Неотложные заболевания пищевода




страница1/17
Дата14.03.2016
Размер3.65 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

От автора


Последние два десятилетия были периодом удиви­тельных достижений в хирургии. Вопрос же о том, что из них возможно и целесообразно применить в практике неотложной хирургии в настоящее время, остается слож­ной, а часто и нерешенной проблемой. Особенно это касается неотложной хирургии желудочно-кишечного тракта как наиболее универсальной области хирургиче­ской практики, где число заманчивых предложений рас­тет стремительней их реализации. Кроме того, никто из практических хирургов не скрывает, какие трудности и колебания они испытывают при постановке диагноза и выборе метода лечения или операции у постели больно­го с неотложными состояниями.

Задачей данной книги является желание помочь из­бежать хирургу многих сомнений и колебаний при по­становке диагноза и выборе метода лечения больного, находящегося в экстремальной ситуации. Поэтому, в книге излагаются современные принципы диагностики, тактики при острых заболеваниях желудочно-кишечно­го тракта, даются рекомендации с учетом личного опы­та работы автора в этой области и сотрудников клиники неотложной хирургии Казанского ГИДУВа, которую он возглавляет. Отсюда понятно то чувство благодарности, которое мне хочется выразить сотрудникам клиники, работы которых приводятся в книге, а также энтузиас­там, сделавшим возможным выход этого труда в свет и среди них канд. мед. наук Г. А. Измайлову, художни­ку А. Д. Куликову и научному сотруднику И. С. Малкову.

Было бы иллюзией надеяться, что можно всегда до­биться yertexa в лечении с помощью стандартизирован­ной схемы. В то же время несправедливо не помнить о том, что многие из них, пройдя многолетнюю проверку, являются, безусловно эффективными. Пусть знание, этих путей и оптимальных вариантов хирургического лече­ния сократит время на обдумывание и принятие реше­ния до и во время неотложной операции. Если это слу­чится, автор сочтет свою задачу выполненной.

Глава I

НЕОТЛОЖНЫЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ПИЩЕВОДА


1. Травмы и инородные тела пищевода

Повреждение пищевода. Повреждения пищевода при колото-резаных ранениях груди представляют большую редкость, составляя лишь 0,3% всех ранений (Е. А. Ваг­нер, 1981). Несколько чаще повреждения пищевода на­блюдаются при закрытой травме груди, составляя 0,8% от общего числа повреждений. Наиболее частой причи­ной повреждения пищевода являются лечебно-диагнос­тические манипуляции: эзофаго-, гастроскопия, бужиро-вание пищевода. Так, при эндоскопиях повреждение пи­щевода наблюдается в 0,22—0,31% случаев (Б. С. Ро­занов, 1961; Ю. Е, Березов и М. С. Григорьев, 1965).

Факторами, способствующими повреждению пищево­да, являются:

1. Пептические язвы;

2. Эзофагит после бужирования пищевода;

3. Некротический эзофагит после химического ожога;

4. Рак пищевода;

5. Воспалительный процесс в лимфатических узлах средостения;

6. Дивертикулы пищевода;

7. Аневризмы аорты;

8. Эмпиема плевры;

9. Переполнение желудка при алкогольном опьянении

Как особую форму повреждения следует рассматри­вать так называемый спонтанный разрыв здорового ранее пищевода.
Спонтанные разрывы пищевода (синдром Боэрхава) занимают особое место. Они часто возникают без ясных, видимых причин. Однако имеется ряд факторов, пред­располагающих к спонтанному разрыву пищевода в виде переедания, алкогольного опьянения, обильной рвоты. При сильном алкогольном опьянении наступает нарушение координации акта рвоты. В результате силь­ных толчкообразных сокращений мыщц живота, диаф­рагмы и желудка пищевые массы через раскрытую кардию забрасываются в пищевод. Однако здесь они встречают препятствие в виде нераскрытого глоточно-пищеводного сфинктера. Это приводит к резкому по­вышению давления в пищеводе и разрыву наиболее слабого места пищевода над кардией слева. Известны случаи разрыва пищевода при резком физическом на­пряжении, внезапном повышении внутрибрюшинного давления во время эпилептического припадка и даже в покое во время сна. В большинстве случаев спонтан­ные разрывы встречаются у мужчин, у которых имелись сопутствующие заболевания желудочно-кишечного трак­та — язвенная болезнь, холецистит, пилоростеноз, нерас­познанные пептические язвы пищевода (В. X. Василенко, А. П. Гребнев, М. М. Сальман, 1971).

Приводим наиболее удобную, с практической точки зрения, классификацию повреждений пищевода (М. А. Подгорбунский, Т. И. Шраер, 1970).

Классификация повреждений пищевода

1. По этиологии:

  1. травматические;

  2. вследствие заболеваний пищевода и средостения;

  3. неясного происхождения.

2. По течению:

  1. остро развивающаяся перфорация;

  2. медленно развивающаяся перфорация.

3. По локализации:

  1. перфорация шейного отдела;

  2. перфорация грудного отдела (верхняя, средняя, нижняя треть);

а) с пов­реждением плевры; б) без повреждения плевры.
4. По состоянию стенки пищевода:

  1. стенка пищевода не изменена;

  2. стенка пищевода патологически из­мененная;

а) эзофагит; б) рубцовое су­жение; в) опухоль (доброкачественная, злокачественная).

5. Осложнения: 1) медиастинит; 2) плеврит; 3) вос­палительные процессы в легких; 4)пищеводно-трахео-бронхиальный свищ; 5) пе­рикардит; 6) острая язва-желудка и двенадцатнперстной кишки; 7) флегмона забрюшинного пространства; 8) перито­нит; 9) сепсис; 10) истощение.
Клиническая картина. В клинической картине по­вреждений различных отделов пищевода имеется ряд местных и общих клинических симптомов.

1. Боль является наиболее характерным и постоян­ным признаком перфорации, причем боли бывают на­столько интенсивными, что вызывают даже состояние шока. Иногда боли бывают интенсивными не сразу, а усиливаются после приема пищи или глотка воды. Ло­кализация болей бывает разной, но чаще всего они ло­кализуются в груди и реже в эпигастрии. При этом боли, начавшись в одном месте, могут широко иррадиировать. Помимо иррадиации боли из груди в эпигаст-ральную область и, наоборот, боли часто иррадиируют в спину, межлопаточное пространство, в шею, руку, плечо. Боли, как правило, носят постоянный характер и плохо поддаются влиянию наркотиков. Имеется определенная связь локализации болей от уровня перфорации. При перфорации среднегрудного отдела локализация болей более разнообразна. У половины больных боли бывают в глубине груди, сочетаясь с болями в межлопаточном пространстве, а у другой — в эпигастрии, перемещаясь затем за грудину. При перфорации нижнегрудного от­дела чаще боли локализуются а эпигастрии.

2. Подкожная эмфизема является одним из харак­терных и ранних признаков перфорации пищевода. Она может появиться уже через час после повреждения. Подкожная эмфизема определяется раньше всего в надключичных областях, шее и передней грудной стенке. Однако этот признак может наблюдаться поздно и редко при медленно развивающихся перфорациях и мест­ных перфорациях нижнегрудного отдела пищевода.

3. Дисфагия является не постоянным, а скорее сиг­нальным симптомом перфорации. Этот симптом зависит чаще всего не от перфорации, а от присутствия в пище­воде инородного тела и может наблюдаться при непроникающем повреждении пищевода.

4. Напряжение передней брюшной стенки, как и бо­лезненность передней брюшной стенки, является харак­терным для перфорации нижнегрудного отдела пищево­да. Причем напряжение может занимать как эпигаст-ральную область, так и всю брюшную стенку. Другим характерным обстоятельством является расхождение между интенсивностью напряжения и болезненности. Напряжение бывает выраженным всегда больше, чем болезненность. Со временем интенсивность напряжения и болезненность несколько ослабевают, но держатся затем длительное время.


Общие признаки.

1. Положение больных. Чаще всего больные зани­мают вынужденное положение. Они сидят с приведен­ными к животу ногами или лежат на правом боку, подтянув ноги к животу.



2. Общее состояние больных. Остро возникающие перфорации приводят к тяжелому общему состоянию больных. Появляется холодный пот, слабость, голово­кружение, выражение лица становится страдальческим. Наибольшей тяжестью общего состояния отличаются перфорации пищевода с повреждением плевры и перфо­рации пищевода у детей.

3. Температура. Повышение температуры является одним из наиболее частых и характерных симптомов перфорации. Повышение температуры до 38—39° в первые часы перфорации зависит не только от крайне быстрого распространения инфекции в клетчатке, но и от раздражения мощного нейрорецепторного аппарата средостения и всасывания токсических продуктов клет­чаткой средостения. Одновременно с повышением темпе­ратуры наблюдается и появление жажды.

4. Гемодинамические нарушения проявляются преж­де всего тахикардией, нередко сочетающейся с аритмией. АД снижается в момент перфорации, а затем поднимает­ся до уровня 100 мм рт. ст., редко достигая нормы. На ЭКГ появляются признаки коронарной недостаточности.

5. Рвота является редким и непостоянным симпто­мом.

Иногда наблюдается рвота с примесью крови.

6. Дыхательные расстройства проявляются в виде учащенного поверхностного дыхания. Многие больные жалуются на появление удушья, невозможность сделать глубокий вдох из-за усиления болей. Повреждение плев­ры приводит к возникновению нарастания гидропневмо­торакса, ведущего к прогрессирующей дыхательной не­достаточности.

По клиническому течению перфорацию пищевода делят на три фазы:

1-я – начальная, или шока;

2-я – кажущегося облегчения, или ложного затишья;

3-я – медиастинита или других гнойных осложнений.

Фаза шока проявляется в первые 30 минут после перфорации и продолжается 4—5 часов. Она характеризует­ся резкими болями, иногда кратковременной потерей сознания, бледностью, акроцианозом, тахикардией, арит­мией, снижением артериального давления, учащенным и затрудненным дыханием, вынужденным положением.

Фаза ложного затишья продолжается 18—36 часов. В этой фазе появляются первые клинические признаки медиастинита. Субъективно состояние больных заметно улучшается. Выравниваются, но не нормализуются пока­затели пульса и АД. Болезненность и напряжение брюшной стенки уменьшаются. Дыхание остается уча­щенным. Однако в этот период быстро и значительно поднимается температура, появляется сухость языка и слизистых, жажда, черты лица несколько заостряются.

При перфорации пищевода под наркозом первая фаза отсутствует, что является причиной неверной оценки заболевания. У таких больных сразу появляются призна­ки второй фазы с учащением пульса, дисфагией, болями в грудной клетке и животе.

Третья фаза — гнойных осложнений, чаще всего про­является медиастинитом. У детей она появляется рань­ше, поскольку фаза затишья у них короче. В этой фазе больные находятся в тяжелом, иногда септическом сос­тоянии. Они обезвожены, черты лица у них заострены. Бледность кожных покровов и акроцианоз сочетаются у них с

гиперемией лица. Положение в постели вынужден­ное, полусидячее. Дыхание учащенное, затрудненное. Иногда появляются воспалительные изменения на шее. Температура высокая, сопровождается ознобами. На груди появляются болезненные точки.

Следует помнить, что медиастинит проходит ряд стадий: инфильтративную, экспедирования, или флегмо­ны средостения. Инфильтративная стадия под влиянием консервативного лечения поддается обратному развитию. Клинически эта стадия проявляется медленным разви­тием воспалительного процесса, умеренным повышением (не выше 38°) температуры, небольшим сдвигом в фор­муле белой крови. Используя клинические данные, А. Я. Иванов (1959) предложил сравнительную характе­ристику передних и задних медиастинитов (табл. 1).

В этой фазе могут появиться "и другие осложнения: плевро-легочные, перикардит, пищеводно-трахео-бронхиальные и пищеводно-плевральные свищи.

Плевро-легочный синдром является одним из харак­терных проявлений перфорации пищевода. Плевро-легочные осложнения могут возникнуть на ранних сроках перфорации, утяжеляя течение медиастияита. Клинические проявления парамедиастинальных плевритов ничтожны, а иногда и совершенно отсутствуют. Такой парамедиастинальный плеврит при прогрессировании медиастинита быстро превращается в тотальный плеврит и может про­явиться на вторые сутки после перфорации. По характе­ру экссудата — это гнойно-гнилостный плеврит. Он развивается чаще справа, но может быть и двусторонним. Пневмония чаще всего развивается в прикорневых зонах, является очаговой и характеризуется минимальными физикальными проявлениями, иногда переходя в абсцесс.

Перикардит у больных с перфорацией пищевода появляется в последней, терминальной стадии, когда состояние больных и без того бывает тяжелым. Это бывает обычно реактивный перикардит, существенно не влияющий на исход заболевания.

Пищеводно-трахео-бронхиальные свищи. Основными признаками таких свищей являются: 1) раздражение дыхательных путей, проявляющееся кашлем, возникаю­щим при глотании; 2) развитие пневмонии; 3) наличие в мокроте пищевых частиц.



Диагностическая программа. Диагностика перфораций пищевода представляет значительные трудности в связи с полиморфной картиной заболевания. Правиль­ный своевременный диагноз ставится лишь в 46,2% всех случаев, повреждений пищевода. Однако своевременный и точный диагноз возможен при проведении комплекс­ной диагностической программы. Она включает:

I. Клинический симлтомокомплекс, который является основным (М. А. Подгорбунский, Т. И. Шраер, 1970), «Сигнальный» клинический симптомокомплекс проявляется:

1) в фазе шока: а) острой и резкой болью в груди и эпигастрии; б)сердечно-сосудистыми расстройствами; в)дыхательными нарушениями; г) повышением темпе­ратуры до высоких цифр;

2) в фазе ложного затишья: а) острым началом забо­левания; б) дыхательными расстройствами; в) наличием высокой температуры; г) обезвоживанием;

3) в фазе медиастинита: а) наличием высокой температуры и септического состояния; б) некоторым нарастанием сердечно-сосудистых расстройств; в) резким обезвожнванием.

II. Инструментальные методы исследования:

1) рентгеновское исследование. Несомненными рент­генологическими признаками перфораций пищевода яв­ляются: а) эмфизема средостения (симптом Minnigerode); б) выход контрастного вещества за пределы пищевода (жидкий сульфат бария, йодолипол); в) гид­ропневмоторакс; г) подкожная эмфизема;

2) лабораторные показатели. Целесообразно сделать общий анализ крови, определить гематокрит, КЩС;

3) пункция плевральной полости при наличии гидро­пневмоторакса, в сомнительных случаях после приема метиленового синего;

4) диагностическая эзофагоскопия. Мнения о ее целе­сообразности при повреждениях пищевода самые диа­метральные. Видимо, при наличии опытного эндоско­писта и возможности проведения ее под эндотрахеаль-ным наркозом такая процедура может быть целесооб­разной, если предварительное рентгенологическое ис­следование оказалось безрезультатным, (Б. Д. Комаров и соавт., 1981). При этом эндоскопия должна прово­диться жестким эзофагоскопом и под общим обезболи­ванием.
Лечение. Лечение перфораций пищевода должно про­водиться дифференцированно. Рано начатое и активное консервативное лечение в инфильтративной стадии воспалительного процесса может дать хорошие результаты.

Консервативное лечение проводится одновременно с диагностическими поисками предполагаемого повреж­дения пищевода. Консервативное лечение может быть проведено (Б. В. Петровский, Э. Н. Ванцян и соавт., 1976) : 1) при поверхностных неполных разрывах пи­щевода; 2) при узких, неглубоких, заканчивающихся у наружной стенки пищевода и протекающих клинически благоприятно пищеводно-медиастинальных свищах; 3) в инфильтративной стадии медиастинита.

Комплекс консервативных мероприятий включает: 1) массивную антибиотикотерапию; 2) дезинтоксикацию; 3) туалет полости рта; 4) предоставление пищеводу пол­ного покоя путем выключения его из питания; 5) обез­боливание и кардиальную терапию; 6) парентеральное питание; 7) пункцию плевры по показаниям.

Питание таких больных целесообразно осуществлять через тонкий полихлорвиниловый назогастральный зонд в течение 5—6 дней. При невозможности зондового питания накладывается гастростома, которая решает не только проблему питания, но и декомпрессии системы пищевод—желудок, а также аэрацию желудочно-кишечного тракта, благоприятно влияющую на течение воспалительного процесса.
Оперативное лечение. Абсолютными показаниями к операции являются (Б. Д. Комаров, Н. Н. Каншин, М. М. Абакумов, 1981):

1.Закрытые и открытые повреждения пищевода в результате тупой травмы, нанесения резаных, колотых ран и огнестрельных ранений.

2.Большие продольные разрывы любой локализации вследствие действия струи газа, спонтанные, гидравличе­ские разрывы, разрывы при кардиодилатации и исполь­зовании зонд-баллонов.

3.Проникающие повреждения инородными телами, находившимися в пищеводе более 24 часов.

4.Проникающие инструментальные разрывы, сопро­вождающиеся образованием ложного хода более 2 см.

5.Проникающие повреждения абдоминального отрез­ка пищевода.

6.Повреждения любого характера в сочетании с повреждением плевры.

7.Повреждения любого характера, осложнившиеся образованием абсцесса или флегмоны околопищеводной клетчатки шеи или клетчатки средостения.

Хирургическое лечение повреждений пищевода мо­жет быть радикальным и паллиативным. Согласно на­значению все оперативные вмешательства при повреж­дениях пищевода делятся на три группы:



1.Операции с целью выключения пищевода (гастростомия, еюностомия, пересечение пищевода в шейном отделе);

2.Операции по дренированию воспалительного очага '(шейная медиастинотомия, чрездиафрагмальная медиа-стинотомия, чресплевральная медиастинотомия, их раз­личные сочетания и дренирование плевральной полости, .чреспищеводная медиастинотомия);

3. Операция на поврежденном пищеводе (ушивание повреждения, резекция перфорированного пищевода),

Операции первых двух групп являются паллиатив­ными, а третьей — радикальными.



Паллиативные операции показаны: а) при всех сквозных ранениях пищевода; б) когда упущено время для радикальной операции; в) как дополнение ради­кальной операции (Б. В. Петровский и соавт., 1976).

Радикальные операции особенно эффективны в ран­ние сроки после ранения; При выраженных необратимых изменениях в пищеводе, его множественных ранениях и тяжелом гнойно-воспалительном процессе в средосте­нии показана экстирпация пищевода.

Приводим краткое описание наиболее важных оперативных вмешательств при повреждениях пищевода.

Шейная медиастинотомия позволяет дренировать гнойные очаги, расположенные не ниже II—Ш грудных позвонков. Наиболее целесообразной является шейная медиастинотомия по В. И. Разумовскому. Для этого разрез проводится по внутреннему краю левой кивательной мышцы от яремной вырезки грудины до верхнего края щитовидного хряща. Кивательная мышца отводится кзади, левая доля щитовидной железы, трахея, средин­ные мышцы шеи — кнутри. Пересекается ключично-подъязычная мышца, разделяется внутреностная фасция шеи, после чего открывается доступ к околопищеводной клетчатке и пищеводу. Затем проводят тампонаду средо­стения с таким расчетом, чтобы тампоны были установ­лены ниже уровня перфорации пищевода.

Чрезбрюшинная медиастинотомия по Б. С. Розанову (1942, 1961):

1.Верхняя срединная лапаротомия с пересечением левой венечной связки печени и мобилизацией левой доли печени.

2.Обкладывается и перевязывается с обеих сторон от пищеводного отверстия диафрагмы нижняя диафрагмальная вена, а брюшная полость тщательно отгоражи­вается несколькими большими салфетками.

3. Перед рассечением диафрагмы в средостение вво­дится 100 мл. 0,25% раствора новокаина.

4.Только после этого между ранее наложенными и натянутыми лигатурами на нижнюю диафрагмальную вену в сагитальном направлении рассекается сухо­жильная часть диафрагмы на протяжении 6—8 см по направлению к мечевидному отростку.

5.После этого гнойник в средостении опорожняется, промывается антисептиком и протирается салфетками.

6.В полость средостения вводится достаточно тол­стая и длинная полихлорвиниловая трубка, которая вы­водится через верхний угол операционной раны. Допол­нительно к отверстию в диафрагме подводится отгора­живающая марлевая салфетка, которая удаляется на 12—14 сутки.

7. После этого формируется гастростома, причем гастростомическая трубка выводится через отдельный разрез в левом подреберье. Не следует забывать о дополнительной фиксации желудка вокруг гастростомической трубки к париетальной брюшине. Б. С. Розанов рекомендует для большей надежности гастростомическую трубку дополнительно проводить через откинутый кверху большой сальник.

При повреждениях среднегрудного отдела пищевода используется задняя внеплевральная медиастинотомия по И. И. Насилову (1888) или чресплевральный доступ по В. Д. Добромыслову (1900).

Задняя внеплевральная медиастинотомия по И. И. Насилову. Оптимальный доступ при этой опера­ции определяется рентгенологически, но чаще применяет­ся правосторонний доступ (при локализации гнойника до VI грудного позвонка) и слева (при локализации гнойника ниже VI грудного позвонка). По наружному краю длинных мышц спины производят вертикальный разрез кожи длиной в 15—20 см. Мышцы отводят к позвоночнику. Производят резекцию 2—3 ребер на про­тяжении 8—10 см и перевязывают межреберные арте­рии. Затем тупо отслаивают плевру и подходят к около­пищеводному гнойнику. После вскрытия и санации гнойника его полость дренируют марлево-перчаточно-трубочным дренажом.

Ввиду, значительной травматичности этот доступ уступает чресплевральному доступу по Добромыслову. При этом производится правосторонняя торакотомия в VII межреберье, вскрытие и дренирование средостения. Противопоказанием к выполнению этой операции служит пожилой и старческий возраст больных, а также общее тяжелое состояние больных или тяжелые сопутствую­щие заболевания.

Чреспищеводная медиастинотомия. Эта операция, осуществленная Seifert в 1928 г., заключается в дрениро­вании медиастинального гнойника широким вскрытием пищевода. Видимо, такой метод целесообразен лишь при наличии хорошо отграниченного гнойного очага и при наличии опытного эндоскописта.Метод активного дренирования зоны повреждения пищевода (Н. Н. Каншин, 1971). Дренирование абсцес­сов и флегмон при повреждениях пищевода имеет и до сих пор широкое распространение. Однако тампонирова­ние не создает условий для беспрепятственной эвакуации гноя и требует ши­роких разрезов, не осу­ществимых при медиастините. Для устране­ния этих недостатков Н. Н. Каншин разрабо­тал и применил метод активного дренирова­ния медиастинального гнойника, в основе которого лежит влива­ние в зону разрушен­ной или воспаленной клетчатки средостения антисептического раст­вора и одновременной аспирации этого раст­вора и скапливающих­ся экссудата и слюны. Для эффективного осу­ществления этого мето­да автор рекомендует соблюдать несколько правил:





1.Для активного дре­нирования использует­ся двухпросветная трубка, наружная из которых должна быть толстой (рис. 1).

2.Необходима герметизация мягких тканей в области проведения дренажа, что достигается послойным уши­ванием тканей в зоне доступа и выведением трубки в стороне от раны.

3.Длина и направление дренажной трубки не влияют на эффективность метода.

4.Для предупреждения закупорки трубки гноем че­рез микроирригатор двухпросветной трубки вводится антисептик (фурациллин) со скоростью 2—3 мл/мин.

Итак, должны соблюдаться три принципа: постоян­ное промывание, постоянная аспирация, герметизация области дренирования.

Методика активного дренирования зоны повреждения в описании Б. Д. Комарова, Н. Н. Каншина, М. М. Аба­кумова (1981) состоит в следующем. Необходимо сразу подчеркнуть, что выбор разреза при чресшейном досту­пе зависит от места повреждения. Так, при повреждении передней, задней и левой стенок пищевода лучше поль­зоваться левосторонним доступом, при повреждении правой стенки — правосторонним. Кожный разрез дли­ной до 10 см делается параллельно переднему краю кивательной мышцы. После рассечения подкожной мыш­цы шеи и проведения местного гемостаза кивательную мышцу вместе с сосудистым пучком отодвигают с по­мощью зеркала кнаружи. При этом обнажается латерально идущая лента лопаточно-подъязычной мышцы, которая пересекается, а концы ее перевязываются. В глубине раны находится доля щитовидной железы с на­тянутыми сосудами. Если они ограничивают возможно­сти манипулирования, их лучше пересечь после предвари­тельной перевязки. Непосредственно под долей железы и более поверхностно лежит трахея, глубже и латеральнее — пищевод, а в бороздку между ними — ветви воз­вратного нерва. При тупом разделении инфильтрата об­ращают внимание на местные признаки, указывающие на локализацию повреждения. К ним относится скопление бариевой взвеси в области повреждения или жидкого гноя. Подход к месту перфорации за пределами прямой видимости сложен и опасен. Поэтому эту операцию лучше проводить под наркозом. При подходе к полости следует идти вдоль соответствующей стенки пищевода и не форсировать разрушение тканей при наличии пре­пятствия. При чресшейном доступе область разрыва пищевода и прилежащей околопищеводной клетчатки хорошо дренируется при установлении одного двухпросветного дренажа, имеющего на конце 2—3 широких отверстия. После подхода к месту перфорации околощи­товидную полость вскрывают и обследуют пальцем, но осторожно, чтобы не увеличить ее размеры. Трубку для дренирования доводят до дна полости. При этом перфо­рационные отверстия в ней должны быть направлены в сторону пищевода. Очень важен способ выведения труб­ки наружу. Она не должна перегибаться, лежать вбли­зи от сосудисто-нервного пучка и не выводиться через основную рану, а в стороне от нее. Перед ушиванием мягких тканей гнойную полость в околопищеводной клетчатке тщательно промывают раствором антисептика. Для эффективного осуществления активного дренирова­ния необходимо добиться герметизации раны. Для этого сшивают концы пересеченной лопаточно-подъязычной мышцы, а также передней группы мышц с медиальным краем кивательной мышцы. Кроме того, накладывают


Рис. 2. Этапы формирования клапанной еюностомы по Р. К. Хари-: тонову.

отдельные кетгутовые швы на подкожную мышцу шеи и шелковые швы на кожу. После ушивания раны микроканал двухпросветной трубки с помощью иглы Дюфо подключают к системе для промывания, а внешнюю трубку—к системе разрежения.

Гастростомия или еюностомия. Показанием к нало­жению гастростомы при повреждении пищевода являет­ся невозможность проведения зонда в желудок или пред­полагаемые длительные сроки заживления. Чаще ис­пользуются простые методы по Штамм-Кадеру или Витцелю. В тех же случаях, когда желудок резко из­менен, а также при перфорациях нижней трети пище­вода, когда возможно затекание желудочного содержи­мого, лучшие результаты дает еюностомия. Мы считаем более целесообразной клапанную еюностомию по Р. К. Харитонову, которая предотвращает потерю ки­шечного содержимого и мацерацию кожи. Техника ее показана на рис. 2.

После лапаротомии производится пересечение тощей кишки на расстоянии 30—35 см от связки Трейца. Свободный конец дистального отдела кишки суживается до половины диаметра тремя серозно-мышечными шва­ми с обеих сторон на протяжении 4—5 см. Суженный участок погружают в просвет кишки в противополож­ном (наружной стоме) направлении тремя продольными серозно-мышечными швами. Вместе с инвагинатом погружают и участок питающей его брыжейки. Через отдельный разрез в левом мезогастрии инвагинат выводится наружу и послойно подшивается к брюшине, мышцам, а слизистая — к коже. Дистальнее инвагината накладывается межкишечный электрохирургический анастомоз бок в бок.

Операции на пищеводе. Наиболее часто при вмеша­тельствах на пищеводе применяется ушивание его раны, что возможно в первые 6 часов после повреждения. Ос­новные задачи, которые при этом решает хирург, заключаются: 1) в выборе доступа; 2) в обнаружении дефекта; 3) в наложении швов и дополнительного их укрытия; 4) в выборе метода дренирования.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница