Некоронованные короли америки




страница1/51
Дата20.07.2016
Размер4.45 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51
Вал. Зорин

НЕКОРОНОВАННЫЕ КОРОЛИ АМЕРИКИ

Издание третье, дополненное






МОСКВА • 1968

Содержание

АРИСТОКРАТИЯ ДЕНЕЖНОГО МЕШКА 4

БОГАТЕЙШЕЕ ИЗ СЕМЕЙСТВ 11

«Угол» 11

Первые миллионы 14

Случайности и закономерности 17

Границы «империи» 20

Объяснимые парадоксы 28

Моргановские «свои люди» 35

Призраки или люди? 37



ГОЛУБАЯ КРОВЬ И ЖЕЛТЫЙ ДЬЯВОЛ 41

Тень гильотины над родом дю Понов 41

От миллионов к миллиардам 43

Чем они владеют 47

Полторы тысячи с ложной 52

Тайные нити 57



БРАТЬЯ-РАЗБОЙНИКИ 59

О чем умалчивают биографы 59

Первые шаги 61

Нефть и доллары 66

Семейство 72

«Получайте деньги, мальчики» 78



ФОРДЫ - «ИДЕАЛИСТЫ» 90

Форды на дорогах 90

Легенда о Форде 93

Детективная хроника из истории «ФОРД МOTOP» 97

Форды 60-х годов 100

Эмоции и цифры 104

Окольно стоит патриотизм? 108

ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ ДИНАСТИИ ВАНДЕРБИЛЬТОВ 113

«Зачем мне закон?» 113

Наследство коммодора 115

Их будущее 119



АЛЮМИНИЕВЫЕ НОРОЛИ, НЕФЯНЫТЕ ГЕРЦОГИ 123

«Мавр может уйти...» 123

Козел в огороде 127

Владения Меллонов 130

Габсбурги, Бурбоны, Романовы и Меллоны 132

«Путь наверх» 136



ГЕРЦОГИ УОЛЛ-СТРИТСНИЕ 142

Пусть неудачник плачет... 142

Лимэны рвутся в короли 150

Политический бизнес Аверелла Гарримана 153

Беспроигрышные операции Дугласа Диллона 157

Старьевщики и короли 160



МОЛОДЫЕ ДЕНЬГИ ПРОТИВ ДЕНЕГ СТАРЫХ 162

Когда стреляются миллиардеры 162

Сайрус Итон 166

Хэмфри, Краун и другие 175

Миллионеры смотрят на Белый дом 184

ТЕХАССКИЕ БАРОНЫ 192

Богатейшие из них 192

Удачливые игроки и несчастливые богатеи 197

Процент с политики 203

Второе поколение дельцов Техаса 208

КАЛИФОРНИЙСКИЕ МИЛЛИАРДЫ 213

Банкиры-тяжеловесы 213

Открытия Амедео Джаннини 216

«Женщина беззащитная, слабая...» 221

«Империя Джаннини» 224

Альтруисты Кайзеры 227

Калифорнийские нувориши 230

«МОЛОДЫЕ ВОЛКИ» 239

Стереотип дельца 239

Один из них 243

Те, кому пока везет 247

Мещане во дворянстве 253

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 256



АРИСТОКРАТИЯ ДЕНЕЖНОГО МЕШКА


Учебники утверждают, что Соединенные Штаты Америки — республика, не знающая родовой аристократии. Там, дескать, никогда не было дворян, ни одна американская фамилия не имеет столь обычных для европейских аристократов приставок «де», «фон», «ван» и пр. Так, например, французские маркизы дю Поны, очутившись на американской почве, превратились просто в Дюпонов. Впрочем, это не помешало им унаследовать высокомерие и замашки своих аристократических предков.

В действительности же, если говорить не о внешней оболочке, а о существе, Соединенные Штаты имеют очень много общего с королевством, хотя с успехом обходятся без тронов, корон и прочих атрибутов королевской власти. Американские короли не коронованы, но по своему реальному могуществу превосходят любого из коронованных монархов.

Узок круг американской аристократии. Постороннему проникнуть в этот круг почти невозможно. И хотя члены элиты США не рисуют на дверцах своих шикарных лимузинов корон и иной геральдической символики, не имеют герцогских и графских титулов — аристократического снобизма, чванства и спеси за океаном едва ли не больше, чем в старушке-Европе.

Было время, когда Морганов, Рокфеллеров и Меллонов, людей, обладающих ныне властью значительно большей, нежели временные обитатели Белого дома, не принимали в аристократических салонах Бостона и Филадельфии. Несмотря на их миллионы, они были парвеню, выскочки, купчишки. Избранными считали себя потомки первых переселенцев из Старого Света, кичившиеся этим не меньше, чем бояре - Рюриковичи древностью своего рода.

Известный американский публицист Стюарт Олсоп в книге, посвященной политическим нравам Америки, пишет: «Вандербильты когда-то смотрели свысока на Рокфеллеров как на нуворишей, точно так же как Асторы глядели сверху вниз на Вандербильтов, а воротилы начала XIX века Стюивезаны и Ван Рэнсселэры на Асторов — и так на протяжении всей нелепой истории американской лжеаристократии». Олсоп рассказывает, что когда в 30-х годах нынешнего века один из пяти братьев Рокфеллеров — Нельсон — сделал предложение Мэри Кларк, представительнице аристократического семейства Филадельфии, ведущего свою родословную от первых переселенцев, то родители долго отказывали ему, считая семейство Рокфеллеров недостаточно аристократичным, а самого Нельсона выскочкой. Невесте, чтобы стать миссис Рокфеллер, пришлось убежать из дому.

Время постепенно стирало разницу, и первонакопители крупных состояний проникли в круг избранных. Но теперь уже ©яда не признавали «всяких там» Фордов и Гарриманов. Затем и те при помощи династических браков, а главное, тугой мошны проложили себе путь в высшее общество.

В недавние годы в американском бизнесе появилась новая плеяда богачей. По своим деньгам они сравнялись, а иные н превзошли представителей старой промышленно-финансовой аристократии. На бирже и в директорских кабинетах корпораций и фирм эти «новички» — Гетти и Ханты — чувствуют себя равными Дюпонам и Лимэнам. Но не всегда еще их допускают в круг избранных. Они не доказали еще своей прочности и долговечности — на Уолл-Стрите знают, как быстро подчас терпят крах сколоченные спекуляциями состояния, и потому перед ними не спешат распахивать двери аристократических салонов и клубов. Аристократы выжидают. Выскочки завидуют им и негодуют. Но миллиард долларов— довод в Америке убедительный, и обладатели новых огромных состояний быстро входят в круг всемогущих.

Миллиард долларов! По пальцам можно пересчитать воротил, обладающих в США таким состоянием, однако никакая электронно-счетная машина не определит всей степени того влияния и реальной власти, которую в стране доллара дает такой капитал!

Пределом мечтаний и символом счастья американских толстосумов прошлого века был миллион долларов. Но того, что возносило в XIX веке на вершину Олимпа, сейчас, в середине XX, в непрочные времена стремительного обесценения денег, в эпоху бизнеса совсем иных масштабов, недостаточно даже для рантье.

Процесс монополизации и укрупнения банковских трестов и промышленных корпораций привел к тому, что в ход пошли большие величины. Располагая миллионом или даже несколькими миллионами, на деловой арене современной Америки мало-мальски самостоятельного бизнеса не создашь. Разве может тягаться и устоять в борьбе с конкурентами, скажем, банк с капиталом в какие-нибудь 3—5 миллионов долларов, когда по всей стране раскинули свои щупальца, наплодив отделений не только в каждом городе, но едва ли не на каждой улице, гиганты вроде «Морган гаранта траст», «Чейз Манхэттен бэнк», «Бэнк оф Америка», каждый из которых располагает не миллионами, а миллиардами долларов.

Иссушающий душу, убивающий в человеке человеческое, культ доллара господствует в Америке. Хорош не умный, не добрый, не смелый, не талантливый — хорош богатый. Криком отчаяния звучат слова американского публициста Роберта Смита, обращенные им со страниц «Газетт энд дейли» к согражданам:

«Многие не брезгают никакими окольными, непорядочными и даже насильственными методами, если они позволяют им быстро разбогатеть.

Официанты сгибаются в поклоне, министры изображают на лице улыбку, политические деятели раболепствуют, на щеках хорошеньких девочек появляются ямочки, комиссионеры подхалимствуют, стенографистки встают при вашем появлении, полисмены дружелюбно подмигивают, издатели источают приветливость и все остальные преисполнены расположения и доброжелательства только в присутствии богатых. Почему же людям не спешить как можно скорее достигнуть этого блаженного состояния? Кого еще уважают в нашей стране? Педагога? Трудолюбивого ремесленника? Ученость? Талант? Мудрость? Только в том случае, если они умеют обратить свои таланты в доллары».

Некоронованные короли Америки! Их совсем немного. С чадами и домочадцами всего несколько сот человек. Но именно в их руках сосредоточивается вся полнота власти, именно к ним тянутся невидимые нити управления крупнейшим государством современного капиталистического мира. Именно в их интересах ведется гонка вооружений, сжигаются напалмом вьетнамские деревни, льется кровь в Африке, в Азии, в Латинской Америке. Ради их выгоды выбрасываются в море сотни тонн продовольствия, в то время как многомиллионная армия безработных лишена самого естественного человеческого права — собственными руками заработать на хлеб для себя и своих детей.

Что вознесло их на вершину могущества? Меньше всего — таланты.

Появление на свет в семье миллионера, выгодная женитьба, темная афера, нередко преступление — путь к богатству в Америке. За каждым крупным состоянием кроется злодейство — сказал Бальзак. Великий француз не знал о Морганах и Рокфеллерах. Но его слова в полной мере относятся к истории возникновения крупнейших состояний США. Видный американский социолог Райт Миллс, написавший объемистый труд о властителях Америки, пришел к весьма знаменательному выводу: «Не существует, надо полагать, праведного экономического пути к накоплению личного состояния в 100 миллионов долларов. Всякое бесчестное богатство, наживать которое безопасно, непременно становится крупным богатством».

Сколько темных махинаций, мрачных преступлений — тайных и явных — хранят истории семейств Рокфеллеров и Хантов, Дюпонов и Морганов, всех тех, кого сегодня в Соединенных Штатах причисляют к «властвующей элите».

«Бароны-разбойники», как стали называть промышленно-финансовых тузов Америки после гражданской войны, грабили богатства страны, вели друг с другом экономические войны, наживались на общественных и государственных экономических начинаниях, пуская в ход все средства для достижения своих целей.

Мораль первонакопителей нынешних крупнейших состояний Америки кратко и красноречиво сформулировал в середине XIX века один из «баронов-разбойников» — Корнелий Вандербильт. Когда либеральствующие политики, стремясь урезонить дельца, действовавшего особенно нагло, робко стали указывать ему на творимые им беззакония, Вандербильт ответил фразой, ставшей классической, определяющей мораль некоронованных королей США и наших дней: «Закон? Зачем мне закон? Разве я не обладаю силой?»

Несколько десятилетий спустя, в мае 1963 года, выступая в университете, носящем имя Вандербильта (Вандербильт и университет — сочетание почти противоестественное), президент Кеннеди ту же самую мысль облек в форму, более обтекаемую. «Все американцы, — провозгласил он, — должны быть ответственными гражданами, но некоторые должны быть более ответственными, чем другие, в силу их общественного или частного положения, их роли в обществе, их перспектив на будущее или наследия (Вы слышите, даже не своих заслуг, а наследия! — В. 3.), доставшегося им от прошлого... Коммодор Вандербильт сознавал эту ответственность, благодаря чему память о нем сохранится надолго». Кеннеди не случайно ссылался на «барона-разбойника»,— сказанное президентом об «особой ответственности в силу частного положения» это то же, что и «Зачем мне закон, разве я не обладаю силой?», только в другой аранжировке.

В сегодняшней Америке канонизирована разбойничья мораль коммодора Вандербильта. Это мораль Морганов и Рокфеллеров, Дюпонов и Джаннини, Меллонов и Хантов. Сила денег — вот их закон.

Правда, сейчас уже никто из них не позволяет себе в открытую глумиться над законом, как делал это Корнелий Вандербильт,— не те времена Минувшее столетие не прошло даром для буржуазии. Ныне она боится масс, боится народного гнева, боится всего хода исторического развития, неопровержимо свидетельствующего о ее обреченности.

Этим и объясняется попытка некоторых современных некоронованных королей капитала спрятать свое могущество, действовать за кулисами. Чем, как не этим стремлением, вызваны усилия ученых холопов буржуазии внушить трудящимся, что, собственно говоря, в наше время никаких монополистов, никаких миллиардеров, полновластно заправляющих экономической и политической жизнью капиталистических стран, не существует в природе.

Помилуйте, говорят они, какие миллиардеры, какие капиталисты? Вандербильты и Морганы хозяйничали сто лет назад. А ныне они не играют никакой роли. Их никто не знает, и они никому не мешают. Что же касается их богатств, империй, ими созданных, то эти богатства давно уже принадлежат миллионам акционеров.

«Раньше были «титаны», столь хорошо описанные Драйзером,— пишет буржуазный профессор М. Лернер в своей книге «Американская цивилизация».— Теперь великих капиталистов сменили акционерные компании. Корпорации распылили капиталистическую собственность среди миллионов мелких акционеров». Дескать, Драйзер устарел, а описанные им капиталистические волки — всего лишь объект истории литературы.

Это не единичное высказывание, а «научная концепция», едва ли не самая распространенная в современной буржуазной социологии. Имеется много разновидностей такого рода «теорий»: «народный капитализм», «государство всеобщего благоденствия» и т. п.

Послушать буржуазных пропагандистов, то получится, что Форды уже вовсе не владельцы многочисленных предприятий. Они только управляют делами огромного акционерного товарищества, хозяевами которого являются... рабочие фордовских заводов. Ведь рабочие, уверяет монополистическая пропаганда, имеют возможность купить акции и таким образом стать... совладельцами предприятия, то есть быть на равной ноге с самими Фордами.

Действительно, среди новейших форм обмана масс имеется и такая. Рабочий приобретает одну-две акции предприятия, на котором он работает, а затем ему заявляют, что он уже не эксплуатируемый, а хозяин, капиталист, что он работает на самого себя, а потому в его интересах трудиться до изнеможения, ведь он обогащает не Фордов, а самого себя. Только вот беда — Форды богатеют, а рабочий нет. Когда же в результате работы в бешеном темпе рабочий начинает сдавать, то этого «капиталиста» безжалостно вышвыривают за ворота.

Ничего не говорят теоретики «народного капитализма» и о том, что из десятков миллионов американских трудящихся даже одну-две акции имеет лишь ничтожная часть — верхушка квалифицированных рабочих. Только семейству миллиардеров Дюпонов принадлежит сегодня в 10 раз больше акций, чем всем американским рабочим. Это лишь один из многочисленных фактов, подтверждающих, насколько грубой фальшивкой является миф буржуазной пропаганды об исчезновении миллиардеров, об их «растворении» среди миллионов акционеров «государства народного капитализма».

Другая форма маскировки некоронованных королей под бесплотных духов — новомодный миф о «революции управляющих». Хозяева, по словам проповедников этой теории, вовсе не хозяева, а лишь очень богатые рантье; вся же реальная власть в корпорациях и банках перешла в руки значительной прослойки так называемых «менеджеров»— управляющих, которые служат не столько своим хозяевам, сколько массам акционеров. С помощью такого рода рассуждений пытаются доказать все ту же «демократизацию» капитала, спрятать от посторонних глаз всевластие небольшой кучки некоронованных королей.

Слов нет, прослойка наемных управляющих, на которых возложена обязанность подменять обычно бездарных и безвольных отпрысков могущественных династий, действительно богата и влиятельна. Достаточно привести такой пример: оклад президента Соединенных Штатов Америки— 100 тысяч долларов в год. Ежегодный доход президента «Дженерал моторс» выше в 6 с лишним раз — 655 тысяч долларов. Воротилы большого бизнеса не жалеют денег для оплаты услуг тех, кто приумножает их богатства.

Современный бизнес — вещь чрезвычайно сложная, требующая обширных знаний в области финансов, промышленности, научной организации труда и систем управления. Мало кто из носителей громких фамилий утруждает себя деятельностью по руководству своим бизнесом. В составе 36 семейств, находящихся на самой вершине американской деловой «пирамиды», мы насчитали 135 взрослых человек, которые могли бы заниматься активной деятельностью. Из них лишь 29 причастны к какому-нибудь бизнесу, остальные — типичные рантье, живущие стрижкой купонов.

Поэтому опытные администраторы, специалисты-управляющие в большой цене, им платят бешеные деньги, переманивают из одной фирмы в другую. Но, несмотря на это, они лишь служащие, хотя иные из них со временем создают собственное дело. Еще Энгельс, говоря об акционерных обществах, отмечал, что «социальная функция капиталиста перешла здесь в руки служащих, получающих заработную плату, а капиталист продолжает класть в карман в виде дивидендов вознаграждение за эти функции, хотя он перестал их выполнять».

Показать всю несостоятельность разговоров о том, будто управляющие заменили капиталистов, можно на примере. Это тем более стоит сделать, поскольку обычно все происходящее в тиши директорских кабинетов корпораций, в фешенебельных клубах, где владыки денежных империй между партиями покера и баккара заключают миллионные сделки, остается скрытым от глаз непосвященных. И лишь редко тайные бури отзываются рябью на поверхности, и общество может догадываться о быте и нравах пауков в банке,

…Еще несколько лет назад, когда на Уолл-Стрите появлялась массивная фигура Говарда Шеперда, вслед ему раздавался почтительный шепот, дородные швейцары, смахивающие на министров, опрометью кидались распахивать дверь перед надменным воротилой. И это не удивительно: в течение многих лет сей бизнесмен возглавлял совет директоров одного из могущественнейших банков Америки — «Ферст нэшнл сити бэнк оф Нью-Йорк», занимал директорские посты ни много ни мало в тридцати других крупных компаниях. Говард Шеперд ворочал десятками и сотнями миллионов долларов, ему внимали предприниматели, перед ним трепетали министры.

Но вот внезапно Шеперд исчез с Уолл-Стрита. Из могущественнейшего финансиста он вдруг превратился в заштатного дельца, потеряв свое могущество. Что же произошло? Нет, Шеперд не обанкротился, не потерял состояния на рискованных спекуляциях. Он просто-напросто не угодил хозяину и был бесцеремонно выставлен им за дверь. Хотя Шеперд и занимал пост председателя совета директоров одного из крупнейших Уолл-Стритских банков, подлинным хозяином этого банка является Джемс С. Рокфеллер — кузен братьев Рокфеллеров, возглавляющих знаменитую нефтяную империю. И в тот самый момент, когда капризный и могущественный миллиардер решил, что не нуждается больше в услугах своего управляющего, он просто-напросто выгнал его вон, заменив другим.

А ведь речь шла не о рядовом дельце, а о руководителе гигантского банка.

Конечно же, и власть, и могущество у таких людей есть, и немалые. Но располагают они ими, как правило, лишь до тех пор, пока угодны хозяевам, тем, кто держит в своих руках контрольные пакеты акций,— кучке промышленно-финансовых тузов. Не случайно американский журнал «Форчун» — орган крупных предпринимателей — привел как-то слова вице-президента известной автомобильной компании: «Никто из нас не чувствует себя спокойным за свое место даже тогда, когда мы наверху. Менеджер не может никуда уйти от того факта, что достаточно малейшего промаха с его стороны, чтобы не только нанести ущерб фирме, но и самому потерять работу».

Нет, никуда не делись ни Морганы, ни Форды, ни Дюпоны. История свидетельствует о том, что короли, коронованные и некоронованные, восседающие на троне или в кресле правления крупнейшего банка, от своей власти никогда добровольно не отказываются.

Морганы и Рокфеллеры сегодня еще опаснее, чем родоначальники этих династий. В их руках большая власть, они более могущественны и в то же время в страхе перед будущим готовы на все, лишь бы продлить свое всевластие.

«Монополистический капитал,— подчеркивает Программа КПСС,— полностью захватив основные материальные средства, не делит ни с кем политическую власть. Он установил свою диктатуру — диктатуру меньшинства над большинством, диктатуру капиталистических монополий над обществом. Идеологи империализма маскируют диктатуру монополистического капитала лживыми лозунгами свободы и демократии и, объявляя империалистические государства странами «свободного мира»* выдают правящие буржуазные круги за противников всякой диктатуры. В действительности же свобода в империалистическом мире означает лишь свободу эксплуатации рабочего класса, трудового народа не только своих стран, но и всех других стран, которые попадают под железную пяту монополий».

Каковы же они, эти люди, ворочающие миллиардами, вершащие дела в богатейшем государстве капиталистического мира?

Многих из них даже нельзя отнести к людям интеллигентным. Как свидетельствует американское исследование, носящее красноречивое название «Почему бизнесмены не читают книг», эти люди «почти никогда не читают художественной литературы, философских и поэтических произведений, пьес. А если кто-нибудь из них начинает интересоваться чем-то, не имеющим прямого отношения к бизнесу, коллеги относятся к ним с нескрываемым чувством опасливой осторожности».

Американский профессор-социолог В. Паккард много лет изучал облик крупнейших предпринимателей США, их манеры, привычки, методы работы, быт, нравы. Выводы этих длительных наблюдений он изложил в книге, названной им «Покорители пирамид» В целом, пишет Паккард» руководители американских монополий обладают следующими тремя характерными особенностями: медлительной речью, импозантной внешностью и отсутствием чувства юмора. Целеустремленность, являющаяся для них условием успеха, оборачивается узостью кругозора и духовным обеднением. Бизнес требует прибыли любой ценой, а это, указывает автор, означает постоянное нарушение моральных норм и сделки с совестью. Как показало специальное обследование и опросы, которые профессор Паккард произвел среди восьми с половиной тысяч крупных бизнесменов, все они потеряли или почти потеряли интерес к семейной жизни Об их интеллектуальной ограниченности, отмечает Паккард, свидетельствует то, что в доме у них может быть гараж на десяток, а то и больше машин, но сплошь и рядом вы не найдете там ни одной книги.

И еще свидетельство. Оно принадлежит на сей раз уже не постороннему наблюдателю, не исследователю, а человеку из круга миллиардеров Недавно умерший Генри Люс, воротила, близкий к Морганам, издатель таких широко известных журналов, как «Лайф», «Тайм» и «Форчун», на закате жизни не то в порыве откровенности, не то раздражения разразился следующей тирадой: «Всегда и везде деловые люди производят отталкивающее впечатление. Что собой представляют почтя все те, кого я знаю из людей нашего круга? Все мы лишь буржуа, увлеченные материальной стороной жизни, полные предрассудков, вульгарные, неотесанные грубияны, нелепые и тупые» Сказано зло, хотя наверняка Люс пожалел потом о слишком откровенном признании.

Жизнь властвующей элиты США тщательно скрывается от постороннего глаза. И лишь редко-редко, иногда случайно, а порой как отголосок ожесточенной борьбы между капиталистическими хищниками, на страницы печати проникают скудные сведения о подлинной деятельности этой кучки людей, от образа мыслей, желаний и поведения которых зависят судьбы миллионов людей, курс государственного корабля Соединенных Штатов Америки, самой монополистической из всех монополистических стран.

Итак, не какой-то отвлеченный «капитал без капиталистов», не растворившиеся в прошлом имена, а реальные, могущественные властители распоряжаются в стране, которую капиталистическая пропаганда преподносит как образец западной демократии.

Когда-то замечательный американский писатель Марк Твен так сформулировал символ веры своих соотечественников-бизнесменов:

«Наживай деньги. Наживай быстро. Наживай как можно больше. Наживай бесчестно, если можешь, и честно, если нельзя иначе».

Кто же они? Чем владеют? К чему стремятся? Как управляют своими империями н всем государством? Об этом мы и расскажем.



  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   51


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница