Новые грани концептуализации



Скачать 360.56 Kb.
страница1/3
Дата20.03.2016
Размер360.56 Kb.
  1   2   3


ТЕОРИЯ


Л. Е. Гринин, А. В. Коротаев



МАКРОЭВОЛЮЦИЯ И МИР-СИСТЕМА: НОВЫЕ ГРАНИ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ

Глобальный мир все более нуждается в глобальном социальном знании. Возможно, поэтому так ощущается нехватка продуктивных крупных концепций и методов, которые позволяли бы исследовать развитие обществ и крупных надобщественных систем в глобальном временнóм и пространственном масштабах; позволяли выделять в историческом многообразии общие черты и тенденции; определять иерархию причин, влияющих на ход исторического развития, и т. д. Данная статья имеет целью хоть в самой малой степени уменьшить этот концептуальный дефицит. Вот почему в ее названии объединены два очень крупных понятия, которые хотя и относятся к разным областям исследования, но имеют существенную и важную взаимосвязь.

Эта взаимосвязь в общем плане нам видится следующим образом. Социальная макроэволюция в нашем понимании – это особое измерение социальной эволюции, включающее в себя серию наиболее важных эволюционных трансформаций, приведших к возникновению и развитию Мир-Системы (и соответственно теория, которая сосредоточивается на их анализе). Генезис Мир-Системы и ряд дальнейших ее трансформаций относятся к узловым элементам социального макроэволюционного процесса; более того, появление Мир-Системы явилось не только важнейшим итогом всего предшествующего хода социальной эволюции, но и стало в известной мере рубежом, за которым уже совершенно необходимо различать социальную макроэволюцию как некую особую надобщественную часть социальной эволюции (то есть часть, которая уже не относится только к уровню отдельно взятого общества). Основные тенденции макроэволюции, такие как необратимость эволюции, ее особая направленность, вариативность, находят свое отражение как в чертах системности, так и в трансформациях Мир-Системы. Таким образом, Мир-Система во многом выступает как один из важнейших результатов социальной макроэволюции. Но, с другой стороны, с появлением Мир-Системы и с ее крупными изменениями происходит модификация протекания макроэволюционных процессов.

Таким образом, есть большой смысл в том, чтобы попытаться рассмотреть эти макроэволюционные и мир-системные трансформации в общем контексте. Объединение этих двух объектов исследования во многом диктовалось желанием осмыслить ход социальной эволюции, исторического процесса и их важнейших аспектов, не просто используя основные современные теоретические подходы, но используя их комплексно, поскольку именно комплексный подход может быть наиболее продуктивным для решения подобных крупномасштабных научных задач.

Кроме того, объединение исследования социальной макроэволюции и изучения развития Мир-Системы полезно и в том отношении, что хотя оба понятия, с одной стороны, имеют очень важное теоретическое и методологическое значение, но, к сожалению, они пока не являются широко утвердившимися. Поэтому важно продолжать их разрабатывать. Настоящая статья является лишь на-броском, эскизом к решению поставленной задачи1.

СОЦИАЛЬНАЯ МАКРОЭВОЛЮЦИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ АРОМОРФОЗЫ

Ниже мы скажем о том, что понимаем под социальной эволюцией, однако в настоящей статье мы рассматриваем главным образом только ее часть, точнее, особый тип социальной эволюции, которую мы считаем возможным назвать социальной макроэволюцией. В контексте данного исследования мы рассматриваем ее как такой тип социальной эволюции, в рамках которого наблюдаются крупные и крупнейшие изменения (инновации), которые оказали важнейшее влияние на ход исторического процесса в целом, а не только на историческую судьбу отдельных обществ и цивилизаций. Естественно, что такие в дальнейшем универсально перспективные ответы на возникшие вызовы, удачные решения сложных проблем очень часто (хотя и не всегда) появлялись в каких-то конкретных обществах. Но они, с одной стороны, были подготовлены предшествующим развитием (в том числе и неудачным) целого ряда обществ и потому могут считаться общим, эволюционно синтезированным решением, а с другой – они раньше или позже оказывались востребованными многими обществами, цивилизациями, Мир-Системой или даже человечеством в целом. Поэтому такие важные инновации из-за своей особой значимости заслуживают и особого теоретического исследования, и даже больше – особой теории таких изменений. Теория социальной макроэволюции как раз является попыткой обозначить контуры такой теории.

Для того, чтобы придать понятию «социальная макроэволюция» некую операционную основу, мы посчитали необходимым ввести особое понятие социального ароморфоза, позаимствовав термин из эволюционной биологии. Под ароморфозами ряд отечественных биологов-эволюционистов вслед за А. Н. Северцовым (1939; 1967) понимают появление у организмов в процессе эволюции таких приспособлений, которые в дальнейшем становятся универсальными (или, по крайней мере, приобретают достаточно широкое распространение), позволяют организмам выйти на более высокий уровень организации, дают возможность расширить использование внешней среды; речь идет также и о направлениях эволюции, ведущих к формированию указанных признаков (см., например: Северцов, А. С. 1987: 64–76) 2. Классическими примерами биологических ароморфозов традиционно считаются: появление эукариотической клетки3, переход от одноклеточных организмов к многоклеточным (происходивший многократно и независимо во многих линиях одноклеточных эукариот); переход растений, членистоногих и позвоночных к жизни на суше; переход от дыхания кислородом, растворенным в воде, к дыханию атмосферным воздухом и весь сложный круг преобразований внутренних органов, связанный с этим; происхождение млекопитающих от зверозубых рептилий; появление человека разумного и др.

Понятия «ароморфоз» или эвристически аналогичного ему в теории социальной эволюции, к сожалению, не было выработано. Поэтому мы считаем, что адаптация этого понятия для социальной эволюции явится важным шагом вперед в развитии этого направления.

Поясним эту мысль. В определенном смысле нам кажется продуктивным предложение Х. Й. М. Классена рассматривать эволюцию как «процесс структурной реорганизации во времени, в результате которой возникает форма или структура, качественно отличающаяся от предшествующей формы» (Классен 2000: 7)4. Исходя из данного определения, о социальной эволюции в принципе тоже можно говорить как о процессе структурной реорганизации обществ или институтов во времени, в результате которой возникает форма или структура, качественно отличающаяся от предшествующей формы, что, как правило, дает такому обществу определенные преимущества (в широком смысле) в его взаимодействии с природной или социальной окружающей средой. Однако без инструмента, с помощью которого можно определить эволюционную важность таких структурных реорганизаций, а также их общеэволюционную перспективность или тупиковость, понять общий ход макроэволюции становится невозможным. К сожалению, в работах, посвященных социальной и культурной эволюции, подобная классификация эволюционных изменений практически отсутствует. Понятие социального ароморфоза, по нашему мнению, может выполнить задачу создания такой типологии и классификации.

Только при введении такого понятия социальный эволюционизм станет «истинно научной деятельностью по поиску номотетических объяснений для подобных структурных изменений» (если использовать выражение Классена [Claessen 2000: 2], сделанное по другому поводу).

Однако необходимо сделать принципиальное уточнение. Дело в том, что среди эволюционистов не стихают споры о возможности и границах применимости эволюционной теории Дарвина к социальной эволюции. Но, к сожалению, в большинстве случаев наблюдается поляризация взглядов, либо почти полностью отрицающих ценность дарвиновской теории для социальной эволюции
(например: Hallpike 1986), либо, напротив, доказывающих, что культурная эволюция демонстрирует ключевые дарвиновские эволюционные признаки, и поэтому структура науки о культурной эволюции должна разделять фундаментальные черты структуры науки о биологической эволюции (Mesoudi et al. 2006). Второй подход явно ведет в методологический тупик, поскольку у социальной и биологической эволюционной теории существенно разные объекты исследования (очевидно, что разные объекты будут диктовать и существенно разные методы и принципы исследования). Но и первый взгляд достаточно непродуктивен. Если между биологической и социальной эволюцией есть заметное сходство, то почему не использовать до определенного момента наработки эволюционной биологии в социальной науке? Такой подход является вполне оправданным, поскольку социальным наукам как более поздним по времени достижения зрелости вообще свойственно заимствование из естественных наук – от геологии до синергетики.
И если в социальной науке удобный термин отсутствует, то почему бы его не взять из более развитой науки?

Мы считаем, что вместо давно устаревшего объективистского принципа «или – или» необходимо сосредоточиться на поиске методик применения достижений биологической эволюционной науки к социальной эволюции. Эти методики должны прежде всего определить те области, уровни, случаи и моменты, в которых допустимо такое использование, а также разумную степень и в целом принципы такого применения. С другой стороны, необходимо очень четко показать, где и в чем методы и выводы биологической эволюции нельзя использовать. В целом мы полагаем: использование выводов и принципов теории биологической эволюции для анализа процесса социальной эволюции вполне правомерно, допустимо и продуктивно5, но только в строго определенных и оговоренных случаях и масштабах (некоторый опыт такого заимствования см.: Коротаев 1997; 2003; Гринин, Коротаев 2007; 2008; Гринин, Марков, Коротаев 2008).



Социальный ароморфоз можно приблизительно определить как понятие, которым объединяются универсальные (широко распространенные изменения) инновации в развитии социальных организмов и их систем, повышающие сложность, приспособленность, интегрированность и взаимное влияние обществ, способствующих формированию и прогрессивному развитию надобщественных систем разного уровня (см.: Гринин, Коротаев 2007; 2008; Гринин и др. 2008).

В качестве примеров социальных ароморфозов можно привести: изобретение системы первобытного эгалитарного перераспределения, способствующей лучшей адаптации к окружающей среде и устойчивости коллективов; идеологическое осмысление системы родства и свойства, создавшее универсально удобную систему социального структурирования; переход к производящему хозяйству, давшему начало мощнейшему увеличению объема продовольствия и использования энергии животных; создание крупномасштабной системы ирригации, обеспечившей базис цивилизации и государства; появление городов – в рамках процесса урбанизации только и могли развиваться все культурные и многие социальные процессы; общественное разделение труда, обеспечившее рост ремесла, торговли, управления, культуры; появление государства, в рамках которого качественно изменились все социальные, этнические и политические процессы; возникновение письменности, что стало основой информационного переворота и появления цивилизации, бюрократии, художественной культуры, науки; переход к металлургии железа, после чего только и могло завершиться формирование Мир-Системы в ее основных евразийских границах; появление мировых религий, позволивших культурно, идеологически и этически сблизить сотни до того чуждых друг другу обществ и народов; изобретение печатной технологии, давшей начало второму информационному перевороту; появление нового типа науки, основанной на математике, в результате чего масштабы инноваций увеличились на порядки; становление национального рынка, создавшего основы для промышленной революции; появление компьютерных технологий и т. п.

Естественно, что каждый из этих социальных ароморфозов имел массу самых разнообразных и обычно очень важных следствий, в целом способствующих повышению возможностей обществ в плане их устойчивости или расширению емкости используемой ими среды. Стоит заметить, что уже в биологической эволюции от ароморфоза к ароморфозу растет и вероятность возникновения последующих ароморфозов (Северцов 1987: 73), в социальной же эволюции это свойство усиливается на порядки.

В результате социальных ароморфозов: а) повышается уровень сложности обществ и увеличиваются возможности для них расширить (изменить) природную и социальную среду их существования и функционирования (в виде, например, роста населения и/или производства), а равно степень их устойчивости в отношении влияния среды; б) увеличивается скорость не разрушающих общественную систему развивающих изменений, включая скорость заимствований; в) растет степень интегрированности обществ, создаются особые стабильные надсистемы (например цивилизации, экономические и военные союзы) и надобщественные зоны, центры и особые надобщественные сферы, не принадлежащие ни одному обществу в отдельности; г) увеличиваются темпы эволюции в направлении создания сверхсложных предельных суперсистем (мир-систем, человечества), в рамках которых каждая общественная система, оставаясь автономной, становится частью такой сверхкрупной системы и развивается в ее рамках за счет специализации и особого внутрисистемного разделения функций.

Важно, что биологи акцентируют внимание на том, чтобы различать более и менее крупные ароморфозы. Методологически такой подход очень важен и для оценки степени значимости социальных ароморфозов, которые можно классифицировать по объему и уровню распространения, а также по степени влияния на ход социальной макроэволюции. В частности, социальные ароморфозы, характеризующиеся прежде всего пунктами «в» и «г», мы будем относить к ароморфозам, условно говоря, высшего типа, поскольку данный надобщественный уровень означает, что они повлияли на ход исторического процесса в целом, а не только изменили историческую судьбу отдельных обществ. А именно такие надсоциумные изменения мы и относили к социальной макроэволюции.

Таким образом, мы рассматриваем социальную макроэволюцию как понятие, описывающее особый тип социальной эволюции, в рамках которого наблюдаются надсоциумные ароморфозы высших типов.



ПОНЯТИЕ МИР-СИСТЕМЫ

Мир-Систему можно определить как термин, с помощью которого описывается обладающая системными характеристиками предельная совокупность человеческих обществ, заметным образом прямо или опосредованно связанных между собой. При этом важно, что за границами данной совокупности уже не имеется значимых контактов и взаимодействий между обществами (их элементами) и другими компонентами, входящими в эту мир-систему, с одной стороны, и обществами и прочими компонентами, входящими в другую мир-систему, а равно не входящими ни в какую мир-систему, – с другой.

Предельность понимается как такая граница, за которой если и есть контакты между обществами мир-системы и не входящими в нее социумами или их частями, то эти контакты не слишком существенны, то есть они даже по истечении значительного времени не ведут к серьезным изменениям в мир-системе. Подобно тому, как путешествия скандинавов в Новый Свет и их поселения там не привели ни к каким значимым изменениям ни в Америке, ни в Европе (см., например: Слезкин 1983: 16).




Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница