О. Д. Волкогонова, мгу им. М. В. Ломоносова, д ф. н., проф



Скачать 135.87 Kb.
Дата09.04.2016
Размер135.87 Kb.
О.Д.Волкогонова, МГУ им. М.В.Ломоносова, д.ф.н., проф.

Ю.Н.Гамбеева, МГУ им. М.В.Ломоносова


ПОЛИТИЗАЦИЯ ЭТНИЧНОСТИ: РУССКАЯ ДИАСПОРА В КРЫМУ

Осознание своей идентичности для любого человека связано с его потребностью принадлежности к той или иной общности, группе. Для большинства людей в неустойчивой ситуации переходного общества семейная и этническая принадлежность (восприятие себя членом «семьи» - маленькой или большой) становится наиболее приемлемым способом вновь ощутить себя частью некоего целого, найти психологическую поддержку в традиции. Отсюда – повышенное внимание к этнической идентификации, потребность консолидации этнической общности, попытки выработки интегрирующего национального идеала в новых социальных условиях, «охранение» и обособление своей национальной мифологии, культуры, истории от других.

Первым и важнейшим шагом для того, чтобы личность смогла ощущать себя репрезентантом этнической группы, является процедура идентификации, то есть определение критериев и границ общности. Само введение термина «идентификация» в связи с работами В.Тернера и Э.Эриксона по теории идентичности придало новое звучание исследованиям по национальному самосознанию и проблемам этничности. В русле этих работ период «социальной драмы» стал рассматриваться не только как время потерь, кризиса и разрушившихся социальных связей, но и как процесс выделения различного вида общностей, артикулированных с помощью ритуалов, табу, церемоний, «карнавала», проинтерпретированной в определенном ключе истории и т.п. В конечном счете, осознание переходности того или иного исторического времени пробуждает рефлексивные тенденции в сознании личности и общества, что проявляется и в повышении внимания к этнической идентификации.

Индивид идентифицирует себя не только по этническим признакам, поэтому этничность может находиться и на периферии личностной мотивации. На значимость этнической принадлежности влияют не только объективная социальная реальность («переходность» общества, этнические конфликты, миграции и т.п.), но и ряд субъективных факторов - уровень образования индивида, например. Значение этнической идентификации ситуативно, причем зависит от многих факторов – наличия иноэтнического окружения, направленного идеологическое воздействия, социальной динамики и других.

Чрезвычайно важным представляется именно фактор идеологического воздействия: чувство этнического единения возникает не стихийно (из сходного жизненного опыта, объективной общности «крови» и «почвы»), но формируется целенаправленно. Даже не разделяя крайних точек зрения социального конструктивизма о том, что этнос целиком и полностью «конструируется» элитой, необходимо признать: вера в наличие неких естественных связей между членами этнической общности значит гораздо больше, чем реальное наличие этих связей. В этом смысле, именно идеологи декларируют единство на основе общей истории этноса (о которой рядовой член общности может иногда иметь весьма смутное представление), единой культуры (несмотря на то, что в условиях господства массовой культуры, этнодифференцирующий аспект культура имеет, главным образом, лишь для интеллигенции), религии (хотя речь идет в большинстве случаях о мировых религиях, и православный алеут не менее православен, чем православный русский) и т.д. Этническая идентичность используется как инструмент для политической «мобилизации», происходит политизация этничности. По сути, национальная идентификация становится своеобразным следствием «национальной агитации», когда интеллектуалы не ограничиваются теоретическими штудиями, а пытаются активно формировать национальное самосознание. Идеологи находят в процедуре этнической идентификации тот ритуал, который позволяет выражать солидарность очень больших анонимных общностей и является катализатором социальной активности.

Острее всего на украинской земле этнический вопрос ощущается в Крыму. Население Крыма сегодня - почти 2,5 миллиона. Этнические русские составляют 64% населения, 23% - украинцы, 10% - крымские татары и 3% приходится на белорусов, армян, греков, немцев, евреев и других. По сути, истинное место встречи Украины и России находится именно здесь. Перефразируя известную латинскую поговорку, в отношениях между Россией и Украиной «все дороги ведут в Крым», хотя и проходят вдоль газовой трубы. Еще точнее – самой болезненной точкой российско-украинских отношений остается Севастополь, где присутствие Черноморского Флота России усложняет политическую ситуацию, а сам город воспринимается русскими (независимо от их места жительства) как «город русской славы». Севастополь приобрел символическое значение для русского национального самосознания, - и как исток христианства на Руси, и как память о Крымской войне 1853-1856 гг. Он стал устойчивой мифотемой, симулякром, свою лепту в который внесли многие писатели, поэты, исследователи.

Применительно к Крыму процессы политизации этничности могут быть замечены в различных своих проявлениях. Во-первых, налицо процессы формирования украинской нации. Во-вторых, многочисленная и численно доминирующая на полуострове русская диаспора перестает соответствовать модели «классической диаспоры», разработанной в теоретической литературе. В-третьих, этническая принадлежность крымских татар проявляется в определенных политических предпочтениях граждан данной национальности.

Весной 2003 г. студентами и сотрудниками МГУ им. М.В.Ломоносова среди населения Севастополя был проведен анкетный опрос с целью выявить взаимосвязь между национальной принадлежностью респондентов и их политической позицией. Для выявления динамики изменений подобный опрос был проведен еще раз в 2007 г1. Программа исследования предусматривала опрос взрослого (старше 18 лет) населения города. Было опрошено 558 человек в 2003 г. и 615 человек в 2007г., причем распределение респондентов по возрасту и национальности совпало со средними данными Севастопольского городского управления статистики.

Проведенные социологические исследования показали, что у русских, живущих в Украине, выше критичность по отношению к происходящим в стране изменениям, чем у лиц титульной национальности. С этим согласуются данные некоторых других опросов. Например, согласно данным Stephen Rapawy в 1999 г. только 9% русских на Украине считали, что экономическая ситуация улучшится для их семей в течение следующего года (среди украинцев доля таких оптимистов составляла 18%). Подобным образом, 22% украинцев ожидали развития демократия в стране, но только 12% русских полагали также2.

Особенно явным влияние этнической принадлежности на политическую позицию респондентов-граждан Украины стало в последние годы. В Западной Европе в 70-х годах вошло в употребление понятие «новой этничности». Данная концепция описывает групповое поведение, когда группа преследует цели признания ее социально-политических интересов другими группами. Особенно типичным такое поведение является для транзитных обществ, к которым с полным основанием можно отнести как Россию, так и Украину. После президентских выборов и «Оранжевой революции» (большинство населения Крыма голосовало за В.Януковича) у части крымчан возникло чувство дискриминации их политических интересов. Ситуация не изменилась и после прошедших парламентских выборов, и после объявленных в 2007 г. досрочных выборов в Верховную Раду: многие русские испытывают психологический дискомфорт, причем «катализатором» для их критичности зачастую выступает болезненная проблема языка.

В Украине происходит вполне закономерное сужение сферы функционирования русского языка. Былая политика русификации породила естественное стремление к развитию и распространению украинского языка, пережившего долгие годы отношения к себе как «второсортному». Но подобная естественная реакция приводит к крайностям иного рода: согласно официальным данным переписи населения Украины 2002г. около трети населения считает русский язык родным, тем не менее, вопрос о его статусе обсуждается в стране уже 15 лет и ставится в прямую зависимость от политической конъюнктуры. Многочисленные опросы показывают, что население страны, в том числе, и этнические украинцы, в целом толерантно относятся к перспективе двуязычия - в качестве примера приведена диаграмма Фонда общественного мнения, демонстрирующая результаты опроса в 2006 г.3, - но проблема не решается.

КАКОЙ ДОЛЖНА БЫТЬ ПОЛИТИКА В УКРАИНЕ ПО ОТНОШЕНИЮ К РУССКОМУ ЯЗЫКУ? (Карточка, один ответ.)



Похожие данные были получены и Киевским международным институтом социологии при проведении исследования в 2005 г. Было опрошено 2021 человек по репрезентативной выборке. Согласно исследованию, 44,2% жителей Украины предпочитают говорить дома на украинском языке, 42,5% - на русском, 11,3% - на смеси украинского и русского. В целом 45,3% признались, что им легче говорить по-русски, и 44,0% - легче говорить по-украински4. В этом контексте принятое Национальным Советом решение запретить использование русского языка на украинском телевидении выглядит дискриминационным по отношению к собственным гражданам. Как верно заметила Л. Дробижева: «язык в условиях социальных и политических перемен часто играет роль политического символа»5. Политический характер проблемы статуса русского языка в Украине очевиден: языковая проблема, с одной стороны, является катализатором политического недовольства юга и востока страны, а с другой, - очевидны политические же причины, по которым украинская власть не может потушить эту напряженность. В Крыму, где русский является основным языком общения (в Севастополе, например, даже 70,1% этнических украинцев родным считают русский язык6), нерешенность данного вопроса является одним из мощных факторов дестабилизации политической обстановки в регионе.

Интересно, что позиция русских крымчан чрезвычайно далека от «великодержавного настроя». Проведенный нами опрос жителей Севастополя показал, что большинство из них приветствуют изучение украинского языка («необходимо знать язык страны, в которой живешь»), но считают, что «наравне с украинским необходимо использовать в качестве официального языка русский» (89% опрошенных) как родной для большинства населения региона.

По Ф. Барту не сами культурные различия, а «этническая граница» (маркеры) определяет группу. Маркером могут быть и политические пристрастия. Рабочей гипотезой для проведенного исследования стала идея о «ресоветизации» сознания русской диаспоры. Вероятность подобного предположения была велика, ведь в транзитных обществах всегда существует тяга к прошлому, причем это прошлое, как отметил М. Мерло-Понти7, не живет в сознании в виде «объективного сознания» или датированного момента, - ему свойственно жить в памяти как стилю бытия, в обобщенном виде. Несмотря на частое упоминание большей «советскости» русского населения Украины, эта гипотеза не получила своего подтверждения в нашем исследовании в 2003 г. (и потому не разрабатывалась в повторном исследовании 2007 г.). Действительно, ностальгию по бывшему СССР переживают 49% опрошенных, но у русских она не сильнее, чем у представителей других этнических групп. Гораздо более важным в этом вопросе является фактор возраста, а не национальности (среди лиц старше 55 лет отрицательно относятся к распаду СССР 90%).

Уточняющим место национальной идентичности стал один из вопросов разработанной нами анкеты:



Какое значение для вас имеет ваша этническая (национальная) принадлежность?(2003)

Варианты ответа

Количество ответивших

% от общего числа ответивших

Среди опрошенных русских

Среди опрошенных украинцев

Среди опрошенных крымских татар

Я всегда помню, что я член своей этнической группы, человек определенной национальности

132

23,7%

21,6%

16,1%

51,6%

Для меня этническая (национальная) принадлежность не имеет существенного значения

274

49,1%

48%

58%

38,7%

Это зависит от ситуации

152

27%

30%

25,8%

9,6%

Полученные данные показали, что в 2003 г. наименьшее значение национальная принадлежность имела для этнических украинцев, которые, с одной стороны, ощущали себя «титульной» нацией на полуострове, а с другой, – процесс «воображения» нации (пользуясь выражением Б. Андерсона8) был еще далек от завершения. Русские, в силу сходства своего образа жизни с образом жизни украинцев, также не придавали решающего значения национальности. Но ситуация коренным образом менялась, когда речь заходила о респондентах-крымских татарах, - более половины опрошенных никогда не забывали, членом какой этнической группы они являются. Повторное анкетирование выявило тенденцию роста значения этнонациональной принадлежности для респондентов, особенно явно подобная динамика наблюдается среди этнических украинцев. Тем не менее, среди крымских татар значение этнонациональной идентификации все равно остается почти в два раза выше, чем среди остальных крымчан.

Какое значение для вас имеет ваша этническая (национальная) принадлежность?(2007)

Варианты ответа

Количество ответивших

% от общего числа ответивших

Среди опрошенных русских

Среди опрошенных украинцев

Среди опрошенных крымских татар

Я всегда помню, что я член своей этнической группы, человек определенной национальности

171

27,8 %

26%

30 %

55,6 %

Для меня этническая (национальная) принадлежность не имеет существенного значения

231

37,6 %

37,5 %

42,7 %

16,7 %

Это зависит от ситуации

213

34,6 %

36,6 %

27,4 %

27,8 %

Интересно, что в иерархии идентичностей национальная (в том числе, украинская) и крымская идентичности не являются равноценными для жителей региона. Когда респондентам (по тесту М.Куна) было предложено ответить на вопрос: «Как в первую очередь вы бы охарактеризовали себя? Кем вы себя ощущаете прежде всего?», причем они могли выбрать не более двух из предложенных вариантов ответов («Гражданин Украины», «Житель Крыма», «Житель своего города/деревни», «Представитель той или иной профессии (студент)», «Представитель той или иной национальности», «Верующий той или иной конфессии (православный, мусульманин и т.д.)», «Человек, имеющий определенные политические убеждения (коммунист, либерал и т.д.)», «Мужчина/женщина» и др.), самая высокая интенсивность была зафиксирована именно у крымской идентичности (ее выбрали 45% опрошенных в 2003 г. и 39,5 % в 2007 г.). Данный факт трудно переоценить: в Крыму сформировалась региональная идентичность. Несмотря на обострение этнических проблем, население многонационального региона ощущает себя как единую общность, что является объективной предпосылкой для предотвращения серьезных этнических конфликтов и формирования толерантности. Один из исследователей крымской темы, А.П.Люсый, отреагировал на сложившуюся ситуацию введением термина «homo tauricus»9.

Разумеется, все идентичности контекстуальны: на дискотеке человек ощущает себя, прежде всего, мужчиной (женщиной) и представителем определенной возрастной группы, на митинге – носителем тех или иных политических убеждений, а при общении с родней – сыном (дочерью) своих родителей. Сам факт заполнения анкеты тоже создал для респондентов ситуацию, когда та или иная идентичность стала представляться более значимой. Тем не менее, хотя данные и нельзя считать объективными, интересно субъективное приписывание себе той или иной идентичности как первостепенной. Показательно, что восприятие себя как крымчанина «обошло» по показателям все остальные идентичности, - даже гендерную (36,4%). Показатель же национальной идентичности хотя и высок, но гораздо ниже (около 20% в 2003 г. и 11% в 2007 г.). В то же время, опрошенные в процессе анкетирования крымские татары идентифицируют себя прежде всего по национальности (более 60%).

Надо отметить, что корреляция этнической самоидентификации крымских татар с политическими убеждениями прослеживается пока не столь явно, как у русского населения. Косвенно подтвержденной гипотезой нашего исследования стало смещение интересов представителей русского сообщества региона в процессе этнонациональной идентификации из сфер культурной и психологической в сферу государственно-политическую и социально-экономическую. По сути, национальная идентификация становится процедурой политического сплочения группы. Эту гипотезу подтвердили и прошедшие парламентские выборы, на которых этнический и языковой факторы стали наиболее значимыми при предпочтении того или иного кандидата и партии.

Ситуация в Крыму складывается непростая. В силу родственности и исторической близости населяющих регион украинцев и русских возникновение напряженности между этими группами населения носит не культурный, а чисто политический оттенок и, в принципе, такое напряжение может быть снято при продуманном и взвешенном действии политических элит. Вспыхивающее же периодически в последние годы напряжение, связанное с крымскими татарами, потенциально гораздо опаснее: оно может перерасти в конфликт, имеющий не только политическое, но и этническое, религиозное, культурное измерение. Поэтому взвешенные и продуманные шаги в предотвращении подобной ситуации являются насущно необходимыми.

Полученные нами сведения позволяют сделать ряд выводов и предположений. Во-первых, долгий опыт многонациональной истории Крыма является фактором, гармонизирующим этнонациональные отношения в регионе. «Этническая плотность», как было показано в ряде исследований (например, Reich & Purbhoo, 1975; Ziegler, 1980; Wagner & Zick, 1995 и др.), напрямую связана с предпочтением социального разнообразия. Тем не менее, этот запас не безграничен и может быть достаточно быстро исчерпан (недаром отношения в регионе были оценены большинством (74,3%) респондентов «как внешне спокойные, но внутренне напряженные», «напряженные» и «на грани столкновений»):

- при возникновении экономических трудностей (в Крыму практически отсутствует средний класс, являющийся естественным стабилизатором социальных отношений. Налицо положительная динамика в этом отношении: если в 2003г. 36% опрошенных считали, что их материальное положение за последние 10 лет ухудшилось, то в 2007г. так заявили только 13,2 %. Тем не менее, ежемесячный доход у 18 % респондентов чрезвычайно низок и приблизительно равен 100 долларам США в месяц);

- в случае непринятия властями адекватного решения по проблеме двуязычия в регионе;

- в ситуации резкого прироста численности крымско-татарского населения без сопровождающего его взвешенного политического воздействия (согласно теории Taylor & Moghaddam, 1994 этническая враждебность при отсутствии целенаправленных гармонизирующих мер между членами явно различающихся между собой групп может быть выражена как криволинейная (∩) зависимость от количества межэтнических контактов, достигающая своего максимума в случае сопоставимости численности различных этнокультурных групп).



Совершенно очевидно, что ключ к решению российско-украинских проблем может быть найден лишь при определенных усилиях правящих элит обеих стран. При этом наиболее чувствительной к колебаниям российско-украинских отношений социальной группой является русское население Украины, интересы которого должны найти свое отражение в политике обеих стран, без чего установление добрососедских отношений вряд ли возможно.



1 В 2007 г. исследование было проведено благодаря финансовой поддержке РГНФ (проект №07-03-00197а «Русская диаспора в Крыму: особенности, функции и влияние на политический климат региона»).

2 Stephen Rapawy, 1999. Ethnic Reidentification in Ukraine. IPC Staff Paper No. 90. Washington, DC: U.S. Bureau of the Census.


3www.fom.ru

4 www.regnum.ru/news/616453.html

5 Дробижева Л.М. Социальные проблемы межнациональных отношений в постсоветской России. – М.: 2003, с. 65.

6 См.: Статистический сборник за 2002 год. – Севастополь: Государственный комитет статистики Украины, 2003, с. 159.

7 См.: М.Мерло-Понти. Феноменология восприятия. – М.: Наука, 1999.

8 Anderson B. Imagined Communities: Reflections on the Origin and Spread of Nationalism. London: Verso, 1983.


9 Люсый А.П. Крымский текст в русской литературе. – СПб.: Алетейя, 2003. Сс. 319, 311 и др.




Каталог: media -> publications -> article
article -> Требования к статье объем до 15000 знаков
article -> Кудрявцева Е. Л
article -> Остроумов С. А. Дисбаланс факторов, контролирующих численность одноклеточных планктонных организмов, при антропогенных воздействиях // дан (Доклады Академии наук). 2001. Т. 379. № С. 136-138
article -> А. А. Реформатский писал, что в зависимости от соотношения фонологических систем своего и чужого языка могут проявляться две неправильные тенденции в усвоении фонетики второго. Первая подгонка разного чужого под одно
article -> Л. А. Чижова Языковые аспекты познавательной деятельности человека
article -> История иранистики
article -> «в сетях» сетевого подхода
article -> Образ Запада как региона в представлении евразийцев и неоевразийцев
article -> Сказка научит читать по-английски (N6/2012)


Поделитесь с Вашими друзьями:


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница