Обращение как одна из форм вокативного предложения (на материале английского языка) Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук




страница3/7
Дата12.07.2016
Размер1.82 Mb.
1   2   3   4   5   6   7
Глава 2. Варианты форм обращения в грамматике речи
§ 2.1. Реализация обращения в речи
Как единица грамматики речи, обращение, обладает грамматическими значениями, присущими любому виду вокативного предложения и, являясь формой речевого этикета, относится к речевому уровню. При рассмотрении трёхъярусной пирамиды языковых абстракций мы относим обращение к третьему уровню абстракции (Кошевая И.Г. Уровни языкового абстрагирования. Киев: Изд-во Киевского ун-та, 1973. 210 с.; Свиридова Л.К. Роль эмоциональных структур в реализации категории тождества при построении драматургического текста. М.: Изд-во МГОУ, 2004. 272 с.).

Пирамида языковых абстракций состоит из трёх уровней. Первый уровень – мыслительный уровень, на котором представлено восприятие человеком действительности (в частности, как в нашем случае представление норм речевого этикета, определённых коллективом, членом которого является индивид). Второй уровень – системно-языковой, где сосредоточен объём языкового инвентаря; на данном уровне формы обращения представляют собой набор застывших клише, являющихся частью языкового фонда. Третий уровень – нормативно-речевой, который является элективно избирательным, полностью зависимым от говорящего, поскольку говорящий выбирает из всех имеющихся в арсенале языка структур (в нашем случае речь идёт о формах обращения) ту, которая наиболее соответствует требуемой норме поведения человека в конкретно определённой речевой ситуации.

В речевой ситуации значение элективности устанавливается через волеизъявление адресанта, при этом следует отметить, что элективность предполагает инвариантность значений.

Итак, индивидуальное использование языка, рассматриваемое с учётом субъективного фактора говорящего, основано на первом и втором уровне; все три уровня совместно выполняют единую задачу, а именно: реализацию общения согласно нормам, принятым для данного общества. Все три уровня взаимосвязаны в выполнении определённой коммуникативной интенции, заданной автором речевого высказывания.

Употребление той или иной формы обращения в процессе коммуникации призвано обеспечить согласованное взаимодействие коммуникантов и характеризуется высокой степенью конвенциональности. Таким образом, обращение может быть рассмотрено как социальный ритуал, принятый в каждом конкретном обществе.

Обращение, характеризующееся направленностью к адресату, регулирует представления о ролевых позициях партнёров, их социальных и личных взаимоотношениях. Для обращений актуальны параметры, связанные с социальными факторами, которые определяют выбор формы обращения говорящего к собеседнику. Под социальным фактором мы понимаем «социальный факт или системно организованное социальное действие разной структуры в обществе в определённой сфере человеческой деятельности» [36, с. 7]. В процессе коммуникации социальные факторы дают возможность конкретному проявлению в речи социальной составляющей языка. Параметры, характеризующие социальные факторы различны, например, возраст, пол, социальное положение, профессия и т.д. [36, с. 8]. Поэтому форма обращения меняется при взаимообщении подчинённого и начальника, учителя и ученика, отца и сына, продавца и покупателя и т.п.

Как отмечалось выше, для выбора формы обращения, соответствующей нормам речевого этикета, для конкретной ситуации общения необходимо учитывать следующие факторы:

- фактор опознания, реализуемый через детализацию степени знакомства участников коммуникации или их родственных отношений, а также возрастные признаки участников коммуникативного процесса;

- фактор социального положения адресанта и адресата, их принадлежность к определённой социальной группе, что требует учитывать определённые социальные градации – должность, звание, титул;

- фактор гендерности, призванный учитывать различия в формах обращения к мужчине или к женщине.

Перечисленные факторы накладываются друг на друга, создавая сложный комплекс причин выбора той или иной формы обращения. Следует отметить, что уместная для конкретной речевой ситуации форма обращения определяется также личностными ролями, которые обусловлены ценностными установками индивида: друг, враг и т.д. Кроме ролевых отношений, на ситуативную вариативность влияет такой параметр социальной ситуации, как обстановка коммуникативного акта. Характер обстановки определяет ситуацию либо как официальную, либо как неофициальную. Неадекватное определение этого параметра может привести к нарушению норм взаимодействия индивидов. Неофициальное общение предполагает появление непринуждённо-разговорных выражений, и, наоборот, официальность общения способствует уменьшению вариативности и свободы выражений, появлению книжных, повышенно-вежливых структур.

Официальная обстановка общения предполагает следование определённым нормам, правилам, характеризуется конвенционально предписанным поведением коммуникантов. Неофициальная обстановка представляет собой обстановку повседневного неформального общения, поведение в которой зависит от ролей и степени знакомства коммуникантов, их восприятия друг друга, их общительности и т.д.

Обращение может занимать в высказывании различные позиции (Схема 20):

DUCHESS OF BERWICK Dear Mr. Hopper, how nice of you to come so early. We all know how you are run after in London [205, с. 22]. – форма обращения в начальной позиции в высказывании;

DUCHESS OF BERWICK How clever you are, Mr. Hopper. You have a cleverness quite of your own. Now I mustn’t keep you [205, с. 22]. - форма обращения в медиальной позиции в высказывании;

DUCHESS OF BERWICK Mind you take great care of my little chatterbox, Mr. Hopper [205, с. 22]. - форма обращения в конечной позиции в высказывании.

В начальной позиции основное значение формы обращения состоит в привлечении внимания адресата к последующему высказыванию, т.е. в обращении реализуется его основное значение направленности на слушающего, выделение именно его из других возможных адресатов. Возможное изъятие обращения в такой позиции ставит под сомнение вопрос кому именно адресовано данное высказывание, что может быть компенсировано благодаря речевой ситуации. Таким образом, для начальной позиции обращения ведущим остаётся значение направленности на адресата, а добавочные значения отношения к адресату являются в такой позиции периферийными.

В медиальной и конечной позиции обращение сохраняет инвариантное значение направленности на конкретного адресата, но при этом прибавляются различные добавочные варианты значения отношения к адресату, например, в приведённых выше примерах это значение симпатии, добавленное к обращению, соответствующему правилам речевого этикета. Формы обращения в медиальной и в конечной позициях в высказывании служат не только для указания направленности на собеседника, для поддержания ранее установленного контакта, но и демонстрируют различные добавочные оттенки значения отношения адресанта к адресату. В таком случае первичными становятся добавочные значения, т.к. адресат уже известен и не требует своего повторного обозначения, наличие которого вносит дополнительные нюансы смысловой наполняемости высказывания.



Схема 20. Позиции обращения в диалоге


Таким образом, обращение независимо от места в высказывании реализует в речи инвариант направленности на адресата при нейтрализации или непосредственной выраженности добавочных нюансов. Форма обращения сужает диапазон коммуникации конкретным указанием адресата, но при этом структурно расширяет конструкцию высказывания [61, с. 244]. Обращение может выступать в качестве составляющего компонента различных типов синтаксической связи, при этом оставляя возможность изъятия формы обращения без ущерба для коррективности построения структуры.

GWENDOLEN Are there many interesting walks in the vicinity, Miss Cardew [205, с. 289]? – структурное расширение вводящего типа синтаксической связи;

MRS EYNSFORD HILL. I feel sure we have met before, Miss Doolittle [199, с. 72]. - структурное расширение повествовательного типа синтаксической связи;

MRS HIGGINS Good morning, Mr Doolittle. Won’t you sit down [199, с. 106]? - структурное расширение вокативного типа синтаксической связи (приветствия).

Вне речевой ситуации формы обращения представляют собой обозначение некоего индивида: Miss Cardew, Miss Doolittle, Mr Doolittle. Внутри речевой ситуации формы обращения приобретают различные добавочные нюансы значения, вкладываемые в обращение говорящим.

Под влиянием обращения движение речевой ситуации может приобретать различный характер направления в зависимости от употребления форм обращения внутри коммуникативного пространства. По характеру развития движения речевой ситуации можно выделить одновершинный и поливершинный типы, где имеют место один или несколько акцентов или вершин, выделяемых с помощью употребления обращения и сигнализирующих об изменении направления движения речевой ситуации.

В случае одновершинности речевой ситуации речь идёт, как правило, о нейтральных формах, соответствующих правилам речевого этикета. В обращении добавочные значения нейтрализованы, а семантическое направление движения речевой ситуации не меняется и имеет линейный характер (Схема 21).

DUMBY Good evening, Lady Stutfield. I suppose this will be the last ball of the season?

LADY STUTFIELD I suppose so, Mr Dumby. It’s been a delightful season, hasn’t it?

DUMBY Quite delightful! Good evening, Duchess. I suppose this will be the last ball of the season?

DUCHESS OF BERWICK I suppose so, Mr Dumby. It has been a very dull season, hasn’t it?

DUMBY Dreadfully dull! Dreadfully dull [205, с. 21]!

В данном примере процесс коммуникации построен на обмене любезностями, используемыми для поддержания беседы, не выходящими за рамки речевого этикета. Семантическая составляющая речевой ситуации не изменена внутри коммуникативного пространства и имеет характер линейности.

Схема 21. Одновершинный характер речевой ситуации


Действующие лица, участвующие в данной речевой ситуации могут быть заменены на других, что не изменит движение речевой ситуации, имеющей нейтральный характер, без проявления эмоциональной составляющей положительного или отрицательного типа.

При поливершинном характере речевой ситуации формы обращения служат сигналом изменения семантического направления. Нейтральный характер моделей обращения меняется на положительный или отрицательный при непосредственной выраженности добавочных значений, вкладываемых отправителем информации в ту или иную форму обращения. В случае поливершинности речевой ситуации коммуникативный процесс, как правило, не является однородным с точки зрения эмоциональной составляющей, т.е. происходит изменение семантического направления в движении речевой ситуации внутри коммуникации, что определяет его рельефный характер. Например,

DUCHESS OF BERWICK (affectionately) …Mr Hopper! James! Agatha has told me everything. How cleverly you have both kept your secret.

DUCHESS OF BERWICK … James, you can take Agatha down. You’ll come to lunch, of course, James [205, с. 30].



В данном случае употребление формы обращения, имеющей модель FN (обращение по имени) указывает на перемещение коммуникации из нейтральной плоскости, выраженной моделью обращения TLN (обращение титул+фамилия), в плоскость положительной эмоциональной направленности, при этом имеет место смена дистантности общения на более близкую степень контактности (Схема 22).

Схема 22. Поливершинный характер речевой ситуации с переходом в положительную плоскость


Приведём ещё пример:

LORD WINDERMERE Lord Darlington!

LORD DARLINGTON (turning round) Yes!

LORD WINDERMERE What is my wife’s fan doing here in your rooms?...

LORD DARLINGTON Your wife’s fan?

LORD WINDERMERE Yes, here it is!

LORD DARLINGTON (walking towards him) I don’t know!

LORD WINDERMERE You must know. I demand an explanation.

LORD WINDERMERE Speak, sir! Why is my wife’s fan here? Answer me! By God! I’ll search your rooms, and if my wife’s here, I’ll – (Moves)



LORD DARLINGTON You shall not search my rooms. You have no right to do so. I forbid you!

LORD WINDERMERE You scoundrel! I’ll not leave your room till I have searched every corner of it!... [205, с. 46].

В рассматриваемом примере модель обращения TLN (титул+фамилия), используемая в нейтральной плоскости, меняется при развитии речевой ситуации на подчёркнуто официальную модель, имеющую негативную импликацию выражения возникшей холодности по отношению к адресату, что отражается в перемещении речевой ситуации в отрицательную плоскость, такое направление движения усиливается моделью обращения оскорбительного характера (Схема 23).

Схема 23. Поливершинный характер речевой ситуации с переходом в отрицательную плоскость


Следует отметить, что поливершинный характер речевой ситуации имеет не только направление в сторону положительной или отрицательной плоскости, но и смешанный характер направленности, связанный с попеременным изменением характера движения в ту или иную сторону (Схема 24).

GWENDOLEN (still standing up) I may call you Cecily, may I not?

CECILY With pleasure!

GWENDOLEN And you will always call me Gwendolen, won’t you?

CECILY If you wish.

GWENDOLEN …I am very fond of you, Cecily



CECILY I beg your pardon, Gwendolen, did you say Ernest?

GWENDOLEN Yes.

CECILY (rather shy and confidingly) Dearest Gwendolen, there is no reason why I should make a secret of it to you. …



GWENDOLEN (quite politely, rising) My darling Cecily, I think there must be slight error. Mr Ernest Worthing is engaged to me. …

GWENDOLEN Do you allude to me, Miss Cardew, as an entanglement? …



CECILY Do you suggest, Miss Fairfax, that I entrapped Ernest into an engagement? …

CECILY (to Gwendolen) A gross deception has been practised on both of us.



GWENDOLEN My poor wounded Cecily!

CECILY My sweet wronged Gwendolen!

GWENDOLEN (slowly and seriously) You will call me sister, will you not? [205, с. 287].

В данном примере в начале развития речевой ситуации – встреча Cecily и Gwendolen - направление движения отмечено положительной тенденцией, так употребление модели обращения по имени свидетельствует о сближении говорящего и слушающего. В процессе развития речевой ситуации направление движения плавно переходит в отрицательную плоскость с подчёркнутым выражением дистантности на фоне предыдущего сближения. В завершении движения имеет место смена в сторону положительной плоскости, что имеет большее развитие по сравнению с началом коммуникации (you will call me a sister).



Схема 24. Поливершинный характер речевой ситуации смешанной направленности

Речевая ситуация, охватывающая внешние факторы общения, оказывает воздействие на человека как на коммуниканта, от которого требуется адекватно найти решение поставленной коммуникативной задачи. Мы можем сделать вывод, что имеющиеся в языке формы обращений отражают действительность через воспринимающего их индивида, соответственно при переходе в речь они не являются однородными. Этот факт требует рассмотрения соответствующих лексем по их отнесённости к речевым типам лексики, среди которых выделяются следующие типы:



  1. конкретизированный тип лексики;

  2. ассоциативный тип лексики;

  3. синтезирующий тип лексики (Кошевая И.Г. Курс сравнительной типологии английского и русского языков. М.: Высшая школа, 2008. 327 с.; Свиридова Л.К. Роль эмоциональных структур в реализации категории тождества при построении драматургического текста. М.: Изд-во МГОУ, 2004. 272 с.).

Также мы считаем необходимым подробнее остановиться на рассмотрении возможных вариантов грамматических моделей обращения и проанализировать формы обращения с точки зрения действия социальных факторов и их влияния на выбор формы для конкретной речевой ситуации.
§ 2.2. Распределение форм обращения по речевым типам лексики
На уровне речи обращение отображается с помощью лексем, относящихся к различным речевым типам лексики, а именно: конкретизированному, ассоциативному и синтезирующему. Лексемы каждого из этих типов формируют модели обращения с различной долей продуктивности. Рассмотрим более подробно варианты моделей обращения, образующиеся на основе лексем, относящихся к различным речевым типам лексики.

1). Формы обращения в конкретизированной лексике.

К данному типу лексики относятся полнозначные единицы языкового фонда, которые фиксируют объект действительности, отражают «единство чувственной и логической ступеней, возникшее в результате непосредственной или опосредованной соотносимости с объектом» [62, с. 12]. При непосредственной соотнесённости слово называет конкретный объект внешнего мира, в котором имеет место его языковое отражение. Эти слова могут быть названы «слова первичной репрезентации» [56, с. 67; 102, с. 40].

Например, слово «boy» - мальчик. Сравним то же слово, но употреблённое в качестве обращения, где оно составляет вокативное предложение: Boy! В этом случае данная лексическая единица образует высказывание, сведённое до одного слова, которое при произнесении с определённой интонацией прибавляет к обозначению конкретного субъекта внешнего мира новые значения. Интонация на этом этапе играет особую роль, т. к. она не только оформляет речь, но и выводит мысль в чувственно-смысловом ракурсе. К направленности на адресата (обращение к конкретному мальчику с целью привлечь его внимание) в зависимости от ситуации прибавляются различные оттенки значения, например подчёркнутое дружелюбие или напротив враждебное отношение, что будет в речи передаваться через интонацию1.

Таким образом, на отдельно взятое слово накладывается, во-первых, направленность на адресата, во-вторых, импликатура, т.е. небуквальные аспекты значения и смысла, которые не определяются непосредственно языковым кодом, но подразумеваются в конкретной ситуации.

При опосредованной соотнесённости имеет место идентификация, касающаяся не самого объекта, а свойств, которые как бы отвлечены от него [56, с. 67; 102, с. 41]. Например, мы можем употребить слово «dear» со многими формами обращения: dear boy, dear girl, dear son, etc. Во всех случаях качество, вложенное в слово «dear», переносится на те субъекты, которые мы им наделяем, т. е. при вторичной репрезентации имеет место наложение на определённую группу слов объединяющего их качества, хотя данные лексемы между собой семантически не связаны. Следует отметить, что функционирование лексических единиц вторичной репрезентации в качестве обращения переводит их в сферу слов первичной репрезентации, так как в такой речевой ситуации лексемы называют определённый объект внешнего мира и, следовательно, приобретают непосредственную соотносимость с ним. Это замечание относится к субстантивированным прилагательным и прежде всего в этой роли выступают лексемы dear и darling.

Например:

LORD WINDERMERE (sitting on sofa with her) I am so sorry. I came in dreadfully late, and didn’t like to wake you. You are crying, dear [205, с. 49].

LORD CAVERSHAM You are quite right, my dear, quite right … as far as he is concerned, I mean [205, с. 233].

LORD GORING (catches her in his arms and kisses her. Then there is a pause of bliss) Dear! Do you know I was awfully afraid of being refused [205, с. 234]!

MABEL CHILTERN (nestling close to him) I am so glad, darling [205, с. 235].

FREDDY. Goodnight, darling, darling, darling [199, с. 100].

ALGERNON Well, my own dear, sweet, loving little darling, I really can’t see why you should object to the name of Algernon [205, с. 285].

Другие субстантивированные прилагательные в этой позиции встречаются значительно реже.

Например:

“And what’s your remedy?” inquired John Bidlake. “If a member of the congregation may be permitted to ask questions”, he added ironically. “Naughty!” cried Mrs Betterton with an appalling playfulness… “The remedy”, she went on, “is fewer diversions” [188, с. 53].

GWENDOLEN (to Jack) My own! But what own are you? What is your Christian name, now that you have become someone else [205, с. 305]?

“…now I’ve got you to myself, my little precious”, said Bertha, as the baby leaned against her.” [189, с. 96].

Некоторые субстантивированные прилагательные, употребляемые в функции обращения, получают форму множественного числа, а также уменьшительные формы, что ещё больше свидетельствует об их переходе в сферу лексических единиц первичной репрезентации в данной речевой позиции.

Например:

“Come on, sillies”, he cried, “they can’t bite…” [189, с. 44].

“What’s the matter, dearie – are you sick?” she asked [177, с. 258].

Хотя подобные лексемы могут иметь формы, присущие прилагательным, например, употребление в превосходной степени.

SERGIUS Dearest: all my deeds have been yours. You inspired me. I have gone through the war like a knight in a tournament with his lady looking down at him [197, с. 25]!

Функцию обращения могут выполнять такие лексические единицы, относящиеся к конкретизированному типу, как, например,

- имена собственные:

LADY CHILTERN Surely, Robert! What else is there to do [205, с. 187]?

или


ALGERNON (crossing to her and kneeling) What a perfect angel you are, Cecily [205, с. 284];

- имена нарицательные:

DUCHESS OF BERWICK My poor child [205, с. 13]!

или


Abs. Oh, my love! be not so unkind! – thus let me entreat – [Kneeling. [202, с. 155];

- имена, возникшие на основе метафорического переноса. Мы выделяем данный тип обращений в отдельную подгруппу, поскольку составляющие её лексические единицы обладают некоторыми особенностями по сравнению с другими, а именно это лексемы, возникшие на основе переноса значения с одного объекта на другой. Таким образом, слова, возникшие в результате непосредственной соотнесённости переходят в разряд слов, возникших в результате опосредованной соотнесённости и далее к обращениям, рассматриваемым в данном подтипе конкретизированной лексики. Например,

CAESAR. You scratch, kitten, do you [199, с. 173]?

или


“I ain’t got no time for no liquor, bud,” he said. “How the hell old are you, anyways? Why ain’tcha home in bed?” [193, с. 91]

или


Strega. With Chopin’s Polonaise in A Flat. Now, imagine yourself going into battle. (He runs away as before) Goose [200, с. 49]!;

- имена лично индивидуализированные, т.е. прозвища, клички. В эту группу мы включили лексические единицы, появляющиеся в качестве обращения в конкретной коммуникативной ситуации, определённой как правило подчёркнуто неформальными отношениями между адресатом и адресантом и соответственно неофициальной сферой общения. Данные формы обращения направлены на конкретного собеседника и могут быть известны только узкому кругу лиц. Известно, что прозвище, кличка – это неофициальное имя субъекта и в отличие от имени прозвище отражает какие-либо качества носителя, его происхождение и т.п., таким образом, прозвище фиксирует особый смысл, который имеют эти качества для окружающих. «Кличка построена на отражении эмоционального фактора… раскрывает конкретные черты объекта» [55, с. 67]. Например,

“Another bottle, Mouse.” [184, с. 52]

(отметим, что на письме такая форма обращения отмечена заглавной буквой в отличие от имён, возникших на основе метафорического переноса);

- прономинальные формы обращения:

You, hey, get on with it [186, с. 193].

или


JACK My own one, I have never loved anyone in the world but you [205, с. 264].

Отметим, что в различных речевых ситуациях к одному и тому же субъекту могут быть применимы обращения, относящиеся к разным подтипам, что зависит от социальной роли, которую данный субъект выполняет в конкретной ситуации. Например, по отношению к героине комедии Оскара Уайльда «Как важно быть серьёзным» Cесили используются следующие формы обращения: Cecily, child, cousin Cecily, darling, Miss Cardew, my own love.

Каждый из вариантов обращения предполагает определённый смысловой оттенок и несёт дополнительную коннотацию, обусловленную ситуацией общения. Характерно, что «в художественной литературе обращение является не просто способом привлечения внимания к говорящему (фатическая функция), а становится особым стилистическим приёмом, который реализует функцию воздействия на читателя, а также опосредованно свидетельствует об отношении автора к называемому персонажу» [107, с. 8]. Здесь на первый план выходит значение элективности, т.е. «специфической речевой формы связи логических, психологических, языковых и социальных отношений, синтез которых характеризует речь в её коммуникативной установке» [62, с. 5].

2). Формы обращения в ассоциативной лексике.

Ассоциативная лексика отличается от конкретизирующей тем, что в состав данной группы входят лексические единицы, у которых отсутствует непосредственное или опосредованное соотнесение с объектом. «Не называя сам объект, этот тип лексики непосредственно или опосредованно соотнесён с той системой отношений, в которой он может находиться» [56, с. 69]. В нашем исследовании мы остановимся на лексических единицах, имеющих непосредственную соотнесённость с объектом, поскольку такие лексемы передают относительно самостоятельное значение.

В то время как при опосредованной соотнесённости возникают полуграмматизованные единицы языка. Сравним there – «там» (непосредственная соотнесённость) и there в значении псевдоподлежащего (опосредованная соотнесённость).

В качестве примеров употребления ассоциативной лексики в функции обращения мы можем привести следующие варианты:

“Wake up, there. Want some dinner?” [187, с. 14]

“Hello, there,” he said boldly when the wagon overtook them [181, с. 31].

Here,” she said, “we’d better get your bags out of the way. I’ll help you.” [201, с. 205]

Here! you may nurse it a bit, if you like!” said the Duchess to Alice… [182, с. 99]

Таким образом, только лексемы первого типа, т.е. обладающие непосредственной соотнесённостью с объектом могут употребляться как варианты форм обращения.

3). Формы обращения в синтезирующей лексике.

В данной группе мы рассматриваем междометия, выступающие в роли обращения и выполняющие роль привлечения внимания адресата к адресанту.

Hey,” I said. ”Don't tell her I got kicked out, willya?” [193, с. 38]

Hey, do you mind turning around when you get a chance? I gave you the wrong address. I want to go back downtown.” [193, с. 66]

Следует отметить, что на речевом уровне мы имеем дело с междометиями, вступающими во взаимодействие с речевой ситуацией, благодаря чему междометия приобретают характерное для конкретной ситуации значение. Таким образом, на третьем, т.е. речевом уровне следует употреблять термин «сенсаты», который закрепился за междометиями в рамках грамматики речи [102, с. 56].

Обращение имеет некоторые черты сходства с сенсатами, например, и та, и другая формы не дают какой-либо целенаправленной информации, требующей определённого ответа, а имеют целью привлечь внимание слущающего. Однако, в отличие от обращения, имеющего определённого адресата, к которому направлено высказывание, сенсат не имеет такой конкретной направленности, а указывает на наличие эмоциональности. Так, если в речевой ситуации количество адресатов превышает единицу, то в этом случае из наличия сенсата неясно кому конкретно адресована данная информация. Сравним: Hey! и Sue! Употребляя форму обращения, мы даём некоторую характеристику адресата: женский пол, неофициальная обстановка общения, определённый статус адресата по отношению к адресанту (говорящий может согласно своему статусу обращаться к слушающему по имени). В случае с употреблением сенсата в функции обращения адресат не получает никакой характеристики, но сенсат несёт определённую стилистическую нагрузку и является показателем невежливого обращения к адресату.

Таким образом, сенсаты в роли обращения могут выполнять функцию сигнала привлечения внимания, а также подчёркивать фамильярность по отношению к адресату.

Сенсаты в роли обращения могут иметь расширение в виде приложения, которое может быть выражено:



  • именем существительным собственным:

Hey, Horwitz,” I said . “You ever pass by the lagoon in Central Park? Down by Central Park South?” [193, с. 89]

  • именем существительным нарицательным:

Hey, lady”, the taxi driver half turned his head, scowling. “No drinking allowed in this cab.” [201, с. 207]

или


BIG MAMA …Hey, hey, folks [206, с. 49]!

  • местоимением you:

…(He calls.) Hey! Hey, you! Anybody there [178, с. 60]?

  • наречием there:

“Hey, Bakersfeld! Hey up there [185, с. 182]!

Сенсаты также могут находиться в препозиции к обращению, составляя вариативный остаток по отношению к ядерному компоненту, который имеет дополнительную эмфатическую нагрузку.

Например:

So she began: “O Mouse, do you know the way out of this pool? I am very tired of swimming about here, O Mouse!” [182, с. 49] – appeal;

CINNA

O Cassius, if you could…

But win the noble Brutus to our party – [196, с. 126] – appeal.

Итак, обращение, выраженное через сенсат, не предоставляет информации об адресате, выступая только как сигнал обращённости высказывания к определённому адресату, что отражено через речевую ситуацию, но при этом повышает степень эмоциональности направительной информации.

Статистический анализ лексем, выступающих в роли обращения, продемонстрировал следующее распределение по речевым типам лексики. На 100 случаев употребления обращения в результате сплошной выборки было выявлено следующее процентное соотношение: 81% примеров обращений относится к конкретизированному типу, 7% составляет тип ассоциативной лексики и 12% случаев употребления лексем синтезирующего типа в роли обращения. Эти результаты свидетельствуют о наибольшей продуктивности конкретизированного типа лексики при формировании такой речевой модели синтаксической организации как обращение.


§ 2.3. Грамматические формы обращения
Известно, что для форм обращения характерна грамматическая ущербность в плане отсутствия структурных компонентов: глагола – сказуемого (Cecily!) или существительного – подлежащего (Excuse me). C этой точки зрения модели обращения могут быть рассмотрены как речевые структуры, приближенные к эллипсису. По определению О.С. Ахмановой, «эллипсис – это пропуск (выкидка) элемента (члена) высказывания, легко восстанавливаемого в данном контексте или ситуации (в данном речевом или бытовом контексте)» [6, с. 525]. В случае эллипсиса речевая предикация воспроизводится через ситуативную наполняемость [65, с. 164], что свойственно также и формам вокативного предложения – обращения.

В отличие от эллипсиса, появление которого в речи, согласно выше приведённому определению, обусловлено требованиями контекста, формы обращения, как известно, восходя к зоне речевого этикета, вносятся в речь как готовые единицы, а не создаются заново в процессе коммуникации, а также характеризуются определёнными грамматическими нормами употребления. Таким образом, мы считаем неправомерным попытку объединить эти два грамматических явления, имеющих некоторые общие признаки с точки зрения структуры, но по-разному реализующиеся на уровне речи.

Отсутствие структурных компонентов присуще также такой синтаксической модели как парцеллят. Например: I’ll be waiting for you. In the park. В лингвистическом энциклопедическом словаре парцелляция определяется как «способ речевого представления единой синтаксической структуры – предложения несколькими коммуникативно самостоятельными единицами» [74, с. 369]. Если в синтаксическом плане парцеллят рассматривается как самостоятельная единица, то в речевом плане парцеллят является связанным с предшествующим предложением и теряет смысловую основу при изъятии базисной части, таким образом парцеллят выступает в качестве остатка или варианта по отношению к инварианту базисной части.

Парцеллят даёт отсылку к базисной части высказывания, т.е. обладает функцией ретроспекции, связан «с базисной частью отношениями центростремительности» [65, с. 150]. В отличие от парцеллята обращение выполняет функцию вводящей структуры, отделяя её от следующей за ней информации, т.е. обращение является сигналом, с помощью которого говорящий привлекает внимание слушающего к конкретному высказыванию, идущему за обращением.

LORD GORING Phipps, there is a lady coming to see me this evening on particular business. Show her into the drawing-room when she arrives. You understand [205, с. 216]?

В случае обращения речевая ситуация играет основополагающую роль, т.к. с её помощью передаётся одно из двух основных значений, позволяющих отнести обращение к разряду вокативных предложений, а именно: значение времени. Парцеллят совместно с базисной частью представляет собой семантически самодостаточную, законченную внутри себя самой синтаксическую конструкцию, поэтому её зависимость от речевой ситуации является лишь частичной.

Итак, некоторое внешнее сходство структуры данных синтаксических моделей не даёт возможности их объединения.

С точки зрения особенностей структуры, формы обращения могут быть распределены на простые, состоящие из одного компонента, и составные, состоящие из нескольких компонентов. Остановимся подробнее на каждом из этих типов.

1) Простые формы обращения.

Подобные формы обращения формируют вокативные предложения, состоящие из единственного компонента, который является ядерным. Для таких форм обращения могут быть выделены следующие варианты моделей:

- LADY BRACKNELL Gwendolen! What does this mean [205, с. 297]? - (ядерный компонент – имя собственное);

- PICKERING. Have you no morals, man [199, с. 54]? - (ядерный компонент – имя нарицательное).

Следует отметить отсутствие артикля при употреблении исчисляемых существительных в единственном числе в качестве ядерного компонента формы обращения в составе вокативного предложения. С грамматической точки зрения опущение артикля может являться показателем звательных отношений [171, с.  64];

- MRS HIGGINS. It doesn’t matter, dear. I only wanted to make you speak [199, с. 113]

или

“What I’m phoning for, beautiful,” he said daringly, suddenly deciding to be racy and familiar, put himself right up there on her level, so to speak, “What I’m phoning for is what do you say you and me hit the town tonight?” [201, с. 175] - (ядерный компонент – субстантивированное прилагательное);



- “Here! you may nurse it a bit, if you like!” the Duchess said to Alice, flinging the baby at her as she spoke [182, с. 84] - (ядерный компонент – наречие);

- “You!” said the Caterpillar contemptuously. “Who are you?” [182, с. 70] - (ядерный компонент – прономинальная форма);

- “That’s right, Five! Always lay the blame on others!” [182, с. 99]

или


“That’s none of your business, Two!” said Seven [182, с. 99] - (ядерный компонент – количественное числительное);

Hey, do you mind turning around when you get a chance? I gave you the wrong address. I want to go back downtown.” [193, с. 66]

или

Hey,” Stradlater said. “Wanna do me a big favor?” [193, с. 32] - (ядерный компонент – междометие).



2) Составные формы обращения.

С точки зрения действия функциональной перемежающейся зависимости, проявляющейся в возможности структурного расширения форм обращения, мы считаем возможным выделить следующие подтипы:

1. Формы обращения с расширением в препозиции.

Для рассматриваемого типа форм обращения характерна модель расширения с помощью добавления возможных вариантов остатка в положении препозиции относительно ядра (Схема 25). При этом остаток получает позицию второстепенности по отношению к главному ядерному компоненту.


Схема 25. Модель обращения с расширением в препозиции

На поверхностном уровне данная модель может получать различное оформление. Для иллюстрации этого утверждения приведём примеры вариантов остатка, стоящего в препозиции по отношению к ядерному компоненту (Схема 26).



Схема 26. Пример оформления модели обращения с расширением в препозиции


my dear

my own sweet

my darling

dear

my poor wounded

(Wilde O. The Importance of Being Earnest and Other Plays. Oxford: Oxford University Press, 2008. 368 p.)

Данный пример демонстрирует, что вариативный остаток может состоять как из одного компонента (например, “dear”), так и из нескольких (например, “my own sweet”), которые связаны с ядром с помощью подчинительной связи. Характер информативных нюансов, заложенных в вариативном остатке, зависит от цели говорящего, т.е. имеет субъективный характер, поскольку именно адресант выбирает возможные формы выражения модели для каждого конкретного случая.

В простой модели вокативного обращения, состоящей только из ядерного компонента, оттенки значения могут быть выражены в контексте речевой ситуации. В модели с многокомпонентным вариативным остатком для этой цели дополнительно используются орнаментирующие эпитеты, употребление которых даёт возможность говорящему более наглядно отобразить желаемые варианты значения. Наслоение нескольких эпитетов расширяет количество нюансов и усиливает положительный или отрицательный характер тональности данной модели высказывания.

Необходимо учитывать, что вместе со структурным расширением модели вокативного предложения, которое происходит благодаря действию функциональной перемежающейся зависимости, имеет место сужение смыслового содержания [131, с. 29]. Сравним: Cecily и my darling Cecily. В первом случае форма обращения не лимитирована эпитетами и при отсутствии контекста речевой ситуации форма обращения может быть применима максимально широко. Для употребления данной конструкции максимальную важность играет речевая ситуация. Во втором примере появляются лимитаторы, которые дают структурное расширение конструкции, но одновременно сужают, ограничивают поле применения формы обращения, это не только девушка по имени Cecily, это адресат, к которому говорящий выражает симпатию.

2. Формы обращения с расширением в постпозиции.

Данный тип форм обращения характеризуется появлением модели расширения с помощью добавления вариативного остатка в положении постпозиции относительно ядра (Схема 27).

Схема 27. Модель обращения с расширением в постпозиции


Вариативный остаток

Такие конструкции могут проявляться на поверхностном уровне в виде следующих моделей:

- двойные формы обращения.

Например:

LOUISE (loftily) Clive dear, explain it to your father, will you [194, с. 42]?

В рассматриваемом примере присутствует модель FN + dear, где роли компонентов могут быть распределены следующим образом: первая часть указывает на конкретного адресата, тогда как вторая сфокусирована на оценочной характеристике. Если в качестве эксперимента исключить один из компонентов, составляющих данную модель вокативного предложения, то мы получим две модели “Clive” и “dear”, которые имеют возможность составлять грамматически правильные конструкции, но по сравнению с первоначальной формой уменьшается объём информации, заключённой в исходной конструкции. Можно отметить, что вторая часть модели выполняет функцию акцентирования положительной тональности и является факультативной, поскольку адресат уже назван в первой части модели, которая и выполняет роль ядерного компонента в данной конструкции, реализуя значения, характерные для вокативного предложения.

В качестве эксперимента мы позволили себе заменить вторую часть модели на другие составляющие, при этом добавочная информация будет менять свой характер. Например, Clive, dearest или Clive, my love или Clive! Darling! В данных примерах интенсивность тональности добавочной информации, содержащейся во второй части конструкции меняется тогда, как первая часть модели остаётся неизменной.

Подобная модель может быть представлена конструкцией, где формы обращения отделены друг от друга. Например:

LOUISE …(To Clive). Jou-Jou, come and help me clear away, dear [194, с. 46].

В такой конструкции мы наблюдаем дополнительное усиление оттенка просьбы (можно заменить второй компонент формы обращения на “please”). Двойная форма обращения увеличивает степень положительной информации в реализации значения направленности на адресата.

Таким образом, в подобных моделях первая часть в большей степени передаёт значение направленности на адресата, тогда как вторая обеспечивает дополнительные оттенки значения и усиливает эмоциональный эффект высказывания, являясь второстепенным элементом. Это также справедливо и для конструкции, где ядерным компонентом выступает прономинальная форма. Например,

CECILY You silly boy! Of course. Why, we have been engaged for the last three months [205, с. 283]?

LORD WINDERMERE … (To CECIL GRAHAM) Don’t hold me, you fool [205, с. 46]!



Fag Well, you little dirty puppy, you need not bawl so [202, с. 118]!

Fag Quick! quick! you impudent jackanapes! am I to be commanded by you too? you little impertinent, insolent, kitchen bred - [202, с. 118].

Reginald. Oh, you beautiful doll [200, с. 48].

Мы можем выделить первую часть конструкции как ядро, а вторую как вариативный остаток в постпозиции к ядерному компоненту. Ядерный компонент содержит инвариант обращённости к слушающему, подразумевая конкретного адресата, а вторая часть накладывается как вариативный остаток, который может быть представлен различными лексическими единицами в зависимости от выбора адресанта (Схема 28).



Схема 28. Пример оформления модели обращения с расширением в постпозиции

Итак, с точки зрения грамматических особенностей моделей вокативного предложения-обращения мы выделили простые и составные формы. Среди составных моделей были отмечены формы с расширением в препозиции и формы с расширением в постпозиции. Также модели обращения могут быть представлены в предложении в следующих вариантах (Схема 29):

1) слитные;

DUCHESS OF BERWICK … Agatha darling [205, с. 13]!;

2) прерывистые

LOUISE …(To Clive). Jou-Jou, come and help me clear away, dear [194, с. 46];

3) сжатые

JACK Gwendolen, will you marry me [205, с. 264]?;

4) расширенные

ALGERNON My letters! But my own sweet Cecily, I have never written you any letters [205, с. 284].



Схема 29. Грамматические формы обращения

С точки зрения частотности употребления той или иной грамматической модели наиболее продуктивной являются сжатые конструкции, так в результате сплошной выборки из ста моделей обращения мы получили следующее процентное соотношение: 67% вариантов сжатой конструкции, 17% - расширенной конструкции, 15% - слитной конструкции и только 2% - прерывистой конструкции.

Ядерная часть моделей передаёт значение направленности на адресата, присущее всем моделям обращения, а вариативный остаток выступает средством отображения в речи отношения говорящего к адресату речи, выражая при этом различную степень экспрессивности.

Необходимо отметить разницу между понятиями экспрессивность и эмоциональность. Под эмоциональностью понимается непосредственно чувственная оценка какого-либо объекта, которая находит эмоциональный отклик у говорящего. Именно эмоциональность обобщает в языке различные чувства, которые переживает человек [21, с. 6]. Экспрессия характеризуется как явление вторичное по отношению к эмоциям, отображающее эмоции на уровне речи.

Эмоциональный фактор оказывает непосредственное влияние на речевую ситуацию, ставя перед говорящим двойную задачу подтвердить тождество исходного значения, а также выразить своё отношение к самой ситуации или к адресату высказывания с помощью экспрессивной составляющей.

Таким образом, экспрессивность выступает как явление, которому присущ более высокий уровень языкового абстрагирования по отношению к эмоциональности [102, с. 105]. На индивидуально-речевом уровне речевая экспрессия играет ключевую роль как форма выражения эмоций в речи.

В случае обращения инвариантным остаётся значение направленности на адресата, привлечение его внимания к говорящему. Данное значение заключено в ядерной составляющей обращения, в то время как вариативный остаток становится выражением отношения к адресату или экспрессивной составляющей обращения. Из этого следует прямо пропорциональная зависимость экспрессивной составляющей от степени расширенности вариативного остатка. Так обращение you puppy менее экспрессивно, чем обращение you little dirty puppy или обращение Clive dear более экспрессивно, чем обращение Clive.

you puppy < you little dirty puppy

Clive dear > Clive

В простых моделях обращения значение направленности на адресата и значение экспрессивности сосредоточены внутри ядерной конструкции, в данном случае степень экспрессивности может быть выражена только посредством речевой ситуации, поясняющей степень влияния эмоционального фактора. В некоторых случаях увеличение степени экспрессивности может быть наглядно отображено с помощью лексем, выбранных говорящим в конкретной речевой ситуации. Например, обращение-оскорбление Pig более экспрессивно насыщено, чем нейтральное обращение по имени Clive.

Pig > Clive

Особо следует отметить степень экспрессивности моделей обращений типа:

ALGERNON Good heavens! Is marriage so demoralizing as that [205, с. 253]?

В случае такой модели первостепенной задачей становится выражения эмоционального фактора, где базовое для обращений значение звательности десемантизировано и выражено в минимальной степени, что приближает данную модель к группе сенсатов.

Известно, что в письменной речи показателем экспрессии служит пунктуационное оформление высказывания, т.е. использование восклицательного знака, с помощью чего передаётся эмоциональная нагрузка речевой ситуации. Рассмотрим, каким образом этот факт может быть отражён в употреблении форм обращения. Сравним два примера:

MISS PRISM Cecily, you will come with us [205, с. 280].

В данном случае пунктуационно после обращения использована запятая, что позволяет отделить обращение от остальной части высказывания как независимый компонент, но не даёт экспрессивной нагрузки. Форма обращения реализует инвариант направленности на адресата, уточняя к кому именно обращено высказывание.

MISS PRISM Cecily! I am surprised at you [205, с. 272].

В этом примере обращение отделено от остального высказывания восклицательным знаком, который служит сигналом перехода от нейтрализации эмоциональной составляющей к увеличению эмоционально-экспрессивной нагрузки, подчёркивает насколько сильно удивлена героиня. Если в качестве эксперимента изъять восклицательный знак и заменить его на запятую как в предыдущем примере, мы получим следующий вариант: MISS PRISM Cecily, I am surprised at you.* Высказывание в этом случае нетождественно своему аналогу, где требуется подчеркнуть именно степень удивления, эмоциональность высказывания. Запятая делает акцент на направленность к адресату, не позволяя отразить на уровне речи увеличение степени экспрессивности, что противоречит цели конкретного высказывания. Следовательно, пунктуационное оформление моделей обращения свидетельствует о степени выраженности экспрессивности.

Cecily! > Cecily

Обращение по своей природе не предполагает экспрессии [62, с. 137], главной задачей данной единицы речи является реализация инварианта направленности на адресата речи, поэтому экспрессивность выступает в качестве добавочной информации, отображающей степень эмоциональности конкретной речевой ситуации.

Для увеличения степени экспрессивности в высказывании может быть использован повтор. Избыточное употребление форм обращения, неоднократное их повторение в случаях, когда прямая необходимость в этом отсутствует, усиливает действие высказывания на адресата, акцентируя его внимания на конкретно передаваемой информации [49, с. 25]. Говорящий употребляет повтор, реализуя интенцию подчеркнуть проявление эмоциональности, для указания на определённую степень напряжённости, взволнованности, испуга, растерянности или других эмоциональных проявлений [41, с. 66]. Это справедливо также и для употребления повтора форм обращений в высказывании:

GWENDOLEN (catching sight of him) Ernest! My own Ernest!

JACK Gwendolen! Darling [205, с. 290]! - эмоциональное проявление взволнованности.

В данном примере имеет место удвоенное обращение, но с привлечением разных форм для обозначения одного и того же адресата. Дублирование форм обращения увеличивает степень экспрессивности, отображая непросто направленность на адресата, но передавая эмоциональные проявления коммуникантов. Таким образом, повтор увеличивает степень экспрессивности:

Ernest! My own Ernest! > Ernest!

Gwendolen! Darling! > Gwendolen!

MRS CHEVELEY You brute! You coward [205, с. 228]! – эмоциональное проявление гнева.

В этом примере при повторе использована конструкция, где обе формы обращения имеют расширение в постпозиции, за счёт вариативного остатка каждая из форм по отдельности имеет увеличенную степень экспрессивности, которая удваивается при повторе.

MRS HIGGINS. Oh Henry, Henry, really [199, с. 69]! – эмоциональное проявление раздражения.

Henry, Henry > Henry

В данном примере повтор обращения представлен также удвоенной формы, но в отличие от предыдущей модели, здесь использована одинаковая форма обращения.

Повтор форм обращения может быть внутри одного речевого комплекса, но при этом формы обращения не следуют непосредственно друг за другом, а отделены другими лексемами внутри высказывания. Например:

LORD GORING Robert, you are excited, unnerved. I tell you there is no one in that room. Sit down, Robert [205, с. 221] – эмоциональное напряжение ситуации.

Степень экспрессивности увеличивается благодаря повтору:

Robert … Robert > Robert

LADY BRACKNELL In the carriage, Gwendolen!

Gwendolen goes to the door. She and Jack blow kisses to each other behind Lady Bracknell’s back. Lady Bracknell looks vaguely about as if she could not understand what the noise was. Finally turns round.

Gwendolen, the carriage [205, с. 264]! - эмоциональное проявление возмущения.

Формы обращения, используемые в повторе, отделены ремаркой, в данном случае описанием действия персонажей пьесы.

Повтор формы обращения, используемый по отношению к адресату, имеющему более высокое социально-должностное положение в обществе, не выступает средством выражения эмоциональности речевой ситуации, а отражает этикетные нормы общения. Например,

LORD GORING …(To Phipps) Bring some hock and seltzer.

PHIPPS Yes, my lord.

LORD GORING And Phipps!

PHIPPS Yes, my lord.

LORD GORING When that lady calls, tell her that I am not expected home this evening. Tell her that I have been suddenly called out of town. You understand?



PHIPPS The lady is in that room, my lord. You told me to show her into that room, my lord [205, с. 220].

Избыточное употребление формы обращения в конкретном случае использовано не для выражения экспрессивности, но для отображения социальных позиций адресанта и адресата по отношению друг к другу, для данного случая позиции слуга – господин.

Экспрессивность находит отражение в моделях обращения как в скрытой форме, что характерно для нейтральных форм обращения, где имеется лишь потенциальная возможность присутствия эмоций, но без участия речевой ситуации этот потенциал не может быть реализован, так и в виде прямой выраженности при наличии определённых добавочных элементов, например, особая форма обращения, обращения с расширением, где вариативный остаток включает выражение эмоциональной составляющей в виде добавочной информации, пунктуационное оформление обращения с присутствием восклицательного знака, а также использование повтора.
§ 2.4. Реализация социальных факторов в обращении
Известно, что социальные факторы играют важную роль при выборе корректной формы обращения, которая должна соответствовать нормам речевого этикета принятым в обществе. А.Д. Швейцер и Л.Б. Никольский в работе «Введение в социолингвистику» выделяют так называемые «социолингвистические переменные» как основную единицу социолингвистического анализа вариативности языковых средств [135, с. 78]. Механизм выявления переменных включает статус, т.е. совокупность постоянных социальных характеристик индивидуума, его местом в социальной структуре, и ролевые отношения – способ поведения, детерминируемый социальной ситуацией.

Социальные позиции участников процесса коммуникации выступают главным моментом выявления особенностей традиций и обычаев народа, которые находят своё проявление в речи. Относясь к области речевого этикета, средства обращения к собеседнику также как и другие этикетные формы входят в область человеческих взаимоотношений и культуры речи.

Выбор формы обращения, соответствующей нормам речевого этикета, для конкретной ситуации общения предполагает реализацию следующих факторов:

1. Фактор опознания.

Прежде всего этот фактор находит реализацию через детализирование степени знакомства участников коммуникации. Так, например, обращение по имени предполагает более тесные, близкие отношения, чем употребление в этой функции других лексических единиц, относящихся к именам собственным. Личные имена в роли лексических составляющих вокативного предложения могут употребляться как в полной, так и в уменьшительной или редуцированной форме.

LADY BRACKNELL Thank you, Algernon. It is very thoughtful of you [205, с. 262].

GWENDOLEN Algy, you always adopt a strictly immoral attitude towards life. You are not quite old enough to do that [205, с. 270].

В рамках форм обращения по имени можно выделить следующие основные модели: во-первых, взаимный обмен имён, во-вторых, одностороннее употребление имени по отношению к собеседнику. Если мы условно обозначим обращение по имени или first name буквами FN, то схематично это можно проиллюстрировать следующим образом.

1) Взаимный обмен имён:

GWENDOLEN Algy, kindly turn your back. I have something very particular to say to Mr Worthing.

ALGERNON Really, Gwendolen, I don’t think I can allow this at al [205, с. 270].

В целом данная модель обращения употребляется между коммуникантами одной возрастной группы, хорошо знающими друг друга, имеющими примерно равный статус в общественной иерархии. Изменения в модели могут появляться в речевой ситуации, но при этом появляется дополнительная смысловая нагрузка, выявляемая из контекста.

JACK Gwendolen!

GWENDOLEN Yes, Mr Worthing, what have you got to say to me [205, с. 263]?

Модель в этом случае утрачивает симметрию:



В тексте употребление более официальной по сравнению с моделью FN модели TLN подчёркивает торжественность момента, когда Джек делает предложение Гвендолен.

2) Одностороннее употребление имени по отношению к собеседнику:



Holden!” Mrs Spencer said. '”How lovely to see you! Come in, dear! Are you frozen to death?” I think she was glad to see me. She liked me. At least, I think she did.

Boy, did I get in that house fast. “How are you, Mrs Spencer?” I said. “How’s Mr Spencer?” [193, с. 9]

В данном случае представлена модель:






Данная модель ассиметрична и отражает разницу между коммуникантами по возрасту, по статусному положению с целью подчеркнуть субординацию.

Обращение по фамилии (примем условное обозначение Last Name – LN) выражает меньшую близость по сравнению с формой обращения по имени (FN), но не настолько официально как форма титул + фамилия (TLN). Употребление обращения в виде модели T + LN выступают в речи как «вполне естественная и вежливая форма обращения к людям, с которыми говорящий находится в официально-деловых отношениях» [115, с. 191]. Таким образом, модель LN может быть промежуточной по мере сближения коммуникантов и переходу к употреблению формы апеллятива – FN. Например:




HIGGINS. Pickering: this chap has a certain natural gift of rhetoric. …

PICKERING. Oh, please, Higgins: I’m west country myself. … [199, с. 51]



Модели обращения в эпистолярном стиле также дифференцированы в зависимости от степени знакомства и от характера взаимоотношений между участниками общения. По отношению к адресату могут быть использованы модели по мере уменьшения степени формальности:


my dear Mr. Smith

dear Mr. Smith

dear John

John, dear

Dearest John

Darling John

Модели обращения, акцентирующие родственные отношения между участниками процесса коммуникации, могут быть выражены с помощью таких вариантов форм обращения как, например:

ALGERNON Oh, well! The accounts I have received of Australia and the next world are not particularly encouraging. This world is good enough for me, cousin Cecily [205, с. 276].

CECILY Uncle Jack! Oh, I am pleased to see you back [205, с. 279].

LORD GORING My dear father! At this hour [205, с. 214]?

ALGERNON I am afraid, Aunt Augusta, I shall have to give up the pleasure of dining with you tonight after all [205, с. 261].

RAINA [catching her arm] Dont, mamma: the poor dear is worn out. Let him sleep [197, с. 15].

Модели обращения, употребляемые коммуникантами старшего поколения по отношению к младшим по возрасту имеет большую степень эмоциональности. В таком варианте нейтральная лексема, используемая для выражения обращения, может приобретать имплицитное значение. Например, если лексема «sir» адресована младшему по возрасту слушающему, модель обращения может выражать негативное отношение к словам и поступкам адресата.

FRANK. Of course not: she's a third wrangler. Ever so intellectual. Took a higher degree than you did; so why should she go to hear you preach?

REV. S. Don't be disrespectful, sir [198, с. 114].

LORD CAVERSHAM I wish you would, sir. Then I should be happy. At present I make your mother’s life miserable on your account. You are heartless, sir, quite heartless [205, с. 215].

2. Фактор социального положения.

Реализация данного фактора требует учитывать определённые социальные градации, характеризующие участников коммуникативного процесса, а именно должность, звание, титул. Формы, объединяемые в данную группу вокативных предложений, представляют собой варианты, каждый из которых отличается особым стилистическим оттенком и регламентирован нормами речевого этикета. Как отмечает В.Е. Гольдин, обращения «считают одним из главных средств передачи этикетного содержания в речи. Обращением говорящий предлагает адресату определённое распределение ролей, определённый тип общения» [32, с. 73].

Среди лексем, участвующих в реализации фактора социального положения мы можем выделить лексические единицы, обозначающие профессию, научную степень или учёное звание, воинский чин, такие как - Lord, Lady, Sir, Doctor, Professor, General, Colonel, Captain, Lieutenant, Sergeant, Inspector, President, Vice-President, Minister, Prime-Minister, etc.

Например:

MRS ERLYNNE (enters behind R.) Lord Windermere [205, с. 47]!

MRS CHEVELEY What a charming house you have, Lady Chiltern! I have spent a delightful evening. It has been so interesting getting to know your husband [205, с. 182]. MRS EYNSFORD HILL. Your celebrated son! I have so longed to meet you, Professor Higgins [199, с. 68].

LIZA. Goodbye, Colonel Pickering [199, с. 75].

RAINA [superbly] Captain Bluntschli!

BLUNTSCHLI [unmoved] Yes [197, с. 40]?

JACK (shakes Miss Prism’s hand in a tragic manner) I have returned sooner than I expected. Dr. Chasuble, I hope you are well [205, с. 277]?

Выбор того или иного варианта данной модели вокативного предложения зависит от социального положения адресанта и адресата. Так, например, сочетание военное звание + фамилия (Colonel Pickering) может быть употреблённым гражданскими лицами при обращении к военным, при этом они «указывают на равноправные (но не фамильярные) отношения между говорящими» [115, с. 191].

3. Фактор гендерности.

Фактор гендерной дифференциации призван учитывать различия в формах обращения к мужчине или к женщине. Среди моделей, реализующих данный фактор, мы можем выделить T + LN как наиболее употребительную. Эта модель может быть представлена следующими вариантами: Mr. – в отношении мужчины, Mrs. – перед фамилией замужней женщины, Miss – перед фамилией незамужней женщины, а также форма Ms., которая ставится перед фамилией женщины как замужней, так и незамужней.

Например:

MRS PEARCE. He cant take her away, Mr Higgins: how can he? You told me to burn her clothes [199, с. 53].

HIGGINS. Mrs Pearce: this is Eliza’s father. He has come to take her away. Give her to him [199, с. 52].

PICKERING. How do you do, Miss Doolittle [199, с. 71]?

Широкую употребительность в речи подобных моделей обращения некоторые авторы объясняют их стилистической нейтральностью [115, с. 189]. Также С. Г. Тер-Минасова отмечает наличие особенности таких моделей, свойственной не только английскому, но и другим языкам, а именно «все они носят как бы «возвышающий», вежливо-почтительный характер (honorific effect), например: нем. – Herr, Frau, Fraulein; фр. – monsieur, madame, mademoiselle; польск. – пан, пани; дореволюционный русский – господин, госпожа и т.п.» [115, с. 188].



Отмеченные факторы социальной обусловленности выбора формы обращения в конкретной речевой ситуации связаны между собой и должны учитываться в процессе коммуникации. Для корректной реализации данных факторов участникам общения необходимо использовать варианты форм обращения, соответствующие норме речевого этикета.
Выводы ко второй главе


  1. При реализации форм обращения в речи необходимо учитывать определённые факторы, которые являются обусловленными и зависимыми от речевой ситуации. Речевая ситуация включает в себя внешние условия коммуникации, оказывая влияние на говорящего как на участника коммуникативного процесса, перед которым поставлена задача выбора правильного варианта обращения, основываясь на нормах речевого этикета.

  2. Употребление обращений в речи влияет на направление движения речевой ситуации внутри заданного коммуникативного пространства. По характеру развития речевая ситуация может приобретать характер одновершинности или поливершинности, что зависит от количества акцентов или вершин, которые расставляются с помощью форм обращения и сигнализируют об изменении направления движения речевой ситуации.

  3. При переходе в речь формы обращения отображаются через различные речевые типы лексики, а именно: конкретизированный, ассоциативный и синтезирующий. Лексемы каждого из речевых типов формируют модели обращения с различной долей продуктивности. Результаты исследования, сделанные в виде квантитативных подсчётов, продемонстрировали наибольшую продуктивность конкретизированного типа для реализации моделей обращения в речи.

  4. Обращение имеет некоторые черты сходства с сенсатами, которые также не используются для реализации интенции передачи какой-либо целенаправленной информации, однако, в отличие от обращения, сенсаты не имеют конкретной направленности и определённого адресата, а прежде всего, указывают на наличие эмоциональности.

  5. При сравнении обращения и эллипсиса, а также обращения и парцеллята, имеющие некоторые общие параметры с точки зрения внешнего сходства синтаксических конструкций, были выявлены различия, не позволяющие объединить обращение с данными структурами.

  6. На речевом уровне были отмечены следующие варианты грамматических моделей обращения: простые, состоящие из одного ядерного компонента, и составные, состоящие из нескольких компонентов: ядра и вариативного остатка. Данные грамматические модели обращения могут быть представлены в виде сжатых, расширенных, слитных или прерывистых конструкций. При этом ядро моделей передаёт значение направленности на адресата, инвариантное для обращения; вариативный же остаток у составных моделей выступает средством отображения в речи отношения говорящего к адресату речи с разной степенью наложения экспрессивной составляющей.

  7. Для выбора варианта формы обращения, уместной для конкретной ситуации общения, необходимо учитывать факторы социальной обусловленности: фактор опознания, куда входит степень знакомства говорящего и слушающего, а также их симметричное или несимметричное взаимоположение относительно возрастного показателя; фактор социального положения адресанта и адресата; фактор гендерности.


1   2   3   4   5   6   7


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница