Нечаев, почетный гражданин города Луза подвиг




страница7/10
Дата21.07.2016
Размер2.52 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Повседневная забота шефов поднимала настроение, укрепляла
веру в скорую победу, способствовала быстрейшему выздоровле-
нию.


Каковы итоги деятельности госпиталя за 1516 дней в Лузе? Вот
какие цифры записал начальник госпиталя в отчёте о деятельности
учреждений: из поступивших в госпиталь 16177 человек выписано
в строй как совершенно выздоровевших - 39%, выписано с некото-
рыми ограничениями годности для строевой службы - 11%, с пре-
доставлением 30-дневного отпуска - 2%, по демобилизации - 0,5%
(66
чел.), уволено в запас - 32%, уволено без возможности к моби-
лизации - 13%, эвакуировано для дальнейшего лечения - 9%,
умерло - 0,3% (55 чел.).


Все послевоенные годы в Лузе живёт такая традиция - в тор-
жественно-праздничные дни Победы 9 Мая на городском кладби-
Ш;е возлагаются венки и цветы к обелиску и на могилы воинов,
умерших от ран в Лузском госпитале. Этих могил - 55. На каждой -
памятник и дощечка с обозначением того, кто своей жизнью спас
Родину от фашистских захватчиков.


День Победы был общим торжеством и величайшей радостью
всех раненых и личного состава госпиталя. Раненые и служащие,
врачи и медицинские сестры, санитарки и повара, лаборанты и бе-
лошвейки, переполненные радостью, обнимались и целовали друг
друга. Ходячие раненые собирались в кружки, подбрасывали вверх
своих врачей. В эти дни от шефов, от жителей Лузы и ближних де-
ревень в госпиталь поступили особенно щедрые подарки.


Был проведён вечер встречи руководителей райпо, предприя-
тий, общественных организаций с ранеными и сотрудниками гос-
питаля. Звучали добрые слова, поздравления и благодарности. Для
раненых был дан большой концерт, всем вручены подарки, устроен
праздничный ужин.


Количество лечившихся в госпитале постоянно убывало. Новые
партии раненых с мая не поступали, закончившие лечение выписы-
вались и направлялись либо к месту службы, либо домой. Вся ле-
чебная работа была свёрнута после выписки последней партии ра-
неных - 20 декабря 1945 г.


Покинули Лузу последние раненые. Освободились и вернулись к
прежним хозяевам здания: в хирургических отделениях снова раз-
местились школа и дом крестьянина, в штабе - амбулатория, в од-
ном из отделений - городской совет, в другом - ПТУ, в других -
квартиры. А о том, что здесь размещался госпиталь, напоминают
мемориальные доски.


А в памяти тех, кто жил в Лузе в военные годы, сохраняется и

7* 99




отправка лузян на войну, и жуткое горе матерей и жён, получивших
«похоронки», и госпиталь, и все те трудности, которые тяжело не
только пережить, но и вспомнить.


Великая Отечественная война - это героическая история наро-
дов страны Советов. Она состоит из многих тысяч страниц, вклю-
чающих в себя судьбы народов, городов, населённых пунктов, под-
виги фронтов, армий, дивизий, больших и маленьких подразделе-
ний, миллионов людей. Историю Лузского эвакогоспиталя можно
назвать строкой из героической страницы о Великой Отечествен-
ной войне.




Жители Лузы на митинге у могил воинов, умерших от ран в госпитале


вспомним ПОИМЕННО

Каждый год 9 мая на могилы воинов, умерших от ран в Лузском
эвакогоспитале, ложатся венки и букеты цветов. Их умерло 55 че-
ловек. Но не все знают, кто покоится в этих могилах. Чтобы наша
память была конкретной, хочется, чтобы люди знали о тех воинах,
кто нашел в годы войны последний приют на лузском кладбище.
Пусть этот список умерших воинов будет своеобразным дополне-
нием к истории госпиталя.


СПИСОК БОЙЦОВ,
умерших от ран в Лузском эвакогоспитале
и захороненных на Лузском кладбище в 1942— 1945 годах


Номера

Фамилии, имена

Воинское

Воинская '

Дата

могил

и отчества воинов

звание

часть

смерти

  1. МЕЛЬНИК Сергей Фомич

Сержант Распределительный батальон,

г. Ленинград 19 марта 1942 г.

  1. СНОПКОВ Дмитрий Андреевич

Рядовой Особый окр. полк 23 марта 1942 г.

  1. МИНЯЕВ Петр Степанович

Рядовой Загр. отряд, 311 стр. д.5 апреля 1942 г.

  1. НИКУЛИН Василий Павлович

Рядовой 1069 стр. полк 6 мая 1942 г.

  1. ТОКМАНИН Иван Андреевич

Рядовой 389 распр. батальон 13 мая 1942 г.

  1. ЕЛИН Василий Петрович

Рядовой 181 стрел, полк 3 июня 1942 г.

  1. ВИНОГРАДОВ Константин Максимович

Рядовой 268 стрел, полк 5 июня 1942 г.

  1. РОМАНЮК Василий Иосифович

Рядовой 49 стрел, батальон 12 июня 1942 г.

  1. АНТОНОВ Константин Тихонович

Рядовой 12 стр. полк,

5 стр. дивизия 4 октября 1942 г.

  1. ФОЛОМЕНИН Павлин Дон.

Рядовой Санитар ВСПИ-И 6 октября 1942 г.

  1. ФАДЕЕВ Василий Григорьевич

Рядовой 391 стр. полк 7 ноября 1942 г.

101

Номера

Фамилии, имена

Воинское

Воинская

Дата

могил

и отчества воинов

звание

часть

смерти

  1. СЛОНОВ Михаил Гаврилович

Рядовой 20 стр. полк 8 ноября 1942 г.

  1. МАТАЕВ Георгий Алекс.

Рядовой 1219 стр. полк 25 декабря 1942 г.

  1. ИСИНГЕЛЬДИНОВ Я.

Рядовой 1059 стр. полк 30 декабря 1942 г.

  1. МАЙОРОВ Егор

Рядовой Маршевая рота 30 декабря 1942 г.

  1. ВОЛЬХОВЕЦКИЙ Федор Иванович

Рядовой 1028 стр. полк 8 января 1943 г.

  1. РЯЗАНОВ Степан Алекс.

Рядовой 247 стр. полк 8 января 1943 г.

  1. ТУКМАЧЕВ Григорий Сергеевич

Рядовой 413 отдельный рабочий

стрел, батальон 12 января 1943 г.

  1. АМАДИН Василий Васильевич

Рядовой 186 АВСП 15 января 1943 г.

  1. СЕРГЕЕВ Григорий Васильевич

Рядовой 261 транс, рот. 26 января 1943 г.

  1. ПРОНИЧЕВ Иван Дмитриевич

Рядовой 200 стрел, полк 16 февраля 1943 г.

  1. БЕРЕЖНЫЙ Николай Петрович

Рядовой 200 стрелк. полк 12 марта 1943 г.

  1. ЧУРИН Иван Григорьевич

Рядовой 180 стрелк. полк 18 марта 1943 г.

  1. РЫБАКОВ Николай Григорьевич

Рядовой 539 мотострелк. полк 22 марта 1943 г.

  1. ФОМИН Иван Никитич

Капитан Зам. командира

648 стрелк. полка 22 марта 1943 г.

  1. РОГОЖКИН Семен Иванович

Рядовой 95 арт. полк 30 мая 1943 г.

  1. АРТЕМЬЕВ Николай Иванович

Рядовой 702 отдельн.

батальон связи 10 июня 1943 г.

  1. ДЖУРАЕВ Ер.

Рядовой 1073 стрелк. полк 22 июня 1943 г.

102

Номера

Фамилии, имена

Воинское

Воинская

Дата

могил

и отчества воинов

звание

часть

смерти

  1. ПРОХОРОВ Григорий Алекс.

Рядовой 311 стрелк. полк 25 июня 1943 г.

  1. КРИВЕНЬКОВ Егор Иванович

Мл. сержант Ком. отд. связи 4 сентября 1943 г.

  1. ДЕМИН Тимофей Андреевич

Рядовой 235 раб. батальон 19 сентября 1943 г.

  1. НАРСКИЙ Александр Васильевич

Ст. сержант Пом. командира

51 отд. дивизиона 23 сентября 1943 г.

  1. ЛЮБАШКОВ Тит Сидорович

Рядовой Повар

808 стрелк. полка 9 октября 1943 г.

  1. ПРОХОРОВ Роман Сидорович

Рядовой Санитар

стрелк. дивизии 20 октября 1943 г.

  1. АКТЫРБАЕВ Макинет

Рядовой 1285 стрелк. полк 8 декабря 1943 г.

  1. БОНДАРЕНКО Алекс. Иосифович

Лейтенант Командир

16 стр. полка 16 декабря 1943 г.

  1. ЯНИК Григорий Филиппович

Рядовой 961 стрелк. полк 26 декабря 1943 г.

  1. ЛЕЕБАНОВ Владимир Иванович

Рядовой 32 истребит.

противотанк. бригада 26 декабря 1943 г.

  1. МЕЛЬНИКОВ Павел Семенович

Рядовой Санитар

162 стрелк. полка 13 марта 1944 г.

  1. ПАВОЗЕНКО Иван Иванович

Ст. сержант 1348 стрелк. полк 20 марта 1944 г.

  1. КЛИМЕНТЬЕВ Фил. Семенович

Сержант 902 стрелк. полк 25 апреля 1944 г.

  1. ГОЛУБЯТНИКОВ Петр Тимофеевич

Рядовой 92 стрелк. полк 28 апреля 1944 г.

  1. КУЛИКОВ Иван Ал.

Рядовой 220 стрелк. полк 29 апреля 1944 г.

103

Номера

Фамилии, имена

Воинское

Воинская

Дата

могил

и отчества воинов

звание

часть

смерти

  1. ХРУЩЕВ Павел Дорофеевич

Рядовой 533 стрелк. полк,

128 стрелк. дивизия 4 мая 1944 г.

  1. ШУЛЬГИН Семен Степанович

Сержант Командир

отдельного батальона 27 мая 1944 г.

  1. БОБЫРЬ Николай Павлович

Лейтенант Командир взвода

разведки 70 арт. полка,

192 стрелк. див. 3 сентября 1944 г.

  1. ДЕНИСЮК Михаил Солович

Рядовой 525 стр. полк

701 стр. дивизия 22 октября 1944 г.

  1. КРИПТОН Александр Павлович

Рядовой 11 танк, бригада,

10 танк, корпус 3 ноября 1944 г.

  1. ВАСИЛЬЕВ Михаил Васильевич

Сержант нач. радиостанции
09.481


44 стрелк. полка 10 декабря 1944 г.

  1. ИСТОМИН Иосиф Васильевич

Ст. сержант 51 стрелк. полк 25 декабря 1944 г.

  1. ЦЕПЕЛЕВ Семен Тимофеевич

Рядовой 2 января 1945 г.

  1. ПУЗАНОВ Александр Егорович

Рядовой 6 января 1945 г.

  1. ВОЖЕНСКИЙ Михаил Антонович

Рядовой 4 марта 1945 г.

  1. КРАВЧЕНКО Степан Петрович

Ст. сержант 2 августа 1945 г.

  1. РАЕВ Асон Виссарионович

Рядовой 17 сентября 1945 г.

ПЕТРОЗАВОДСКИЙ ЛЕСОЗАВОД В ЛУЗЕ

С первых дней Отечественной войны над столицей Карело-Фин-
ской республики Петрозаводском возникла угроза. Потребовалась
срочная эвакуация людей (в первую очередь детей), промышлен-
ных предприятий и учреждений на «большую землю». Для Соломен-
ского лесозавода, расположенного в пригороде Петрозаводска,
была поставлена жёсткая задача-приказ: в кратчайшие сроки пере-
вести оборудование и людей в посёлок Лузу Кировской области.
Для выполнения этой труднейшей задачи потребовались три геро-
ических месяца.


В срочном порядке демонтировали оборудование завода и по-
грузили на баржи. А затем по Онежскому озеру, чуть не во всю его
длину (других путей не было) силами Онежской флотилии люди и
техника были перевезены на Оштинский погост (порт Ошта), на са-
мую южную оконечность озера. Здесь потребовалась срочная раз-
грузка и новая погрузка - на этот раз на железнодорожные плат-
формы. Железнодорожный путь завода (людей и оборудования)
закончился в октябре 1941 года (через три месяца от начала демон-
тажа) на далёкой незнакомой станции Луза, где их принял и разме-
стил Лузский лесозавод.


Многое сгладили в памяти прошедшие годы. И сейчас невоз-
можно восстановить детали того времени. Но вот что сохранили
архивы и людская память.


Эвакуированные в Лузу карельские лесопильщики много лет с
благодарностью вспоминали, как заботливо их приняли на Лузском
лесозаводе: в коллективах строительства ЦЭС, нового корпуса ле-
соцеха № 1. Приехавшие люди нашли в Лузе хлеб и кров, помощь и
человеческое сочувствие. Эвакуированных разместили по кварти-
рам, обеспечили работой, была оказана материальная поддержка.
Особенно благодарны были лесопильщики тем лузянам, которые
приняли их в свои семьи.


На строительстве лесозавода работала Анна Александровна Ро-
манова. Все станки и оборудование ремонтно-механического цеха
Соломенского лесозавода были доставлены и установлены под её
руководством. Она же стала первым начальником механической
мастерской. Секретарем директора завода была Оксана Шрошу-
тинская. Александра Александровна Уварова - начальником плано-
вого отдела. Обязанности начальника отдела кадров исполняла
Элли Эммануиловна Экван, заведовала хозяйством Федосия Гри-
горьевна Колобова, механиком лесозавода был Иван Павлович То-
ропов. На заводе работали слесарь Рудольф Рудольфович Шульц,


105




столяр Василий Фёдорович Шипулин, бракер Александра Афанась-
евна Лебедева, Михаил Соколов. Строили лесоцех № 1 и бассейн
Мария Ивановна Железнова, Екатерина Анисимова, Агриппина
Ивановна Вахромеева, Андрей Иванович и Мария Степановна Пик-
касайнен, Павел Петрович и Мария Петровна Родины, Надежда
Валконен, Василий Александрович и Ирина Александровна Лобано-
вы, Екатерина Васильевна Квист, Антонина Васильевна Соколова,
Александр Усман. Главным инженером был тоже петрозаводец
Алексей Иванович Юткин, начальником строительства бассейна -
Василий Арсентьевич Лебедев. Клавдия Алексеевна Авдеева рабо-
тала начальником спецчасти, а потом - начальником отдела кадров
треста «Лузтранлес». На лузском лесозаводе трудились петроза-
водские специалисты Павел Иванович Бычков, Михаил Иванович
Кольцов. А Фёдор Тарасов, приехавший в Лузу школьником, начал
свою трудовую биографию на лузском лесозаводе шестнадцати-
летним подростком.


Все петрозаводцы, чьи биографии в годы Отечественной войны
пересеклись с жизнью Лузского лесозавода, после войны возвра-
тились домой и многие годы продолжали трудиться в коллективе
возродившегося дома, на родине. Петрозаводского лесопильно-
мебельного комбината. Луза, лузский лесозавод, лузские люди ос-
тались в их сердцах как символ единства, дружбы, взаимопомощи,
трудолюбия и самоотверженности.


Старшее поколение лузских лесопилыциков помнит о своих ка-
рельских коллегах по профессии, об их общей работе во имя Побе-
ды советского народа в той незабываемой Великой войне.



БОЯРСКИЕ ПОБЕДИТЕЛИ

Чем старше я становлюсь, тем чаще меня тянет в родную дерев-
ню. Может быть, поэтому во второй половине лета и осенью мне то
и дело хочется проведать Боярский бор. И не только потому, что он
славится издавна белыми грибами, сколько из затаенного желания
на обратном пути свернуть от реки по заброшенной, едва заметной
дороге в деревню, а там отдохнуть, посидеть, поразмыслить.


Старинная русская северная деревенька - Боярское. Мать рас-
сказывала, что раньше старики говаривали, будто в этих местах, на
высоком угоре, укрылся от гнева и кары Ивана Грозного непокор-
ный отпрыск боярина Свиньина. И место для приюта выбрал такое
высокое, что видно далеко окрест. Вроде бы от того времени дере-
венька получила название Боярское, а от самого беглеца осталась
в округе его фамилия, из которой потомки потеряли мягкий знак.
Деревня состоит из двух маленьких поселений, каждое из которых
получило свое название: Верхнее Боярское (в просторечии - Угор)
и Нижнее Боярское. В деревне есть у меня, любимое местечко на
высокой меже около заросшей тополями бывшей усадьбы моего
мудрейшего дедушки Николая Павловича Субботина. Здесь мы
всегда отдыхаем. Я с наслаждением вдыхаю вкуснейший воздух
моего трудного, военного детства, граничившего с юностью. А в па-
мяти возникают картины войны. Вспоминается, как провожали в ар-
мию. Правление колхоза всегда выделяло лошадь. На проводы вы-
ходила вся деревня от мала до велика. Тоскливые это были прово-
ды, слез было много. Но и гармошка играла, и песни пели, и час-
тушки, тоже тоскливые. Почему-то одна из частушек крепко вреза-
лась в память:


«Невеселые родители,

И я не в радостях:

Ночевал последню ночку
У родителей в гостях».


Перебираю в памяти одну семью за другой. Вот рано овдовев-
шая безлошадная Агрофена, известная деревенская целительница.
Она подняла двух сыновей. Ее Егор, женившийся где-то годков за 5
перед войной, ушел воевать и погиб еще в финской, зимней войне,
оставив молодую трудягу-жену Серафиму Никифоровну вдовство-
вать остаток жизни и поднимать двух сыновей, Василия и Дмитрия,
и дочь Галину. Другой сын Иван, который еще мальчонкой был от-
дан в няньки, чтобы матери полегче выполнять крестьянские рабо-
ты, Иван Дмитриевич ушел на фронт месяца через два после нача-


107




Виктор

Николаевич

Субботин

ла войны, участвовал в боях на границе с
Норвегией, попал в плен и вернулся домой
только в 1946 году. Судьба оказалась мило-
стивой к солдату, и он прожил после войны
почти пять десятков лет.


Нам, ребятишкам военной поры, почти
полностью доверяли работы со льном. Мы
его теребили, мы его расстилали, мы его
поднимали. Но над нами постоянно была
заботливая наставница Александра Иванов-
на Гусева. В первые дни войны проводила
она своего мужа Виктора Андреевича на
войну, а через несколько месяцев получила
извещение, что он сложил голову в боях у
Красного Бора под Ленинградом.


На третьем году уходил в действующую
армию брат Александры - Иван Иванович


Свинин. Человек богатырского сложения, нечеловеческой силы, он,
безлошадный крестьянин, в молодости на плече вынес из лесу все
бревна, из которых срубил себе избу. Сосед его, Иван Тихонович,
отец большого семейства, мужик скромный, умный и работящий,
по возрасту не годился для войны, но его призвали в так называе-
мую трудармию, и он более 4 лет трудился на одном из военных
заводов города Кирова.


Нелегкая доля и до войны, и в войну, и после выпала на долю Ни-
колая Павловича и Минодоры Ивановны Субботиных. Рассудитель-
ный, трудолюбивый человек, справный хозяин, Николай Павлович
во время коллективизации получил «твердое задание» и отраба-
тывал его в Христофоровских делянках. Колхоз в деревне созда-
вали без него, но мужики запросили в председатели именно Ни-
колая Павловича. Его отозвали из лесу, и два десятка лет руко-
водил Субботин колхозом «Заря» Савинского сельсовета.


Из семерых детей в семействе - были три сына. И всем им
оказалась уготованной война. За несколько лет до 41 года при-
зван был на действительную службу на Черное море Виктор.
Смышленый парень, бойкий, непоседливый, облазивший, навер-
ное, все крыши и деревья в деревне, он и прозвище получил звуч-
ное - «Развитяга» - (то ли за ум и физическое развитие, то ли слег-
ка имя переиначили. Время демобилизации подошло перед самой
войной, и старшина 2 статьи Виктор Субботин продолжил службу
уже в боевых условиях.


Летом 44 года в дом Субботиных принесли «похоронку». Истош-

108




Анатолий Николаевич
Субботин


но заголосила Минодора от неизбывного
горя. И с особой тревогой стала встречать
ежедневную почту, так как к этому времени
ушли у нее воевать еще два сына: вслед за
Виктором проводили родители на фронт
старшего сына Анатолия, а в 43 году и млад-
шего - Василия. Но к ним судьба оказалась
милостливее: связист сержант Анатолий Суб-
ботин был контужен, артиллерист старший
сержант Василий Субботин в боях в Восточ-
ной Пруссии получил ранение, и оба они
пришли с войны: старший - в 1946, млад-
ший - в 1950 году.


Из дому, что через дорогу от Субботи-
ных, где жила, наверное, по теперешним
понятиям, самая жизнелюбивая и жизнера-
достная в деревне Мария Никифоровна
Свинина (ее все за глаза звали Марией Па-
шихой, женой Павла), красавица, модница и
великолепная, не сравнимая ни с кем певу-
нья, дважды провожала на фронт: сначала,
в 1941 году, добровольно ушел воевать сын
хозяйки Василий, как мать, красивый и жиз-
нелюбивый, а через год за ним последовал
и хозяин семьи Павел Тимофеевич, счето-
вод колхоза, заядлый говорун, острослов и
непревзойденный мастер на байки и горя-
чее русское слово. Беды, к счастью, обо-
шли эту семью, и оба солдата один за дру-
гим вернулись домой.


Менее милостливо жизнь обошлась с
сыновьями Настасьи Свининой. Она про-
водила воевать двух сыновей. Михаил по-
гиб в декабре 41-го, под Москвой, а Иван
Яковлевич, только что отвоевавший в ко-


роткую финскую кампанию, на полную катушку принял боевого
солдатского лиха на большой войне, дважды был ранен, даже
домой по ранению был отпущен на побывку, но снова прибыл в
действующую армию до конца войны и демобилизовался в 45-м.
И много еще лет в укрупненном колхозе тянул бригадирскую долж-
ность.


Нелегкая доля досталась и семье Пелагеи Егоровны (ее по име-

109



Василий Николаевич
Субботин





ни покойного мужа по деревенской традиции звали Кириллихой).
Овдовев перед войной, она осталась с четырьмя сыновьями. Двоих
из них отправила воевать. Старший, Василий, видный, красивый,
умный, рассудительный и скромный парень, получил тяжелое ране-
ние в самом начале войны, был комиссован, и остаток жизни его,
инвалида I группы, ушел на лечение, доставляя многолетние ежед-
невные страдания матери. Николаю, уроженцу 1927 года, доста-
лась короткая война с Японией. Он последним из деревни уходил
воевать. Но и эти последние бои смогли подорвать здоровье пария,
и раньше времени оборвалась жизнь солдата.


Всего два письма успела получить с фронта Пелагея Василь-
евна от своего Андрея Львовича, сложившего голову в декабре
41 года под Москвой. И вроде бы на память об отце-защитнике
родился вскоре после его смерти у Пелагеи в добавок к осиро-
тевшим дочерям Елене, Марии, Зинаиде, Лидии, Анне еще сын
Анатолий.


В свой победный военный актив моя деревня может записать
еще двух воевавших: из семьи Жерновниковых, переселившихся
перед войной в Лузу. С оружием в руках защищал Родину глава се-
мьи Апполинарий Иванович (он погиб в 1943 году под Великими
Луками), и в этом же году ушел на фронт его сын Николай.


Из 13 крестьянских хозяйств деревни Боярское ушли на фрон-
ты Отечественной войны 17 человек. Только три семьи - Степана
Прокопьевича Субботина, Василия Григорьевича Свинина, Степана
Тимофеевича Свинина обошла война мобилизацией: у Степана
Прокопьевича в семье старшими росли три дочери, а сыновья еще
не доросли до солдатского возраста. У Василия Григорьевича была
одна дочь, у Степана Тимофеевича трое дочерей.


Каждый из воевавших сделал все, что мог по своим силам, воз-
расту и воинскому званию, для достижения Победы. Ни один житель
деревни не получал никаких льгот и отсрочек от призыва. Мне кажет-
ся, даже и мыслей об этом ни у кого не было. Среди моих земляков не
было ни одного труса. У всех у них - боевые медали, в том числе - «За
отвагу» и «За боевые заслуги».


Четверо бояршан смертью героев полегли на полях сражений.
Они сполна оплаканы горькими слезами их матерей, верных жен,
детей и близких. После войны в деревне осталось две вдовы, и обе
они на всю оставшуюся жизнь остались верными памяти своих рано
погибших любимых.


Память воскрешает те дни, когда воины-победители (по одному,
а не все разом) возвращались домой. Эти дни становились общи-
ми праздниками деревни. И обычно после каждого возвращения
фронтовика изба, как на колхозное собрание, наполнялась земля-


110




ками - все внимательно слушали счаст-
ливца. Здесь возникали различные раз-
говоры, слышался смех радости и, ко-
нечно, горькие слезы матерей и жен, по-
терявших надежду на возвращение близ-
ких. Каждый фронтовик постоянно чув-
ствовал от своих односельчан почтитель-
ное уважение, а парни, не успевшие до
ухода на фронт обзавестись семьями,
были самыми почетными женихами.


Прошло более полувека. Разъехались
люди, опустела и заросла деревня. На
месте иных усадеб - густые, почти не-
проходимые тополиные заросли. Бог
весть откуда появились несколько краси-
вых, обильных кустов калины, выросло
несколько рядов богатого цветом и пло-
дами шиповника. Оставшиеся строения


сгнили, покосились и грустно смотрят на мир пустыми, без рам,
оконными глазницами. Гуляет ветер.


А память о войне и о тех, кто воевал и победил, живет. Правда
живет не здесь - деревня умерла, - а в Лузе и многих других близ-
ких и дальних точках бесконечной России, где поселились оставши-
еся фронтовики, их дети и близкие.


Память жива. Она и в сердцах родных, близких и знавших и в
«Книге Памяти», где почему-то не нашлось места для Егора Дмит-
риевича.


Но память держит не только подвиг земляков-победителей. Ведь
я не воевал. Я каждое военное лето жил и работал с людьми этой
деревни. И эти воспоминания, уважение к тем, кто забывая о себе,
превозмогая себя, отдавал себя труду и Победе одновременно.
Эти люди, эти воспоминания, эта трудовая военная деревня Бояр-
ское, маленькое коллективное хозяйство «Заря» мне не менее до-
роги. Но об этом особый разговор.


Николай Апполинарович
Жерновников



БОЯРСКИЕ ТРУЖЕНИКИ ПОБЕДЫ

Время безжалостно. Оно неумолимо отсчитывает бешено летя-
щие годы, сгибая у пожилых людей спины, утяжеляя их походку.
Седеют волосы, к непогоде недужит сердце, болят суставы, сдают
ноги. Особенно чувствуется движение времени, когда сыновья на
лето привозят в гости своих детей, наших внуков - даже самые
младшие из них старше тех нас, которые жили и работали в воен-
ные годы.


И они, лишь поверхностно знающие о тяжелом военном време-
ни, почти ничего не знают о нас, свидетелях и участниках тех лет и
дней, тем более о наших родителях и
дедах.

Мне хочется воскресить в памяти время нашего опаленного вой-
ной детства по впечатлениям лузского поселкового мальчишки, ко-
торый все летние и весенние месяцы военных лет жил и работал в
деревне Боярское у своих дедушки и бабушки. Воскресить в памя-
ти и для себя, и для своих сверстников из родной деревни, и для
внуков - чтобы знали и не забывали.


Колхоз «Заря» бывшего Савинского сельсовета (в него входили
три малюсенькие деревни: Верхнее и Нижнее Боярское и Савино -
в просторечии - Совино) насчитывал всего 17 хозяйств. С момента
организации и до последнего своего дня возглавлял его мой де-
душка - Николай Павлович Субботин. Сухой, жилистый, с покале-
ченной рукой, немногословный, даже, молчун, внешне (особенно
бородкой) смахивавший на русского поэта Некрасова, дед был ум-
ным, бережливым хозяйственником, мудрым и в сущности очень
добрым человеком. Даже психологом.


Из колхоза ушло воевать 18 человек, самая поровая рабочая
сила, и на три деревни осталось три старика, пять-шесть старушек,
с десяток женщин, человек пятнадцать подростков да с дюжину де-
тишек разного возраста. Даже лучшие молодые лошади по мобили-
зации прошли военную комиссию и были переданы Красной Армии.


Я не помню в военные годы на колхозных полях ни одного трак-
тора и комбайна, в колхозе не было автомашин. Самая ходовая тех-
ника - конная косилка-жнейка, веялка, льнотрепалка да конный мо-
лотильный привод на току. Все делалось руками, мускулами, силой,
потом и нечеловеческим усердием тех, кто остался в деревне.


Кажется, выходных дней в колхозе не было. А день рабочий на-
чинался рано: летом - с восходом солнца, а для косарей и раньше


  • по росе. Правда, в иные дни природа смилостивится и прольет на
    землю обильный дождь. Но и в эти дни хватало работы под крышей


112




и на своих усадьбах: у каждой семьи были свои ткацкие станы, на
которых женщины (с детства к этому приученные) ткали домашнее
льняное полотно; на поветях стояли льнотрепалки; ребятишки убе-
гали в лес за ягодами, в бор - за белыми грибами, в верхнюю по-
скотину - за рыжиками.


Дед мой председательствовал без бригадира: ежедневно об-
ходил три деревни - давал наряд каждой семье, а потом вместе
со всеми (без скидки на возраст и должность) работал. Строи-
тельные работы (а во время войны умудрились срубить новый
коровник и поставить новый молотильный ток с сушилкой), мет-
ку сена, кладку хлебных скирдов, молотьбу, наконец, выполнение
обязанностей животновода и ветеринара (во время первой ми-
ровой войны он был помощником армейского ветеринара) дед
брал на себя.


Его двоюродный брат Степан Прокопьевич слыл в округе пре-
восходным мастером санных и тележных дел: гнул дуги, санные по-
лозья, колеса, мастерил дровни, розвальни, шил хомуты и седелка,
насаживал косы. Ему же доверялось объезжать молодых лошадей.


Афанасий Михайлович Свинин славился мастерством сеятеля,
умением точить и править косы.


У каждой пожилой женщины в колхозе имелись свои какие-то
обязанности. Серафима Никифоровна ухаживала за телятами, Пе-
лагея Егоровна тоже за телятами (но в другой деревне), Мария Ни-
кифоровна - за овечками, Клавдия Павловна - конюшила, Нина
Симоновна и Павла Ивановна - были доярками. Животные к Павле
Ивановне всегда привязывались. Всем деревенским памятно, как
однажды разбушевался по деревне вырвавшийся из стаи бык-про-
изводитель. Он разогнал всех по домам и огородам, а председате-
ля колхоза, насмелившегося выйти на него, он повалил, подмял,
сломал два ребра. Когда же появилась Павла Ивановна и заговори-
ла с ним, он, как провинившийся ребенок, послушно ушел за ней на
свое место в стае.


Александра Ивановна исполняла обязанности звеньевой по льну
и внимательно следила за всеми работами, связанными со льном.
Кладовщиком была Валентина Ивановна.


Минодора Ивановна далеко славилась мастерством выращива-
ния капусты. Своими капустными семенами она многие годы снаб-
жала все деревни Савинского, Туринского и Палемского сельсове-
тов.


В тогдашних колхозах военной поры не было освобожденных
работников, занимающихся каким-то одним делом: работу доярок,
скотников, конюха, звеньевых, кладовщиков, счетовода люди ис-


8 в. Нечаев 113




полняли вроде бы между делами и после нее выходили на общее
коллективное дело.


Массовые летние сеноуборочные работы и жатва выполнялись
почти всем колхозом. Обычно в эти погожие солнечные дни все со-
бирались на главной деревенской площади - у кипятилки. Здесь
висел буфер от вагона с железным штырем на нем, чтобы можно
было оповестить о беде и собрать народ, стояло точило, где кто-то
из старичков доводил до ума последние косы, а на бревенчатом
взвозе Пелагеи Кириллихи, как в креслах амфитеатра, усаживались
все, у кого было в запасе несколько минуток. В общем человечес-
ком улье обменивались новостями с фронтов (из писем и газет),
парни приводили из поскотины отдохнувших за ночь закрепленных
за ними лошадей и проверяли сбрую.


Основные колхозные сенокосы находились за рекой. Людская
масса спускалась к берегу и переправлялась на лодках. Подростки,
предварительно сгрузив хомуты в лодки, переправлялись на лоша-
дях верхом, вплавь.


На сенокос уходили, как на праздник. Женщины доставали из
сундуков яркие легкие платья (даже пословица жила о таких разно-
цветных одеждах: «Из-за реки в гости позовут»). На лугу работа
была всем: старички метали зарод, женщины и девушки-подростки
загребали сено, копнили его и ставили на волока; парни-подрост-
ки (вроде меня) и дети на лошадях возили эти копны к зародам. А
как работали! Когда вроде бы кончались всякие силы и тело исхо-
дило от пота, на секундочку прикладывались губами к бидончику с
квасом, который еще сохранял в тени прохладу. В каждом доме па-
рился такой вкусный целительный животворный квас, ядреный и
целебный, что до сих пор мне кажется, будто теперь такой прелес-
ти готовить не умеют.


В обед, пока лошади отдыхают (а им давалось на отдых два
часа, а в пахоту даже три), работники старательно съедали свои
скудные припасы (домашний хлеб - мягкие, вареное яйцо, молоко,
зеленый лук, иногда испеченный на огне случайно найденный гриб)
и запивали свежим пахучим чаем, заваренным на собранной тут же
травке. Кто постарше, успевал вздремнуть, чуточку наверстывая
упущенное за ночь. Засыпали обычно мгновенно.


Кончали работу не в зависимости от положения солнца, а после
окончания дела — когда на лугу вырисуется красивейшее сооруже-
ние - зарод - такое изящное, вкусно пахнущее, с тонкой талией,
подчеркнутой аккуратными подпорами; украшенный свежезелены-
ми вислоками и обнесенный только что воздвигнутыми пряслами


114




изгороди (сенокосные угодья после метки сена становились паст-
бищами).


По дороге домой женщины, только что валившиеся от усталос-
ти, словно преображались. На ходу они вытягивались в бесформен-
ную, расцвеченную одеждами коротенькую цепочку. И вдруг при-
знанная деревенская певунья Мария Никифоровна прерывала ти-
шину уверенным, голосистым громким зачином: «На Муромской
дорожке...» И, словно раскладывая этот запев еще на несколько
голосов, подхватывали сразу Серафима Никифоровна, Минодора
Ивановна и Пелагея Егоровна: «...стояли три сосны...». И сразу жен-
ское многоголосье продолжало: «...прощался со мной милый до
будущей весны...» Вдоль реки, заполняя вечерний остывающий
речной воздух до Турина в одну сторону и до Большого Двора в
другую, разливалась дружная, мощная, напевная русская песня.
Она лилась, протяжно и смело, восхищая, увлекая собой, сердеч-
но, уверенно, протяженно, сильно, отзываясь вдоль реки, над ле-
сом и западая в душу. И откуда только силы брались у этих по-на-
стоящему великих тружениц! Вроде и напряженного дня как не бы-
вало. Песня помогала жить и верить, что этим людям все по плечу,
все по силам, любую беду они перенесут и все выдюжат.


Каждый раз, когда я слушаю теперешние деревенские фольк-
лорные ансамбли и их заслуженных солистов, мне все вспоминают-
ся те сенокосные песни уставших, исстрадавшихся, но гордых жи-
тельниц моей родной деревни, равных которым трудно предста-
вить, и великолепно поставленные голоса деревенских самород-
ков-песенниц.


Тяжело пришлось колхозным труженицам на многих работах, ко-
торые прежде, до войны, выполняли мужчины. Они выкашивали
вручную, согнувшись (косы-то у нас исстари горбуши) все сенокос-
ные угодья. За каждым кустиком выбирали вчистую до единой тра-
винки. Пелагея Егоровна, Пелагея Павловна, а вслед за ними и под-
растающие Мария Свинина, Лидия Свинина, Валентина Свинина
вставали за плуг. Мало того, из-за недостатка лошадей временами
приходилось впрягать в плуг и коровушек. Наши колхозные женщи-
ны и сено метали, и лен обрабатывали, и лес рубили. А ведь у каж-
дой из них были еще нигде не учитываемые домашние и семейные
обязанности: они вставали раньше всех, топили печи, пекли хлеб,
варили еду, обряжали коровушек, выращивали телят и овечек, дер-
жали кур, кормили семью и после утренних домашних хлопот выхо-
дили на общую колхозную работу. У каждого хозяйства была полос-
ка на общем поле под картофель, грядки черноземной земли на
колхозном капустнике. В каждом огороде росли лучок, морковь, га-
ланка (брюква), репа, а кроме того несколько тычин с вьющимся


8* 115




хмелем, до десятка корней доморощенного табаку и по кончику
грядки конопли.


Деревенские семьи, как правило, были большие (сколько бог
дал): у Авдотьи Михайловны - семеро детей, у Степана Прокопье-
вича, Матрены Ивановны, Минодоры Ивановны и Пелагеи Василь-
евны - по шесть, у Евгении Васильевны - четверо, у Серафимы Ни-
кифоровны, Марии Никифоровны и Степана Тимофеевича - по три.
И никогда не возникало ни мыслей, ни разговоров о лишних ртах.


В военные годы рано взрослели дети. Теперь, когда ушли вое-
вать отцы, сыновья их заменяли. В 13-14 лет Николай Свинин и Ви-
талий Свинин встали за плуг, а Виталий в дни уборки садился за
конную косилку-жнейку. С топором в руках ушел в Христофоровс-
кую делянку Толя Свинин. Колхозный перевоз за реку Лузу в дерев-
не Каравайково все военные годы по очереди держали деревенс-
кие парни. В ряды косарей рядом с женщинами встали совсем еще
юные девчушки.


А боронить, возить навоз, копны, загребать сено, драть мох и
ивовое корье, полоть сорняки, теребить, расстилать, снимать и
трепать лен - это дело считалось не только подростковым, а даже
детским.


Правда, большинству детей военной поры, в том числе и моим
землякам, не довелось получить такого образования, какого они
заслуживали своей природной одаренностью и невиданным трудо-
любием.


Народ по-своему оценил раннее мужание детей. Совсем еще
молоденьких стали их величать по имени и отчеству. И вот этот на-
род, заменивший фронтовиков, выполнил успешно все планы, на-
меченные колхозу. За четыре года не было запущено ни одного
квадратного метра пашни и сенокоса, все в положенные сроки (и
вручную) засеивали и собирали: и зерновые, и лен, и горох, и тур-
непс, выполняли (и перевыполняли) планы по сдаче государству
хлеба и мяса, молока и масла, сена и ивового корья.


Колхоз заготовлял и подвозил нужное количество дров и для
сельсовета, и для школы, и для маслозавода, и для пароходства,
отправлял по плану людей для работы в лесу. И вместе с этим кол-
хозники подписывались на заем, собирали средства в фонд оборо-
ны, на танковые колонны и эскадрильи; колхоз выделял продукты
на горячее питание школьников в Савинской семилетке, система-
тически отправлял продуктовые подарки в Лузский госпиталь.


Мало того, колхоз принял по существу на свое иждивение две
семьи (девять едоков), эвакуированных из Ленинградской области,
которые покинули деревню лишь в январе 1945 года. Да еще при-


116




грели бродячего мальчонку, побиравшегося милостыней, который
оказался славным работником.


Мои впечатления от военной деревни будут неполными, если я
не вспомню колхозные праздники. Раз в год в промежутке между
срочными работами, в конце лета на зеленой деревенской лужайке
между домами братьев Субботиных и Свинина Павла Тимофеевича
на скорую руку сколачивали длинный дощатый стол со скамейками.
К этому дню Степан Прокопьевич варил большой лагун пива, коло-
ли барашка, варили в больших чугунах густые наваристые «шти».
Каждому наливали по стаканчику вина. Веселились, говорили,
вспоминали, пели песни и частушки. Подросток Виталий Свинин
лихо наяривал на гармошке. Частушек было так много, что кажет-
ся, они никогда не повторялись. И, наверное, самыми примечатель-
ными были перепевки девушек - разговор супостаток частушками,
которые сочинялись тут же, в зависимости от обстановки.


К чести моих земляков скажу, что я не помню ни одного случая
выпивки в другие дни, кроме этих праздников. Да и на них были
лишь веселые, а пьяных не было.


Взрослые беспокоились и о досуге подростков, к Пасхе ставили
в деревне качели, а к Масленице от деревни вниз к реке, рядом с
дорогой укладывали два ряда строганых жердей (шестов), по кото-
рым парни с девушками, держась за руки, катались парами.


Гуляния бывали по несколько раз в лето: либо на лугу выше Се-
вина, либо за рекой на лугах у деревни Старово, либо на Попо-
вом лугу у Каравайкова. На гуляния молодежь надевала свои луч-
шие наряды. Парней тут было всегда меньше, чем девушек. А
пели (под гармошку) о войне, тосковали о воюющих женихах,
ожидали Победу.


У колхозников почти не было денег - труд их оплачивался грам-
мами зерна, килограммами сена из урожая колхоза по трудодням.
Поэтому изредка деревня снаряжала одну-две подводы на ярмар-
ку в Лузу, где продавали мороженое молоко, выращенные на своих
огородах капусту, галанку, репу.


Мне почти не запомнилось случаев, когда кто-то долго не ходил
на работу. Даже сомневаюсь, болели ли в войну люди. Или степень
их внутренней собранности, мобилизованности была так велика,
что они не позволяли себе болеть. Мне лишь вспоминается, как тя-
жело себя чувствовала старушка Якуниха, как мучительно страдала
от какой-то язвы на голени ноги Минодора Ивановна, но старушка
обвязывала больное место толстым слоем тряпок и все-таки ходи-
ла на работу; как с месяц пролежал искалеченный быком предсе-


117




датель, да страдал от военной контузии пришедший с войны Васи-
лий Свинин.


Я не могу вспомнить ни одного случая, чтобы кто-то из наших,
деревенских, вел себя так, за что его можно было серьезно осудить
и постыдить. Не было ни одного разговора о воровстве. А между
тем деревня временами вся уходила на работу, не запирая своих
домов. Приставленная к двери палка была показателем того, что в
доме никого нет. Она же сохранилась в памяти, как символ челове-
ческой честности.


Думаю, что мои земляки из деревни Боярское сделали все, что
могли, во имя Победы и таким образом внесли свой весомый вклад
в военную, политическую, и нравственную Победу над фашизмом.
С такими людьми нельзя было не победить. И таких людей надо
помнить и ценить. Они заслуживают самих высоких наград и зва-
ний. Тем более - достаточного их вкладу и заслугам пенсионного
обеспечения.




Семья Субботиных (1943 год):

Сидят: Субботин Николай Павлович, председатель колхоза «Заря»
и его жена Минодора Ивановна.


Стоят: сын Василий (перед призывом в армию),
внук Валентин и дочь Александра Васильевна


118


школы в годы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


База данных защищена авторским правом ©uverenniy.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница