Общественно-политическая и повседневная жизнь чеченской республики в 1996-2005 гг




страница1/4
Дата11.03.2016
Размер0.89 Mb.
  1   2   3   4

На правах рукописи

Осмаев Аббаз Догиевич




ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ

ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ в 1996–2005 гг.


Специальность 07.00.02 - Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Махачкала – 2010

Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Чеченского государственного университета


Научный консультант: доктор исторических наук, профессор, Заслуженный деятель науки Чеченской Республики

Гапуров Шахрудин Айдиевич
Официальные оппоненты:
доктор исторических наук, профессор,

заслуженный деятель науки Республики Дагестан



Искендеров Гаджимурад Абдуллаевич

доктор исторических наук, профессор



Ибрагимов Мовсур Муслиевич

доктор исторических наук, профессор


Косиков Игорь Георгиевич




Ведущая организация – Кабардино-Балкарский ордена «Знак Почета» Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и УРАН КБНЦ РАН

Защита состоится «____» ____________ 2010 года в ____ час. на заседании диссертационного совета ДМ002.053.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук при Учреждении Российской академии наук Институте истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН по адресу: 367030, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 75.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке УРАН Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.
Автореферат разослан «____» ____________ 2010 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук Ю. М. Лысенко



1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы настоящего исследования в значительной мере объясняется исключительно важной ролью, которую играл «чеченский кризис» 1990-х – начала 2000-х гг. во внутриполитической жизни Российской Федерации и российского общества. Политические, экономические, социальные, духовные процессы в Чеченской Республике развивались в целом в русле общероссийских тенденций, вместе с тем, они обрели необычайную глубину и остроту, что неминуемо находило отражение в как общественно-политической, так и повседневной жизни не только Чеченской Республики, но и России.

В федеративном государстве требуется особое внимание к социально-политическим проблемам, как на общегосударственном, так и на региональном уровнях. Следовательно, изучение истории общественно-политической и повседневной жизни Чеченской Республики важно в теоретическом и практическом плане.

Актуальность темы настоящего исследования проистекает также из тех радикальных изменений, которые произошли в политической, экономической, социальной и культурной жизни Чеченской Республики за ничтожно малый срок – буквально за десять лет. Республика прошла путь от политической анархии – к стабильности, от деградации политических и общественных институтов – к их возрождению, от распада экономической жизни – к ее налаживанию, от нигилизма в отношении национальной культуры и традиционных духовных ценностей – к осознанию их значимости для будущего нации, от самоизоляции – к активному поиску своего места в политическом, экономическом и гуманитарном пространстве России, а через него – и во всем мире. В Чечне накоплен уникальный политический опыт не только выживания в условиях распада общественных связей, но и восстановления государственных и общественных институтов с использованием традиционных духовных ценностей.

Всё это оказало существенное влияние на повседневную жизнь, сознание и поведение жителей Чеченской Республики. В XXI веке уже всеми признано, что история повседневности стала заметным и перспективным течением в исторической науке. Как одно из Основных направлений фундаментальных исследований она определена и Президиумом Российской академии наук1.

В период 1989-2005 гг. (приход к власти Д. Дудаева, военные действия 1994-1996 гг., масхадовское правление 1996-1999 гг., военные действия или «контртеррористическая операция» 1999-2009 гг., постконфликтная реконструкция) произошла радикальная трансформация, причем не один раз, всего образа жизни населения Чеченской Республики. Изучение повседневности республики является актуальным еще и потому, что в конце ХХ - начале ХХ1 века она перманентно существовала в чрезвычайных условиях, сам быт, его основы становятся «катастрофичными» по сути.

В политическом пространстве Чеченской Республики уживаются порой прямо противоположные тенденции, например, ярко выраженный авторитаризм государственной власти и прочно укоренившиеся представления о ценности традиционно демократического устройства чеченского общества. Преклонение перед традиционными духовными ценностями в современном чеченском обществе сочетается с готовностью перенимать инонациональные и инокультурные ценности, что особенно характерно для молодежи. Патриотизм соседствует с осознанием чеченского общества как части общероссийского социума и одновременно – составной части мировой исламской уммы. Особенность Чечни в том, что все процессы, характерные для политического и гуманитарного пространства Российской Федерации, протекают здесь в «концентрированном» виде и в сжатые сроки.



В этой связи нельзя не согласиться с мыслью, высказанной А. И. Османовым и Г. А. Искендеровым: «В ходе модернизационных процессов меняется и сам тип человеческой личности, ее место и роль в обществе»1.

Степень изученности темы. Как ни парадоксально, определенную сложность в работе над настоящим исследованием создавало именно обилие опубликованных материалов, посвященных различным аспектам «чеченского кризиса».

Ценный фактический и аналитический материал содержится в работах Т. Музаева, который занимался исследованием общественно-политической жизни ЧР в 1996-1999 гг2.

Большой объем фактического материала, ценные наблюдения и выводы содержатся в книге «Международный трибунал для Чечни: правовые перспективы привлечения к индивидуальной уголовной ответственности лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений и преступлений против человечности в ходе вооруженного конфликт в Чеченской Республике»3.

Наиболее полезными при работе над данным исследованием оказались материалы ряда научных конференций, посвященных освещению различных сторон жизни Чеченской Республики4. В том же ряду стоят и сборники научных трудов Академии наук Чеченской Республики и Комплексного НИИ РАН, выпуски журнала «Вестник» АН ЧР1. Весьма содержательны два издания сборника «Культура Чечни: история и современные проблемы»2, в которых наибольший интерес представляли статьи В. Тишкова, Ж. Гакаева, З. Гакаева, Я. Чеснова, М. Овхадова. Проблемам развития культуры Чеченской Республики посвящен и сборник «Чечня: Право на культуру»3.

Ценный материал содержится также в коллективных сборниках, вышедших за последние полтора десятилетия и посвященных самым разным сторонам жизни Чеченской Республики и ее населения4.

Сборник «Чечня и Россия: общества и государства» интересен и тем, что именно публикации чеченских авторов в нем отличаются наибольшей готовностью к поиску взаимоприемлемого политического компромисса с Российской Федерацией. Особый интерес вызывают исследования Д. Фурмана, Я. Чеснова, Д. Гакаева, Г. Дерлугьяна, А. Ливена, Ю. Захаревича, А.-Х. Султыгова, З. Берсановой, А. Матвеевой5 и др.

Профессор Д. Гакаев6 анализирует такие важные аспекты, как развал СССР и его последствия для Чеченской Республики, возникновение здесь неформальных общественных организаций, причины падения легитимной власти республики в 1991 г., начало митингов и действия их инициаторов, миграционные процессы, захват власти Дудаевым.

Г. Дерлугьян в своей работе7 дает оценку общественно-политической ситуации в Чеченской республике в 90-х годах, раскрывает причины появления на политической арене личности Дудаева, захвата им власти и падения легитимной власти в Чечено-Ингушской Республике. При этом автор замечает, что если бы Чечня состояла из одного Грозного, то события в республике развивались бы по татарстанскому сценарию.

Исследователь Берсанова З. отмечает, что во времена национальной катастрофы всегда происходит переоценка ценностей. Люди в такие дни проявляют себя более ярко, чем в повседневной жизни, здесь соседствуют геройство и благородство, цинизм и стремление нажиться.8

А. Ливен, анализируя ситуацию в Чечне1, отмечает, что в основе российско-чеченской войны было столкновение между различными нациями. Дудаев с 1991 по 1994 гг. не сумел создать эффективные государственные институты, а Масхадов, напротив, с 1996 по 1998 гг. совершенно не смог сохранить и использовать дух сотрудничества и дисциплину, возникшие в ходе борьбы против России.

В статье М. Сайдуллаева отмечается, что Чечня из состояния бедности в середине 90-х годов,…скатилась в беспросветную нищету к концу 90-х годов ХХ столетия. Автор считает, что Чечня должна быть полноправным субъектом России и ей необходимо вернуться к жесткой вертикали государственной власти2.

Профессор Д.Смит3 констатирует, что Чечня является одним из регионов мира, где за последние 10 лет возобновилась война. Причем возобновившиеся войны становятся более ожесточенными и разрушительными и почти всегда стоят очень дорого гражданскому населению. Главными факторами и долгосрочными причинами внутригосударственных конфликтов автор считает создавшееся политическое положение и тяжелые экономические условия, бедность населения и борьбу отдельных групп за природные богатства.

Профессор Д. Гакаев, анализируя ситуацию в республике в 2000 гг., сформулировал программу политического урегулирования конфликта в Чечне4. Автор указывает, что конфликт перешел в фазу партизанской войны, которой не видно конца, и до сих пор продолжаются потери с обеих сторон.

По утверждению исследователя Г. Заурбековой5 российско-чеченский конфликт подталкивался, управлялся с самого первого дня федеральным центром.

М. Магомадов в работе6 приходит к выводу о том, что сравнение общественно-политических ситуаций в Чечне в начале и в конце ХХ века показывает.., что социально-экономические причины сыграли решающую роль в конфликтах и войнах,…где безработица среди трудоспособного населения составляла 50%, а в иные периоды «зашкаливала» до 70%. В конфликте конца ХХ в. не менее важную роль принадлежала политическим факторам, в том числе и власти, открывавшей прямую дорогу к богатствам.

Я.З. Ахмадов в своей статье1 отмечает, что в период дудаевско-масхадовского правления в чеченском обществе стали возможными такие явления, как похищение людей и торговля ими, наркоторговля, пропаганда антисемитизма, русофобии, противопоставление по религиозному признаку. При этом высокая смертность, безработица, голод, а зимой - холод, политическое и гражданское бесправие, социальная апатия, преступность стали основными составляющими чеченского общества этого периода.

В совместной работе А. Яндарова и Г. Заурбековой2 подчеркнуто, что бесчеловечный эксперимент по запуску сепаратистского конфликта в Чечне…, манипулирование сознанием и поведением людей имели своей целью прикрытие…процесса разграбления и разрушения страны. Они приходят к выводу, что в Чечне не было национальной конфронтации.

В методологическом и фактологическом плане интерес представляют материалы научной конференции «Россия и Кавказ: история и современность» и международной конференции «Кавказоведение: опыт исследований», состоявшихся во Владикавказе, соответственно, в ноябре 2004 г. и октябре 2005 г3. В них рассмотрены как отдельные проблемы общественно-политической жизни Чеченской Республики, так и проблемы изучения истории Кавказа в целом. Известный ученый Черноус В.В. считает необходимым укреплять на Северном Кавказе российскую идентичность, которая ослабла в начале 90-х годов ХХ в., а со второй половины 90-х годов ХХ в. начался процесс восстановления её роли на Северном Кавказе4.

Скрупулезный анализ кавказоведения, новых исследовательских подходов, методологии даны Кузьминовым П.А., Булыгиной Т.А., Османовым А.И., Искендеровым Г.А., Дзидзоевым В.Д., Черноусом В.В. в выступлениях на международной научной конференции «Кавказоведение: опыт исследований». Член-корреспондент РАН А. Османов подчеркивает, что «с точки зрения системно-исторического подхода речь может идти, видимо, не о противопоставлении, а взаимодополняемости различных существующих методов» 5.

Интересные, хотя и не бесспорные оценки, политической ситуации в Чеченской Республике даны в статье Мсоевой Ф.М., которая считает одной из проблем руководства Д. Дудаева и нового руководства Ичкерии традиционную (?-О.А.) разобщенность чеченцев, а требования А. Масхадова о предоставлении особых полномочий, неприемлемыми для чеченского менталитета, как и идею установления авторитарной власти в Чечне1. Почему-то в 2000-х гг. менталитет чеченцев не помешал ни реализации особых полномочий, ни установлению авторитарной власти.

В сентябре 2007 г. в Ростове-на-Дону состоялась региональная научная конференция «Взаимодействие народов и культур на юге России: история и современность», организованная Южным научным центром РАН. Докладов по проблемам Чеченской Республики на конференции было немного, тем не менее, для нас важны концептуальные идеи по анализу ситуации на Юге России и путях её стабилизации, сформулированные академиком Матишовым Г.Г., Алиевым А.-Г. К. и другими участниками конференции. Академик Матишов Г. подчеркивает, что «причины увеличения числа терактов и распространения их ареала связаны с многочисленными проблемами социально-экономического развития части субъектов Юга России: перенаселенностью, бедностью, безработицей, утратой авторитета власти в результате коррупции» 2.

Верным и плодотворным представляется вывод Алиева А.-Г.К. о том, что «необходимо уйти от мифологемы, что Кавказ изначально конфликтен в силу цивилизационно-культурного разнообразия, а северокавказские народы якобы не способны к мирному сосуществованию и взаимодействию»3.

Ценные выводы и фактический материал содержатся также в материалах республиканской научно-практической конференции, посвященной 5-ой годовщине принятия Конституции Чеченской Республики.4

В работе А.А. Кадырова5 освещаются результаты социологических исследований и опросов граждан Чечни и России по проблеме военных действий в республике, предложены варианты урегулирования ситуации в Чечне. Он отмечает, что чеченцы более 10 лет живут в противоестественных условиях: насильственный захват власти, раскол общества по тайповым, вирдовым и политическим признакам, жесткое противостояние России, проявление национализма в его крайних формах, борьба за руководящее кресло, развал экономики и социальной сферы, насаждение воинствующей идеологии и милитаристской психологии, разгул преступности, превращение религии в инструмент политических игр, манипуляций и интриг, хищническое и бездумное расхищение национальных богатств, постепенное свертывание системы образования, здравоохранения, культурного наследия, бездарная кадровая политика и, наконец, гражданская война1.

Монография В.А. Тишкова «Общество в вооруженном конфликте» (этнография чеченской войны)2, раскрывает динамику социально-культурного развития чеченского общества в условиях военного конфликта. Она интересна еще и тем, что в ней освещаются вопросы новейшей истории Чеченской Республики, а также ряд таких интересных аспектов жизни чеченского общества, как система семейно-родственных отношений. Значительное внимание уделено автором рассмотрению идеологии сепаратистского движения в Чечне 1990-х гг. Кроме того, в ней имеются интересные картины повседневной жизни населения Чеченской Республики в условиях политической нестабильности и эскалации насилия. В статье «Культура Чечни: история и современные проблемы»3 автор выявляет связь между современными культурными проблемами Чеченской Республики и ее общественно-политической жизнью.

При написании настоящей работы были использованы публикации ряда российских и зарубежных исследователей4, посвященные разным сторонам чеченского конфликта и чеченского общества. Особо ценны работы А. Малашенко, С. Арутюнова, Л.С. Перепелкина, Дж. Данлопа, А. Ливена, Г. Дерлугьяна потому, что они помогают лучше понять внутренние механизмы «чеченского конфликта» и побудительные мотивы сторон, вовлеченных в него. Например, в книге А. Малашенко и Д. Тренина проанализированы все политические аспекты конфликта, в том числе внутренняя динамика чеченской элиты, «религиозный фактор», экономическая составляющая, вопрос о российском федерализме и угрозе распада страны, а также состояние вооруженных сил и отношения между армией и обществом в контексте войны в Чечне. В отличие от этих авторов, большинство других (например, Дж. Данлоп, Г. Дерлугьян, М. Ходарковский и др.) рассматривают «чеченский конфликт» как конфликт межнациональный, межэтнический, с чем нельзя согласиться.

В книге А. Малашенко «Рамзан Кадыров: российский политик кавказской национальности» показано становление нынешнего Президента ЧР, которое происходило в условиях прихода к власти Дудаева Д., военных действий 1994-1996 гг., президентства Масхадова А., противостояния Кадырова-старшего с ваххабитами, военных действий 1999-2000-х гг. Малашенко А. анализирует эти сложные процессы, объективно показывает сложную общественно-политическую жизнь ЧР и место в ней Р. Кадырова, его отношения с В. Путиным.

Вдумчивый анализ экономики и социальной сферы Северного Кавказа, в том числе и Чеченской Республики, предпринят в работах И. Косикова, Л. Косиковой1, Черноуса В2. В сборнике статей «Современное положение Чечни» рассмотрены предпосылки и развитие чеченского конфликта, анализируются современная социальная, религиозная и политическая ситуация в республике.

Исследования профессора В. Дегоева3 важны не только объективностью, глубиной и точностью анализа, но и в методологическом плане. Ученый отмечает, что «чеченцы – цивилизованное и иерархизированное сообщество, в котором сталкиваются интересы различных групп, отнюдь не тождественных тейпам. В современном чеченском социуме над-тейповые и кросс-тейповые связи вытесняют клановую идентичность» 4.

В монографическом исследовании профессора Н.Ф. Бугая5 рассматриваются события в Чеченской Республике в 90-е годы ХХ в. – начале ХХ1 в. с привлечением текущих архивов и документов, на большом фактическом материале. Автор выясняет причины, находившиеся в основе протекавших событий, анализирует отношения северокавказских народов и международной общественности к ним, выявляет возможности перехода от конфронтации к миру и благополучию.

В. Дзидзоев1 в своих работах, посвященных этнополитическому развитию Кавказа, так же обращается к проблемам Чеченской Республики. В его монографии «Кавказ конца ХХ века: тенденции этнополитического развития» третья глава «Насилие и ненасилие в политике, или чеченский кризис» целиком посвящена анализу общественно-политических процессов в Чечне в 1990-1996 гг. В монографии, написанной им в соавторстве с Левченко Н.Н., анализируются причины обострения этнополитической ситуации и сепаратизма в Чеченской Республике, уроки и перспективы окончательного преодоления кризиса.

В исследовании известного специалиста по проблемам национальной политики на Северном Кавказе Тетуева А.И. проблемы Чечни специально не рассмотрены, но её ценность в том, что автор раскрывает формы и методы реализации государственных мер по гармонизации межнациональных отношений, что важно и для решения вопросов, связанных со стабилизацией ситуации в Чеченской Республике2.

В монографии С. Епифанцева рассмотрен инволюционный тип социетальной трансформации Чечни с 1988 по 2004 гг., автор считает, что «чеченский этносоциум превратился в конгломерат фрагментированных социальных структур, в результате военных действий и политики режимов Д. Дудаева и А. Масхадова были полностью разрушены его экономика, социальное и культурное пространство. С 2000 г. начался процесс реконструкции Чеченской Республики как полноправного субъекта Российской Федерации» 3.

В работах Р. Медведева большое внимание уделено вопросам, связанным как с внутриполитической ситуацией в Чеченской Республике, так и вокруг неё, причинам и политическим последствиям войны в Чечне, от итогов которой, по мнению автора, зависела судьба России. Заслуживает внимания утверждение автора, что война России с одной из её мятежных провинций не была неизбежной, проблемы можно было решить без войны, но эти возможности были упущены – и по вине российских политиков, и по вине чеченских лидеров.4

В докладах Правозащитного центра «Мемориал»1 и Хьюман Райтс Вотч2 собраны документальные свидетельства «зачисток», массовых и индивидуальных убийств, похищений и «исчезновений», а также нападений на российских силовиков в Чечне - страшная фактура повседневной жизни в республике.

Активно работают над анализом проблем развития Юга России ученые из Южного научного центра РАН во главе академиком Г. Матишовым, которыми, в частности, изданы три выпуска «Атласа социально-политических проблем, угроз и рисков Юга России»3.

Нельзя не отметить работы таких авторов как Р. Абдулатипов4, Н. Бугай5, А. Сурков, А. Турчина6, И. Добаев7, пятитомник Р. Хасбулатова под общим названием «Кремль и российско-чеченская война» 8, Р. Гаджиев9, К. Ханбабаев10, М. Мамаев11, А. Политковская12, Ю. Щекочихин13, Э. Паин14.

При всей спорности многих выводов, все же весьма полезными оказались публикации российских политологов, в частности, С. Маркедонова15.

Особую ценность для настоящего исследования представляли результаты исследований этнологов и социологов в Чеченской Республике вышедших в последние полтора десятилетия1.

Полезными для настоящего исследования оказались работа И. Сигаури и второй том «Истории Чечни с древнейших времен до наших дней»2, в ХI главе которой исследуются вопросы, связанные с чеченским кризисом в 1996-1999гг., его природой и эволюцией, Хасав-Юртовскими соглашениями 31 августа 1996г., и военными действиями 1999-2001гг.

Следует назвать также публикации целого ряда чеченских авторов, например, монографии и ряд статей Д. .Ж. Гакаева,3 посвященные истокам, причинам и динамике развития «чеченского кризиса»; работы Я. Ахмадова, М. Алхазурова, В. Акаева, М. Баснукаева, В. Гадаева, Л. Гумашвили, Р. Дигаева и С. Эдисултанова, Мусы и Мовсура Ибрагимовых, Б. Нанаевой, А. Манкиева, Д. Сайдумова, С. Решиева, и ряда других местных исследователей.4

В исследовании общественно-политической жизни Чеченской Республики, особенно её религиозной составляющей, наиболее плодотворно работает В. Акаев, который в своих работах доказывает, что «заявление о том, что из Чечни исходила «исламская угроза», явно преувеличено. Чеченский народ сам стал объектом агрессии со стороны религиозных и политических экстремистов…»1.

В работах Манкиева А.А. сделан акцент на военной составляющей «чеченского кризиса», показана многоаспектность его основы, несостоятельность «историзма», «этноцизма», «психологизма», освещена роль субъективного, личностного фактора в начале и ходе военных действий в Чеченской Республике.

В книге Мусы и Мовсура Ибрагимовых «Чечня: через круги ада. Переселения и депортации чеченского народа» проанализированы события, связанные с кризисом в Чеченской Республике, показаны его причины, предпринята попытка выявления виновников случившегося, дана оценка деятельности отдельных российских и чеченских политиков.

В историографии новейшей истории Чеченской Республики много работ, которые можно назвать не столько научными, сколько пропагандистскими. Среди них книги З. Тодуа2, Н. Гродненского3 и А. Ляховского4, изданные массовыми тиражами.

Исследований же, посвященных повседневной жизни, за исключением сборника статей «Чечня. Жизнь на войне»5, книг О. Алленовой «Чечня рядом. Война глазами женщины»6 и Миланы Терлоевой «Танцевать на руинах: молодость в Чечне» 7, практически нет. В этих работах отражен опыт жизни обычных людей как в межвоенный период, так и во время боевых действий. Бесспорные ценность и интерес с точки зрения исследования истории повседневности, её методологии имеет сборник научных статей «Повседневный мир советского человека 1920-1940-х гг.» 8.


Специфика настоящего исследования обусловила важность использования публикаций из российской и чеченской журналистики (в том числе и размещенных в Интернете), что позволило насытить настоящее диссертационное исследования разнообразным фактическим материалом1.

Из периодических изданий, выходивших в самой Чеченской Республике, стоит отметить публикации в журнале «Вестник «ЛАМ», посвященные различным аспектам исторического и современного состояния чеченского общества.

В 2000-2005 гг. в различных научно-исследовательских центрах страны защищены, по неполным данным, около 60 диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора наук только по гуманитарным проблемам Чеченской Республики периода 1990 – 2005-х гг2. В 2009 г. защищены диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Дикаевым В.Р3. и Межиевой К. Х4. В работе Дикаева В. проанализированы особенности политического и социально-экономического развития Чеченской Республики в 90-е годы ХХ века, а объектом исследования Межиевой К.Х. стали традиционная культура и этнокультурные процессы в чеченском обществе в конце XX- начале XXI вв.

Значительное внимание проблемам Чеченской Республики уделяет журнал «Центральная Азия и Кавказ», издающийся в Швеции, в котором, практически в каждом номере, выходили одна-две статьи по интересующей нас тематике5.

Из публикаций последних лет, вышедших на английском языке, следует выделить работы М. Евангелиста/ Matthew Evangelista, Т. Вуда/Tony Wood, Д. Хагеса/James Hughes, С. Смита/ Sebastian Smith, Рассела/ Russell, Трейси/Tracey German C.,6 а так же публикации, размещенные на сайтах http://www.washprofile.org, http://www.jamestown.org/chechnya_weekly, http://www.demos-center.ru., http://www.da.mod.uk/colleges/arag/document-listings/caucasus/p31, http://www.kremlin.ru.

Научная новизна исследования заключается в том, что представленная диссертационная работа является первым комплексным, документально обоснованным рассмотрением проблем общественно-политической и повседневной жизни региона, который в последнее время был одним из главных узлов внутренней и внешней политики Российской Федерации. Все это потребовало постановки и решения многих теоретических и практически значимых задач в новом для исторической науки ракурсе.

Диссертант выработал авторскую периодизацию общественно-политической и повседневной жизни Чеченской Республики, определил ее основные этапы и установил взаимосвязь между динамикой общественно-политических изменений, процессом становления новых органов власти и повседневной жизнью.

Научная новизна работы определяется также тем, что исследователь впервые использовал широкий спектр архивных, нормативных и других документов, характеризующих особенности общественно-политической и повседневной жизни республики.

Целью настоящего исследования является изучение особенностей развития общественно-политической жизни Чеченской Республики конца XX – начала XXI веков с одновременным выявлением факторов, под влиянием которых складывалась и подвергалась изменениям повседневная жизнь ее жителей.

Задачами исследования являются:

– раскрыть суть протекавших в Чеченской Республике общественно-политических процессов в прямой связи с ходом этнокультурных процессов в чеченском обществе;

– определить состояние политической элиты современного чеченского общества;

– выявить факторы, под воздействием которых складывалась общественно-политическая и повседневная жизнь Чеченской Республики, происходила трансформация чеченского общества и его духовной жизни;

– выявить особенности политической системы, сформировавшейся в Чеченской Республике и характер ее воздействия на чеченское общество;

– определить возможные перспективы дальнейшего развития общественно-политических процессов в Чеченской Республике.



Источниковая база исследования. В качестве источников в диссертации использованы правительственные документы, указы Президента РФ, послания Федеральному собранию Российской Федерации за 1997-2006 гг., распоряжения Правительства, архивные документы, постановления Государственной Думы и Федерального Собрания РФ. При работе над исследованием использовались «Сборник указов и распоряжений Президента Чеченской Республики Ичкерия», материалы архива Временной Администрации, Правительства Чеченской Республики, которые сохранились в более-менее систематизированном виде с 2003 г.

Автором изучены источники, отражающие динамику развития общественно-политической и повседневной жизни Чеченской Республики. Большой объём данных содержится в докладах Комитета государственной статистики Чеченской Республики «О социально-экономическом положении и ходе восстановительных работ в Чеченской Республике» за 2001-2005 гг. и изданном им же в 2004 г. статистическом сборнике «Численность и размещение населения» по итогам Всероссийской переписи населения 2002 года. В работе так же использованы труды, ведущих политиков, общественных деятелей, их мемуары1.

Ценным источником для исследования явилась книга известного журналиста, ныне руководителя пресс-службы Президента ЧР Р. Кадырова А. Каримова «Ахмат Кадыров2».

Автором проведена систематизация, обобщение и научный анализ этих документов, часть из которых впервые используется в диссертации.

Источниковедческой базой так же послужили исторические исследования, посвященные различным сторонам событий в Чечне и вокруг нее на рубеже XX – XXI вв. Кроме того, во внимание принимались исследования этнографического и культурологического характера, касающиеся особенностей социальной структуры чеченского общества, состояния его культуры и их трансформации за последнее время.

Не менее значимым источником для настоящего диссертационного исследования стали материалы из российских и чеченских средств массовой информации, интернет-материалы и опубликованные материалы социологических исследований, проводившиеся в республике в рассматриваемый период.

Ценные данные социологических исследований для анализа настроений российского общества и восприятия им событий в Чеченской Республике содержатся в работе Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ)3.

Кроме того, источниковой базой настоящего исследования послужил полевой материал самого автора, собранный им на территории Чеченской Республики в рассматриваемый период времени.



Объект исследования–общественно-политическая и повседневная жизнь Чеченской Республики в один из самых сложных и драматических периодов истории, как самой республики, так и Российской Федерации в целом

Предмет исследования - исторический опыт, противоречия общественно-политической и повседневной жизни региона, черты и особенности генезиса политического плюрализма, основные факторы развития политической культуры в Чеченской Республике.

Методологической базой исследования стали методы и принципы познания общественно-политических и социальных явлений. Исследование базируется на концептуальных идеях российских и зарубежных ученых в области истории и обществоведения. В диссертационном исследовании были использованы следующие методы:

-историко-генетический метод, суть которого состоит в последовательном раскрытии свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения. Этот метод позволяет в наибольшей мере приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта исследования, при этом историческое явление отражается в наиболее конкретной форме;

-историко-сравнительный метод основывается на сравнениях объективной основой для которых является то, что прошлое представляет собой повторяющийся, внутренне обусловленный процесс. Многие явления тождественны или сходны внутренней сутью и отличаются лишь пространственной или временной вариацией форм. А одни и те же или сходные формы могут выражать разное содержание. Поэтому в процессе сравнения и открывается возможность для объяснения исторических фактов, раскрытия их сущности;

- историко-типологический метод, чья объективная основа в том, что в общественно-историческом процессе, с одной стороны, различаются, с другой, - тесно взаимосвязаны единичное, особенное, общее и всеобщее. Поэтому важной задачей познания исторических явлений, раскрытия их сущности становится выявление того единого, которое было присуще многообразию тех или иных сочетании индивидуального (единичного).

-историко-системный метод важен как с точки зрения целостного охвата изучаемой реальности, так и с точки зрения раскрытия внутренних механизмов функционирования общественных систем. Основой применения данного метода является единство в общественно-историческом развитии единичного, особенного и общего. Реально и конкретно это единство выступает в исторических системах разного уровня. Функционирование и развитие обществ включает и синтезирует те основные составные компоненты, из которых складывается историческая реальность.

– метод теоретического анализа общественно-политической, социальной и культурной жизни Чеченской Республики, выявления ее специфических черт и взаимозависимости общественно-политической и повседневной жизни в Чечне;

- метод контент-анализа материалов, использованных при работе над данным исследованием;

- метод непосредственного наблюдения, ставший возможным потому, что автор является жителем Чеченской Республики, и стал свидетелем многих конкретных событий, описываемых в исследовании.



Хронологические рамки исследования формально ограничиваются десятью годами конца XX – начала XXI вв. Отправной точкой исследования взята дата подписания в августе 1996 г. т.н. Хасав-Юртовских соглашений, которые во многом обусловили самостоятельное развитие Чеченской Республики вне правовых рамок Российской Федерации в 1996-999 гг. В этом десятилетии прошли военные действия 1999-2000 гг., оказавшие громадное влияние на общественно-политическую и повседневную жизнь республики, сложный процесс восстановления народного хозяйства и формирование органов власти в 2000-2005 гг., завершившееся избранием парламента Чеченской Республики в ноябре 2005 г. и превращением её в равноправный субъект Российской Федерации.
Положения, выносимые на защиту

1. Общественно-политическая и повседневная жизнь Чеченской республики в изучаемый период прошла три этапа, отличавшихся по структуре и содержанию: первый – 1996-1999 гг., второй – 2000-2003 гг.; третий – 2003-2005 гг.

2. «Первая» и «вторая» «чеченские» войны заметно ускорили процесс деградации государственных, политических и общественных институтов Чеченской Республики, способствовали размыванию социальной структуры чеченского общества, упадку его культуры и снижению социальной значимости традиционных духовно-нравственных ценностей.

3. Хасав-Юртовские соглашения нельзя рассматривать как настоящий мирный договор между двумя субъектами международного права, и они ни в коей мере не способствовали разрешению противоречий между федеральным центром и сепаратистским режимом, установившимся в Чеченской Республике. Однако причину «второй чеченской» войны следует искать не в недостатках Хасав-Юртовских соглашений, а в неспособности руководства сепаратистского режима и федерального центра достичь взаимоприемлемого компромисса.

4. Трансформация социальной структуры чеченского общества, наблюдавшаяся со второй половины XIX в. и заметно ускорившаяся в годы советской власти, – на рубеже XX – XXI приобрела скачкообразный и противоречивый характер, что обусловило с одной стороны сохранение черт общества аграрного типа, а с другой – привело к ярко выраженной социальной и культурной маргинализации чеченского общества. В свою очередь размывание социальной структуры чеченского общества способствовало политической нестабильности и оказывало негативное воздействие на ход общественно-политических процессов, придавая им взрывной, радикальный характер.

5. В исследуемый период значительно возрастает значение так называемого «религиозного» фактора, оказывавшего сильнейшее воздействие на массовое сознание чеченского общества, а также на ход и содержание общественно-политических процессов. Кроме того, религиозные представления все сильнее воздействуют на повседневную жизнь жителей Чеченской Республики, влияют на привычки и поведенческие стереотипы ее жителей. При этом усиление политического и духовного влияния идеологии исламского экстремизма (обычно определяемой как идеология «ваххабизма») привело к углублению политического раскола в чеченском обществе и поставило Чеченскую Республику Ичкерия перед реальной угрозой гражданской войны. Вооруженный конфликт между экстремистами от религии и основной частью чеченского общества протекал параллельно российско-ичкерийскому вооруженному противостоянию, стоил Чечне многих человеческих жизней, а его последствия не преодолены полностью до сих пор.

6. Особо доверительный и личностный характер отношений, установившийся между Президентом РФ В.В. Путиным и А.-Х. Кадыровым, Р. А. Кадыровым превратился в мощный политический ресурс, позволивший команде Кадыровых занять лидирующие позиции на политическом пространстве Чеченской Республики.

7. Степень криминализации чеченского общества значительно преувеличивалась российскими средствами массовой информации из соображений политического характера.

8. Сохранение в чеченском обществе отдельных элементов общественной архаики (например, тайпов) не может рассматриваться как признак его отсталости, поскольку они не играют сколько-нибудь заметной роли в политической, экономической и культурной жизни Чеченской Республики. В условиях растущей деградации государственных институтов во второй половине 1990-х гг., консолидация отдельных сегментов чеченского общества происходила не на тайповой основе, а на базе общности политических интересов, территориальной близости, профессиональной общности.

9. Изменения, произошедшие в ролевых функциях мужчины и женщины, привели к значительному осложнению внутрисемейных отношений и ослаблению внутрисемейных связей. В то же время чеченское общество оказалось не готовым признать возросшую роль женщины и предоставить ей адекватное положение в системе общественно-политических отношений.

10. Установление в Чеченской Республике ярко выраженной авторитарной модели властных отношений стало возможным благодаря целенаправленной политике федерального центра, сделавшего ставку на усиление влияния одной из группировок внутри разобщенной чеченской политической элиты. Однако при этом именно федеральный центр оказался в роли главного гаранта сохранения политической стабильности в Чеченской Республике и одновременно несет политическую ответственность за все недостатки и провалы республиканских органов власти.

11. Общественно-политическая жизнь Чеченской Республики характеризуется сложившейся политической системой, которая довлеет над обществом, не имеет явных проявлений оппозиционности, не достигла реальных успехов в развитии демократии, формировании гражданского общества, создании открытой экономики, хотя и призывает к ним.

12. Созидательный потенциал современного чеченского общества направлен больше не на политические и социальные преобразования, а на более конкретные цели, связанные с улучшением условий жизни и совершенствованием социальной инфраструктуры. Вместе с тем духовная жизнь чеченского общества достаточно насыщена и происходит процесс формирования новых общественных идеалов, одним из источников которых стали религиозные представления.

13. Особый этап в общественно-политической и повседневной жизни Чеченской Республики начался во второй половине 2000 г., когда возникли новые предпосылки для формирования институтов государственной власти, гражданского общества и современного федерализма.



Практическая значимость диссертационной работы заключается в том, что примененная в ней методика изучения общественно-политических процессов вполне применима к анализу аналогичных процессов в различных государственных образованиях.

Итоги настоящего исследования могут быть использованы при разработке рекомендаций для органов государственной власти регионального и федерального уровня в области внутренней политики, поддержания социальной стабильности и баланса сил в обществе.

Также материалы настоящего исследования, выводы и обобщения могут быть использованы при разработке учебных курсов по истории России и Чеченской Республики новейшего времени, политологии и конфликтологии.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница