Особенности рисков современной цивилизации



Скачать 129.11 Kb.
Дата27.07.2016
Размер129.11 Kb.
ОСОБЕННОСТИ РИСКОВ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Ковалев А.П., В.В. Откидач, Джура С.Г.

Донбасское региональное отделение МАНЭБ, г. Донецк, Украина

У каждой эпохи — свой особый риск. Наша оставляет полмира умирать от голода в буквальном смысле, а девять десятых мира — от голода образовательного.
Дж. Фаулз

В настоящее время человечество явно стоит у края социально-экологической катастрофы, о чем убедительно свидетельствуют научные исследования, опубликованные в очередном сборнике МАНЭБ, посвященном знаменательным датам – 300-летию Санкт-Петербурга, 140-летию со дня рождения В.И.Вернадского и году России в Украине [1]. В ходе своего исторического развития человечество подошло к чрезвычайно сложному рубежу своего взаимодействия с природой, когда глобальные экологические проблемы стали предметом обсуждения специалистами самых разных областей науки, начиная от экологов и энергетиков и кончая математиками и философами, когда перспективы развития человеческой цивилизации стали зависеть от комплексного подхода к глобальным проблемам. Ученые с мировым именем, среди которых есть и Нобелевские номинанты, с позиций современной науки дают точный прогноз и предупреждение человечеству о том, что экологическая катастрофа не за горами. Причем, большинство сценариев будущего развития весьма пессимистичные. Давайте возьмем исторический ракурс проблемы и попробуем сделать дальний прогноз или хотя бы с точки зрения истории посмотрим на указанную проблему. Оказывается, мир уже ни раз стоял у гибели и по-разному выходил из нее. Это были либо локальные или глобальные войны, геологические катаклизмы и пр. Для построения реального прогноза или оценки существующего положения нужен большой отрезок времени. В этих условиях на первый план выступают требования системности решений.

Системный подход в постановке данной задачи заключается в том, что деятельность личности, как звена сложной системы по минимизации рисков, рассматривается как открытая динамическая система в совокупности важнейших внутренних и внешних взаимодействий с целью нахождения путей оптимизации этой системы. Риск, являясь системным феноменом в смысле взаимосвязи и многообразия факторов, лежащих в его основе, одновременно представляет собой предмет междисциплинарного исследования. Системный подход содержит в себе схему объяснения, в основе которой лежит поиск конкретных механизмов целостности объекта и выявление достаточно полной типологии его связей. Для эффективного исследования необходимо зафиксировать в объекте наличие разнотипных связей, представить это многообразие в операционном виде, т.е. изобразить различные связи как логически однородные, допускающие непосредственное сопоставление. Исходя из тезиса о многообразии типов связей объекта, следует, что сложный объект может допускать несколько абстрактных расчленений. При этом критерием обоснованности выбора типа абстрагирования может служить то, насколько в результате удается построить «единицу анализа» (теоретическую модель) [2].

Здесь важным замечанием должен служить факт так называемого парадокса риска, описанного в [3]: «минимизация риска ведет к повышению риска, а повышение риска минимизирует его».

Однако при переходе к «цифрам» нужно принять во внимание методологию «приемлемого риска», которая сформировалась в 60-80 годы под воздействием исследований, проведенных специалистами NRC и Мерилендского университета (США) [4]. Основу данной концепции составляет постулат о невозможности обеспечения нулевого риска, т.е. невозможно достичь абсолютную безопасность. В этой связи задача обеспечения безопасности сводится не к полному устранению риска, а к его уменьшению до некоторого значения, приемлемого обществом в целом и/или его отдельными членами. Следует отметить, что этот подход поначалу был подвергнут критике за „безнравственность” из-за признания цены риска. Однако последовательные аварии стимулировали развитие вероятностных методов анализа безопасности (ВМАБ), в результате чего общество признало целесообразность применения ВМАБ наряду с классическими детерминистическими методами анализа. Введение показателей риска позволяет более оперативно управлять безопасностью на основе целевой функции, опирающейся на эти показатели.

По мнению авторов, величина ненулевого риска имеет двоякое значение [4]. С одной стороны, его нужно уменьшать, чтобы обеспечить как можно большую безопасность системы Человек – Земля - Вселенная. С другой стороны, риск в самом широком его понимании (а именно так нужно подходить к его анализу), стимулирует развитие и деятельность в эволюционном направлении самоорганизующейся системы сообщества людей. Кроме того, известны случаи, когда перед лицом серьезной опасности (по сути – риска), те или иные субъекты исторического процесса проявляли недюжинные способности и проходили это испытание с честью. Таких испытаний выпало на долю человечества в большом множестве.

Опираясь на эти исторические факты и выводы, сделанные в [5], о том, что: «Если стремиться к долгому временному прогнозу развития человечества (а вместе с тем оценивать его риски), то, рассматривать интервал (рис. 1) на «стреле времени» нужно как можно больший. Здесь интервалом времени, который охватывает официальная наука, вряд ли можно обойтись, ибо в этом случае прогноз направления движения (вектор 1 и вектор 2) расходятся на угол α. Если взять в научный оборот те экспериментальные данные, которые человечество ассимилировало в виде легенд, притч, всех направлений религии и др.», то вырисовывается совсем другое направление вектора развития цивилизации.

Рис.1. Короткий (2) и. длинный (3) прогнозы,

направления движения (1)
Таким образом, если опираться только на определение и временной промежуток, охватываемый официальной наукой, то сделать сколько-нибудь точный прогноз в отношении тех же рисков современной цивилизации не представляется возможным. Вернее, его результаты вряд ли можно считать удовлетворительными, без учета наработок других наук, охватывающих гораздо больший промежуток времени существования человечества как вида.

Американский историка науки Томас Кун в 1936 году показал, что так называемая нормальная наука не может все время концептуально основываться на одной и той же парадигме. Он постулировал четыре основных этапа развития научной парадигмы [6]. На первом этапе существующие теории позволяют удовлетворительно объяснять основные явления в окружающем мире. На втором этапе опыт познания возрастает и появляются необъяснимые наукой явления, которые часто называют аномальными. На третьем этапе люди науки преодолевают узость своих взглядов и расширяют прежнюю парадигму. И, наконец, на четвертом этапе появляется новая «нормальная» наука, но с другой нормой.

Например, парадигма плоской земли сменилась на парадигму Земли как шара, геоцентрический взгляд – на гелиоцентрический, ньютоновская механика – на релятивистскую и квантовую. И так далее. Сейчас мы стоим у порога смены парадигмы ибо целый ряд явлений, происходящих в мире пока не находит внятного объяснения традиционной науки и более того, автор работы [7] со всей ответственностью показал, что: «Только 5% материи во Вселенной принадлежит обычному, известному в физике веществу, которое состоит из атомов (следовательно – из нуклонов и электронов) и из которого строятся планеты, звёзды, межзвёздная и межгалактическая среда. А 95% составляет так называемая небарионная материя, природа которой до конца неизвестна. Значение этого обстоятельства полностью ещё не осознано, хотя астрономы и космологи обращают на него серьёзное внимание… Какова бы ни оказалась природа «скрытой массы», сам факт существования нового вида материи, неизвестного лабораторной физике, несомненно, представляет собой вызов науке».

С точки зрения авторов можно говорить о риске запаздывания перехода на новую парадигму. Дело в том, что именно основываясь на нынешней парадигме, человечество пришло к тому глубокому кризису, который мы имеем на сегодняшний день.

О глубине этого кризиса говорит и работа [2] в которой рассмотрен предельный случай: „Допустим, что фундаментальная наука позволяет нам узнать все, что хотим, про то, как устроена Природа, а прикладная — исполнять любые наши желания. При этом нести ответственность за возможные последствия их исполнения, разумеется, будем мы сами. Почти как в песне Аллы Пугачевой: «Наш мир устроен так, что все возможно в нем, но после ничего исправить уж нельзя». И тогда возникают вопросы: чего же пожелать? К чему приведет исполнение этого желания? Трудные вопросы. Почти в каждом эпосе есть истории о том, как боги или герои, получив в руки небывалое могущество, так распорядились им, что мало никому не показалось. Джону Кеннеди приписывают крылатую фразу: «У меня есть тысячи специалистов, которые могут построить пирамиду, и нет ни одного, который знал бы, стоит ли ее строить». Трудны такие вопросы и для науки. Это вызов, равного которому в ее истории еще не было. И будущее не только науки, но и всей нашей цивилизации определяется тем, сумеем ли мы его достойно принять”.

Конечно, можно делать вид, что никакого вызова нет. Это особенно удобно в нынешнюю эпоху — эпоху сомнений и недоверия к науке. Но, опять-таки, возвращаясь к началу статьи, именно общественной академии МАНЭБ выпала честь поставить предельно четко вопрос о кризисе и показать выходы из сложившейся ситуации, которые, конечно же, еще нуждаются в серьезном обсуждении.

Автор работ [8,9], по сути полностью коррелирующих с выводами МАНЭБ, в частности пишет: «Видимо, если все пойдет, как идет, то конец наступит быстро. Не очень-то хорошо идет. Мы уже видели аварию на АЭС, прямой ущерб от которой исчисляется десятками миллиардами долларов, а косвенный — сотнями. Видели, как в одночасье рухнула «новая экономика» со всеми удивительными открытиями и фантастическими технологиями, с которой еще два года назад связывали магистральный путь в будущее. Видели, как «новое мышление» — опасная чушь — смогло за короткий срок разложить общество и ликвидировать могучую сверхдержаву, мировую систему социализма. Видели террористические акты, которые привели к гибели тысяч людей, и поняли, что мегаполисы не удастся защитить при всем желании. Видели, как загадочная и манящая «глобализация» превратилась в простую и ясную «американизацию», и наблюдаем старую сказку о мировом господстве в новых декорациях. Мир вступил в эпоху нестабильности».

Выделим наиболее главные аспекты поставленной проблемы в целом, не претендуя на полноту. Этот анализ необходим с разных точек зрения чтобы высветить все грани этого непростого вопроса и попытаться найти выход.

Таким образом, на первый план выходит проблема целеполагания (смысла существования). Ее уже коснулись вкратце выше. Кризис цели в фундаментальном, аксиологическом смысле этого слова налицо. Выход видится в синтезе научных знаний совместно с другими источниками, указанными выше, которые еще не нашли свое место в нынешней научной парадигме, но без которых провести правильный вектор развития (см. рис. 1) вряд ли получиться. Этому выводу вторят и мнение экспертов американской экологической организацией Worldwatch Institute (см. ежегодный доклад State of The World 2004). По их мнению, мир стоит на пороге ломки потребительских стереотипов. Впервые доклад института полностью посвящен проблемам потребительского общества. По мнению авторов исследования, «Земля не располагает ресурсами, чтобы позволить всем населяющим ее людям жить так, как живет средний
европеец или американец». Эксперты Worldwatch считают, что «в ближайшие
десятилетия США и Европе необходимо сократить несоразмерное потребление
энергии и ресурсов, возможно, даже на 90 процентов», иначе «на планете
произойдет экологическая, социальная и психологическая катастрофа». По словам опрошенных RBC daily экспертов, модель потребительского общества во
многом завязана на использовании углеводородного сырья, в первую очередь
нефти, в энергетической и транспортной сферах, а также в перерабатывающей
промышленности. Однако добыча нефти не может покрыть стремительно растущего
энергопотребления. Эксперты считают, что, скорее всего, развитые страны
будут вынуждены сделать ставку на развитие ядерной энергетики и пойти на
существенное ограничение потребления.

Демографическая проблема. Эта проблема ярко выражена в следующих статистических данных. Если сократить все человечество до деревни в сто жителей, принимая во внимание все пропорциональные соотношения, вот как будет выглядеть население этой деревни: 57 азиатов, 21 европеец, 14 американцев (северных и южных), 8 африканцев, 52 будут женщинами, 48 мужчинами, 70 не белыми, 30 белыми, 6 человек будут владеть 59% всего мирового богатства и все шесть будут из, США, у 80 не будет достаточных жилищных условий, 70 будут неграмотными, 50 будут недоедать, 1 умрет, 2 родятся, у 1 будет компьютер и 1 (только один) будет иметь высшее образование. Если посмотреть на мир с этой точки зрения, становится ясно, что потребность в солидарности, понимании, терпимости, образовании очень высока. Если сегодня с утра мы проснулись здоровым, то мы счастливее, чем 1 миллион человек, которые не доживут до следующей недели. Если мы никогда не переживали войну, одиночество тюремного заключения, агонию пыток или голод, то мы счастливее, чем 500 миллионов человек в этом мире. Если в нашем холодильнике есть еда, мы одеты, у нас есть крыша над головой и постель, мы богаче, чем 75% людей в этом мире. Если у нас есть счет в банке, деньги в кошельке и немного мелочи в копилке, мы принадлежим к 8% обеспеченных людей в этом мире.

Данная ситуация особенно некстати по мнению автора [8,9], поскольку наша цивилизация совершает крутой поворот. На наших глазах в течение десятилетий происходит демографический переход — ломается закон роста народонаселения, имевший место последние сто тысяч лет. Пока не найдены технологии, которые могли бы поддерживать нашу цивилизацию не десятилетия, а века. Бедность большинства населения мира — следствие и причину большинства глобальных проблем — победить не удалось.

Родился бредовый проект «золотого миллиарда». Контраст между технологическими и военными «мускулами» многих стран, с одной стороны, и убогостью целей и отсутствием моральных ограничений — с другой, никогда не был так велик. Академик Н.Н.Моисеев в 1990-ых годах поставил вопрос о стабильности биосферы — о ее способности нейтрализовывать антропогенные воздействия и сохранять состояние гомеостаза. По его мнению, мы уже вышли из состояния равновесия и далее можем существовать, только двигаясь (как велосипедист, который упадет, остановившись), одновременно меняя себя, техносферу и окружающую среду.

В знаменитых «Тезисах о Фейербахе» Карл Маркс писал: «философы объясняли мир, а задача состоит в том, чтобы изменить его». Сейчас, в начале XXI века, автор работы [8] вопрос ставит иначе: ученые уже очень много поняли и объяснили, и задача ныне заключается в том, чтобы сохранить мир, сберечь нашу реальность. Вне решения этой задачи остальные научные проблемы теряют смысл. В сущности, именно решения этой задачи общество и ждет от ученых. И скромные успехи науки именно в этом — главном — направлении порождают разочарование и недоверие.

Попытка посмотреть на будущее, опираясь на результаты науки своего времени, предпринятая Марксом, Энгельсом и их последователями, дала впечатляющие результаты. Многое действительно удалось понять и изменить. На практике удалось увидеть еще один вариант самоорганизации общества и еще один вариант будущего.

Однако сейчас ставки в той игре, которую ведет человечество и в которой ему было бы важно опереться на науку, неизмеримо выше. Просто мы гораздо ближе подошли к краю, за которым существовать человечество физически уже не сможет. Поэтому нужно сформулировать первую сверхзадачу [8]: теорию риска и безопасности.

Чтобы двигаться на автомобиле достаточно уверенно, важно знать правила движения и карту местности. Точно так же, имея дело с техногенными и природными катастрофами, социальными нестабильностями, очень важно представлять, что, можно и чего нельзя делать на разных уровнях управления. При этом следует иметь в виду и высокие технологии, которые несут с собой принципиально новые возможности, и совершенно неожиданные опасности и риски.

Остановимся на этой сверхзадаче. Понятно, что она является междисциплинарной. И здесь как нельзя кстати подходит структура МАНЭБ и ее потенциал.

Междисциплинарный подход — это общие основополагающие идеи, общее понимание ряда принципиальных концепций, общий язык. Это не совокупность работ, моделей, идей. Это нечто большее. Здесь важны коллективные эффекты, которые позволяют получить новое качество и выйти на новый уровень понимания.

Выше было сказано о парадоксе риска и доказано, что он не может быть нулевым. Более того, народная мудрость говорит о том, что „кто не рискует, тот не пьет шампанского”. То есть есть вопрос приемлемого риска и он неизбежен. Сейчас часто говорится об „устойчивом развитии”, но справедливая критика этому понятию заключается в том, что на самом деле „устойчивого” развития быть не может, ибо всегда развитие – это некоторый риск и потому неустойчив сам по себе. Кроме того, чем более риск, тем быстрее идет развитие, если, конечно, не доходить до предела и находиться в так называемой „золотой середине”, что соответствует нормальному закону распределения. Предельные случаи не будем рассматривать – это статистический 5% барьер максимального риска. Причина, по всей видимости, лежит вследствие параметров, которые трудно предусмотреть и которые на сегодня не поддаются цифровому измерению (риски, связанные с поведением человека в кризисной ситуации). Здесь нам придется быть субъективным и исходить из своих интуитивных представлений. И государства, и корпорации, и отношения не могут стоять на месте. Они должны развиваться в том или ином направлении. Пытаясь сохранить ситуацию, «выжить», «продержаться», мы обычно откатываемся назад. Видимо, как в сказке Льюиса Кэрролла, сложные системы оказываются в положении, где «для того, чтобы оставаться на месте, надо очень быстро бежать». Поэтому великие империи обычно гибнут, когда их граждане считают себя в безопасности и полагают, что все главное сделано предшествующими поколениями [9].

Эра экстенсивного развития кончилась. Поэтому вопрос, что и в каком направлении развивать, является важнейшим. Это крайне опасная и неустойчивая ситуация.

Остановиться нельзя, поэтому приходится двигаться вперед… или назад. В последние пятнадцать лет произошел стремительный откат назад. Особенно в главном — в смыслах, ценностях, алгоритмах развития. Булгаковский герой прав — прежде всего разруха наступает в головах. Великий деятель науки и культуры, уроженец Санкт-Петербурга Н.К.Рерих говорил, что «все беды мира сего от невежества», значит, на первый план выходит проблема образования и воспитания. Иерархия ступеней к истинной безопасности также хорошо сформулирована Н.К.Рерихом: «Невежественный человек сначала должен стать цивилизованным, потом образованным, он делается интеллигентным, затем следует утонченность и осознание синтеза, которое завершается принятием понятия Культуры» [10].

Полагаем, что решение перечисленных выше задач не должно ограничиваться одной страной, а решать проблему необходимо в международном масштабе. Эти проблемы относятся, в том числе и к проблемам, решаемым национальными институтами стратегических исследований. Как правило, решения таких институтов, которые есть в каждой развитой стране, делаются с учетом того, что они (эти решения) хороши для данной конкретной страны, а для других стран они зачастую носят негативный характер. За примерами ходить далеко не надо (политика США и т.д.). Поэтому авторы предлагают создать единый международный институт стратегических исследований, решения которого были бы во благо всей цивилизации в целом. Понятно, что это задача не быстрая, но ситуация подталкивает к радикальным решениям. На начальных этапах функции такого органа могут взять на себя общественные организации ученых, и наиболее перспективной в этом отношении нам видится МАНЭБ и Международного Межакадемического Союза под эгидой ЮНЕСКО.


Литература


  1. Мудрость Дома Земля. О мировоззрении XXI века. Под редакцией В.А.Зубакова. Санкт-Петербург - Донецк. 2003, - 290 с.

  2. Тягунов А.А. Философский анализ ситуаций риска, случайности и неопределенности / Автореферат диссертации. – Москва, 1999.

  3. Тягунов А.А. Риск, неопределенность, случайность. – М.: Этикет, 1999.

  4. Аронов И.З. Современные проблемы безопасности технических систем и анализ риска / Стандарт и качество, №3, 1998.

  5. В.В.Пак из «Загадки пространства, времени и бытия» / http://www.roerich.com/zip/zagadki.zip

  6. Волченко В.Н. Миропонимание и экоэтика ХХI века. Наука-Философия-Религия. – М.: Изд.-во МГТУ им. Н.Э.Баумана, 2001. – 432 с.

  7. Гиндилис Л.М. Космология и мировоззрение / "Человек в социальном мире: проблемы, исследования, перспективы" №2, 2003, с. 73-77; http://www.agni-age.net/journal/2003_2/73-77.zip;

  8. Малинецкий Г.Г. Начало конца или конец начала? // Компьютерра, №2, 2004 - http://www.computerra.ru/xterra/32027/

  9. Малинецкий Г.Г. Выбор стратегии // Компьютерра, №10, 2003 - http://www.computerra.ru/xterra/32027/

  10. Засорина Л.Н. Безопасность и образование // Новое Поколение: сборник научных трудов №4. – СПб.: МАНЭБ, МИНПИ, 2003. – 603 с.




Каталог: jspui -> bitstream -> 123456789
123456789 -> Задачах: а определение терминов «концепт» и«концепто-сфера»
123456789 -> Моделирование нагрузок при экспериментальном исследовании подшипников
123456789 -> Реферат: Статья посвящена анализу «философии практики»
123456789 -> C. И. Побожий (г. Сумы) музыка в жизни и творчестве в. А. Серова многогранное творчество В. А. Серова принадлежит не только русской, но и украинской культуре
123456789 -> Ресурсное обеспечение экономического развития промышленных регионов в кризисных условиях
123456789 -> Система видеонаблюдения для машиниста шахтного электровоза
123456789 -> Увеличение количества уровней выходного напряжения двухуровневого автономного инвертора напряжения
123456789 -> Расчет емкости конденсаторов гибридного многоуровневого преобразователя частоты на базе четырехуровневого инвертора Афендикова М. Н., студент; Шавёлкин А. А., доц., к т. н
123456789 -> Сборник трудов VIII международной научно-практической конференции-выставки
123456789 -> Главное управление образования, науки и кадров


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница