Обращение как одна из форм вокативного предложения (на материале английского языка) Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук




страница6/7
Дата12.07.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7

Схема 37. Система прономинальных форм обращения

В случае интенции со стороны говорящего, состоящей в достижении отрицательного коммуникативного эффекта, имеет место некорректное употребление формы обращения, несоответствующее правилам речевого этикета, но реализующее интенцию включения негативной добавочной информации в коммуникативный процесс. Например:

LAERTES O thou vile king, … «Ты, мерзостный король» (с. 303)

HAMLET … Thou wretched, rash, intruding fool, farewell. … (с. 278) или

HAMLET … thou incestuous, murd’rous, damnèd Dane,

Drink off this potion. (с. 351) – примеры форм обращения с добавочной информацией, имеющей нагнетающе отрицательную направленность.

- фактор степени знакомства. Следует отметить, что данный фактор рассматривается при ведущей роли фактора статусности, поскольку даже близко знакомые участники коммуникации согласно речевому этикету того времени при выборе формы обращения первостепенным является субординация по статусу между говорящим и слушающим. В качестве примера можно представить выборку форм обращения по линии Гамлет  Горацио и Горацио  Гамлет, где коммуниканты являются друзьями, но имеют различный социальный статус.

Гамлет  Горацио Горацио  Гамлет

Horatio my lord

sir good my lord

my good friend my honoured lord

fellow-student sweet lord

O good Horatio O my dear lord

my good lord

sweet prince

Формы обращения Гамлет  Горацио более разнообразны с точки зрения отбора лексических единиц, здесь имеют место варианты имён нарицательных, а также модель FN, употреблённая как отдельная самостоятельная форма или как ядерная часть модели, орнаментированная вариативным остатком, представленным междометием и прилагательным. Формы обращения по линии коммуникации Горацио  Гамлет менее разнородны с точки зрения ядерной части модели, так во всех моделях кроме последней в качестве ядра выступает форма “lord”, но более разнородны с точки зрения вариативного остатка, представленного не только орнаментирующими эпитетами, но и инвертированными формами. Таким образом, в первом случае добавочная эмоциональная составляющая отражается в формах обращения посредством ядерной составляющей, а во втором – ядерная часть совпадает для большинства моделей и добавочная информативная нагрузка возложена на вариативный остаток.

В формах обращения между родственниками также прослеживается регламентированность, следование нормам речевого этикета:

Laertes  Polonius (по линии - сын  отец)

LAERTES Most humbly do I take my leave, my lord. (с. 176)

Ophelia  Polonius (по линии – дочь  отец)

OPHELIA I shall obey, my lord. (с. 180)

При смене следования высказываний коммуникантов в диалоге, т.е. при обращения старшего к младшему отмечается меньшая степень формальности, например, представляется уместным употребление модели обращения FN.

Polonius  Ophelia

POLONIUS What is’t, Ophelia, he hath said to you? (с. 177).

На фоне определённой речевой ситуации, в речевую рамку диалога между родственниками могут входить варианты форм обращения, включающие в себя различную добавочную информацию. Например:

CLAUDIUS … But now, my cousin Hamlet, and my son

HAMLET A little more than kin, and less than kind.

CLAUDIUS How is it that the clouds still hang on you?

HAMLET Not so, my lord, I am too much I’th’ sun. (с. 158).

В обращении по линии Claudius  Hamlet король называет Гамлета “my cousin” и далее “my son”, где с помощью союза “and” присоединяется дополнительное коннотативное значение. Ответное высказывание Гамлета по линии Hamlet  Claudius содержит, согласно примечаниям к пьесе, вариант пословицы “The nearer in kin the less in kindness”, что означает “the closer the relationship, the greater the dislike” [с. 158], где присутствует вызов королю, что далее подкрепляется официальной формой обращения “my lord”.

Рассмотрим ещё пример,

HAMLET Ay, madam, it is common.

HAMLET Seems, madam? Nay, it is, I know not ‘seems’



‘Tis not alone my inky cloak, good mother, … (с. 159).

В данном примере имеет место обращение по линии Hamlet  Gertrude, где официальная форма обращения включает тему холодности, что обусловлено фоновой речевой ситуацией, моральным состоянием героя и неприятием действий матери. Последующая форма обращения “good mother” содержит тему теплоты, подчёркивает родственные чувства по линии сын  мать.

Следует отметить, что для рассматриваемого периода характерно расширение форм обращения, ядерной частью которых является лексема, обозначающая термин родства, с помощью вариативного остатка с положительно направленной добавочной информацией.

LAERTES … Fear it, Ophelia, fear it, my dear sister, … (с. 172);

OPHELIA … But good my brother, … (с. 173);

GERTRUDE … O gentle son, … (с. 283).

- иллюстрация фактора гендерности применительно к обращению.

Для форм обращения, адресатом которого являются женщины, характерны особенности, отражающие общую регламентированность обрашений в данный период. В первую очередь форма обращения акцентирует указание социального статуса, т.е. возможность употребления титула, например:

Hamlet  Gertrude

HAMLET Madam, how like you this play? (с. 261) или

HAMLET … One word more, good lady (с. 286) – официальность обращения по линии сын  мать с первостепенным фактором статуса для выбора формы со стороны говорящего. Но речевая ситуация определяет возможность отступления от регламентированности:

HAMLET … Farewell, dear mother (с. 295).

При употреблении форм обращения по линии муж  жена возможно снижение роли фактора статусности, например, с помощью расширения формы вариативным остатком, снижающим степень официальности обращения:

CLAUDIUS … How now, sweet queen? (с. 318).

По линии коммуникации, где муж обращается к жене, возможна также модель FN, где статус не отражается в обращении:

CLAUDIUS Sweet Gertrude, leave us too; … (с. 238) – обращение к королеве, модель FN с орнаментирующим эпитетом в препозитивной позиции;

CLAUDIUS … He tells me, my sweet Queen, … (с. 205) – данный пример по конструкции может трактоваться как подобный предыдущему, поскольку заглавная буква в форме обращения Queen приближает ядерную часть модели обращения в конкретном коммуникативном пространстве к FN.

Таким образом, для ранненовоанглийского периода на уровне коррективности характерно преобладание конкретизированной лексики, выступающей в качестве ядерной части как однокомпонентных, так и поликомпонентных вокативных предложений-обращений. Прономинальные формы “thou” и “you” продолжают сосуществовать в речи, но весомее становится их разграничение по принципу вежливого употребления обращения. На уровне элективности при ведущей роли речевой ситуации, определяющей выбор формы со стороны говорящего, для данного периода характерна регламентированность употребления обращений, а также выбор в пользу стилистически возвышенных форм, что обусловлено общей церемониальностью общества того времени.



  1. Формы обращения в новоанглийский период.

Для анализа особенностей употребления вокативных предложений-обращений в речи в новоанглийский период мы выбрали пьесы О. Уайльда «Веер леди Уиндермир» и «Как важно быть серьёзным», где имеет место отражение особенностей разговорной речи представителей аристократических кругов того времени.

На уровне коррективности были выделены следующие варианты форм обращения:

- имена собственные:

JACK Gwendolen, will you marry me? (с. 264);

MISS PRISM (calling) Cecily, Cecily! … (с. 272);

LORD DARLINGTON Lady Windermere! I knew the time would come some day; but why tonight? (с. 25);

- имена нарицательные:

ALGERNON My dear fellow, Gwendolen is my first cousin. … (с. 255) – в данном примере имеет место поликомпонентный вариант обращения с препозицией вариативного остатка;

MISS PRISM Child, you know how anxious your guardian is that you should improve yourself in every way. … (с. 272);

- субстантивированные прилагательные, употребляемые самостоятельно в качестве обращения:

ALGERNON Darling! And when was the engagement actually settled? (с. 283);

JACK My own darling! (с. 270);

LADY PLYMDALE … Good night, dear. (с. 31);

- имена, возникшие на основе метафорического переноса:

DUCHESS OF BERWICK …You dear simple little thing! … (с. 21) – рассматриваемая речевая единица является составной частью вариативного остатка внутри вокативного предложения-обращения при ядерной позиции прономинальной формы;

- прономинальные формы обращения:

LORD WINDERMERE Don’t hold me, you fool. (с. 46) – прономинальная форма находится в ядерной позиции в конструкции обращения при вариативном остатке в препозиции, но не выступает в качестве независимой модели обращения. В рассматриваемый период местоимение единственного числа “thou” выходит из употребления и заменяется на форму “you” при обращении как к одному, так и к нескольким адресатам. Как известно, уже в ранненовоанглийский период возникла тенденция употребления при обращении к одному лицу формы местоимения множественного числа вместо формы единственного числа “thou”. В произведениях Шекспира имеют место обе формы, но “thou” употребляется в речи, когда коммуниканты являются друзьями или близкими, а также при разговоре со слугами, для придания высказыванию большей степени эмоциональности и, с другой стороны, при торжественности, заложенной в речевой ситуации [47, с. 342].

Для рассматриваемого периода характерно наличие эмоциональной составляющей при употреблении моделей с включением прономинальной формы. Так модели обращения, сформированные по формуле - прономинальная форма (ядро) + вариативный остаток, как правило, включают в себя эмоциональную составляющую, выраженную собственно в ядерной части речевой конструкции и усиленной вариативным остатком в постпозиции. При этом добавочная информация, передаваемая посредством формы обращения, может заключать в себе как положительную, так и отрицательную направленность на адресата. Например:

CECILY You dear romantic boy. … (с. 284) – добавочная информация с положительной направленностью;

LORD WINDERMERE You scoundrel! I'll not leave your room till I have searched every corner of it! … (с. 47) – добавочная информация с отрицательной направленностью.

На уровне элективности к особенностям функционирования вокативного предложения-обращения можно отнести следующие оттенки его употребления внутри коммуникативного пространства:

- фактор социального положения коммуникантов.

Для иллюстрации реализации данного фактора в коммуникативном пространстве речевой рамки диалога приведём несколько примеров:

DUCHESS OF BERWICK … How do you do, Lord Darlington? (с. 11) – модель T + LN;

DUCHESS OF BERWICK Dear Lord Darlington, how thoroughly depraved you are! (с. 12) - модель T + LN, имеющая расширение с помощью включения в конструкцию обращения орнаментирующего эпитета;

MRS ERLYNNE Lord Augustus, listen to me. … (с. 34) – модель T + FN;

LADY WINDERMERE Why, Duchess? (с. 13) – модель T при отсутствии компонента FN или LN.

Подобные конструкции могут быть употреблены при обращении к адресату по званию, учёной степени или занимаемой должности.

JACK I don’t think that, as things are now, it would be of much practical value to either of us, Dr Chasuble. (с. 302) – модель Dr (doctor) + LN.

- фактор степени знакомства адресанта и адресата.

DUCHESS OF BERWICK … Mr Hopper! James! Agatha has told me everything. How cleverly you have both kept your secret. (с. 30) – иллюстрация перехода регистра обращения с более официальной модели T + LN к FN при демонстрации сближения между коммуникантами. Следует отметить, что для данного периода характерны формы обращения с использованием Mr, Mrs или Miss с сопровождением или в некоторых случаях как независимых форм:

JACK (nervously) Miss Fairfax, ever since I met you I have admired you more than any girl… (с. 262) – Miss + LN;

MERRIMAN Yes, Miss. … (с. 274) – Miss (без сопровождения).

Использование адресантом модели LN в качестве ядра однокомпонентной конструкции обращения подчёркивает тему холодности, отчуждённости, в некоторых случаях придавая оттенок негативного отношения к собеседнику:

LADY BRACKNELL (in a severe, judicial voice). Prism! … (с. 303) – LN.

В такой форме обращения может также иметь место желание адресанта продемонстрировать стремление к сокращению дистантности в общении:

MRS ERLYNNE … Do you know, I think I’ll dance with you first, Windermere. … (с. 26) – LN.

О более близкой степени знакомства говорящего и слушающего и неофициальности взаимоотношений свидетельствует употребление модели FN с использованием варианта краткой формы имени, например:

JACK … Just give it back to me, Algy. (с. 256) или

JACK My dear Algy, you talk exactly as if you were a dentist. … (с. 257) – употребление краткой формы имени в качестве ядерной части поликомпонентной модели обращения с вариативным остатком в препозиции.

Таким образом, возрастание роли фактора степени знакомства адресанта и адресата может схематически быть представлено следующим образом (Схема 38):

Схема 38. Фактор степени знакомства в развитии


Следует учитывать, что степень знакомства может сочетаться с другими факторами в зависимости от взаимоположения коммуникантов, участвующих в процессе общения. Например, с фактором возраста, при этом при близкой степени знакомства говорящего и слушающего остаются ограничения, обусловленные речевым этикетом:

Duchess of Berwick  Lady Windermere

DUCHESS OF BERWICK Dear Margaret, I am so pleased to see you. … (с.11) – модель обращения с FN возможна при обращении более старшего к младшему.

Lady Windermere  Duchess of Berwick

LADY WINDERMERE Oh, you mustn’t think it is going to be a ball, Duchess. … (с. 11) – модель обращения T в однокомпонентной конструкции снижает уровень официальности по сравнению с полным обращением, но употреблён с учётом фактора возраста.

В формах обращения между родственниками, как и в предыдущие периоды, присутствуют термины родства, представленные разнообразными формами:

CECILY Uncle Jack! Oh, I am so pleased to see you back. … (с. 279);

ALGERNON My dear Aunt Augusta, I mean he was found out! … (с. 297). Термины родства, употреблённые в качестве обращения, могут также выступать в уменьшительных вариантах:

GWENDOLEN I am engaged to Mr Worthing, mamma. (с. 264).

При близкой степени знакомства имеют место следующие варианты обращения:

JACK That is nothing to you, dear boy. You are not going to be invited. … (с. 258);

ALGERNON I suspected that, my dear fellow! … (с. 258), а также формы обращения, где вариативный остаток противоположен по значению ядерной составляющей:

ALGERNON Well, not till today, old boy. … (с. 305).

- фактор гендерности.

LORD DARLINGTON How do you do, Lady Windermere? (с. 7) – T + LN. При условии наличия у адресанта интенции более экспрессивного обращения возможно орнаментирование с помощью добавления эпитета. Например:

LORD DARLINGTON My dear Lady Windermere! (с. 9) – my + dear + T + LN.

По линии муж  жена используется модель FN:

LORD WINDERMERE Margaret! Margaret! (с. 20)

При наличии интенции включить в высказывание добавочную информацию отрицательного характера используется модель LN:
LADY BRACKNELL (in a severe, judicial voice). Prism! (Miss Prism bows her head in shame) Come here, Prism! … (с. 303).

На уровне коррективности для новоанглийского периода отмечается преобладание конкретизированной лексики внутри различных по составу конструкциях вокативных предложений-обращений. Среди прономинальных форм, выступающих в качестве обращения, в употреблении остаётся одна форма “you”, применяемая как к одному, так и к нескольким адресатам. При этом отмечается присутствие эмоциональной составляющей в моделях с ядерным прономинальным компонентом, что может представлять наличие положительной или отрицательной добавочной информации в речевой модели обращения в зависимости от интенции адресанта и требований речевой ситуации.

На уровне элективности особенностью обращений данного периода может считаться тенденция к упрощению форм по сравнению с возвышенными конструкциями предыдущих периодов, что обусловлено общей демократизацией общества в целом и речевого этикета в частности.


  1. Формы обращения в современный период.

Для анализа вокативного предложения-обращения на современном этапе была выбрана пьеса Г. Пинтера «День рождения».

На уровне коррективности отмечены следующие варианты форм обращения:

- имена собственные:

PETEY Morning, Stanley. (с. 14);

PETEY Oh hullo, Stan. You haven’t met Stanley, have you, Mr. Goldberg? (с. 46);

GOLDBERG I don’t mind. Do you mind, McCann? (с. 36);

- имена нарицательные:

GOLDBERG Madam, you’ll look like a tulip. (с. 36);

GOLDBERG Lift your glasses, ladies and gentlemen. We’ll drink a toast. (с. 57);

MCCANN What’s your opinion, sir? Of this prospect, sir? (с. 88);

MCCANN Kneel down, woman, and tell me the latest! (с. 85);

- прономинальные формы обращения:

STANLEY Get out of it. You succulent old washing bag. (с. 19) -прономинальная форма представляет собой ядерную часть поликомпонентной модели обращения с вариативным остатком в постпозиции.

К нюансам функционирования форм обращения на уровне элективности можно отнести следующие особенности, учитывая при этом ограничения, накладываемые речевой ситуацией, формирующей коммуникативное пространство:

- фактор социального положения.

Данный фактор оказывает основополагающее влияние при выборе формы обращения, но, основываясь на выбранный для анализа материал, можно сделать вывод о тенденции к демократизации речи персонажей при соблюдении норм, установленных правилами речевого этикета. В рассматриваемой пьесе данный фактор не акцентирован, но реализуется в формате социального статуса коммуникантов, например, по линии гость  хозяин/ хозяйка отеля:

GOLDBERG … How are you keeping, Mrs. Boles? (с. 33) – T + LN;

GOLDBERG Beat him quick and come back, Mr. Boles. (с. 47) – T + LN – употребление официальной формы по сравнению с обращением к равному по статусу коммуниканту для конкретной речевой ситуации гость  гость:

GOLDBERG How do you do, Lulu? – FN – снижение уровня официальности формы обращения.

При условии более близкой степени знакомства возможно употреблении неофициальной формы и по линии гость  хозяин/ хозяйка:

STANLEY Meg. Do you know what? (с. 24) – FN.

- фактор степени знакомства коммуникантов.

При низкой степени знакомства в качестве обращения широко употребляется модель T + LN, где в качестве T используется формы обращения Mister (Mr.), Missis (Mrs.) или Miss, а также Ms. (в письменной речи). Также данные модели используются при обращении к адресату старшему по возрасту (при сочетании с фактором возраста), более высокого социального или профессионального положения (при сочетании с фактором социального статуса).

PETEY … You haven’t met Stanley, have you, Mr. Goldberg? (с. 46) – T (Mr.) + LN;

GOLDBERG So you can manage to put us up, eh, Mrs. Boles? (с. 33) - T (Mrs.) + LN.

При увеличении степени знакомства имеет место модель LN, которая также может иметь оттенок фамильярности в зависимости от интенции говорящего и речевой ситуации общения.

GOLDBERG There’s a gentleman living here, McCann, who’s got a birthday today… (с. 35) – LN.

Нейтральным показателем увеличения степени знакомства между адресантом и адресатом служит модель обращения по имени FN, которая может быть иметь вид краткой имени в зависимости от интенции говорящего.

PETEY Morning, Stanley. (с. 14) – FN;

MEG What are the cornflakes like, Stan? (с. 15) – FN (краткая форма) или

MEG Stanny! Don’t you like your cup of tea of a morning – the one I bring you? (с. 19) – FN (краткая форма).

- фактор гендерности.

GOLDBERG Ah, Mrs. Boles? (с. 32) – T + LN (учитывается фактор социального статуса гость  хозяйка, заочная степень знакомства (минимальная степень));

GOLDBERG … Now madam – your glass. (с. 57) - madam (некоторый оттенок фамильярности уместный в соответствии с речевой ситуации вечеринки по случаю дня рождения).

По линии муж  жена используется модель FN:

PETEY (turning to her) Oh, Meg, two men came up to me on the beach last night. (с. 12) – FN (нейтральность добавочной информации).

Для современного периода характерно преобладание форм обращений, реализуемых в речи с помощью конкретизированной лексики, что было отмечено в предыдущие периоды. Прономинальная форма “you” выступает преимущественно в качестве ядерной части многокомпонентной формы обращения и включает определенную добавочную информацию положительного или отрицательного характера, вкладываемую говорящим в обращение. На уровне элективности отмечается общая упрощённость форм, отображение добавочной информации не напрямую посредством формы обращения, а через анализ всей речевой ситуации, а также преобладание модели обращения по имени (FN).

Выводы к четвёртой главе


  1. Обращение, как явление речевого плана, обладает вневременным характером функционирования, реализуемом в диахроническом плане на различных этапах развития и происходящем под влиянием изменений в речевом этикете в целом.

  2. Выступая в качестве модулятора коммуникативного пространства, обращение формирует условия взаимодействия адресанта и адресата. При условии невозможности получения ответной реакции имеет место особый вид построения диалога, выступающего как способ односторонней организации мысли говорящего.

  3. На уровне корреляции обращение реализует универсальные задачи независимо от исторического периода. В качестве инвариантных сохраняются значение направленности на адресата и значение времени, определяющие границы конкретного речевого пространства. На остальных уровнях пирамиды языковых абстракций, а именно, коррективности и элективности имеют место определённые изменения.

  4. Уровень коррективности характеризуется преобладанием использования конкретизированной лексики при некотором преобладании тех или иных единиц на различных этапах развития английского языка, что непосредственно связано с общей динамикой развития общества.

  5. На уровне элективности отмечается общая тенденция к упрощённости форм обращения для отражения интенции говорящего при непосредственной реализации категории тождества, а также, учитывая важность роли фоновой речевой ситуации, формирующей речевое пространство рамочной конструкции диалога для каждого отдельного случая.



Заключение
В данном диссертационном исследовании обращение рассматривается как самостоятельная коммуникативная конструкция, входящая в состав вокативных предложений, наряду с пожеланиями, представлениями, приветствиями, прощаниями. Как речевое явление обращение не вписывается в рамки традиционной грамматики языка, сохраняя независимость употребления даже в позиции внутри высказывания, что требует особого подхода к его анализу.

Исследование опирается на теоретическую концепцию профессора И.Г. Кошевой о структурно-семантическом статусе вокативных предложений, рассматриваемых как единицы грамматики речи. В соответствии с данной научной концепцией имеет место иерархия глубинных и поверхностных структур, а также разделение грамматики на две составляющие её части: грамматика языка и грамматика речи.

Формы обращения реализуют грамматические значения, свойственные вокативным предложениям в целом, а именно, значение направленности на адресата и значение времени. Эти факторы, основополагающие для вокативных структур, находят реализацию в обращении на фоне речевой ситуации, которая очень важна для функционирования обращения в процессе речевой коммуникации.

Анализ функционирования форм обращения в речи продемонстрировал, что при константности для обращения направленности на адресата, эта форма вокативного предложения является полифункциональной и реализует в речи функции сужения речевого пространства, избирательности и идентификации адресата.

В свою очередь, направленность на адресата не является однородной и несёт в себе добавочную информацию, которую мы распределили по следующим типам: эмоциональная, нейтральная, положительная, усиливающе положительная, отрицательная и нарастающе отрицательная. При этом выбор формы обращения субъективен и полностью подчинён интенции говорящего при условии владения им коммуникативной компетенцией в плане осведомлённости о правилах речевого этикета, существующих в конкретном обществе.

Второе грамматическое значение вокативного предложения-обращения, значение времени не получает непосредственной выраженности, но реализуется с помощью экстралингвистических факторов непосредственно в момент речи, когда происходит коммуникативный процесс между адресантом и адресатом. Таким образом, темпоральность относится к зоне реального времени и отражается посредством ситуативности. Отсутствие непосредственного выражения категориального значения времени применительно к обращению говорит о косвенном характере выраженности данного значения. Этот факт отличает обращение от других типов вокативного предложения и вносит определённые коррективы в формулировку константы вокативности применительно к обращению, выделяя определяющую роль речевой ситуации, которая включает внешние условия коммуникации и оказывает определённое влияние на адресанта при реализации им выбора соответствующей формы обращения.

В ходе исследования было установлено влияние обращения на направление движения речевой ситуации внутри заданного коммуникативного пространства. При этом в развитии речевая ситуация приобретает характер одновершинности или поливершинности в зависимости от количества акцентов как вершин, расставляемых с помощью форм обращения.

Анализ обращения выявил некоторые черты сходства с сенсатами, а также при сравнении обращения и эллипсиса, обращения и парцеллята были обнаружены внешние сходства синтаксических конструкций, но исследование показало, что обращение не может рассматриваться как составляющая часть этих грамматических структур, поскольку обладает отличительными признаками и является особым независимым типом вокативного предложения.

При реализации обращения в речи формы обращения отображаются посредством различных речевых типов лексики, а именно конкретизированной, ассоциативной и синтезирующей. В результате исследования был проведён анализ продуктивности различных речевых типов лексики для реализации моделей обращения в речи, что продемонстрировало превосходство конкретизированной лексики при формировании обращения в коммуникативном пространстве диалога.

В ходе исследования была сформирована классификация грамматических моделей обращения, при этом за основу было принято выделение в обращении, во-первых, ядерной составляющей, передающей инвариантное для обращения значение направленности на адресата, и, во-вторых, вариативного остатка, отображающего отношение адресанта к адресату речи с различной степенью наложения экспрессивной составляющей.

С точки зрения социального подхода применительно к обращению были определены факторы социальной обусловленности, которые должны быть учтены говорящим для выбора формы обращения уместной в конкретной речевой ситуации.

В процессе анализа обращение рассматривалось как элемент рамочной конструкции диалога, где оно может обладать мобильностью по сравнению с другими типами вокативного предложения и занимать в диалоге различные позиции. В диссертации демонстрируется функционирование обращения в позиции зачина, в медиальной части рамочной конструкции, а также в позиции завершения. При этом была установлена зависимость расширения или сужения медиальной части рамочной конструкции диалога от степени знакомства коммуникантов.

В соответствии с поставленными задачами исследования была обозначена роль обращения в реализации функциональной смысловой зависимости, которая раскрывается в обращении как в формализованной структуре, выполняющей роль сигнала о привлечении внимания адресата. На уровне обращения функциональная смысловая зависимость может принимать горизонтальное или вертикальное расширение внутри текста, что было проиллюстрировано в тексте диссертации. В тексте также имеют место неоднородные проявления обращения, оказывающие влияние на семантическую окраску коммуникативного пространства диалога, поскольку обращение проявляется как показатель колебания количественной доли признака эмоциональности в сторону увеличения или уменьшения в соответствии с конкретными условиями реализации акта коммуникации.

Анализируя обращение с точки зрения функциональной перемежающейся зависимости, мы провели статистический анализ моделей обращения в диахроническом аспекте. Это позволило продемонстрировать общую тенденцию к упрощению форм обращения в процессе коммуникации, что получило подтверждение при дальнейшем рассмотрении форм обращения в историческом аспекте.

В диссертации большое внимание уделено историческому аспекту анализа обращений, поскольку обращение обладает вневременным характером функционирования в речи. При исследовании обращения в диахроническом плане мы основывались на его функционировании на трёх уровнях языковой абстракции. В итоге диахронического и статистического подхода удалось установить универсальность задач обращения на уровне корреляции, независимо от исторического периода. В то же время на уровнях коррективности и элективности были отмечены изменения, касающиеся преобладания употребления тех или иных моделей обращения, что непосредственно связано с динамикой развития общества в целом и речевого этикета в частности.

Таким образом, на материале большого количества фактического материала было продемонстрировано подтверждение выдвинутой в начале исследования гипотезы, раскрыт факт функционирования в речи обращения как одной из форм вокативного предложения в рамках грамматики речи, проиллюстрированы грамматические значения направленности на адресата и времени, формирующие координаты пространственно-временной определённости конструкции в речевом пространстве.



Перспективы исследования обращения как составляющей единицы грамматики речи усматриваются в расширении объёма исследования данного явления, с точки зрения сопоставительного анализа на материале различных языков, а также представляется интересным исследование жанровой специфики обращения в аспекте синхронии.
1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница