Освоение мира (Бытие гл. 26: 12-16)




Скачать 247.25 Kb.
Дата14.06.2016
Размер247.25 Kb.
Освоение мира  (Бытие гл. 26:12-16)


26:12

И СЕЯЛ ИЦХАК НА ТОЙ ЗЕМЛЕ,

 




И СОБРАЛ ОН В ТОТ ГОД 

   




СТОКРАТНО И БЛАГОСЛОВИЛ ЕГО ГОСПОДЬ. 

 

26:13

И ВЕЛИКИМ СТАЛ ЭТОТ МУЖ, 

 




И ВОЗВЕЛИЧИВАЛСЯ ВСЕ БОЛЬШЕ,

 




ПОКА НЕ СТАЛ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВЕЛИКИМ.

 

26:14

И БЫЛИ У НЕГО СТАДА МЕЛКОГО 

 




СКОТА, И СТАДА КРУПНОГО СКОТА,

 




И БОЛЬШОЕ ХОЗЯЙСТВО; 

 




И ЗАВИДОВАЛИ ЕМУ ПЛИШТИМ. 

 

26:15

И ВСЕ КОЛОДЦЫ, КОТОРЫЕ 

 




ВЫКОПАЛИ РАБЫ ОТЦА ЕГО, ВО ДНИ 

 




ОТЦА ЕГО, АВРАhАМА, ЗАСЫПАЛИ ПЛИШТИМ 

 




И ЗАПОЛНИЛИ ИХ ЗЕМЛЕЙ. 

 

     Наши праотцы копали колодцы в пустыне, копали и находили воду. Пророк предвидел далекое будущее: "Ибо пробьются воды в пустыне и потоки - в степи" (Йешаяhу 35:6); "Открою на высотах реки и среди долин - источники, пустыню сделаю озером вод и землю сухую - источником вод" (41:18).
     Вот что обещано потомкам в поколении Избавления - и это то самое, с чего начинали праотцы: они копали колодцы. Всевышний благословил их, и в этом благословении нам обещано: "Служите Господу, Богу вашему, и Он благословит хлеб твой и воду твою" (Шмот 23:25).
     Предки сеяли и собирали стократный урожай, копали колодцы и находили воду. Как сказано:  

26:19

И НАШЛИ ТАМ КОЛОДЕЦ 

 




С ЖИВОЙ ВОДОЙ. 




     Вода - это жизнь для тех, кто ее находит, жизнь для людей, животных и растений, для всего живого на земле; вода нужна и владельцу колодца, и его соседям. Но плиштим, как видно, считали иначе.
     Что говорится в этой главе о судьбе тех колодцев, которые выкопали Авраhам и Ицхак?  

26:15

И ВСЕ КОЛОДЦЫ, КОТОРЫЕ 

 




ВЫКОПАЛИ РАБЫ ОТЦА ЕГО, ВО ДНИ 







ОТЦА ЕГО, АВРАhАМА, ЗАСЫПАЛИ ПЛИШТИМ 

 




И ЗАПОЛНИЛИ ИХ ЗЕМЛЕЙ. 

 

     Что же это получается? Ведь они себе же делают хуже - они словно бы вынимают пищу из собственного рта и изо рта своих животных. Они не только затыкают колодцы - они еще заполняют их землей - чтобы впредь никто не смог их отыскать, чтобы в этой местности вообще больше никогда не было колодца, не пробилась живая вода. Но зачем? Зачем земле оставаться пустынной и заброшенной, чтобы росли на ней одни колючки?
     Многие поколения удивлялись этой истории, не могли ее разрешить и приходили к выводу, что здесь, очевидно, содержит намек на что-то другое. Интересное решение этой проблемы дает автор комментария "hактав веhакабала":  

26:18

И НАЗВАЛ ИХ ИМЕНАМИ,

 




КОТОРЫМИ НАЗВАЛ ИХ ОТЕЦ ЕГО.

 

     Вероятно, что это наречение имен колодцам было похоже на другое наречение имен, в память милосердия Всевышнего и Его деяний. Так об Авраhаме сказано: "И нарек Авраhам имя месту тому: Бог усмотрит" (2:14). Моше воздвиг жертвенник, назвав его "Господь – чудо мне" (Шмот 17:15); также источник, у которого ангел встретил hагар, был назван "колодец живого, мной виденного" (Брейшит 16:14). Так делал Авраhам: он копал колодцы и называл их именем Всевышнего, потому что Авраhаму было свойственно нести людям знание о Всевышнем и учить их, что нет никакого смысла в идолах. И вот какую чудесную уловку придумал Авраhам, чтобы привести заблудших под крыло Шехины. Он называл колодцы именами, связанными с истинной реальностью Всевышнего, и приучил [к этому имени] уста людей, приходивших начерпать воды из его колодца, к истинному имени, ибо они говорили друг другу: "Пойдем, наберем воды из источника Бога Вечного!" – и так просыпалось их заблудшее сердце и склонялось к постижению истины. И поскольку колодцы нужны всем, множество людей и даже простонародье, приучалось знать истину и познавать Всевышнего, Благословен Он. Великое дело совершил Авраhам, любимец Бога. Но после его смерти люди вернулись к своим идолам; и чтобы искоренить из уст людских имена этих колодцев, их засыпали; и когда переставал существовать колодец, забывалось также и его имя. И говорит Писание, что Ицхак следовал своему отцу Авраhаму и стремился откапывать те самые колодцы, чтобы возвратить на прежнее место корону истинной веры.
     Автор комментария "hактав веhакабала" не нашел никакой другой возможности объяснить, почему Тора так подробно говорит об этих колодцах и почему "плиштим" в этой истории так странно себя ведут, кроме как рассматривать колодцы в качестве символа истинного Учения, которое, как поток живой воды, пробилось сквозь землю в те времена, когда в мир пришли наши праотцы. Но силы безжизненной пустыни - силы язычества - объединились, чтобы преградить путь воде и засыпать колодцы.
     Ту же мысль мы находим в мидраше "Свет из тьмы", сохранившемся в йеменской рукописи:

     "И все колодцы, которые выкопали рабы отца его, во дни отца его, Авраhама, засыпали плиштим". Это семь заповедей сыновей Ноаха, к исполнению которых побуждал людей Авраhам, и которые были забыты.

     Но люди нашего поколения, которые удостоились увидеть своими глазами, как потомки повторяют деяния предков и снова копают колодцы в пустыне и во всей Стране, завещанной нам в наследие. Мы видим величие наших праотцев также в том, что они, призывая Имя Всевышнего и неся в мир знание о Нем, копали колодцы в поисках воды, осваивали землю и орошали ее. И об этой стороне их жизни говорили наши мудрецы в Мидраш hахефец:

     "И поселился Ицхак, и откопал колодцы водные". Велика заслуга праведников, занимающихся освоением мира.


     Мы знаем также, что, к сожалению, плиштим затыкали эти колодцы, да еще засыпали их землей - чтобы не стала цветущим садом безводная пустошь, чтобы пустыня осталась пустыней, чтобы не ожила безжизненная степь. Зачем? На этот вопрос Писание отвечает лаконично:  

26:14

И ЗАВИДОВАЛИ ЕМУ ПЛИШТИМ. 

 

     Ицхак сам говорит им:  

26:27

ВЫ ЖЕ МЕНЯ ВОЗНЕНАВИДЕЛИ

  

     Разве это свойство человеческой деятельности ушло вместе с поколением праотцев, когда жил Ицхак в шатре и копал колодцы простой мотыгой? Разве мы не видим нечто похожее в каждом поколении вплоть до наших дней, вплоть до эпохи компьютеров? И то, что говорит Ицхаку Авимелех, плиштимский царь, после того, как его люди заткнули колодцы, - тоже нам очень хорошо знакомо:  




И СКАЗАЛ АВИМЕЛЕХ ИЦХАКУ

 













УХОДИ ОТ НАС, ИБО ТЫ СТАЛ 

 




ГОРАЗДО СИЛЬНЕЕ НАС1

 

     Вся история народа Израиля - это цепочка изгнаний: изгнаний из их родной страны, из одной страны изгнания в другую, из города в город, из города в деревню, из городского центра на окраины. И здесь, как говорится, "деяния отцов - знак для потомков": перед нами первое изгнание, прообраз всех остальных.
     Но мидраш раскрывает особые грани мотивировки изгнания Ицхака. Плиштимский царь говорит ему: ['ки ацамта мимену']. Что же означает ['мимену'] в устах Авимелеха? Обычно ['ацамта мимену'] переводится как "окреп, усилился больше нас". Ивритская буква ['мем'] в начале слова ['мимену'] в таком случае понимается как означающая "преимущество": ['ацамта мимену'] - "ты усилился по сравнению с нами, больше нас". Так переведено в английской Библии, Кing Jаmеs Vеrsiоn: "fоr thоu аrt muсh mightеr thаn wе". Но   ['мем'] в начале слова может означать также и "происхождение", как в стихе: "В день, когда станешь есть от него" (2:17): ['мимено'] - "от него". Так толкует это место мидраш.
     Мидраш Берешит Раба:

"И сказал Авимелех Ицхаку: уходи от нас, ибо обогатился ты от нас". Сказал ему Авимелех: все могущество, которое ты приобрел - разве не от нас оно? Было у тебя одно стадо, а сейчас - множество скота.

     Писание сообщает нам, каков источник богатства Ицхака: он сеял и собирал урожай сто крат, он копал колодцы и находил живую воду; не от торговли и посредничества обогатился он, не от эксплуатации ближних, но от освоения пустыни и от благословения Всевышнего. И все-таки, несмотря на это, Авимелех бросает ему в лицо: "обогатился от нас": все, что есть у тебя - ты отнял у нас. Скоро мы услышим, как сыновья Лавана скажут о нашем третьем праотце, сыне Ицхака - Яакове - то же самое, что говорили "плиштим" о его отце Ицхаке:  

31:1

ЗАБРАЛ ЯАКОВ ВСЕ, ЧТО 

 




У ОТЦА НАШЕГО, И ИЗ ТОГО, ЧТО 

 




У ОТЦА НАШЕГО, СОСТАВИЛ ОН 

 




ВСЕ ЭТО БОГАТСТВО. 

 

     С тех пор и до наших дней не умолкают голоса тех, кто обвиняет патриархов и их потомков в том, что они обогащаются за счет других. И в этом тоже "деяния отцов - знак для потомков".

-------


1 Здесь текст Торы приведен в переводе издательства "Шамир". Ср. в переводе Ф.Гурфинкель: "Ибо окреп ты у нас премного". [Прим. пер.]
"Пришел брат твой и хитростью взял благословение твое"  (Бытие гл. 27)

     Известно нам, что сделал Яаков своему брату Эйсаву. Заглавием этой главы служат слова отца Яакова и Эйсава – Ицхака, которыми он определяет этот поступок. Однако что думает об этом сама Тора, как она расценивает действия Яакова?


     Хорошо известно – и об этом много писали комментаторы и исследователи, – что Танах крайне редко выносит прямое суждение о деяниях личностей, о которых рассказывает. Такие высказывания, как: "И было дурным то, что сделал Давид, в глазах Г-спода" (Шмуэль II, 11:27), представляют собой редкие исключения из этого правила. Тем не менее, обычно Танах все же намекает нам на свое отношение к описываемому самим ходом дальнейших событий. Правда, в данном случае из самих слов Торы видно, что Яаков вовсе не стремился применить хитрость. Больше того, сначала он вообще воспротивился предложению своей матери, Ривки (на что указывают многие комментаторы – те, которые обращают внимание на тончайшие оттенки содержания Торы). Так разъясняет нам "hактав веhакабала"
следующий стих:  

27:12

МОЖЕТ БЫТЬ, ДОТРОНЕТСЯ 

 

 

МОЙ ОТЕЦ ДО МЕНЯ ...




     Выражение "как бы не" Тора употребляет тогда, когда говорящий не желает, чтобы случилось то, о чем он говорит. Например: "А теперь как бы не протянул он руку свою и не взял бы также плодов древа жизни" (Брейшит 3:22); "Как бы не рассеяться нам по лицу земли" (там же, 11:4); "Как бы не случилось с ним несчастья" (там же, 42:4). Однако из того, что Яаков сказал: "может быть, дотронется мой отец до меня", видно, что ему очень не хотелось действовать вопреки воле отца, и более по душе ему было бы предоставить событиям идти своим ходом - чтобы отец благословил того, кого захочет благословить. Более того: Яаков в глубине души даже надеялся, даже ждал, что все его старания не увенчаются успехом, и именно поэтому сказал: "Может быть (['улай'] на иврите), дотронется мой отец до меня" - ведь слово   ['улай'] как раз выражает надежду говорящего на то, что то, о чем он говорит, сбудется. Например: "Может быть, он примет меня благосклонно" (Брейшит 32:21).
     Если так, то в обмолвке Яакова "может быть" он выдает то, что скрыто в глубине его сердца. Не только в словах, но и во всем поведении в этот момент он проявляет свое нежелание исполнить то, что возлагает на него его мать. На это тоже обращает внимание автор комментария "hактав веhакабала", сравнивая, как подает Яаков еду своему отцу, с тем, как делает это Авраhам, угощая своих гостей, и с тем, как сама Ривка дает напиться совершенно не знакомому человеку и даже его верблюдам:

     "И пошел, взял и принес" (27:14). Нет никакого сомнения в том, что благословение отца было крайне желанным для Яакова, и когда он увидел, что времени остается крайне мало - Эйсав вот-вот вернется с охоты, приготовит вкусные кушанья и подаст отцу, - ему следовало бы поторопиться! Наподобие того, как делал Авраhам: "Он побежал им навстречу", "И поспешил Авраhам в шатер, к Саре, и сказал ей: 'Поторопись...'", "И к скоту побежал Авраhам, взял теленка... и поспешил приготовить его" (Брейшит 18:2,6,7); или как Элиэзер: "И побежал раб навстречу ей..." (там же, 24:17), или как Ривка: "И быстро спустила кувшин свой на руку и напоила его", "И быстро опорожнила кувшин свой в корыто" (там же, 24:18,20). Так и здесь можно было бы ожидать, что будет сказано: "И побежал, и вернулся к своей матери", однако в действительности написано всего три слова: "И пошел, взял и вернулся". Это указывает на то, что Яаков не проявил никакого усердства, только сердце его принудило его исполнять волю матери.


     Еще мудрецы наши увидели в словах Торы выражение нежелания Яакова подчиниться приказу Ривки:
     Берешит Раба 65:15:
     "И пошел, взял и принес" - против воли, принуждаемый матерью, весь в слезах.
     Но вернемся к нашему вопросу: как расценивает поступок Яакова сама Тора?
     Из всего, что рассказывается далее, ясно видно, что все дни жизни Яакова прошли в сплошных переживаниях и муках. Из дома отца своего он был вынужден убежать, двадцать лет провел в доме своего дальнего родственника. Ему, неузнанному слепым отцом, сказали его сыновья:  

37:32

УЗНАЙ-КА, ЭТА РУБАШКА - 

 




СЫНА ТВОЕГО ИЛИ НЕТ? 

 

     - разве это не наказание по принципу "мера за меру"?
     Посредством намеков - с помощью слов, которые современные исследователи называют "ведущими словами", - Тора дает нам понять, что в мире есть суд и есть Судья. Уже давно наши мудрецы научили нас соотносить события в жизни человека с воздаянием за его поступки, как об этом говорит мидраш:
     Старый мидраш раби Танхума, Ваейцэ 11:

     Всю ночь Лея вела себя, словно была Рахелью, настало утро - "и вот: это Лея" (29:25). Сказал он ей: "Дочь обманщика! Зачем ты обманула меня?!" А она ответила: "А ты - зачем обманул отца своего? Когда он спросил тебя: "Ты ли сын мой Эйсав?", ты сказал ему: "Я, Эйсав, первенец твой", а теперь ты спрашиваешь меня, зачем я тебя обманула? Да ведь твой отец сам сказал про тебя: "Пришел твой брат и хитростью взял благословение твое!".


     Но не только одно слово "хитрость" повторяется в обоих разделах Торы, "Толдот" и "Ваейцэ", чтобы показать нам, как тот, кто прибег к хитрости, потом сам вынужден кричать: "Зачем меня обманули?". Еще три слова повторяются неоднократно: "первородство", "благословение", "имя"1.
     Лаван говорит Яакову:  

29:26 "

ТАК НЕ ДЕЛАЕТСЯ 

 




В НАШИХ МЕСТАХ - ВЫДАВАТЬ ЗАМУЖ 

 




МЛАДШУЮ ПРЕЖДЕ СТАРШЕЙ". 



     И раби Элиэзер Ашкенази спрашивает по поводу этих слов:

     Первый вопрос: почему он сказал: "в наших местах" - ведь так не делается нигде?


     В самом деле, это совершенно непонятно: ведь смысл слов Лавана - защита методом нападения, и если бы он хотел показать, что это не он ведет себя не так, как полагается, а, наоборот, Яаков требует от него чего-то необычного и непристойного, гораздо лучше было бы Лавану сказать просто: "Так не делается!". Тем самым он поставил бы требование Яакова не только вне общепринятого в его стране, но и вне общепринятого между людьми повсеместно2. С какой же целью Лаван ограничился только ссылкой на "наши места"?
     Раби Э. Ашкенази продолжает:

     И второй вопрос: для чего Лаван сказал: "Выдавать замуж младшую...", а не "меньшую"? Ведь ранее Яаков сказал ему (29:18): "Буду служить тебе семь лет за Рахель, дочь твою меньшую!".


     Ответы на оба вопроса он находит именно на основании исследования "ведущих слов". Провидение Всевышнего так определило ход событий, что Яаков, заставивший Эйсава исторгнуть горестный вопль:  

27:36

ПЕРВОРОДСТВО МОЕ ОТОБРАЛ! 

 

     сам услышал из уст обманщика: в наших местах так не делается - что первородство переходит от старшего ребенка к младшему, - как вы делаете в ваших местах - что младший забирает первородство у старшего. Снова - "мера за меру"! Вот именно поэтому и говорится здесь: "младшая", а не "меньшая": чтобы акцентировать внимание на том, что здесь имеет место наказание за грех.
     Двадцать лет находился Яаков в доме Лавана. Вот деталь, ярко характеризующая отношение к нему его тестя-работодателя:  

31:7 

"И ПЕРЕМЕНЯЛ МОЮ ПЛАТУ 

 




ДЕСЯТЬ РАЗ"

 

     Затем он возвращается в свою страну - теперь необходимо умиротворить брата. Перед этим он выдерживает испытание борьбы с "кем-то", и результат - что то самое благословение, которое он добыл когда-то хитростью и обманом, он получает теперь почетным образом, как заслуженную награду.  

32:27

И СКАЗАЛ ТОТ: ОТПУСТИ МЕНЯ, 

 




ИБО ВЗОШЛА ЗАРЯ, НО ОН СКАЗАЛ: 

 




НЕ ОТПУЩУ ТЕБЯ, ПОКА 

 




НЕ БЛАГОСЛОВИШЬ МЕНЯ.




32:28

И СКАЗАЛ ЕМУ ТОТ: КАК 

 




ИМЯ ТВОЕ? И СКАЗАЛ ОН: ЯАКОВ.

  

32:29

И СКАЗАЛ ТОТ: НЕ ЯАКОВ ДОЛЖНО 

 




БЫТЬ ВПРЕДЬ ИМЯ ТВОЕ, НО ИСРАЭЛЬ, 

 




ИБО ТЫ БОРОЛСЯ С АНГЕЛОМ 

 




И С ЛЮДЬМИ И ПРЕВОЗМОГ. 

 

     Зачем ангел спрашивает Яакова, как его зовут? Некоторые комментаторы отвечают: для того, чтобы Яаков сам признался, что обманул брата, и что недаром его имя - Яаков (которое можно перевести как "обхитрит"). И только после того, как он сам называет свое имя, тем самым признаваясь, что вел себя в соответствии именно с этим его значением, оно заменяется другим, почетным именем - Исраэль. Именно так говорит Раши:

     "Не Яаков". Больше не будут говорить, что благословения пришли к тебе в результате хитрости и обмана, но - что ты получил их почетным образом, как заслуженную награду. Всевышний откроется тебе в Бейт-Эле и Сам заменит твое имя.


     Не ангел, посланник Всевышнего, изменяет имя Яакова. Он только сообщает ему, что собирается сделать Тот, Кто послал его. Если же спросите: почему же не изменить его имя сейчас, тут же? Ответ - закон Торы: проступки, совершенные одним человеком против другого, не прощаются раньше, чем обидчик получил прощение от обиженного. Перед тем, как с него будет снято имя, вызывающее нежелательные ассоциации, он обязан наладить добрые отношения с братом. Лишь только после того, как он скажет брату: "Пожалуйста, возьми у меня мое благословение" (33:11), и после того, как тот действительно примет это "благословение" (то есть богатые подношения Яакова), - только после этого Всевышний сможет открыться ему и сказать то, что предсказано ангелом:  

35:10

И СКАЗАЛ ЕМУ ГОСПОДЬ: ИМЯ 

 




ТВОЕ - ЯАКОВ; НЕ НАЗЫВАТЬСЯ ТЕБЕ 

 




ВПРЕДЬ ИМЕНЕМ ЯАКОВ, НО 

 




ИСРАЭЛЬ БУДЕТ ИМЯ ТВОЕ. 

 

 

1 M.Buber, Leitwortstil in der Erzhlung des Pentateuchs. См.: BuberRozenzweig, Die Schrift und ihre Verdeutschung, S.223226.

2Ср.: "Ибо гнусное дело совершил Шхем с Израилем... а так не делается!" (Брейшит 34:7).


"И разразился он воплем оглушительным и горестным несказано"  (Бытие гл. 27:34)

27:34

И РАЗРАЗИЛСЯ ОН ВОПЛЕМ ОГЛУШИ- 

 




ТЕЛЬНЫМ И ГОРЕСТНЫМ НЕСКАЗАННО. 

 

     Наши мудрецы, исследуя Танах, часто прибегают к помощи аналогий с целью выяснить скрытую связь между грехом и наказанием. Так, в данном случае они сравнивают реакцию Эйсава с реакцией Мордехая в книге "Эстер", узнавшего о готовящемся уничтожении всего еврейского народа - и молодых, и старых, включая женщин и грудных детей. Там сказано, что Мордехай "оделся в мешковину, и посыпал голову пеплом, и вышел в город, и разразился воплем - оглушительным и горестным". О поразительном сходстве этих событий, описанных в книгах "Брейшит" и "Эстер", говорит мидраш:
     Берешит Раба 67:4:

     Кто говорит, что Всевышний всегда готов на уступки, - жизнь его будет уступлена [как объясняет Раши, "жизнь его перестанут ценить в наказание за то, что он подталкивает других людей совершить грех"]. Просто Всевышний долго сдерживает Свой гнев, однако потом - взыскивает. Только один вопль заставил исторгнуть Яаков Эйсава, а когда это было взыскано? В столице Шушан - как сказано (Эстер 4:1): "И разразился воплем - оглушительным и горестным".

     Наказание приходит не скоро, однако все это время совершенный грех присутствует в мировом пространстве, а когда приходит срок - сам грех мстит за себя тому, кто его совершил.
     Эту мысль высказывает и Раши в своем комментарии к "Теhилим" (80:6): "Кормил Ты их вместо хлеба слезами, и поил слезами их досыта" - "за те три слезинки, что пролил Эйсав". То есть: Тот самый, Кто собирает в Свой мех все наши слезы (см. Теhилим 56:9), хранит также и слезы, пролитые злодеем Эйсавом, и они требуют возмездия!
Благословение Яакова  (Бытие гл. 27)
     В главе "И разразился он воплем оглушительным и горестным несказано" мы разбирали этот поступок Яакова и его последствия. Теперь попытаемся понять мотивы, которыми руководствовались отец и мать Яакова, и их роль в этом эпизоде.
     Многие из комментаторов - среди них и автор "Акедат Ицхак", и дон Ицхак Абарбанель, и святой мученик раби Шломо Астрюк - выражают удивление: почему Ицхак пожелал благословить именно Эйсава? Каждый из них формулирует этот вопрос на свой манер, следуя своему стилю, но в наиболее простой форме его ставит Мальбим:

     Почему Ицхак счел необходимым благословить именно Эйсава, а не Яакова? Разве он не знал, что Эйсав - "человек степей", а Яаков - "человек совершенный"? И разве нельзя было благословить обоих сыновей?


     Правда, целый ряд комментаторов полагают, что Ицхак, действительно, не знал о происходящем в его доме и также о том, что между Яаковом и Эйсавом пролегла бездонная пропасть противоречий. Абарбанель даже открыто высказывает обвинения в адрес Ицхака:

     Нет сомнения в том, что Ицхак должен был бы задуматься о поведении Эйсава, о его греховности и о греховности его жен, а также о том, что дети, которых они родят, будут такими же нечестивцами, как они. И ему следовало бы молиться Всевышнему, прося Его указать, которого из двух сыновей благословить - старшего по возрасту или большего по степени совершенства. Однако любовь ослепляет, и из-за того, что Ицхак любил Эйсава, он не видел за ним никакой вины. Возможно, именно это имеет в виду Тора, говоря (Брейшит 27:1): "И было: когда Ицхак состарился, ослабло зрение его" - зрение его разума ослабло в отношении Эйсава, Ицхак не видел поступков Эйсава и не обдумывал их так, как следовало бы.

     Тем не менее, Абарбанель не старается найти причину поведения Ицхака и объяснение тому, что один из праотцев еврейского народа - а именно, средний из них, духовное совершенство которого так подчеркивают мудрецы наши, - не знал, не понимал и не хотел видеть того, что происходило в его доме. Однако, в отличие от Абарбанеля, наши мудрецы занимались этим вопросом и усматривали корень ошибки Ицхака как раз в его совершенстве. Вот слова мидраша - могущие, правда, показаться нам странными в своей сверхчеловечности:
     Берешит Раба 65:5:

     "Ослабло зрение его" - потому что в тот момент, когда связал Авраhам, праотец наш, своего сына и возложил его на жертвенник, заплакали ангелы, служители Всевышнего, и слезы их капали на глаза Ицхака и оставляли в них свои следы, и когда он состарился - перестали видеть глаза его.


     Другое объяснение: "ослабло зрение его" из-за того, что в тот момент, когда связал Авраhам, праотец наш, Ицхака, своего сына, и возложил его на жертвенник, возвел Ицхак глаза свои ввысь и увидел Шхину.

     Комментаторы Мидраша по-разному объясняют это. Некоторые из них видят в этом символ того, что тот, кто однажды был настолько близок, чтобы быть принесенным в жертву Всевышнему, более не способен понять этот мир - мир лжи. "hамидраш веhамаасэ" говорит, что подвиг Ицхака превосходил подвиг Авраhама - поскольку тот услышал приказ от самого Всевышнего, Ицхак же подчинился только потому, что верил словам отца:

     И в своем поразительном совершенстве он был настолько далек от лжи, что вообще не подозревал о ее существовании; ему даже в голову не приходило, что возможно говорить не то, что в сердце. И слезы ангелов [символизирующих духовное совершенство] Ицхака, то есть: его глаза были уже не в состоянии разглядеть лукавство Эйсава. И в результате этого к старости глаза Ицхака ослабели настолько, что он не смог оценить поведение Эйсава и поверил, будто Эйсав более достоин благословения, чем Яаков.

Но если Ицхак действительно не подозревал, каков истинный облик Эйсава, почему же еще раньше сказано о том, что Эйсав женился на "дочерях Хетта" (см. 26:3435)? Почему перед рассказом о том, как Ицхак зовет Эйсава для того, чтобы благословить его, Тора считает нужным сказать, что Эйсав совершил самое отвратительное в глазах праотцев - породнился с "народом той страны", с сыновьями Кнаана, от которых праотцы стремились себя изолировать? Ведь из сопоставления конца главы 26 и начала главы 27 как будто следует, что Ицхак знал истинную натуру Эйсава и все, что делается в доме Эйсава. Не случайно Тора говорит о женах Эйсава, что они "стали причиной постоянных огорчений для Ицхака и для Ривки" (26:35). И мы снова возвращаемся к исходному вопросу: почему же Ицхак хотел благословить Эйсава?


     Представляется верным подход Рабака, который говорит, что Ицхак желал благословить Эйсава не потому, что не знал, кто он такой, а именно потому, что знал, и надеялся на то, что благословение удержит Эйсава от окончательного падения. Нечто подобное пишет также автор комментария "Ор hахаим":

     Причина того, что Ицхак желал благословить злодея Эйсава, заключается в том, что он надеялся через это благословение изменить поведение Эйсава в лучшую сторону.


     Однако это еще не дает ответа на вопрос Мальбима, который мы привели выше: почему Ицхак хотел лишить Яакова того, что ему причиталось по праву? Неужели именно потому, что Яаков не был злодеем, он должен быть ущемлен?!
     Ответ на этот вопрос мы найдем, если сравним два благословения, которые Ицхак дал Яакову - первое, когда Ицхак думал, будто перед ним стоит Эйсав, и второе, которое Ицхак дал Яакову уже не по ошибке, но по доброй воле перед тем, как расстаться с ним:  

27:28-29

И ДАСТ ТЕБЕ БОГ НЕБЕСНОЙ 

 




РОСЫ И ТУКОВ ЗЕМЛИ, И ХЛЕБА 

 




И ВИНА ВДОВОЛЬ. БУДУТ ТЕБЕ НАРОДЫ 

 




СЛУЖИТЬ, И СКЛОНЯТСЯ ПЕРЕД 

 




ТОБОЙ ПЛЕМЕНА; БУДЕШЬ ТЫ ГОСПОДИНОМ 

 




НАД БРАТЬЯМИ ТВОИМИ, И СКЛОНЯТСЯ 

 




ПРЕД ТОБОЙ СЫНОВЬЯ МАТЕРИ ТВОЕЙ; 

 




ПРОКЛИНАЮЩИЙ ТЕБЯ - ПРОКЛЯТ САМ, 

 




А БЛАГОСЛОВЛЯЮЩИЙ ТЕБЯ - 







САМ БЛАГОСЛОВЕН!

 

28:34

И БОГ ВСЕМОГУЩИЙ БЛАГОСЛОВИТ

 




ТЕБЯ, И РАСПЛОДИТ ТЕБЯ, И РАЗМНОЖИТ 

 




ТЕБЯ, И СТАНЕШЬ ТЫ ОТЦОМ БРАТСТВА 

 




НАРОДОВ; И ДАСТ ТЕБЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ 

 




АВРАhАМА - ТЕБЕ И ПОТОМСТВУ 

 




ТВОЕМУ ВМЕСТЕ С ТОБОЙ, 

 




ЧТОБЫ ТЫ ОВЛАДЕЛ СТРАНОЙ, В КОТОРОЙ

 




ЖИВЕШЬ, КОТОРУЮ БОГ ОТДАЛ АВРАhАМУ.

 

     Мы видим между этими благословениями огромное различие. Изобилие, плодородие земли, высочайший экономический уровень, богатство, власть и могущество - все это предназначалось Эйсаву. Однако нет здесь ни слова о миссии Авраhама, о потомстве и о владении страной - это Эйсаву вовсе не предназначалось с самого начала, потому что благословение Авраhама не переходило автоматически в наследство, непременно к старшему брату. Необходимо было быть его достойным. И прекрасны слова Мальбима:

     Благословение Всевышнего Авраhаму - что его потомки станут особым народом, избранным Всевышним как Его личное достояние, что Всевышний будет им Богом и поселит Свою Шхину в их среде, что именно они унаследуют ту страну и будут святыми у своего Бога. Но Авраhам не передал этого благословения Ицхаку, потому что человек не в силах передать ее как наследие своим детям - она зависит от степени святости народа и от степени творимого им добра, и лишь только после смерти Авраhама Всевышний благословил Ицхака этим благословением. Точно так же и Ицхак не собирался благословлять своих сыновей благословением Авраhама, так как знал, что это не будет иметь силы: лишь тот, кто действительно готов принять это благословение, получит его от самого Всевышнего.

     Поскольку Эйсав сам себя устранил из наследия Авраhама, породнившись с кнаанеями, он не получил благословения Авраhама, чтобы, как сказано в мидраше (Брейшит Раба 67), "ты не сказал: если бы не обманул Яаков отца своего, он не получил бы его благословений" и не был бы избран в качестве третьего праотца еврейского народа. Именно потому и сказал отец его, узнав о том, что он сделал: "Пусть же также благословенным он будет!" (27:33).
     Однако о том, по каким мотивам Ривка решилась дать своему любимому сыну столь странный совет, за исполнение которого он заплатил потом двадцатью годами изгнания и всем, что ему пришлось вытерпеть в доме Лавана, мы поговорим в следующей главе.
Мать Яакова и Эйсава   (Бытие гл. 27:42-28:5)

Начнем со слов Раши по поводу последних трех слов, которыми заканчивается одна фраза Торы в конце раздела "Толдот":  



28:5

И ОТОСЛАЛ ИЦХАК ЯАКОВА, И 

 




ПОШЕЛ ТОТ В ПАДАН-АРАМ К ЛАВАНУ, 

 




СЫНУ БЕТУЭЛЯ-АРАМЕЙЦА, БРАТУ 

 




РИВКИ, МАТЕРИ ЯАКОВА И ЭЙСАВА. 

 

     О них говорит Раши:

     Я не знаю, чему это нас учит.


     Многие, восхваляли Раши за проявленную здесь скромность, и говорили, что тем самым он в полной мере исполнил сказанное в Мишне о настоящем мудреце Торы (Авот 5:8): "А о том, что не слышал, говорит: 'Я не слышал'". Однако нам все же необходимо понять, что Раши имел в виду, сказав это. Трудность в содержании этой фразы очевидна: с какой целью Тора сочла нужным упомянуть, в самом конце недельного раздела, после рассказов о рождении Эйсава и Яакова и всего, что произошло вплоть до ухода Яакова в Харан, что Ривка - мать обоих братьев? Сам Раши во многих местах отмечает (идя по стопам наших мудрецов), что эпитеты и определения, сопровождающие в Торе имена собственные, не служат простым украшательством, но имеют вполне определенный смысл. Однако здесь Раши не извлек никакого урока из этих слов, кажущихся абсолютно лишними с точки зрения их информативности1.
     Однако можно спросить (как спрашивают многие комментаторы): если Раши не знал, для чего в Торе написаны эти три слова, для чего ему нужно было объявить об этом? Один из возможных ответов - исполнение завета наших мудрецов: "Приучи свой язык говорить: "не знаю". Однако мудрецы завещали так отвечать тогда, когда вам задают вопрос, на который вы не можете ответить, однако если никто вас не спрашивает, для чего громко заявлять о своем незнании? Ведь в Торе есть множество мест, о которых Раши не говорит ни слова, - так промолчал бы и здесь, если ему нечего сказать!
     Однако на самом-то деле все обстоит иначе. Смысл тех отрывков, которые Раши не комментирует, был ему настолько ясен, что он просто считал излишним их объяснение, будучи уверен, что они будут столь же ясны для любого, изучающего Тору. Однако в нашем отрывке - не так: если бы Раши промолчал, создалось бы впечатление, будто и здесь все совершенно понятно, и, возможно, никто не обратил бы внимания на загадочность смысла последних трех слов. Поэтому Раши заявил во всеуслышание, что лично он не знает, что эти слова означают, чтобы тем самым побудить других исследователей искать, изучать, углубляться в контекст Торы в надежде найти решение проблемы, которую поставил Раши.
     Этот вызов приняли многие комментаторы Раши. Так, Риба полагает, что этими словами Тора объясняет, как получилось, что у Ицхака и Ривки - двух праведников - родился такой нечестивец, как Эйсав: сказалась дурная наследственность Бетуэля-арамейца. Однако раби Овадья Бартанура говорит следующее:

Тора упоминает об этом для того, чтобы объяснить нам, почему Ривка послала Яакова именно к Лавану: потому что он был их был близким родственником и ему можно было рассказать всю историю разлада между Яаковом и Эйсавом - в то время как если бы он рассказал это чужим людям, он уронил бы свое достоинство.

     Представляется, все же, что наиболее близки к теме нашей главы слова комментария "hаамек давар":

Благодаря этому ни Ицхак, ни Эйсав не заметили, что в действительности Яаков бежит от Эсава: ведь Лаван - тоже дядя Эйсава.

     Все же нам следует поискать ответ на наш вопрос не только в контексте данного отрывка, но также во всей последовательности тематического развертывания. Тогда очевидно, что ключ к разрешению проблемы находится в словах Ривки, обращенных к Яакову:  

27:45:

ЗАЧЕМ МНЕ ЛИШАТЬСЯ ВАС 

 




ОБОИХ В ОДИН ДЕНЬ?

 

     На первых взгляд непонятно: ведь в тот момент опасность грозила одному Яакову - со стороны Эйсава, который собирался убить его после того, как умрет Ицхак. Почему же Ривка опасалась потерять обоих сыновей? Приведем несколько ответов на этот вопрос и рассмотрим каждый из них.
     Раши:

     Если Эйсав поднимется на тебя и ты убьешь его, его сыновья поднимутся в свою очередь и убьют тебя.

     Рашбам:

     Если он убьет тебя - он тоже будет убит кровными мстителями.


     Хизкуни:

     Вас обоих" - твоего отца и тебя. Ведь Эйсав сказал: "Наступят дни траура по отцу моему" (27:41) - в тот самый день, когда умрет Ицхак, Эйсав убьет Яакова, и получится, что Ривка в один и тот же день потеряет и мужа, и сына.


     Почему Раши говорит именно об убийстве Эйсава от руки Яакова - ведь, наоборот, это Эйсав угрожал убить Яакова и именно за жизнь Яакова беспокоилась Ривка! Не является ли натяжкой предположение, что Ривка опасалась и за жизнь Эйсава, которого может убить Яаков, защищая свою жизнь? По всей видимости, Раши встал на этот путь из-за слова "обоих": если Эйсав убьет Яакова, нет никого, кто мог бы отомстить за него, и неизвестно, появятся ли дети у Яакова раньше, чем произойдет эта трагедия. Поэтому Раши объяснил по-другому: в случае, если, защищаясь, Яаков убьет Эйсава, Ривка все равно потеряет обоих сыновей, так как у Эйсава уже есть дети - кровные мстители. И все-таки трудно отделаться от впечатления, что и эта интерпретация не вполне убедительна.
     Рашбам подошел к разрешению этой проблемы иначе, и, следует признать, его комментарий гораздо более соответствующим мысли, не дававшей покоя Ривке: "Если он убьет тебя..." Однако тоже непонятно: откуда у нее уверенность, что кровные мстители Яакова убьют Эйсава - да и кто же они такие, эти кровные мстители? Ведь, как сказано, у Яакова детей пока не было!
     Кроме того, оба эти комментария не раскрывают смысла выражения "в один день". Даже если понять его в переносном смысле - "в один и тот же отрезок времени", все равно непонятно: кто может поручиться, что между убийством одного из братьев и мщением за него не пройдет так много времени, что выражение "в один день" не будет соответствовать ему?
     Поэтому Хизкуни находит новый вариант интерпретации, при котором эта трудность снимается. Тем не менее, и в этом случае чувствуется натяжка: в подлиннике стоит слово   ['эшкаль'], которое обычно обозначает именно потерю детей, а не мужа (для чего служит другое слово, ['hитальмен'], однокоренное со словом ['альмана'], "вдова").
     Теперь обратимся к комментарию Бен-Амузага, и, безусловно, согласимся с тем, что он говорит:

     Ривка думала: "Кто бы не был убит, я потеряю обоих в один день. Ведь убийца своего брата станет мне ненавистным, словно чужак, словно враг, и перестанет существовать для меня так же, как и убитый им. Выходит, я в любом случае потеряю обоих в один и тот же день".

     И кажется, что эта интерпретация действительно полностью соответствует смыслу слов Торы, так как и убитый, и убийца перестанут существовать для Ривки буквально в один и тот же день, в один и тот же час.
     Теперь мы вернемся к нашему первому вопросу и, возможно, найдем для него ответ. После того, как Тора рассказала о том, как Ривка отослала Яакова подальше и тем самым лишила Эйсава возможности привести в исполнение свою угрозу, с какой целью снова подчеркивается, что Ривка - мать Яакова и Эйсава? Вот что говорит автор комментария к Раши "Цейда ладерех":

     Ривка проявила себя не только как мать Яакова, заставив его убежать и тем самым избежать смерти, но также как мать Эйсава, поскольку спасла его от страшного преступления - убийства брата.


     И хотя в течение всей главы Ривка старается на благо "Яакова, сына своего меньшего", теперь, в момент величайшей опасности, она действует с сознанием, что является матерью как Яакова, так и Эйсава, - чтобы не потерять их обоих в один день.  
1 Ср.: "...Когда он взял себе в жены Ривку из Падан-Арама, дочь Бетуэля-арамейца, сестру Лавана-арамейца" (25:19) - Раши объясняет: "Это написано в похвалу Ривке - сказать, что хотя она была дочь нечестивца и сестра нечестивца и жила среди нечестивцев, не научилась их делам".


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница