись человек с надеждой и посади дерево – все засмеются: «Разве ты до него доживёшь?».

Горечь и обида за тот «непорядок, который наблюдается в природе», звучит в рассказах Антона Павловича Чехова «Скрипка Ротшильда» и «Свирель». Старик пастух в последнем рассказе с тоской говорит о том, что год от года исчезают в лесах гуси и тетерева, журавли и утки, в морях и озёрах выводится рыба, реки сохнут и мелеют. Автор проницательно улавливает связь между оскудением природы и потребительской практикой общества: «Ну, я допускаю, руби леса из нужды, но зачем истреблять их? – спрашивает доктор Астров. - Русские леса трещат под топором, гибнут миллиарды деревьев, опустошаются жилища зверей и птиц, мелеют и сохнут реки, исчезают безвозвратно чудные пейзажи… Человек одарён разумом и творческой силой, чтобы преумножать то, что ему дано, но до сих пор он не творил, а разрушал. Лесов всё меньше и меньше, реки сохнут, дичь перевелась, климат испорчен, и с каждым днём земля становится всё беднее и безобразней».

В самом начале творческого пути Чехов проявляет себя искусным пародистом. Он может создать в духе Гоголя своеобразный комический пейзаж: «Луна, полная и солидная, как генеральская экономка, плыла по небу» (рассказ «Трифон»). «Майский полдень. В воздухе пахнет постными щами и самоварной гарью» (рассказ «Кулачье гнездо»). Вместе с тем молодой Чехов может описать наступление тёплой летней ночи в тургеневской манере, для которой характерно обилие зрительных, слуховых, осязательных деталей.

Постепенно Чехов приходит к убеждению, что новая манера изображения природы должна отличаться лаконичностью. Следуя этому принципу, Чехов заменяет всестороннюю детализированность одной броской, эффективной деталью, которая позволяет создать запоминающуюся и впечатляющую картину природы.

Природа и человек в русской литературе находятся в тесной взаимосвязи, взаимно влияя друг на друга. Вслед за Толстым Чехов отказывается рассматривать человека как простого созерцателя природы. У Чехова никогда не бывает безлюдных пейзажей. Чехов в своём творчестве утверждал, что «вся энергия художника должна быть обращена на две силы: человек и природа».

Сквозь всю русскую литературу, начиная с Пушкина и Гоголя и кончая Буниным, проходит образ цветущего весеннего сада, который в последней пьесе Чехова приобретает символическое звучание. Отношение к вишнёвому саду и его судьбе определяет нравственный облик героев пьесы и разделяет их на две категории. С одной стороны – Шарлота, Симеонов-Пищик, Яша, для которых безразлично, что станет с вишнёвым садом. С другой – Раневская, Гаев, Аня, Фирс, для которых вишнёвый сад – это нечто большее, чем объект купли. Для Симеонова-Пищика, Шарлотты, Яши прошлого не существует, и потому они не могут понять, что продать вишневый сад или разбить его на участки для сдачи дачникам - значит совершить нравственное преступление, осквернить память о прошлом, без которой не может быть человека. Растерянность Лопахина после покупки сада не случайна. Она многозначительна, как впрочем, любая, самая мелкая деталь у Чехова. Сохранив в себе душевную чистоту, способность «помнить себя», он сохранил связь с прошлым, и потому с такой болью ощущает тяжесть совершённого нравственного преступления.

Для русских писателей XIX века гармония природы и человека была естественным условием развития жизни. Природа помогала русским писателям постичь тайны мироздания, единство и взаимосвязанность всего живого на земле, открывать смысл жизненного предназначения, и неслучайно продолжатель классической традиции Михаил Михайлович Пришвин уже в XX веке скажет: «Когда пройдут февральские метели, все лесные существа мне становятся, как люди в стремительном движении к их будущему Маю. Тогда в каждом мельчайшем семечке таится будущий праздник, и все силы природы работают на то, чтобы ему процвести». Весенний расцвет природы и стремление человека к раскрытию своих духовных и физических возможностей есть, по мнению Пришвина, тот самый «праздник жизни», который представляет цель и смысл человеческого существования.

В произведениях дооктябрьского периода «В краю непуганых птиц» (1907), «За волшебным колобком» (1908), «Адам и Ева» (1911), «Чёрный араб» М. Пришвина влечёт давняя мечта русских людей о чудесной стране, стране «голубых бобров», «непуганых птиц», невиданно прекрасной природы.

Герой повести «Жень-шень» начинает с тог же, что и герой раннего творчества Пришвина. В поисках «корня жизни», смысла бытия он уходит от жестокости мира, от бессмысленной смерти и грома орудий в девственные леса и радуется счастливому случаю жить по своей воле. И, как герой дооктябрьских произведений, он убеждается вскоре, что и к этим «нетронутым» краям уже протянулась убийственная рука, признающая только силу. Губительные следы её замечает он в большом и малом: звери, которых не могло в своё время выгнать даже оледенение субтропической зоны, разбегаются от грохота пушек, а одно из самых чудесных творений природы олень-цветок, самочка Хуа-лу предстаёт перед ним с дырочкой в ухе. Кто-то уже прицелился и пустил в неё страшную пулю.

Главный герой постепенно понимает, что невозможно человеку совсем отказаться от того, чтоб «присвоить и цветок, и оленя, и птицу», но можно так пользоваться дарами природы, чтобы при этом не расхищать, не уничтожать, а умножать богатство природы.

Творчество М. Пришвина – своеобразная увертюра к современным вариациям проблемы взаимоотношений человека и природы.

С древнейших времен и до наших дней все устремления человечества – социальные, нравственные, духовные - были связаны с природой. Стихии – земля, воздух, огонь, вода – всегда занимали видное место в художественном познании человеком самого себя. От «Слова о полку Игореве» до поэмы А. Блока «Двенадцать», от русской былины о пахаре до современной «деревенской прозы» наша литература связывала жизнь и судьбу русского человека с жизнью и судьбой русской природы.

В центре проблемы «человек-природа» в литературе и искусстве начала и середины XX века был человек, преобразующий природу. Мастерам искусства в раздумьях, «каким должен быть советский пейзаж, «прекрасное лицо родины», виделось в лесах строек, электромачт, заводских труб. Новостройки с их гигантским размахом разрушали «вековечный застой» природы и звали к «новым завоеваниям». Чем больше было воздействие человека на окружающий мир, чем грандиознее масштабы строек, тем величественнее выглядел творец, тем гармоничнее представлялось сочетание красоты естественной и красоты индустриальной.

Вторая половина XX века резко сместила акценты, поставив человечество перед необходимостью пересмотреть основы своих взаимоотношений с природой.

Никогда раньше воздействие на природу такого сильного влияния на жизнь общества, никогда раньше последствия взаимодействий не приобретали такого глобального характера, как в наше время. Эта тенденция, звучавшая в полную силу уже в «Русском лесе» Леонида Леонова, вылилась в советском искусстве в целое направление «природоохранного» содержания.

Главная тема романа – тема родины и её природы, а основная сюжетная линия – столкновение разных точек зрения на проблемы лесопользования, спор ученых-лесоводов Вихрова и Грацианского о судьбе русского леса. Вихров призывал соотносить процент вырубки лесов с их приростом, Грацианский, который представляет собой циника и эгоиста, жаждущего славы и признания, прикрываясь лозунгами о плановом производстве, выступал за бесконтрольность в лесных делах.

«Для меня «Русский лес» - это раздумья о прошлом, настоящем и будущем моей Родины и моего народа», - говорил сам автор.

Действительно, стоит внимательно вслушаться в лекцию, которую читает студентам ученый Иван Вихров, чтобы понять, что за его размышлениями о русском лесе скрывается целая философия жизни и места в ней каждого поколения. «Нет такого пункта в едином организме природы, длительное воздействие на который не сказалось бы в самых отдаленных областях». Природа словно бы вверяет свои сокровища благоразумию человека, и его задача - не повредить ее тонкий механизм. В романе звучит актуальная для современной литературы мысль о бережном отношении ко всему живому на Земле: от слабой и беззащитной клетки до высшего разумного существа - человека.

Леонов предугадал те острейшие проблемы, которые несколько позднее поставило вперёд бурное развитие научно-технической революции. Опережая время, писатель поднял свой голос в защиту природы, когда вопросы охраны природы ещё не стояли так остро, года «легко было прослыть бездельником, вступаясь за лес».

Во второй половине XX века противоречия, обнажённые Л. Леоновым, обретают всё новый смысл и новые глубины. Мир заговорил об экологическом кризисе, о трагедии природы.

В литературе происходит переосмысление отношений к природе. Поэт Сергей Викулов, полемизируя с теорией «покорителей природы», напишет:

Какие снятся рекам чудеса

Не трудно угадать теперь, пожалуй,

В глубинах отраженные леса

И рыбы, как блескучие кинжалы.


Продравшийся сквозь чащу напролом,

И капли с губ роняющий сохатый,

И лебедь, розовым крылом

По синей глади бьющий, как лопатой.


Не учиняй в чужом дому разбой,

Топор вгоняя в комель с разворота

И помни, в этот дом

Тебе всегда распахнуты ворота.


Говоря о том, что мир природы становится с каждым годом всё беднее, поэт Владимир Фёдоров предлагает свою программу спасения природы и человека:

Чтобы мир спасти,

Нам нужно, не теряя годы,

Забыть все культы

И ввести

Непогрешимый

Культ природы.

Тогда же поэт Михаил Дудин, обращаясь к жителям планеты, говорил:

Берегите молодые всходы

На зелёном празднике природы.

Небо в звёздах, океан и сушу

И в бессмертье верящую душу, -

Всех судеб связующие нити.

Берегите Землю! Берегите!

Самые различные философские аспекты взаимоотношений человека и природы глубоко исследуются «Царь-рыбе» Виктора Астафьева. Писатель обозначил жанр своей книги как «повествование в рассказах». Каждый из рассказов является своеобразной кульминацией тех или иных человеческих настроений, переживаний, навеянных общением с природой.

Рассказы, открывающие повествование, написаны от первого лица. Лирический герой встречается с разными людьми, старается понять их, увидеть смысл их действий, взаимоотношений.

Астафьев уже на первых страницах повествования признаётся в сокровенной близости к природе, в душевной необходимости остаться с ней один на один, «посидеть у костра в тайге, ещё не тронутой, точнее сказать, не поувеченной человеком». Для художника, чувствующего «душу природы», выражения «тайга-мама», «матерь-природа» - не просто красивые слова. Это понятия – убеждения, наполненные конкретным содержанием, сыновней болью за всё живое.

Мир природы и мир человека тесно переплетены, взаимосвязаны, и потому в исследованиях человеческих характеров, мотивов их действий, их отношений к природе основная тональность рассказов остаётся той же, что и в исследовании природы. Тайга влечёт к себе писателя не только сама по себе, влечёт обещанием согласия, способностью к душевному умиротворению.

Тайга не обманула: в одну из таких ночей, на берегу таёжной речки к писателю нисходят тот покой и утешение души, которые старомодно именуются блаженством.

«Казалось, тише, чем было, и быть уже не могло, но не слухом, не телом, а душою природы, присутствующей и во мне, я почувствовал вершину тишины, младенчески пульсирующее темечко нарождающегося дня – настал тот краткий миг, когда над миром парил лишь божий дух един, как рекли в старину».

Богата природа: не успевает поплавок коснуться воды, а уже нужно подсекать хариуса или ленка; одного крупнее другого. Но это только в тех труднопроходимых местах, где люди бывают редко. Реки же, доступные людям, оскудели так, что если и осталась там рыба, то та лишь, что «плавает с порванными губами или кончила противокрючковые курсы». Можно ли назвать богатством то, что скудеет на глазах с неимоверной быстротой?

Щедра природа: охотники, приехавшие на промысел в глубины тайги, быстро запасаются на всю зиму и рыбой и разной ягодой. Но тут же оказывается, что нет главного – корма для песцов: в тундре мор лемминга, которым питается песец, и потому не будет ни удачной охоты, ни просто никакой охоты.

Немало боли в «Царь-рыбе» от картин израненной, повреждённой тайги. Даже Командор (рассказ «У золотой карги») - казалось бы, огрубевший и озверевший вовсе – сознаёт: если б рыба умела плакать, «все реки, моря ревмя ревели бы».

Философия природы, поиски основ современного взаимоотношения с окружающей средой включают в себя в «Царь-рыбе» и анализ последствий, к коим ведёт нарушение законов природы.

Тайга всегда являлась прибежищем всякого рода бродяжного люда, укрывающегося от законов общества, противопоставившего себя обществу. Но подлинные законы тайги всегда были связаны с понятием «общество»: «… сибиряк и природой самой приучен почитать «опчество», считаться с ним». В тайге невозможно продержаться долго без поддержки «опечества». Браконьерство по сути своей оказывается противоположностью народной традиции, нарушением вековечного требования «почитать общество».

Понятие счастья подменяется «фартом добытчика». Но ни для кого из браконьеров «фарт» не обернулся счастьем: погиб на промысле старик Куклин (рассказ «Рыбак Грохотало») «канул в воду и с концом. Лоскутка не нашли!». Погиб предусмотрительный ко всему, что касалось собственной персоны, Гога Герцев (рассказ «Сон о белых горах»), на грани гибели оказался Игнатьич, ещё раз вынуждая убедиться в древней истине: убивая других, убиваешь себя (рассказ «Царь – рыба»).

Для Игнатьича – нет никакой необходимости изловить царь-рыбу. Напротив, голос нравственности, остатки совести требуют, чтоб он отпустил её. Но он решает брать рыбу, наперекор голосу совести, наперекор народной мудрости.

Старик благороден в честном соперничестве с морем и в рыбе, попавшей на крючок, чувствует красоту, ловкость и благородство: «Ни разу в жизни я не видел существа более громадного, прекрасного. Спокойного и благородного, чем ты».

Когда «реки царь и всей природы царь» оказываются на одной ловушке, повязанные «одним смертным концом», гибель одного ведёт к гибели другого. Спасение человека – только в спасении природного существа. Когда уходит рыба, человеку, уже переходившему «в иной мир», становится легче. «Телу от того что рыба не тянула вниз, не висела на нём сутунком, а душе – от какого – то, ещё не постигнутого умом, освобождения».

Астафьев всем своим повествованием утверждает: природу можно уничтожить, но её нельзя победить; природу можно уничтожить, но уничтожение природы есть самоуничтожение человека, уничтожение человеческого в человеке. Через анализ браконьерских «законов», противостоящих выработанным общество «законам природы», писатель приходит к выводу: у человека только один путь взаимодействия с природой – путь сотворчества. Человек должен продлить всякую жизнь на земле, чтоб продлился он сам.

Пусть мы мудры, удачливы, двуноги,

Истории земной поводыри,-

Для младших братьев всё же мы не боги,

А просто самозваные цари. В. Шефнер

В мировой литературе есть немало увлекательных произведений, «героями» которых являются животные.

В советской литературе появлялось немало интересных произведений, изображающих человека в его отношениях с самыми различными животными: повесть М. Алексеева «Карюха», рассказы Г. Матевосяна «Буйволица», С. Залыгина «Коровий век», В. Белова «Рассказы о всякой живности».

Главенствующее место в галерее образов животных занимает собака. Бим в повести Троепольского «Белый Бим чёрное ухо», Бойе и Розка в «Царь – рыбе» В. Астафьева, Джим в «Его батальоне» В. Быкова и множество других интереснейших по «характеру» собак напомнили, в последнее время, о своей верности человеку. Все они очень близки в главной своей сути – преданности людям, готовности служить, но различны по натуре, по своей судьбе и по той роли, которую им пришлось сыграть в судьбах людей.

Своеобразное воплощение человечности видит в своей собаке комбат Волошин, герой повести Василя Быкова «Его батальон».

Джим для Волошина – прежде всего надёжный помощник. Впервые без Джима пробираясь ночью от одного подразделения к другому, комбат вспоминает, как в таких ситуациях терялись. Исчезали люди – вероятнее всего, попадали в руки вражеской разведки. Когда бы Джим был рядом – не возникали б подобные мысли. С ним всегда надёжнее и безопаснее. Но Джима у комбата «забрал» генерал, и «щемящее чувство потери» не покидает Волошина. Он был дня него «чем – то глубоко личным, почти интимным, чем – то из того. Что начисто вытравляла в человеке война и что можно было скорее почувствовать, чем сформулировать словами».

В повести Гавриила Троепольского есть люди, которые привязаны к Биму, чувствующие ответственность за него. Как за человека. И есть «тётки», из-за которых собака начинает терять веру в людей.

С тётки начались гонения Бима, тёткой и завершились. Она присвоила право решать его судьбу; по домыслу и привычке охаивать всех, объявляла его - то кусающимся, то вовсе бешенным. Наконец объявила Бима «своей» собакой, и отправила на смерть. «На Бима она смотрела надменно, презрительно, уничтожающе и гордо, с сознанием чувства собственного достоинства, превосходства и правоты».

По надменному праву объявлять природу «ничьей» или своей и распоряжаться ею, как собственностью, убили Бима.

По праву превосходства отобрали у Волошина Джима. Проходя, автоматной очередью прошили насквозь Бойе, ни за что, ни ради чего. (Астафьев «Царь – рыба» рассказ «Бойе»)

Поистине, судьба лучшего друга человека отражает судьбу всей природы, как облагороженной, так и обезображенной, истерзанной – той, которой создали, «собачью жизнь», которая, даже по признанию браконьеров, вся была несмолкающим собачьим воем, если б могла. Отношения с собакой раскрывают и ещё одну закономерность человеческого воздействия на природу: на освоение, облагораживание нужны века, перечеркнуть же достигнутое сотнями поколений можно одним бездушным, безответственным шагом. Собака, очеловеченная более других животных, тем не менее, легко возвращается в состояние дикости, как только выходит из-под влияния человека, становится бездомной.

Г. Троепольский в «Белом Биме» даёт историю одичания «лохматок»: хозяева переехали из маленького домика в современную квартиру со всеми удобствами и бросили Лохматку на произвол судьбы.

Василий Песков в книге очерков «Дороги и тропы» рассказывает уже о целых стаях одичавших собак, о том вреде, который они наносят.

Поэтический образ очередного изгоя – вороны – создаёт Г. Троепольский «Спасите серую ворону»: «спасите серую ворону – отличного санитара местожительства людей. Спасите её от истребления, ибо она помогает очищать от нечистот местность вокруг нас так же, как сатирик очищает общество от духовных нечистот, спасите серую ворону за это самое; пусть она немного воровка птичьих яиц, на то она и серая ворона, чтобы птицы умели строить гнёзда; спасите эту насмешницу, единственную птицу, обладающую наглостью наивности настолько, что она в глаза человеку может так и ляпнуть с дерева: «Ка-ар-ар!» (Уходи дурак!»)

В общем контексте повести и близких ей произведений «Спасите серую ворону» звучит как «Спасите всех, безапелляционно объявленных вне закона», спасите серую ворону от оружейного выстрела, от пыток в домашних клетках. Спасите во имя чистой совести. Во имя будущего!

В наше время литература всё настойчивее обращается к истокам формирования национального характера, рассматривая их в зависимости как от социальных условий, так и от своеобразия природы.

Василий Белов – один из тех художников, что вглядываются в сегодняшний день с высот духовных ценностей, накопленных вековечным народным опытом. Его «Лад» обозначен в подзаголовке как «Очерки о народной эстетике». Однако в очерках – как и в самой крестьянской «вселенной» красота и добро живут в таком ладу, так нерасторжимы, что его «эстетика» в равной мере затрагивает и вопросы этики.

Природа - труд – эстетика. Три этих понятия в очерках взаимосвязаны, взаимообусловлены. Природа определяла ритм крестьянского труда, склад жизни, формировала своеобразную цикличность. Каждый из циклов содержал множество видом работ, нёс особую радость, особую красоту; и весенние всходы, и осенние урожаи по-своему волновали людей: «Так и катятся годовые круги, год за годом, но ничто не повторяется в человеческой жизни. Всё по-разному. Пахарь встаёт в борозду каждую весну с волнением, словно впервые. Жница срезает первую горсть ржи, так же с новым волнением.

Успех крестьянского труда во многом зависит от понимания природы, «тонкостей» её состояния: «Старики поглядывают на небо, прислушиваются сами к себе: какова весна? Затяжная холодная или короткая и тёплая? Не упустить бы посевной срок». Но успех зависит и от мастерства, от умения творить в природе: «Истинная красота и польза так же взаимосвязаны. Кто умеет красиво косить, само собою, накосит больше».

В союзе с природой формировался крестьянский лад жизни, зарождались и закреплялись народные традиции, вырабатывались нравственно-эстетические нормы. «Лад – это существование человека в ладу с природой и происходящее непосредственно от природы. Лад – это, то, что соединяет человека и природу в нечто целое, то, что позволяло человеку возникнуть в природе и стать Человеком. Лад - это сущность народной эстетики, если она хочет оставаться сама собой…» - говорил писатель С. Залыгин о книге В. Белова.

«Самая жгучая, самая смертная связь» с природой, физическое ощущение земли как совей матери – прародительницы, откуда выходит человек и куда он возвращается в конце пути, звучит во многих поэтических и художественных произведениях российских писателей.

Именно земля помогает человеку осознать смысл жизненного предназначения, разгадать загадку земного бытия. За свою долгую историю у человека не было более верного союзника, защитника и друга, чем земля. И какими только словами наши предки её не величали! Она для них и вечная, и святая, и родная, и кормилица. Говоря о новых чертах литературного развития, В. Распутин заметил: «Никогда ещё литература с такой силой не говорила о судьбе человека и о судьбе земли, на которой живёт человек. Тревога эта доходит до отчаяния». Для русских поэтов – чувство России невозможно вне любви к «малой» родине, к деревне всего шесть дворов, где прошли детские годы:

Русь моя, люблю твои берёзки!

С первых лет я с ними жил и рос,

Поэтому и набегают слёзы

На глаза, отвыкшие от слёз. Николай Рубцов.

Драматические интонации возникают, когда речь заходит об исчезновении сотен и тысяч «малых» родин, тех самых деревень, с которых когда-то начиналась Русь и которые почти повсеместно были объявлены неперспективными:

Моя деревня умерла,

Моя деревня похоронена,

Там, где она свой век жила

Земля распахана была,

Распахана и заборонена. Сергей Викулов.

Грустью проникнуты строки поэтессы Ольги Фокиной, в которых говорится о запустении некогда цветущих деревень, когда утрачивается что-то важное и изначальное в жизни:

Засыхают старые рябины,

Оседают старые дворы

На вечерней улочке не видно,

Ни влюблённых пар, ни детворы.

Никого – с гармошкою в охапке

Никого – с цигаркою во рту

И никто – ни в рохи и ни в бабки

И никто – ни в салки, ни в лапту.

«Как только не переставляли с место на место, как ни прилаживали их друг к другу, эти два простых и великих понятия: земля и человек! - пишет В. Белов в очерке «Раздумья на родине». Гармония человека, природы, земли, отчего дома оказывается обязательным условием продолжения жизни на земле. Эта гармония противостоит разрушительному натиску ненависти и жестокости на человеческую душу.

Не хозяева вроде -

Так добро своё губим,

А гордимся природой

И отечество любим. Александр Яшин

В поэтике повести Валентина Распутина «Прощание с Матёрой» по-своему сочетаются и традиционные формы художественного освоения проблемы «человек – природа», и острая публицистичность, и документальная точность, и фольклёрно-сказовая образность.

Это сплетения можно обнаружить уже во внешнем, «поверхностном» слое повести. По словам самого писателя, первоначальный замысел сводился к желанию в документальном очерке рассказать историю затопления острова; говоря о публицистичности – перечислить те жгучие вопросы, которые возникают в раздумьях главных героев; а в ряды фольклорно-мифологических образов сам собой напрашивается хозяин острова.

Матёра-мать! Заблудившись в тумане, в ночной ангаре, люди пытаются докричаться до острова: «Мать! Тётка Дарья! Эй, Матёра-а!».

Матёра-матёрая, достигшая зрелости, совершенства, трёхсотлетним любовным трудом обработанная обихоженная земля: «Сколько здесь положено трудов, сколько пролито пота, но сколько и смять, испытано радости.»

Матёра-мать – земля, дом - родина: «вот стоит земля, которая казалась вечной, но выходит, что оказалось - не будет земли.»

От Матёры исходит всё, что исходит от матери, потому Матёра есть жизнь. Прощание с Матёрой - прощание с «жизнью в Матёре», а для многих – прощание с жизнью вообще.

Матёра – это маленькая деревня на острове посреди сибирской реки Ангары. Матёра, вроде утюжка, вытянулась в длину на 5 км. Тут были и лес, и пашня, и болотце, своя церквушка и своя больница. К осени по плану строительства гас, остров будет затоплен и все жители должны будут перебраться в новый построенный посёлок, в благоустроенные квартиры с газом и ванной.

Постоянные жители Матёры – это старики и старухи. Они смотрели за огородом и домом, ходили за скотиной, сохраняя во всем жилой дух и оберегая деревню от лишнего запустения. По вечерам сходились вместе, негромко разговаривали о том, что будет, опасливо поглядывая в сторонку правого берега на Ангару на большой посёлок.

Знала Матёра наводнения и пожары, голод и разбой. Матёра жила, встречая и провожая годы, как воду 300 лет. И казалось, нет конца и края бегущей воде так и нет и веку деревне. Вот почему особенно больно расставаться с родной деревней старикам и старухам.

Главная героина повести самая старая жительница - Дарья Пенегина. У неё шестеро детей, трое из которых только остались в живых. Дарья вроде бы недалёкий человек, но у неё нежное сердце, она чутко слышит ход времени, она впитала вековую мудрость. Она думает, что под воду уходит не просто деревня, а целый континент представлений и верований, те традиции, лучшие из которых могли бы прийтись в ту пору и ныне живущим. Но торопятся люди. Некогда им оглянуться назад и задуматься над словами героини: «Правда в памяти, а у кого нет памяти, у того нет жизни».

Образ Природы – один из ведущих во всей образной системе «Прощания с Матёрой». Сам остров воплощает в себе образ природы, вечной, бесконечной самообновляющейся. Матёра – деревня отражает человеческое обновление земли, радости и тревоги, обретения и потери, предопределённые этим обновлением.

Для жителей Матёры – мир одушевлён. Если избы, предметы домашнего обихода у каждого свои и у каждого с ними – свои, особые отношения, то остров для всех един, общий, и «чует» он, что чувствуют все матёринцы.

Так возникает в повести Хозяин острова. С языческих времён к русскому человеку, в его представлениях, жмётся всякого рода нежить, добрая и недобрая.

Временами она может обретать конкретное обличье, чаще же всего она может обретать конкретное обличье, чаще же всего она бесплотна. «Нечистая сила» является на остров в облике здоровенного, как медведь, мужика, чтобы крушить кресты на могилах.

А ночами, когда всё утихает, обегает свои владения Хозяин. Хозяин одинаково близок и к природе, и к жилью, и к людям. «Никто никогда его не видел, не встречал, а он здесь знал всех и знал всё, что происходило. Он первым оказывался у загоревшейся избы, участливо как люди, прощается с ней. Он обострённо чувствует природу, видит и слышит, что люди не видят и не слышат. Слышимое всем: скрип старой лиственницы, «шевеление всего, что живёт на улице,» - «эти звуки были для Хозяина громкими и грубыми, с особенным удовольствием и особенным чутьём прислушивался он к тому, что происходит в земле и возле земли: шороху мыши, выбирающейся на охоту, притаённой возне птахи, сидящей в гнезде на яйцах, дыханию взрастающей травы.»

Благодаря обострённому видению Хозяин знает не только то, что происходит на острове, по неуловимым признакам он догадывается и о том, что будет, что надвигается

Трагический парадокс заключён в основной характеристике Хозяина: «На то он и был Хозяин, чтобы всё видеть, всё знать и ничему не мешать». Хозяин с большой буквы – и вдруг принуждён ни во что не вмешиваться.

Истинные хозяева острова – сами люди, живущие здесь. Но все беды Матёры исходят из того, что без неё «приняли постановление» о её судьбе. Люди сообща ищут «высшую правду». «Высшая», «коренная правда повести, которая складывается из народного мировосприятия, из раздумий – споров людей, вбирает в себя извечное родство человека с землёй, может опираться только на веками выработанное отношение к земле.

Та же тема с особенной остротой прозвучала в повести Бориса Васильева «Не стреляйте в белых лебедей». Автор берётся за раскрытие сложных, а порой и трагических по своей сути конфликтов между человеком и природой. Глубоко страдает герой повести Егор Полушкин, видя неблагополучие, трагедию края, замечая, как оторвался человек от природы, в каких неестественных, а порой и враждебных отношениях он находится с ней. Чуткая совестливость и вместе с тем глубокая мудрость звучит в словах Егора: «А природа, она всё покуда терпит. Она молчком умирает, долголетно. И никакой человек не царь ей, природе-то. Не царь, вредно это – царём-то зваться. Сын он её, старший сыночек. Так разумным же будь, не вгоняй в гроб маменьку». «Не стреляйте в белых лебедей» - этот великий гуманистический призыв связан с мыслью о будущем. Законы природы и законы человека оказываются едины по сути своей.

В романе «Плаха» Чингиз Айтматов стремится возбудить чувство ответственности за разрушение нравственных устоев, за сохранение природы, за жизнь современной молодёжи.

Три части романа… Первая - история семейства волков – экологическая, вторая – история правдолюба Авдия – нравственно - философская, третья – о жизни чабанов – социальная. Эти темы постоянно переплетаются.

Одна из центральных сцен – сцена расстрела в упор мирных животных, сайгаков, приобретает апокалипсическую окраску.

«…Отступая от всё усиливающегося натиска людей, волк и волчица затаились в неприступных горах. Но вот над горами раздаётся грохот с вертолёта. Он не зря внушает волкам страх. Встречи с человеком приносили лишь ужас и гибель. Первый раз волчица потеряла потомство и сама чуть не погибла, оказавшись среди сайгаков во время грандиозного побоища в Моюнкумской пустыне. Одни волчата погибли под автоматными очередями, другие под копытами сайгаков. Вторжение человека вносит разлад в издревле установивший миропорядок, и не зря волчице Акбаре казалось, «что весь мир оглох и онемел, что везде воцарился хаос и само солнце беззвучно пылающее над головой, тоже гонимо вместе с ними в этой бешеной облаве, что оно тоже мечется и ищет спасения… И в этом апокалипсическом безмолвии волчице Акбаре явилось лицо человека. Явилось так близко и так страшно, что она ужаснулась и чуть не попала под колёса».

А причина этого надругательства над природой самая прагматическая – область провалила план по заготовкам мяса и, таким образом, покрывает издержки бесхозяйственности «ресурсами природы».

Другой выводок Акбары сгорел в страшном пожаре – люди камышовые заросли, мешавшие горнорудным разработкам. Не спаслись волки и в горах из горного логова, волчат утащил пьянчуга Базарбай. Дальше отступать было некуда, и волки стали преследовать человека.

Важно отметить, что в «Плахе» образ волка трактуется нетрадиционно. Это не антипод человечности, внушающий ужас и ненависть, а естественное и необходимое звено в вечной круговерти жизни и смерти.

Не случайно автор настойчиво повторяет слова: «апокалипсис, светопреставление». Ч. Айтматов не только призывает, но и предупреждает, что путь вражды ведёт в бездну. Трагический исход в «Плахе» неизбежен.

Загнанная, обреченная на гибель без потомства волчица Акбара похищает дитя Бостона, честного и трудолюбивого чабана. Выстрел Бостона ранит волчицу, но убивает и ребёнка. Таким образом, покорение природы (волчица – символ её, оборачивается гибелью символической самого человечества).

Стремление улаживать отношения с позиции силы чревато и нравственной смертью человечества. Вот Бостон убивает Базарбая, виновного в трагедии волков и смерти сына Бостона. Но, совершив насилие, Бостон ощущает, что переступил черту, отделяющую человека от не человека, для человека в нём самом наступил конец света…

Роман Айтматова суров и безжалостен. В нём физически и духовно погибают главные герои всех трёх тематических линий – волчица, Авдий, Бостон. Может быть, писателя следует упрекнуть за излишнюю пессимистичность, за форсирование апокалиптических настроений, за нагнетание темных красок на полотне современности? Вряд ли. Это сгущение не искажение жизненной правды, но углубление посредством гиперболы правды художественной, чтобы яснее были услышаны современниками призыв и предупреждение.

Всё меньше окружающей природы,

Всё больше окружающей среды. Р. Рождественский

Всё меньше вокруг нас живой природы, всё больше «зон», не пригодных для проживания человека. Зона Чернобыля, Арала, Семипалатинска… Это результат бездумного вторжения в мир природы научно-технического прогресса.

О Чернобыле писатели пишут не понаслышке. Некоторые из них были в зоне аварии уже в первые, самые трудные дни. Их слово вызывает доверие.

Владимир Губарев в пьесе «Саркофаг» рассказывает о врачах, которые принимали, лечили, спасали людей, которые попали в самую опасную зону заражения. «В «Саркофаге есть три основные идеи,- говорит автор. – Первая: если человек поступается своими убеждениями, своими взглядами, если он уходит от ответственности – этот человек живёт в саркофаге. Вторая: если люди, каждый человек и общество в целом не делают выводов из трагедии – то они оказываются в саркофаге. И третья идея: я хотел сказать, что если человечество не учтёт уроков трагедии, оно будет в саркофаге».

Чернобыльской трагедии посвящена документальная повесть Юрия Щербака «Чернобыль». Эта повесть задумана автором как художественное исследование причин аварии. В книге звучат голоса простых сельских жителей и академиков, оперативного персонала АЭС и пожарных, военных специалистов и священников. По рассказам очевидцев впервые реконструирована картина развития аварии, использованы неизвестные публикации западной прессы по поводу чернобыльских событий.

Никого не оставят равнодушными рассказы Ивана Пташникова «Львы» о дворняжке Джуки, которая медленно умирает от полученной огромной дозы радиации. Рассказ Григория Медведева «След инверсии», в котором рассказывается о судьбе двух учёных-атомщиков. Их судьба потрясает читателя.

«Третий ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источники вод. Имя сей звезде «полынь»; и третья часть вод сделалась полынью, и многие из людей умерли от вод, потому что они стали горьки» (Откровение св. Апостола Иоанна Богослова).

«Звезда Полынь» взошла в 1986 году и продолжает гореть над Брянской, Гомельской и многими другими районами и по сей день. Она может взойти в любое время и над нашим жилищем, если человек не остановится и не осознает себя как частицу мира природы, которая погибнет вместе с ней.

Книга «Чернобыльская молитва» Светланы Алексиевич появилась через 10 лет после Чернобыльской катастрофы. Мы прочли ее уже тогда, когда привыкли жить с Чернобылем, когда многие даже забыли о нем.

В книге звучит трагический хор голосов людей, которые пережили, а точнее - все еще переживают произошедшее в Чернобыле. В предисловии Алексиевич написала: «Это книга не о Чернобыле, а о мире Чернобыля... Меня интересовало не само событие, а ощущения, чувства людей, прикоснувшихся к невероятному. К тайне. Может быть, это задача на XXI век. Реконструкция чувства, а не события».

Светлана Алексиевич повторяет то, о чем говорят многие ее герои в книге: мы не забыли Чернобыль, мы не поняли его. Началась новая экологическая история человечества. Перед этим отступает национальное: русские, белорусы, немцы... Человек - представитель биовида, который может исчезнуть, как редкая бабочка.

«Чернобыльская молитва» - книга о том, как Апокалипсис застает человека врасплох.

«Помню первую ночь... Это был не обыкновенный пожар, а какое-то чудо. Малиновое свечение... Голубое свечение... Не земное. Всю ночь мы простояли на балконе. Некоторые выносили на руках маленьких детей: «Посмотри! Запомни!» Мы не знали, что смерть может быть такой красивой".

Чернобыль - не просто катастрофа, это - граница между одним миром и другим, это уже новая философия, новое мировоззрение. Новое знание. Светлана Алексиевич в интервью сказала: «Меня не оставляет чувство, что я записывала не прошлое, а будущее».


«Природа,- писал М. Пришвин, - для меня огонь, вода, ветер, камни, растения, животные – всё это части разбитого единого существа. А человек и природа – это разум великого существа, накопляющий силу, чтобы собрать всю природу в единство». Если человек не перестанет царствовать в природе, воевать с ней, смотреть свысока - он обречен. Когда-то это были благие намерения чудаков. Сейчас - условие выживания. И поэтому: воспитай в себе жалость к сломанному дереву, к брошенной собаке, к утке, замерзающей в полынье водоёма. Боль «меньшего брата» прими как свою. А когда станешь строителем, геологом, рабочим или «командиром производства», умей думать не только о ведомстве науки, но и о «кладовой солнца», в которой всё подчинено извечному природному закону. Уважай его. И тогда и он тебя уважит!

Использованная литература:

1. Гордиенко, Л.Н. Искусство и экология / Л.Н. Гордиенко.- Москва: Знание, 1984.

2. Залыгин, С. Проза. Публицистика / С. Залыгин.- Москва, 1991.- 476с.

3. Крючкова, Н.С. Горит земля… / Н.С. Крючкова // Литература в школе.- 1992.- № 3-4.- С. 76-77.

4. Лавров, В. Человек. Время. Литература. / В. Лавров.- Ленинград, 1981.- 224 с.

5. Липин, С.А. Человек глазами природы / С.А. Липин.- Москва, 1985.- 231 с.

6. Мурин, Д.Н. Человек и природа / Д.Н. Мурин // Литература в школе.- 1992.- № 3-4.- С. 72-76.

7. Сохряков, Ю.И. Природа и человек / И.Ю. Сохряков.- Москва: Знание, 1990.- 64 с.

8. Сохряков, Ю.И. Природа и человек в русской прозе XIX века / И.Ю. Сохряков // Литература в школе.- 1992.- № 5-6.- С. 41-48.

9. Щербак, Ю.Н. Чернобыль : документальная повествование.- Москва, 1991.- 464 с.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница