Опыт кнр в деле создания и поддержки «национальных чемпионов» в сфере производства оборудования для солнечной энергетики



страница1/4
Дата04.08.2016
Размер0.63 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3   4


Правительство Российской Федерации
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Национальный исследовательский университет –
«Высшая школа экономики»


Факультет философии
Кафедра цивилизационного развития Востока



ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: Опыт КНР в деле создания и поддержки «национальных чемпионов» в сфере производства оборудования для солнечной энергетики.


Студент группы № 402-В

Адильбаев Тимур Шарибаевич


Научный руководитель:

доцент


Карпов Михаил Владимирович
Москва, 2014 г.

Содержание
Введение 3

Глава 1. Развитие высокотехнологичных отраслей промышленности в КНР и стратегия создания «национальных чемпионов» 9

1.1. Обзор ситуации с инновациями и развитием высокотехнологичных отраслей промышленности в КНР 9

1.2. «Национальные чемпионы» в экономике КНР. 13

1.3. «Зелёные технологии» как попытка одним выстрелом убить двух зайцев. 18



Глава 2. Современная солнечная энергетика: история развития, технологии, конъюнктура мирового рынка 23

2.1. История развития солнечной энергетики в мире 23

2.2. Технологические особенности солнечной энергетики 27

2.3. Формирования современного мирового рынка сбыта для фотоэлектрического оборудования 31



Глава 3. Сила и слабость китайских «национальных чемпионов» в индустрии производства оборудования для солнечной энергетики 33

3.1. Две модели развития высокотехнологичных отраслей в Китае на примере солнечной и ветряной энергетики 33

3.2. Опыт Китая по урегулированию торговых конфликтов в сфере поставок оборудования для солнечной энергетики. 43

3.3. Две модели развития бизнеса в сфере производства фотоэлектрического оборудования на примере Suntech Power Holdings и Yingli Green Energy Holding Company 47



Заключение 53

Использованные источники и литература 55
Введение
Актуальность темы настоящей работы обусловлена стремительным развитием высокотехнологичных отраслей промышленности в КНР, сопровождающимся укреплением позиций на мировом рынке сравнительно недавно созданных крупных китайских высокотехнологичных компаний – в том числе и в сфере производства оборудования для солнечной энергетики. Изучение соответствующего китайского опыта, включающего в себя и адресную поддержку китайскими властями компаний – отраслевых лидеров (именуемых в настоящей работе «национальными чемпионами»), важно для понимания механизмов функционирования китайской экономики в целом и особенностей развития в Китае высокотехнологичных компаний в частности.

В течение буквально одного десятилетия в КНР сформировалась отрасль по производству оборудования для солнечной энергетики, ведущие компании которой заняли самые высокие позиции в соответствующем мировом рейтинге, оттеснив своих западных и японских конкурентов, вышедших на мировой рынок гораздо раньше. Это событие обусловлено целым рядом причин, анализу которых и посвящена настоящая работа. Мы начнём с рассмотрения ситуации с инновациями и развитием в Китае высокотехнологичных отраслей промышленности в целом, остановимся подробнее на феномене «национальных чемпионов» в экономике Китая и причинах стремительного развития в этой стране энергетики, основанной на возобновляемых ресурсах. Далее, после обзора мировой индустрии производства фотоэлектрического оборудования и важнейших её технологических особенностей, а также соответствующего рынка мы непосредственно перейдём к теме настоящей работы.


Объектом данной работы является история становления конкретной отрасли промышленности в отдельно взятой стране. Предметом – факторы и процессы, обусловившие и сопровождавшие развитие в КНР отрасли по производству оборудования для солнечной энергетики.
Созданию и становлению в КНР отрасли по производству фотоэлектрического оборудования посвящён целый ряд работ на английском языке, среди которых в первую очередь можно отметить обзорную статью исследователей из Университета Джорджа Вашингтона (США)1, ещё одну обзорную статью коллектива авторов из КНР2, статью исследователей из Национального университета Сингапура и Токийского университета Сейтоку (Япония) о факторах успеха китайских производителей фотоэлектрического оборудования3, статью исследователей из Allegheny College (США), сравнивающую развитие в Китае солнечной и ветряной энергетики4, а также статью исследователей из Парижского технологического института о роли технологий и инноваций в становлении китайской индустрии производства фотоэлектрического оборудования5. Вопросам инноваций посвящена и работа отечественных исследователей из ИМЭМО РАН, сравнивающих политики Японии и КНР по развитию «зелёной энергетики»6. А коллективная статья отечественных авторов освещает проблему национальных интересов России в области «зелёной энергетики»7. Более частному вопросу урегулирования торгового конфликта между США и Китаем в сфере поставок фотоэлектрического оборудования посвящена работа исследовательницы из Университета Северной Каролины (США)8.

Более общему же вопросу роли «национальных чемпионов» в современной экономике Китая посвящены использовавшиеся нами статьи профессора Университета Джорджа Вашингтона (США) Брюса Диксона9 и исследователей из Университета Мичиган-Флинт (США)10. Также этот вопрос подробно освещён в книге известного американского экономиста китайского происхождения Яшэна Хуана11. Из работ отечественных исследователей отметим статью аспиранта Института экономики РАН о китайских ТНК12.

Подробную информацию об экономической стратегии Китая в целом и её аспектах, относящихся к развитию высокотехнологичных отраслей промышленности, можно почерпнуть из фундаментального труда Я.М. Бергера13. Там же содержатся сведения об экологической составляющей этой стратегии. Также вопросу экологической ситуации в современном Китае посвящена статья доцента Высшей школы экономики И.В. Ушакова14. Другим ценным источником информации об экономике Китая является учебник профессора Массачусетского технологического института (США) Барри Нотона15.

Общие сведения о текущем состоянии мировой индустрии производства оборудования для солнечной энергетики и используемых в ней технологиях содержатся в обзорах Международного энергетического агентства16.

Завершая наш библиографический обзор, отметим, что для сравнения развития индустрии производства фотоэлектрического оборудования в разных странах, оказались весьма полезными статьи отечественных исследователей про соответствующую отрасль промышленности в США17 и про новую энергетическую стратегию США в целом18.
Из приведённого библиографического обзора следует, что существует явный недостаток работ на русском языке, непосредственно посвящённых теме развития в КНР отрасли по производству фотоэлектрического оборудования. Кроме того, работы на английском языке практически не рассматривают вопрос становления китайской индустрии производства фотоэлектрического оборудования в рамках более широкого контекста политики китайского правительства по созданию и поддержке «национальных чемпионов» в высокотехнологичных отраслях промышленности.
Хронологические рамки данной работы – 2001-2013 годы. Именно в этот период и сформировалась современная китайская индустрия производства фотоэлектрического оборудования.
Целью настоящей работы является определение характерных особенностей процесса создания и развития в КНР конкурентоспособных на мировом рынке компаний, специализирующихся на производстве оборудования для солнечной энергетики.

Для достижения указанной цели нами были поставлены следующие задачи:



  • установить факторы, позволившие китайским производителям фотоэлектрического оборудования выйти на мировой рынок и в кратчайшие сроки занять ведущие позиции в своей индустрии;

  • определить степень участия государства в становлении китайской отрасли по производству оборудования для солнечной энергетики, оценить адекватность проводимой китайскими властями политики положению дел в отрасли на разных этапах её развития;

  • выявить особенности бизнес-стратегий крупнейших китайских производителей фотоэлектрического оборудования и ретроспективно оценить их последствия для соответствующих компаний.

Источниками по теме настоящей работы являются 12-й пятилетний план научно-технического развития солнечной энергетики в КНР19, финансовая отчётность ведущих китайских производителей фотоэлектрического оборудования20, сведения о руководителях этих компаний21, а также материалы СМИ, посвящённые торговому конфликту КНР и ЕС по вопросу поставок фотоэлектрического оборудования, возникшему и урегулированному в 2013 году22.

Глава 1. Развитие высокотехнологичных отраслей промышленности в КНР и стратегия создания «национальных чемпионов»
1.1. Обзор ситуации с инновациями и развитием высокотехнологичных отраслей промышленности в КНР
35 лет спустя после начала проведения «политики реформ и открытости» Китай являет собой страну, всё ещё демонстрирующую солидные показатели экономического роста. Уже давно раздающиеся прогнозы о неизбежном замедлении экономического развития Китая начали сбываться, однако ведущий китайский экономист со степенью доктора по экономике Гарвардского университета Дэвид Даокуй Ли утверждает, что «есть ещё порох в пороховницах» и что Китай лишь в середине процесса своего «мирного возвышения»23. Тем не менее, вполне очевидно, что Китай уже исчерпал многие из ресурсов своего феноменального экономического роста в конце 20 – начале 21 века. К тому же, «мирное возвышение» Китая вызывает растущую озабоченность не только у стран-лидеров (США, Япония и др.) и не столько в связи с вопросами чисто экономического характера. Поэтому Китаю предстоит столкнуться со всё более ужесточающейся конкуренцией как на мировом рынке, так и во внешней политике, включая вопросы безопасности. В этой связи особую значимость приобретает тот факт, что лидерство указанных стран основывается во многом на их технологическом и научно-техническом новаторстве, а раз так, то на первый план для Китая выходит перспектива конкуренции с США, Японией и другими ведущими экономиками мира в области инноваций.

До относительно недавнего времени ситуация с инновациями в китайской экономике обстояла не лучшим образом. Как справедливо отмечает в своей книге ведущий отечественный китаист Яков Михайлович Бергер, «та модель, на которую опирался и до сего времени в основном опирается экономический рост в Китае, не является инновационной. Главными двигателями роста в ней являлись инвестиции и экспорт, а инновации, в первую очередь, собственные, отечественные, долгое время играли подсобную, несистемную роль»24. Если говорить о собственно китайских инновациях, то часто можно встретить мнение, особенно популярное у западных экспертов по Китаю, о том, что сама китайская конфуцианская культура не инновационна по своей сути: слишком большое внимание уделяется в процессе обучения механическому заучиванию, слишком сильный акцент делается на следовании канонам и копировании образцов, признаваемых эталонными. Даже знаменитые китайские изобретения, вроде бумаги, пороха или компаса, как считается, возникли больше по воле случае, а не в процессе целенаправленной инновационной деятельности, как это имело место быть в случае паровой машины Уатта или радио Маркони-Попова. В этой связи весьма примечательна позиция таких современных китайских экономистов, как профессор Линь Ифу, откровенно сомневающихся в пользе развития чисто китайских инноваций для экономики страны: «установка на собственные инновации не только чрезвычайно затратна, но и сопряжена с большим риском. В лучшем случае пять пионерских проектов из ста увенчаются успехом и обеспечат патент. Но и из этих пяти далеко не все принесут коммерческую выгоду»25.

Тем не менее, руководство КНР недвусмысленно выбирает инновационный путь развития народного хозяйства страны, ещё на XVII съезде КПК провозгласив необходимость создания национальной инновационной системы для построения высокоэффективной экономики. Определённые успехи на этом пути были сделаны, начиная с 90-х годов прошлого века. Так, к 1998-му году Китай, по оценкам Организации ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), поднялся на 11-е место в мировом рейтинге по экспорту высокотехнологичной продукции, не входя в середине восьмидесятых даже в первые 25 стран мира по этому показателю. За тот же период по индексу конкурентоспособности промышленности (CIP) Китай поднялся с 61-го на 37-е место. И если «вплоть до 2003 года Китай ввозил больше высокотехнологичных товаров, чем вывозил, что способствовало образованию значительного отрицательного сальдо по этой группе товаров», то «уже начиная с 2004 года экспорт превысил импорт, и высокотехнологичные товары стали важной статьёй внешней торговли, способствуя росту положительного баланса»26.

Но экспорт высокотехнологичных товаров ещё не есть признак инновационной экономики: Я.М. Бергер отмечает в своей книге, что китайский сектор высокотехнологичного производства в очень значительной степени зависит от ввозных технологий и импортного оборудования, а доля собственных китайских научно-исследовательских и конструкторских разработок (НИОКР) сравнительно мала при развитой системе отраслевых и академических научно-исследовательских институтов, сформировавшейся ещё во времена следования Китая в фарватере инновационного пути СССР. Так, если США и Япония, как две ведущие державы в области высоких технологий, зависят от импортных «ноу-хау» на 10%, то аналогичная зависимость КНР уже превышает 50%. «Китай импортирует более 70% оборудования для производства автомобилей, прецизионных станков с цифровым управлением, текстиля, 90% – для производства интегральных схем, более 95% для сложного медицинского оборудования, 100% оборудования для производства оптического волокна, телевизоров, мобильных телефонов. Будучи вторым в мире производителем продуктов информационной электроники, Китай почти полностью полагается в этой отрасли на импорт ключевых технологий»27. Автор учебника по экономике Китая из Массачусетского технологического университета – Барри Нотон справедливо отмечает, что такая картина характерна для всех развивающихся стран на раннем этапе перехода к созданию инновационной экономики28. Как видно, например, из воспоминаний одного из основателей японской корпорации Sony – Акио Мориты29, даже нынешние японские супергиганты в сфере инноваций вынуждены были использовать на этапе своего становления импортные технологии (тогда – в первую очередь американские и немецкие). Но у Мориты же приведён пример обратного явления – смелой инновационной деятельности на свой страх и риск: в попытках создать собственную технологию изготовления магнитной ленты для первых магнитофонов инженеры тогда ещё маленькой фирмы, которая затем выросла в современную Sony, вместе с её основателями вручную склеивали материал и наносили на него магнитный слой, что в дальнейшем позволило компании Sony зарегистрировать соответствующий патент, приобретя не только источник получения прибыли, но и репутацию фирмы-новатора. Возникающее здесь противоречие с приведённым выше высказыванием китайского экономиста Линя Ифу крайне наглядно демонстрирует принципиальное различие между японским и китайским путями построения современной высокотехнологичной экономики: если в заимствовании и использовании чужих технологий они преуспели примерно в одинаковой степени, то чисто инновационная деятельность с опорой на собственные разработки и даже доработка заимствованных технологий всё ещё является «ахиллесовой пятой» подавляющего большинства китайских компаний – даже самых успешных. О некоторых из них речь и пойдёт в следующем параграфе.


1.2. «Национальные чемпионы» в экономике КНР
Уже давным-давно ни для кого не является секретом, что продукция, возможно, самой инновационной компании в мире – Apple производится в Китае. При этом происходят странные вещи: планшет iPad2 стоит в Китае на двадцать с лишним процентов дороже, нежели в США. Сама компания Apple никак не комментирует ситуацию, но дело, по всей видимости, в том, что набирающий силу китайский средний класс весьма падок на раскрученные бренды и готов за них серьёзно переплачивать. Удовлетворение растущих потребностей (экономических, политических, информационных, культурных, образовательных и других) китайского среднего класса уже само по себе является огромной проблемой для руководства КНР, как это, например, отмечает в своей статье Брюс Диксон, посвятивший данному вопросу всю вторую её часть30. Первая же часть статьи посвящена проблеме создания и поддержки в Китае «национальных чемпионов», определяемых Диксоном как фирмы, способные выпускать конкурентную на международном рынке продукцию под собственными брендами. Стране, превратившейся в «фабрику мира 21 века», будет вполне логично сделать этот – следующий – шаг: производить продукцию уже не для зарубежных партнёров, владеющих технологическими «ноу-хау» и оригинальными дизайнерскими решениями и за счёт этого получающих львиную долю прибыли.

Если говорить не о высокотехнологичных отраслях промышленности, а, например, о нефтегазовой промышленности или о банковском секторе Китая, то там история создания и поддержки «национальных чемпионов» насчитывает уже не одно десятилетие, и успехи в этом деле давно уже налицо. Крупнейшие нефтехимические и газовые компании КНР – PetroChina, CNPC, Sinopec, CNOOC не только контролируют добычу и переработку нефти и газа внутри страны, но и проводят в жизнь государственную «внешнеэнергетическую политику», приобретая права на разработку месторождений в разных частях света31. Ведущие же китайские банки (так же, как и нефтяные гиганты, полностью контролируемые государством) – Agricultural Bank of China, Bank of China, China Construction Bank, Industrial and Commercial Bank of China, Bank of Communications располагают почти 50% активов всех кредитных учреждений КНР, что позволяет им занимать самые высокие места в мировых банковских рейтингах. Особое положение «национальных чемпионов» в банковском секторе подчёркивается самим отношением регуляторных органов: «в Китае не пытаются делать вид, что для регулятора все имеющие лицензию банки абсолютно равны: в официальных статистических публикациях и годовых отчетах банковского регулятора крупные коммерческие банки выделены в особую категорию. Это особый уровень банковской системы Китая, самая ее сердцевина, наряду с «политическими банками» и Китайским банком развития, на которые приходится еще 8,2% всех банковских активов страны»32.

Что же касается ведущих китайских высокотехнологичных компаний, то и тут можно обнаружить тотальное доминирование госкорпораций. Хотя американский экономист китайского происхождения Яшэн Хуан замечает, что вопрос о собственнике в данном случае бывает крайне запутан (это вообще весьма характерно для китайской экономики). На примере компании Lenovo он показывает, что сам факт её основания сотрудниками пекинского научно-исследовательского института мало о чём говорит: бизнес-прорыв удался компании в первую очередь благодаря своей регистрации в Гонконге и приобретению не только статуса иностранного инвестора, что было очень ценно в условиях Китая 1980-1990-х, но – главное – компания получила прямой доступ к финансовым и правовым институтам Гонконга, совершенно неразвитым в то время в КНР (и всё ещё недостаточно развитым и в наше время, если говорить о правовых институтах). Первоначальный же «капитал» компании в виде личных связей её основателей не стоит переоценивать33.

Ещё более примечательна история телекоммуникационного гиганта Huawei. Эта компания везде официально фигурирует как частная. Однако же она была основана в 1988 году, когда ни о каком частном бизнесе в такой стратегической сфере, как телекоммуникации, в Китае нельзя было даже вести и речи34. И запрет на создание частных фирм в этой сфере держался ещё долго, тогда как компания Huawei в этот период активно росла и развивала свой бизнес. Из материалов ряда судебных разбирательств видно, что акции компании формально находились в собственности трудового коллектива, однако никаких реальных прав на участие в управлении компанией, на получение дивидендов и на продажу акций по их рыночной цене члены трудового коллектива не имели35. Яшэн Хуан в этой связи вообще предлагает универсальный критерий определения того, является ли китайская компания частной или государственной: в частных компаниях генеральные директора занимают свои должности с момента основания компании, тогда как в государственных компаниях генеральные директора достаточно часто ротируются соответствующими правительственными структурами36. Этот критерий очень важен для нас в настоящей работе, и мы будем пользоваться им в третьей главе при уточнении формы собственности китайских компаний в сфере производства фотоэлектрического оборудования.



Таблица 1. Китайские высокотехнологичные «национальные чемпионы»37

N

Компания

Доход

(млрд

долл.) в

2010 г.

Сфера деятельности

Год основания

Штаб-квартира

Форма собственности

1

Huawei Technologies

28,46

Телекоммуник. оборудование

1988

Шэньчжэнь, КНР

Частная

2

Haier

20,7

Электроника, ПК

1984

Циндао, КНР

Государств.

3

Lenovo

21,5

ПК, ПО

1984

Перчейз (штат
Нью-Йорк,
США)

Государств.

4

Hisense

15,87

Электроника

1994

Циндао, КНР

Государств.

5

ZTE

10,61

Телекоммуник. оборудование, электроника

1985

Шэньчжэнь, КНР

Государств.

6

TCL

8,2

Электроника

1981

Хуэйчжоу, КНР

Государств.

7

Founder

7,1

ПК, ПО

1981

Пекин, КНР

Государств.

В таблице 1 приведён перечень крупнейших китайских компаний в сфере высоких технологий с указанием годового дохода, производственной специализации и формы собственности. Как это уже было отмечено в первом параграфе данной главы настоящей работы, китайский сектор высокотехнологичных компаний крайне зависим от импортных технологий. Это в чистом виде наследие периода догоняющей модернизации Китая 1980-1990-х годов, когда, по задумке китайского правительства, прямые иностранные инвестиции притекали в страну вместе с «ноу-хау». За этот период КНР удалось создать в перечисленных в Таблице 1 отраслях промышленности активно развивающиеся и прибыльные компании за счёт таких факторов, как благоприятствующий экспортно-ориентированной политике валютный режим, налоговые льготы, дешёвые кредиты (китайские госбанки были ориентированы в первую очередь на кредитование госпредприятий), привлечение прямых иностранных инвестиций в совместные предприятия38. Однако с середины 2000-х начался этап превращения лидеров китайской высокотехнологичных отраслей промышленности в подлинных «национальных чемпионов». Для этого были приняты меры законодательного и административного характера, направленные на усложнения доступа иностранных инвесторов в ряд стратегических отраслей китайской промышленности: были введены стандарты качества, дающие преференции китайским производителям, усложнена процедура получения патентов зарубежными компаниями на разработанные ими технологии, а в ряде случаев имел место прямой запрет на создание предприятий с чисто иностранным или совместным капиталом39. Вкупе с сохранением прежних преференций китайским компаниям (некоторые из них мы перечислили выше) это привело к приобретению новоявленными китайскими «национальными чемпионами» в сфере высоких технологий абсолютных привилегий.

Помимо мер, которые в общем и целом можно назвать скорее деструктивными с рыночной точки зрения, китайское правительство с 2006 года провозгласило политику «коренных инноваций» (indigenous innovation), т. е. научных исследований и технологических разработок, полностью выполненных и внедрённых в самом Китае своими силами40. Были определены «прорывные направления», совпавшие с отраслями экономики, указанными выше как стратегические. Одним из таких направлений стала энергетика, основанная на возобновляемых источниках энергии.

1.3. «Зелёные технологии» как попытка одним выстрелом убить двух зайцев
В конце 20 – начале 21 века Китай стал мировым феноменом не только благодаря своему сверхбыстрому экономическому росту и «мирному возвышению» в области международных отношений и безопасности. Экологическая ситуация в Китае, ввиду многочисленности его населения и размеров территории непосредственным образом сказывающаяся на экологической ситуации во всём мире, чем дальше, тем больше выглядит катастрофической. «Как отметил один из ведущих экологов Китая Ван Цзиньнань, заместитель директора Академии экологического планирования при Министерстве охраны окружающей среды КНР, Китай стал наиболее подвергающимся загрязнению взвешенными частицами PM2,5 регионом в мире. Среднегодовые концентрации этих частиц превышают более чем вдвое национальные и более чем в 7 раз допустимые ВОЗ показатели. В начале 2013 г. смог накрыл Северный Китай и большинство районов Восточного Китая. А это – 1,3 млн. кв. км, или 13,5% территории КНР (по другим данным, смог распространился над 17 провинциями, занимающими четверть территории страны). Это бедствие в той или иной степени затронуло 850 млн. человек – почти 2/3 населения страны. 250 млн. из них подверглись наиболее серьезному воздействию этого явления, последствия чего, к сожалению, с высокой степенью вероятности могут самым отрицательным образом сказаться на состоянии их здоровья. По мнению китайских специалистов, загрязнения в таких масштабах, при такой концентрации в атмосферном воздухе и такой продолжительности гораздо опаснее для здоровья населения, чем печально известная всему миру атипичная пневмония, которую в свое время пережил Китай»41.

Другой проблемой современного Китая, оказывающей огромное влияние на весь остальной мир, является нехватка в стране энергоресурсов. Совершенно логично, что «экономика № 2» в мире должна потреблять соответствующее количество энергии для поддержания производственной деятельности и обеспечения своего почти полутора миллиардного населения светом и теплом. Таким образом, все явления оказываются абсолютно взаимосвязанными: бурно растущая экономика уже сама по себе наносит вред экологии различными выбросами промышленных отходов в почву и водоёмы и другими факторами, а не менее бурно растущее энергопотребление приводит к выбросам в атмосферу продуктов сжигания топлива, что вместе складывается в печальную экологическую картину. Ситуация усугубляется тем, что Китай, будучи всё ещё развивающейся и имеющей определённое технологическое отставание от лидеров страной, львиную долю своих потребностей в энергии покрывает за счёт угля: на нём работают тепловые электростанции страны, им топят обычные дома, его используют в металлургии и так далее42.

Существует несколько вариантов решения сложившейся проблемы с вопиющей «неэкологичностью» структуры энергопотребления страны. Во-первых, можно уменьшить зольность используемого угля за счёт соответствующих современных технологий его переработки и обогащения43. Во-вторых, можно сократить его потребление за счёт других видов топлива – в первую очередь нефти и газа. В-третьих, можно сделать то же самое, но уже за счёт возобновляемых источников энергии.

Первый вариант требует существенных денежных затрат и к тому же, можно сказать, «не работает на перспективу». Второй вариант требует, возможно, ещё больших денежных затрат из-за высоких и показывающих тенденцию к дальнейшему увеличению цен на нефть, а также в связи с тем, что появится необходимость в перепрофилировании тепловых станций с угля на газ, так же требующая серьёзных капиталовложений. Что же касается третьего варианта, то имеющиеся в настоящее время в распоряжении человека технологии не позволяют полностью перейти на возобновляемые источники энергии, ввиду высочайшей дороговизны получаемой за их счёт электроэнергии, а также необходимости осуществлять колоссальные капиталовложения в соответствующую инфраструктуру.

Тем не менее, политическое руководство Китая определило для себя «зелёные технологии» как одно из приоритетных направлений развития энергетики и промышленности и рассчитывает к 2030 году производить соответствующим способом до 30% необходимой стране электроэнергии44. Такое внимание к «зелёным технологиям» можно объяснить не только стремлением китайского правительства «экологизировать» структуру энергопотребления своей страны, но и желанием стать одним из мировых лидеров в соответствующей отрасли, производящим весь спектр необходимого оборудования и располагающим ключевыми технологиями. Ведь это позволит Китаю преуспеть и в стратегическом плане, находясь в авангарде дальнейшего развития высоких технологий в мире, и в сиюминутном экономическом, имея в составе своей экономики конкурентоспособные на мировом рынке прибыльные компании. Т. е. вопрос сводится к двум уже рассмотренным в настоящей работе факторам – способностью китайской промышленности к инновациям и созданию и поддержке в стране «национальных чемпионов» в сфере «зелёных технологий».

Пока же, как справедливо отмечают, например, отечественные исследователи из ИМЭМО РАН, инициатива по созданию и развитию «зелёной энергетики» и осуществлению инноваций в этой сфере исходит в Китае в первую очередь от государства, что позволяет, с одной стороны, эффективно концентрировать средства и усилия на этом направлении и, соответственно, достигать внушительных показателей роста отрасли (см. Таблицу 2), а с другой – «масштабность социально-экономических задач, также требующих участия государства, усиливает необходимость формирования более сбалансированной (с точки зрения соотношения государственных и рыночных стимулов) модели развития энергетики»45. В этой связи уместно сравнить Китай с другим восточноазиатским экономическим гигантом – Японией. Инновационная деятельность в области основанной на возобновляемых ресурсах энергетике, равно как и инвестиции, приходятся в этой стране преимущественно на частных бизнес, что «существенно снижает риски дорогостоящих ошибок в выборе приоритетов и обеспечивает активную поддержку со стороны частного капитала на всех этапах – от проведения фундаментальных исследований до реализации технологически сложных проектов как внутри страны, так и за рубежом»46. При этом стоит отметить, что по общей мощности производимой в секторе «зелёной энергетики» электроэнергии, равно как и по объёмам инвестиций в этом секторе, Япония уступает мировым лидерам «зелёной экономики» во главе с Китаем (см. Таблицу 2).

Что же касается числовых показателей успехов Китая в деле развития «зелёной энергетики», то из Таблицы 2 видно, что страна уже в 2010 году занимала доминирующее положение в мире по производству электроэнергии с использованием возобновляемых энергоресурсов. Под стать текущему производству были и инвестиции Китая в развитие основанной на возобновляемых ресурсах энергетики: в том же 2010 году Китай вложил в эту сферу 48,9 млрд. долл., что значительно превышает инвестиции стран Евросоюза и США в размере соответственно 35,8 и 30,1 млрд. долл.47

Таблица 2. Общая мощность произведённой в 2010 году в различных странах электроэнергии за счёт возобновляемых энергоресурсов (включая гидроэнергетику) 48



Позиция в мировом рейтинге

Страна

Общая мощность вырабатываемой электроэнергии (ГВт)

1

КНР

103,360

2

США

57,990

3

Германия

48,860

4

Страны ЕС (за исключением Германии, Испании, Италии и Франции)

39,800

5

Испания

27,780

6

Япония

25,960

7

Индия

18,650

8

Италия

16,660

9

Бразилия

13,840

10

Франция

9,570

Из всех видов возобновляемых источников энергии только солнце и ветер можно считать абсолютно и повсеместно доступными и неисчерпаемыми. Поэтому именно солнечная и ветряная энергетика имеют наибольший потенциал дальнейшего развития49.




Каталог: data -> 2014
2014 -> Кандидат искусствоведения, доцент Е. Ю. Хлопина Примерные темы курсовых работ на 2014-2015 уч гг
2014 -> Учителя по формированию читательской грамотности в начальной школе
2014 -> Особенности машинной арифметики. Представление чисел в ЭВМ
2014 -> «Корпоративные практики по поддержке здорового образа жизни и устранению основных факторов риска хронических заболеваний»
2014 -> «Онлайн-версии российских разговорных радиостанций: соотношение оригинальных решений и зарубежных заимствований»
2014 -> Семинар нуга №1. 20. 02. 14 Общие черты перехода
2014 -> «Соответствие организационной структуры компании особенностям отрасли


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница