О генерале Энгельгардте, погибшем на Березине




Скачать 86.35 Kb.
Дата18.03.2016
Размер86.35 Kb.
А. А. Подмазо,

ответственный секретарь Общественного совета по содействию

Государственной комиссии по подготовке к празднованию

200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года

(г. Москва, Россия)
О генерале Энгельгардте, погибшем на Березине
Старинный дворянский род Энгельгардтов оставил заметный след в истории России. Его представители заняли достойное место и в науке, и в культуре. Отличились они и на военном поприще. Недаром Военную галерею Зимнего дворца украшает портрет генерал-лейтенанта Григория Григорьевича Энгельгардта и широко известен подполковник Павел Иванович Энгельгардт, расстрелянный французами в 1812 году в Смоленске.

В уникальный и не имеющий аналогов в мире живописный памятник войне 1812-1814 гг. – Военную галерею, по праву считающуюся Пантеоном российской славы эпохи 1812 года, было помещено 329 погрудных портретов генералов, «покрытых славою чудесного похода и вечной памятью двенадцатого года», что почти в два раза меньше общего числа российских генералов [1], принимавших участие в военных действиях в 1812-1814 гг., либо получивших генеральский чин за отличие в этой войне.

Первым, еще в середине XIX в., попытался составить список генералов, участвовавших в войне 1812-1814 гг. и не попавших в Военную галерею, известный историк А.В. Висковатов. В его список было включено 79 человек [2], в том числе и некий генерал Энгельгардт, про которого было указано: «при атаке Борисовских укреплений был послан графом Ламбертом с 7-м егерским полком на подкрепление 38-го егерского, овладевшего одним из неприятельских редутов, а потом вытесненного из оного. Ударив сперва во фланг колонны, преследовавшей 38-й егерский полк, он опрокинул ее, вторично взял редут и пал на нем славной смертью» [3]. Висковатов не указал имя и отчество геройски погибшего генерала, ограничившись только датами его жизни (1765-1812), и имя его надолго оказалось забытым. Это само по себе является удивительным, поскольку Висковатов имел возможность уточнить имя и отчество генерала у еще живших участников событий на Березине.

Лишь изредка фамилия этого Энгельгардта проскальзывает в исторических сочинениях. Например, в Военном энциклопедическом лексиконе в статье про Борисов говорится, что генерал граф К.О.Ламберт «приказал 38 и 14 егерским полкам атаковать два редута, построенные с обеих сторон [Борисовского] предмостного укрепления. 14 егерский полк сразу овладел правым редутом, но атака на левый редут была сначала неудачна, и 38 егерский полк должно было еще подкрепить 7-м. Генерал-майор Энгельгард, который сам повел его на приступ, был убит у подошвы неприятельского окопа, однако егеря его овладели редутом» [4].

В начале 1990-х гг. борисовские краеведы обратились к председателю Российского Дворянского Собрания А.К. Голицыну с просьбой идентифицировать личность генерала Энгельгардта, упомянутого Висковатовым. Тот поручил разобраться в этом трудном вопросе знатоку генеалогических лабиринтов Главному герольдмейстеру Собрания С.А. Сапожникову. Опираясь на родословную роспись рода Энгельгардтов, подготовленную князем А.Б. Лобановым-Ростовским [5], Сапожников установил, что борисовский герой – это Павел Михайлович Энгельгардт, дата рождения которого совпадала с датой, указанной Висковатовым. Результаты исследования Сапожникова были опубликованы в 1993 г. в краткой заметке в малотиражной газете «Дворянский вестник» [6], которая осталась практически незамеченной историками.

В 1996 г. группой московских историков был подготовлен «Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг.» [7], в который вошла биографическая статья о Павле Михайловиче Энгельгардте, написанная А.М. Горшманом. Это была первая, и пока единственная, биографическая статья о генерале, которая сильно расходилась с результатами исследования Сапожникова и вновь сделала борисовского Энгельгардта безымянным.

Описывая боевой путь Энгельгардта, Горшман написал, что отставной генерал-майор «20 июля 1812 г. вступил в Смоленское ополчение и был назначен командовать дружинами Порецкого и Рудненского уездов. Сражался с французами под Смоленском, Гедеоновом и при Валутиной горе, где был ранен пулей в кисть левой руки. Во время Бородинского сражения находился на левом фланге, при отступлении русских войск вошел в арьергард под командой Милорадовича. Участвовал в сражениях под Малоярославцем, Вязьмой и Красным, где был ранен картечью в голень правой ноги и выбыл из строя. После излечения от раны командовал отрядом Смоленского ополчения при несении сторожевой службы на западной границе. 20 марта 1814 г. вышел в отставку» [8].

Однако, проверка сведений, приведенных Горшманом, показала, что они не выдерживают никакой критики и не подтверждаются источниками, поскольку в 1812 г. Павел Михайлович Энгельгардт состоял в штате Провиантского департамента и не мог самовольно вступить в ополчение. Поэтому при подготовке в начале 2000-х гг. энциклопедии «Отечественная война 1812 года» [9], статья о генерале П.М. Энгельгардте в нее не была включена. По той же причине биография этого генерала не вошла и в выпущенный в 2011 г. справочник «Отечественная война 1812 года. Биографический словарь» [10].

Еще одно упоминание об убитом при Борисове генерале Энгельгардте встречается в статье К.А. Военского «Наполеон и борисовские евреи в 1812 году», опубликованной в 1906 г. в девятом номере «Военного сборника» [11]. Рассказывая о судьбе повешенных адмиралом П.В.Чичаговым в 1812 г. трех борисовских евреев, благодаря наивности которых Наполеону удалось ввести русское командование в заблуждение насчет места переправы французской армии через Березину, Военский пишет: «В 1830 г. в Борисов приехал какой-то генерал Энгельгардт, быть может, сын или родственник генерал-майора Энгельгардта, участника Отечественной войны, находившегося в отряде графа Ламберта и убитого 9 ноября 1812 г. во главе 7-го егерского полка, при штурме Борисовского мостового укрепления. Возможно, что генерал хотел посетить место смерти своего отца и расспрашивал местных старожилов о подробностях сражения» [12]. Среди опрошенных местных евреев был и Мордух Энгельгардт, сын одного из повешенных в 1812 г. в Борисове евреев Мовши Энгельгардта. Генерал был очень возмущен таким сходством фамилий и подал прошение на высочайшее имя, «умоляя переменить фамилию его борисовского однофамильца, так как ему, генералу Энгельгардту, невозможно именоваться одинаково с изменником отечества» [13]. Николай I удовлетворил просьбу генерала Энгельгардта и повелел одноименным борисовским евреям именоваться впредь Энгельсонами.

Единственный сын Павла Михайловича Энгельгардта Николай вышел в отставку в чине подпоручика и его не могли в 1830 г. принять за генерала. Кто же посетил Борисов в 1830 г. и послужил причиной императорского указа о смене фамилии?

В 1830 г. в России было пять Энгельгардтов, имевших генеральский чин: Адам Григорьевич (1776-09.08.1834) – генерал-майор с 1830 г., его брат Григорий Григорьевич (1759-21.02.1833) – генерал-лейтенант с 1816 г., Евстафий Федорович (26.06.1768-24.11.1841) – генерал-майор с 1826 г., Лев Николаевич (10.02.1765-04.11.1836) – генерал-майор с 1799 г. и Федор Антонович (19.03.1762-29.06.1831), имевший чин бригадира. Трое из перечисленных в 1812 г. имели генеральский чин, причем Григорий Григорьевич Энгельгардт, портрет которого находится в Военной галерее, командовал в 1812 г. 2-й бригадой 8-й пехотной дивизии, которая находилась в армии адмирала Чичагова. В эту же дивизию входил 7-й егерский полк, отличившийся при Борисовских мостовых укреплениях, что и породило путаницу, поскольку в списках чинов 3-й Западной армии был только один генерал Энгельгардт.

Отставной бригадир Федор Антонович Энгельгардт в 1812 г. находился в Риге, где он сформировал отряд из местных жителей, с которым участвовал в боевых действиях. А отставной генерал-майор Лев Николаевич Энгельгардт вообще не участвовал в Отечественной войне 1812 г., и об этом он написал в своих мемуарах [14], где говорится, что в 1812 г. он находился с семьей в Казани, затем в Симбирской губернии, а потом в освобожденной от неприятеля Москве, где и узнал о взятии Парижа. Все эти генералы не могли быть убитыми в 1812 г. в Борисове, поскольку они умерли гораздо позже.

Если же изучить родственные связи перечисленных выше пяти генералов, то выясняется, что единственным генералом, который был бы кому-нибудь из них близким родственником и теоретически мог в 1812 г. быть в Борисове, является генерал-майор Николай Богданович Энгельгардт, отец Льва Николаевича, упомянутого уже автора мемуаров, который описывая 1813 г. сообщил «Отца моего, в его деревне Рославльского уезда, нашел, благодарение Богу, здорового; во время нашествия неприятелей он укрывался в Бельском уезде, на границе Псковской губернии» [15]. Поэтому, Николай Богданович также не мог быть убитым в 1812 г. в Борисове.

Получается, что Военский ошибся, описывая приезд в 1830 г. в Борисов генерала Энгельгардта, хотя в правдивости истории с борисовскими евреями сомневаться не приходится.

Что же касается до борисовского героя, убитого в 1812 г., то единственным генералом Энгельгардтом, у которого до недавнего времени не была известна точная дата смерти, является все тот же вычисленный Сапожниковым Павел Михайлович Энгельгардт. При этом все установленные факты его биографии не исключают возможности его смерти на борисовских мостовых укреплениях. Приведем только документально подтвержденные факты из его биографии.

Павел Михайлович Энгельгардт родился в 1765 г. Его отец – ротмистр Михаил Андреевич был помещиком Ельнинского уезда Смоленской губернии. Первый офицерский чин П.М.Энгельгардт получил в 1787 г., а 27 октября 1800 г. из полковников лейб-кирасирского Его Величества полка он был произведен в генерал-майоры с назначением шефом драгунского Шепелева (Санкт-Петербургского драгунского) полка, который стал называться его именем. В связи с возвращением в полк прежнего шефа – генерал-лейтенанта В.Ф. Шепелева, Энгельгардт с 13 ноября 1803 г. остался в Санкт-Петербургском драгунском полку командиром, однако 25 марта 1804 г. по решению суда он был уволен в отставку. Через два с половиной года Энгельгардт снова поступил на службу, но на этот раз в Провиантский департамент. Возвращение на службу оказалось неудачным, и через год генерал вновь попал под суд, который к началу Отечественной войны 1812 г. все еще не вынес своего решения. Последнее упоминание о генерале встречается в «Списке генералитета по старшинству», составленном в начале 1813 г. Оставаясь без должности в ожидании решения суда, Энгельгардт вполне мог присоединиться к 3-й Западной армии в качестве волонтера и участвовать в боях при Борисове, где, вероятно, он и был убит.

Согласно генеральскому списку на 1813 г., Павел Михайлович Энгельгардт имел орден Св. Анны 2-й ст., полученный в 1798 г., и орден Св. Владимира 3-й ст., которым он был награжден 24 февраля 1806 г. Упоминание в списке на 1813 г. генерала, убитого в 1812 г., не должно вызывать удивления, поскольку информация о его смерти к моменту составления генеральского списка не поступила в Инспекторский департамент, что подтверждается и отсутствием Высочайшего приказа об исключении Энгельгардта из списков в связи со смертью.

Среди родственников Павла Михайловича был и генерал – его двоюродный брат Василий Васильевич Энгельгардт (01.04.1755-12.05.1828), известный военный и государственный деятель, богатейший человек, владевший имениями в Смоленской, Калужской, Тульской, Ярославской, Костромской, Киевской, Херсонской и Екатеринославской губерниях (более 160 тыс. десятин земли и около 10 тыс. душ крепостных крестьян), мать которого, Елена Александровна, была сестрой светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического, а сам он стал крупнейшим из наследников Потемкина. После воцарения Павла I, будучи в чине генерал-лейтенанта, Энгельгардт 17 ноября 1796 г. был назначен шефом лейб-кирасирского Её Величества полка, а 9 декабря 1797 г. уволен к статской службе. Позднее он был сенатором и действительным тайным советником. Приезд такого «барина» в провинциальный Борисов вполне мог отложиться в памяти обывателей, как приезд генерала, хотя он и имел штатский чин. Да и его просьба к императору, не смотря на всю ее необычность, не могла остаться без положительного результата. Поскольку Василий Васильевич Энгельгардт умер в мае 1828 г., то и возможный его приезд на Березину мог быть только до этой даты. Вероятно, он состоялся в 1827 г. к 15-летней годовщине войны, а не в 1830 г., как это описано в статье Военского.

Приведенный пример, относящийся к категории микроистории, наглядно показывает, что даже незначительные искажения фактов требуют затем больших усилий по восстановлению исторической справедливости.
Литература

1. Под генералами подразумеваются военные, флотские и гражданские чины первых пяти классов по табели о рангах.

2. РНБ. Ф. 859. К. 7. Д. 6. Л. 361-379. Опубликовано: Глинка,В.М., Помарнацкий, А.В. Военная галерея Зимнего дворца / В.М. Глинка, А.В. Помарнацкий. - Л., 1981. - С. 231-235.

3. Глинка,В.М., Помарнацкий,А.В. Указ. соч. - С. 232.

4. Военный энциклопедический лексикон. - Т. 2. СПб., 1853. - С. 417.

5. Лобанов-Ростовский,А.Б. Русская родословная книга / А.Б. Лобанов-Ростовский. - СПб., 1895. - Т. 2. - С. 406-442.

6. Дворянский вестник. – 1993. - № 1 (2).

7. Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812-1815 гг. // Российский архив. - Т. VII. - М., 1996. - С. 288-645.

8. Словарь русских генералов... - С. 628-629.

9. Отечественная война 1812 года. Энциклопедия. – М., 2004.

10. Отечественная война 1812 года. Биографический словарь. М., 2011.

11. Публикацию статьи см.: Военский,К. Исторические очерки и статьи, относящиеся к 1812 году. М., 2011. - С. 267-277.

12. Военский,К. Указ. соч. - С. 276-277.

13. Там же. - С. 277.



14. Энгельгардт,Л.Н. Записки / Л.Н. Энгельгарт. - М., 1867.

15. Там же. - С. 227.


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница